Всемирный Русский Народный Собор

Меморандум Экспертного центра ВРНС «О единстве русского, украинского и белорусского народов»

Вот уже более ста лет родство восточных славян является предметом острых публичных дискуссий. Долгое время считалось, что русские, украинцы и белорусы – три ветви единого народа, сформировавшегося в Древней Руси. Ныне активно распространяется противоположная точка зрения, согласно которой наши народы  – совершенно обособленные нации, находящиеся по разные стороны геополитического разлома между Европой и Азией.  

Поставленный вопрос выходит далеко за рамки академических исследований. От ответа на него зависит будущее наших народов: останемся ли мы центром самостоятельной  цивилизации или будем раздроблены и по частям поглощены соседними наднациональными сообществами? 

Великий исторический путь, совместно пройденный русскими, украинцами и белорусами, даёт основания утверждать, что единство наших народов является состоявшимся фактом прошлого и не может быть разрушено в будущем. 

Мировой опыт сложносоставного национального единства 

В настоящее время между восточнославянскими этносами существуют признанные различия. При опросах и переписях белорусы, русские и украинцы учитываются отдельно. В республике Беларусь, Российской Федерации и на Украине официально приняты и развиваются три разные формы литературного языка. Однако все наблюдающиеся различия соизмеримы с  внутренним разнообразием таких наций, которые в этнографической и политической практике принято считать едиными.  

Так, например, единая  китайская нация (хань) состоит из субэтносов минь, у, юэ, хакка и других, языки которых различаются сильнее, чем языки восточных славян. Внутри французской нации сосуществуют северные ойль-язычные и южные ок-язычные субэтносы. В Норвегии законным статусом пользуются нюношк- и букмолязычные диалекты.  Панджаби, лахнда и другие протонародности, слагающие пенджабскую нацию, сохраняют общую самоидентификацию по обе стороны индо-пакистанской границы. Наличие многочисленных этнических групп и племён, населяющих полтора десятка суверенных стран, не препятствует осознанию арабского национального единства.  

Все перечисленные выше сложносоставные народы развивают единую национальную культуру, а в сфере политического строительства – образуют единые государства или создают устойчивые  сообщества, выступающие единым фронтом на международной арене (например, ОАГ).  Такая солидарность является естественным способом защиты национальных интересов и идентичности пред лицом глобальной унификации.   

В  двадцать первом веке для белорусов, русских и украинцев также жизненно необходимо осознание своего единства. Это не только наиболее эффективный ответ на современные вызовы, но и органичное продолжение линии нашего предшествующего национального развития.  

Общность происхождения  

Теснейшее родство восточных славян, наше происхождение от единого корня подтверждается данными разнообразных отраслей современной науки. 

При генетическом картировании Восточно-Европейской равнины невозможно выделить русский, украинский и белорусский кластеры со сколько-нибудь явными границами. Геномные исследования свидетельствуют, что межрегиональные различия в популяциях Российской Федерации, Украины и Белоруссии выше, чем межстрановые, а генофонд населения в смежных приграничных областях  практически одинаков.  

Топонимика Юго-Западной и Северо-Восточной Руси указывает на древние миграционные связи между ними. Города Владимир-на-Клязьме и Владимир-Волынский, Переяславль-Залесский и Переяславль в Приднепровье, Галич костромской и Галич прикарпатский, Перемышли галицкий, московский и калужский – живые свидетели исторического родства наших народов. О единстве обитателей древнерусских земель говорят также наименования рек,- Трубеж в Ярославской и Рязанской области, владимирская и  рязанская Лыбедь, владимирский Рпень-Ирпень с притоком Почайна,- которые абсолютно идентичны гидронимам киевского региона. 

Государственной колыбелью единства наших народов стала Древняя Русь. В период десятого-двенадцатого веков множество близкородственных племён достигло здесь национальной зрелости, сложившись в один народ с общим самосознанием и самоназванием. Напоминанием об этом времени служат осколки нашего древнего этноса – русины – ещё в средние века отрезанные от национального целого и поныне сохраняющие реликтовую древнерусскую идентичность на территории Венгрии, Словакии, Югославии.  

В Киевский период сложилась и единая национальная элита,- вобравшая в себя выходцев из разных уголков Руси, тесно связанная со всеми землями нашего древнего государства.  Так, например, Ярослав Мудрый, прежде великого киевского княжения побывал князем Ростовским и князем Новгородским. Его сын Изяслав до киевского престола возглавлял Туров и Новгород. Самый большой «послужной список» приобрёл внук Ярослава Владимир Мономах, который до Киева руководил Ростовом, Смоленском, Черниговом и Переяславлем.  

Не менее широка родовая география дочери Ярослава, знаменитой Анны Киевской, королевы Франции. Её бабушка, Рогнеда Рогволодовна, была княгиней города Полоцка на территории современной Белоруссии. В Новгороде, где до 1036 года оставался княжеский двор Ярослава, прошло раннее детство Анны. С 1036 по 1048 год, до момента сватовства французского короля, Анна Ярославна проживала в Киеве. Очевидно, что национальные лидеры того времени не могут быть «приватизированы» современными государствами-наследниками, они являются нашими общими предками, в равной степени принадлежат прошлому России, Украины и Белоруссии.   

