Всемирный Русский Народный Собор

Солидарная экономика в противовес экономике наживы

Уважаемые друзья. Сегодня в России, как нигде, тысячи людей ищут новую экономическую модель. Но лично у меня такое ощущение, что большинство российских экономистов, то есть те люди, кто призван эту модель найти, ведут поиск с повязками на глазах. С повязками из догм современной западной экономикс и упрощенных постсоветских представлений о том, что сегодня в России нужно во что бы то ни стало преодолеть рецидивы советскости и любой ценой внедрить западные подходы и стандарты.

В самом деле, какие определения дают российской экономике наши экономисты?

Одни говорят, что российской экономике слишком много административных регуляторов, от которых следует избавляться, другие, напротив, считают, что в ней слишком много дикого рынка, а потому нужно вернуть исключительную роль государства в управлении экономическими процессами. Одни считают, что российская экономика слишком открыта для спекулятивных технологий, другие, напротив, что она слишком автаркична.

При этом дискуссии среди экономистов идут вокруг деталей — курса рубля или процентных ставок, а дебаты в правительстве сводятся подчас к борьбе за то, чтобы в очередной раз отобрать у пенсионеров или бюджетников какой-нибудь жалкий дополнительный миллиард рублей в федеральный бюджет.

И почти никто не говорит о главном, о сущностном. Не говорит, в частности, что современная российская экономика сверхолигархическая, колониальная и периферийная. А самое главное — что у неё не просто ошибочное, но ложное или даже порочное целеполагание.

Российская экономическая модель сориентирована сегодня не столько на развитие страны, сколько на обслуживание Запада и российской олигархической верхушки.

Следовательно, кудрины и другие апологеты западных технологий и стандартов никогда не найдут никакой новой модели, кроме той, какая нам сегодня навязана. Да и не будут искать. Вот почему я полагаю, что определением целей развития страны должны заниматься сегодня не экономисты и чиновники, а философы, социологи, историки, правоведы — все общество.

На днях в Москве прошел Форум стратегических инициатив. Очень важное и нужное мероприятия, в ходе которого, в частности, много говорилось о необходимости инноваций. Но, скажем честно, о каких инновациях можно говорить применительно к колониальной экономике?

Любые изобретения, инновации и инноваторы в зависимой экономике (если они не касаются ОПК) по определению становятся достоянием Запада.

Что делать в такой ситуации?

Для начала нужно принципиально изменить систему. А значит — поставить перед страной задачи по преодолению зависимостей, периферийности и иных атрибутов современного олигархического капитализма.

С чего начинать?

С нравственности. А точнее с ряда постулатов, которые должны быть разобраны по косточкам. В обсуждаемом нами сегодня документе «Экономика в условиях глобализации. Православный этический взгляд») правильно поставлена проблема — нужно начинать с этики. Причем, не с протестантской или какой-то еще заморской, но с нашей традиционной, православной этики.

К сожалению, в названном документе нечетко сформулированы ключевые постулаты православной экономической доктрины. И я позволю себе назвать некоторые из них.

Первый постулат — стране нужны адекватные её истории и нравственному коду цели развития.

Как формулирует цель политэкономия олигархического капитализма? Прибыль любой ценой. А как нужно ставить цели в современной России? Целью развития должен стать рост качества жизни людей и капитализации национальных активов как базы роста качества жизни.

Разумеется, понятие «качество жизни» в православной традиции означает не только и не столько уровень доходов населения, сколько уровень духовного и социального развития общества, бережное отношение к природе, моральное и физическое здоровье личности.

Второй этический постулат — экономика в России должна быть солидарной. Не капиталистической, не социалистической, а именно солидарной. То есть должен быть обеспечен рост качества жизни не у отдельных индивидов, а у народного большинства.

В частности, в солидарном обществе зарплата у депутата не может быть выше средней по стране в 12 раз (для сравнения — в США она выше всего в 3,2 раза, а в ФРГ в 2,9).

Главное звено солидарной экономики — принципиально новое, в сравнении с нынешним, устройство собственности и абсолютно внятное отношение государства к национальным активам, совпадающее с отношением к ним общества.

В солидарной экономике не может быть шараханий в сторону приватизации или национализации. Речь должна идти о балансе самых разных форм собственности, в том числе — о развитии её солидарных форматов.

Вопросы собственности и управления хозяйствующими субъектами — вообще ключевые, если говорить об экономической этике.

Приведу пример. Калуга. На всех уровнях говорится, что это передовой регион по привлечению инвестиций. Но тогда почему он не передовой по уровню доходов населения? И что такого особенного создано и построено в этом регионе для людей?

Ответы на эти вопросы мы получим, если поймем, что акционерный капитал сегодня в России на 75 % принадлежит иностранным собственникам, а потому до 90 % прибыли от деятельности этих компаний уходит за рубеж.

Выход страны из экономического кризиса, стало быть, определяется не масштабом иностранных инвестиций, а несколько иными процессами. В частности, является ли население реальным драйвером и субъектом экономического роста.

К сожалению, похоже, что сегодня мало кто их тех экономистов и политиков, что молятся на иностранные инвестиции, понимают истинную природу таких инструментов, как инвестиции и такого феномена, как мотивации масс.

Но вернусь к этике.

Третьим нравственным постулатом российской экономики должна стать её суверенность.

А это значит, что она быть во всех смыслах самодостаточной и жестко сориентированной на экспорт готовой продукции. Страна должна избавиться от тех нескольких десятков видов экономической зависимостей, которые словно гири не дают российской экономике подняться.

Принцип суверенности и самодостаточности национальной экономической системы предполагает также, что нам нужно определить меру её открытости. Российская экономика, а значит — её образование и наука не должны быть сверхоткрытыми, как предлагают идеологи экономикс.

Четвертый нравственный постулат российской экономики очевидно состоит в том, что она должна быть созидательной и производящей, а не сырьевой, как сейчас, не обслуживающей, как экономики мировой периферии и не паразитической, как некоторые постсоветские экономики.

Можно назвать еще целый ряд нравственных постулатов, в том числе — в привязке к библейским ценностям. Но это предмет более глубокого и содержательного разговора.

Буквально вчера президент дал поручение — разработать альтернативу кудринской экономической программе. И в этом поручении изначально содержится, как я полагаю, логическая ошибка.

Дело в том, что у Кудрина нет экономической программы. Это макробухгалтер, отстаивающий корпоративные интересы западного финансового цеха. Отсюда — аудиторский подход руководства страны к возможной альтернативе, когда хочется навести порядок в бухгалтерии Минфина, ЦБ и фискальных ведомств, не затрагивая фундамента производительных сил и существа производственных отношений.

Между тем, аудиторы, как и бухгалтеры, объективно не способны разработать новой и эффективной модели экономики, поскольку это не их дело. Глобальное проектирование и моделирование будущего — прерогатива новой экономической философии.

В заключение отмечу, что авторы обсуждаемого нами сегодня документа на верном пути. Первый шаг в поиске действительно национальной модели экономики сделан в правильном направлении — в направлении определения её нравственных оснований. Но впереди еще тысяча и один шаг — и все они должны быть сделаны за пределами бухгалтерской, аудиторской и даже предпринимательской парадигм, в системе принципиально новых — общенациональных и солидарных целей и задач.