Всемирный Русский Народный Собор

Сергей Волобуев: К дискуссии о Стратегии государственной культурной политики

Культурная политика принадлежит к тем сферам деятельности государства, в которых вопрос о мировоззренческих основаниях деятельности носит не отвлеченный, а сугубо практический характер.

Выбор приоритетов культурной политики, методов и средств их достижения предполагает определенное понимание природы человека и характера закономерностей общественной жизни. Собственно, само понятие «культура» имеет существенно отличные смыслы в различных философских системах координат. И государство, выбирая те или иные приоритеты культурной политики, тем самым делает своего рода мировоззренческий выбор.

В данной связи, необходимо отметить, что принятие Основ государственной культурной политики в декабре 2014 года свидетельствует о том, что в России на государственном уровне растет понимание истинной роли культуры и ее всеохватывающего значения для развития страны.

Еще недавно были полностью актуальны слова академика Д. С. Лихачева: «У нас в стране до сих пор нет концепции культуры и культурного развития. Большинство людей (в том числе и «государственных мужей») понимают под культурой весьма ограниченный круг явлений: театр, музеи, эстраду, музыку, литературу, иногда даже не включая в понятие культуры науку, технику, образование... Между тем, культура — это огромное целостное явление, которое делает людей, населяющих определенное пространство, из просто населения — народом, нацией. В понятие культуры должны входить и всегда входили религия, наука, образование, нравственные и моральные нормы поведения людей и государства».

Однако с принятием Основ государственной культурной политики (24 декабря 2014 года) доктринальным пониманием культуры для государства становится не узко-ведомственное, а именно широкое ее понимание. Основы государственной культурной политики исходят из понимания культуры как совокупности «формальных и неформальных институтов, явлений и факторов, влияющих на сохранение, производство, трансляцию и распространение духовных ценностей (этических, эстетических, интеллектуальных, гражданских и т. д.)».

Следует подчеркнуть, что в Основах государственной культурной политики культура рассматривается в качестве «базиса» общественного бытия. Не экономика, как совокупность материальных объектов и связанных с ними процессов, является фундаментом развития, а сам человек и его «человеческий потенциал», формируемый культурой. Поэтому важнейшей задачей государственной культурной политики в современной России является выстраивание системы связей между культурой, понятой как совокупность духовных оснований жизни страны, и различными сферами жизнедеятельности общества, начиная от экономики и заканчивая «сферой культуры» (в узком смысле), образованием, просвещением.

Сообразно принятому подходу, государственная культурная политика мыслится в Основах как общенациональная политика, а не как деятельность одного из ведомств: «Необходимость преодоления межведомственных, межуровневых и межрегиональных противоречий по вопросам культурного развития требует повышения статуса государственной культурной политики до общенационального уровня».

Вместе с тем, следует отметить, что в настоящее время в системе государственного управления отсутствуют рабочие механизмы формирования и реализации культурной политики в общенациональном масштабе. В данной связи существуют риски «реванша» ведомственного подхода на поле культурной политики. В частности, в ходе разработки Стратегии государственной культурной политики задача формирования механизмов общенациональной культурной политики может быть подменена рядом межведомственных решений или полностью нивелирована к ведомственному подходу. Поэтому создание механизмов государственной культурной политики как общенациональной политики выступает первоочередной задачей, по сути — основным содержанием Стратегии.

Представляется, что создание общенациональных механизмов государственной культурной политики должно быть прежде всего не предметом абстрактного институционального и организационного проектирования, а инструментом решения приоритетных общенациональных задач в области культурной политики, связанных с необходимостью решения ключевой проблемы современного российского общества — проблемы отчуждения российского общества от собственного культурного наследия как фактора развития.

Указанная проблема связана с «автономизацией» системы трансляции культурных ценностей: системы образования, средств массовой коммуникации и повседневной жизненной среды от российского культурного контекста. Несмотря на целый ряд предпринятых в последние годы государственных мер, связанных с преподаванием истории, русского языка и литературы, государственные образовательные программы, учебники и методическое обеспечение, не выдерживают культурно-обоснованной и этически-обоснованной критики на системном уровне.

В данной связи предельно важно способствовать совершенствованию государственной системы образования (образовательных стандартов, учебных программ и их учебно-методического обеспечения, а также кадровой подготовки педагогов) с целью широкого распространения в обществе знаний и ценностей, составляющих мировоззренческую, этическую «компетенцию» граждан России и, особенно, ее управленческого слоя. Необходимо коренным образом изменить сам механизм формирования государственных образовательных стандартов и экспертизы учебно-методического обеспечения образовательного процесса, сделать его публичным, расширить круг участников формирования и обсуждения содержания образования в Российской Федерации.

Реализация Стратегии государственной культурной политики требует сближения культуры и образования, преодоление искусственного разрыва этих сфер, в том числе — на уровне управления культурой и образованием. Рассмотрение образования как стратегически значимой системы общественной жизни потребует повышения ее эффективности в плане трансляции духовных ценностей российской культуры новым поколениям граждан. Перед страной стоит задача создания российской модели образования, сочетающей достижение высокого уровня культуры каждым гражданином с необходимостью специализации и освоения профессиональных знаний. Российская школа должна мыслиться как хранительница культуры, что требует совершенствования образовательных стандартов и программ, разрешения многих спорных мировоззренческих вопросов на основе широкой и честной дискуссии в обществе и в профессиональных сообществах.

Принципиальной особенностью российской идейно-мировоззренческой культуры является устремленность к целостности, к синтезу чувственных, рациональных и сверхрациональных форм познания, что должно выражаться и в образовательном процессе в средней и высшей школе, в стремлении сочетать профессиональные знания с широкой мировоззренческой культурой, освоением гуманитарных, естественно-научных и религиозных знаний. Так, важной задачей остается преодоление атеистического наследия ХХ века и возвращение теологии в круг университетских наук.

Решение задачи совершенствования системы государственного образования имеет своим важнейшим условием сохранение и развитие лучших традиций российской науки, характеризующихся тесной взаимосвязью ценностей рационального познания мира и духовно-нравственных ценностей, стремлением ученых быть не только носителями знания, но и мудрости, чувства долга и ответственности.

Средства массовой информации в современной России прямо ориентированы на копирование наиболее распространенных образцов и форматов западной масс-культуры, которая с точки зрения российской культуры не может быть охарактеризована иначе, как антикультура. Российские СМИ в наше время являются трансляторами преимущественно гедонизма и аморализма, образа жизни, не соответствующего ценностям и образцам российской культуры.

В условиях формирующейся информационной цивилизации становится актуальным вопрос защиты духовных и культурных прав человека от посягательств средств массовой информации, бесконтрольно пользующихся своей свободой. Сегодня необходимо законодательно закрепить культурные права и свободы граждан. Подобно тому, как существует безусловная презумпция человеческого права на жизнь (в ее физиологическом понимании), должна быть законодательно утверждена безусловная презумпция человека на сознательную жизнь в информационных полях, наполняемых позитивными образцами культурного наследия человечества, глубокими художественными образами, высокими идеями и нравственными императивами («право на Истину», «право на Добро» и «право на Красоту»).

Как известно, право на жизнь является обязывающим для всех членов и институтов гражданского общества и для государства, но не для самого носителя данного права. Подобно этому право человека на культуру не является обязывающим для каждого конкретного индивида, но является обязывающим для всех субъектов публичных информационных полей (государственных и частных СМИ, рекламных агентств, Интернет-провайдеров и т. д.).

Необходимо искать новые, связанные с формированием информационного общества, технологические формы трансляции традиционных ценностей и классических представлений о человеке, обществе и мироздании. В данной сфере представляется приоритетной задача формирования единого культурно-образовательного пространства России на базе новейших информационных технологий, своего рода центрального, интегрирующего культурно-образовательные ресурсы портала России, представляющей страну и ее культурные ресурсы по «отраслевому», «тематическому» и «географическому» (по локализации в географическом пространстве на базе новейших геоинформационных систем) принципам классификации.

Наполнение единого культурно-образовательного пространства России текстовой, графической, аудио- и видео- информацией (библиотечные, музейные фонды (в т. ч. запасники), кино-, видео- и аудио-фонды) — на основе механизмов общественно-государственного партнерства — должно стать приоритетом государственной культурной и образовательной политики.

В целях защиты информационного пространства страны от ценностной эрозии и девальвации необходимо разработать комплекс мер по разграничению коммерческого и публичного информационного пространства. Так, представляется необходимым составление перечня основных компонентов знаково-символической среды российской культуры (символов и образов, связанных с историей России; религиозных и оккультных символов; символов, связанных с русской культурой и культурой народов России и т. д.) и разработка законопроекта о запрете их использования в коммерческих и рекламных целях.

В современной России остается не вполне решенной задача по приведению символической, мемориальной среды России в соответствие с базовыми ценностями российской культуры. Вместе с тем нельзя не рассматривать историко-мемориальное пространство России в качестве:
— образовательной среды для воспитания новых поколений граждан в духе гражданственности и патриотизма, памяти и уважения к своему духовному, культурному и историческому наследию;
— среды, благоприятной для гармонизации межпоколенческих, межэтнических и межконфессиональных взаимоотношений.

Основными материальными носителями исторической памяти общества являются следующие культурные объекты:
— исторические здания и сооружения, памятники архитектуры и монументального искусства;
— исторические кладбища (некрополи);
— историко-мемориальные комплексы;
— топонимические объекты.

Материальное состояние указанных объектов, а также их идейно-смысловая согласованность и непротиворечивость являются своеобразными индикаторами культурно-нравственного состояния исторической памяти общества, его патриотического сознания в целом.

В настоящее время — как следствие трагических вех и разрывов отечественной истории в ХХ веке — состояние историко-мемориальных объектов характеризуется:
— проблемами материального порядка;
— проблемами идейно-смыслового порядка (противоречивостью топонимики, ценностной неопределенностью и неоднозначностью отдельных комплексов или их элементов).

В данной сфере определяется задача разработки на основе широкой общественной дискуссии законопроекта или государственной целевой программы, предусматривающих как возвращение исторических наименований топографическим объектам России, так и присвоение имен, ассоциированных с лучшими страницами и деятелями истории России.

Особой сферой государственной культурной политики должно стать долгосрочное планирование и координация усилий федеральных, региональных и местных властей, а также представителей гражданского общества, в праздновании юбилейных дат, связанных с лучшими страницами российской истории.

Сергей Волобуев, член Экспертного центра Всемирного Русского Народного Собора