Общность веры 

Фундаментальным фактором духовного единства восточных славян стала Православная церковь. Она утвердила общепризнанные нравственные критерии и культурные ценности, выдвинула общенациональные образцы для подражания – святых подвижников, обозначила общенациональный идеал жизнеустройства – Святую Русь. 

Огромна заслуга Православной церкви в развитии единого культурного пространства Руси. Универсальный церковнославянский язык богослужения содействовал сближению региональных говоров, совершенствовал строй официальной речи, стал мерилом высокого литературного стиля. Созданный православным духовенством корпус церковной литературы,– как переводной, так и отечественной,- лёг в основу нашей книжной культуры. Ежегодно отмечаемый круг церковных праздников оказал огромное влияние на формирование общенациональной бытовой традиции.   

  Наглядным примером сплочения всех земель древней Руси вокруг Православной церкви служит наша важнейшая святыня – Киево-Печерская Лавра. Её общенациональное значение хорошо видно по составу её насельников. Так, Антоний Первоначальник, основатель Ближних Пещер Лавры, родом из городка Любеч, лежащего на границе современных Украины и Белоруссии. Его ученик Феодосий, основатель Дальних Пещер – уроженец Курска. Первый игумен обители, Никон – крымчанин из Тьмутаракани. Чудотворец Прохор Лебедник из Смоленска, Исаакий Затворник из тверского городка Торопец, Николай Святоша из Чернигова, Агапит Целитель – киевлянин.  

Лежащие рядом мощи преподобных отцов,  почитаемые во всех концах православного мира, завещают нам хранить созданное ими религиозное единство. 

Такой же яркий образец соединения в вере выходцев из России, Украины и Белоруссии  являет собой и Собор святых Глинской пустыни,  расположенной вблизи современной российско-украинской границы.    

На протяжении долгих веков, вопреки иноземным нашествиям и внутренним неурядицам, поверх временных границ и даже военных фронтов, Православная церковь связывала украинцев, белорусов и русских единством молитвы, святынь и святых. Киево-Печерская, Троице-Сергиева и Почаевская Лавры, Оптина пустынь и Дивеево  – наши общие религиозные центры, привлекающие неиссякаемый поток паломников со всех концов восточнославянского мира. 

Крещение, принятое нашими предками в 988 году, позволило нашим народам обрести национальное призвание – стать мировым оплотом Православной веры после падения Византии. Верность сделанному выбору определила нашу историческую миссию – защищать христианские ценности, христианский антропологический идеал от агрессивного распространения концепций, антагонистических евангельскому гуманизму.       

Общность истории 

С того момента, как древняя Русь распалась под ударами армии Батыя, её северо-восточные и южные земли попали в зависимость от Золотой Орды, юго-западные в зависимость от Польши и Венгрии, а западные – в зависимость от Литвы,- бытиё всех частей русской общности было подчинено одной сверхзадаче: сохранить свою идентичность, русское самосознание, Православную веру и восстановить утраченное единство. Эта совместная борьба является осевой линией нашей истории. 

Нельзя забывать о том, какими бедами обернулось разделение сил наших народов, раздробленность единой прежде Руси. Об этом напоминают судьбы тысяч славянских пленников, проданных на невольничьих рынках Сарая и Крыма.  

В исторической памяти сохранились воспоминания о борцах за религиозную и национальную свободу, замученных и сожжённых на кострах Речи Посполитой. Не могут быть вычеркнуты из истории страшная казнь гетмана Наливайко и мученическая смерть Афанасия Брестского, жестокое подавление Витебского восстания 1623 года. Чёрной страницей нашего прошлого стал геноцид русского населения Закарпатья и Прикарпатья в 1915-16 годах, в предвосхитивших гитлеровский террор концлагерях Терезин и Талергоф. 

Всё это были жертвы, принесённые нашими предками за верность общерусскому самосознанию и православной вере. Однако вопреки всему восточное славянство продолжало идти своим путём, отстаивая свою национальную идентичность и свои религиозные ценности.   

Кульминационным моментом духовного возмужания наших народов стал отказ русского священства и паствы от Ферраро-Флорентийской унии 1439 года. Тем самым наша церковь спасла чистоту православного вероучения и приняла на себя ответственное служение – быть вселенским центром православного  мира.  

Подтверждением сделанного выбора стал отказ верующего населения Западной Руси от Брестской унии 1596 года и восстановление Киевской митрополии в 1620 году. Эти события  произошли при драматических обстоятельствах, когда почти вся церковная иерархия в пределах Речи Посполитой была готова  признать примат римского престола, и спасение веры произошло исключительно благодаря твёрдости простого народа: крестьянства, мещанства, казачества Белоруссии и Украины.   

Подобная ситуация складывалась неоднократно: на территориях, временно оказавшихся под западным господством или в эпохи, когда чрезмерно усиливалось западное влияние на Русь. Богатая и экспансивная Западная цивилизация, на протяжении долгих веков стремившаяся поглотить Православный мир, постоянно предлагала русскому привилегированному слою соблазнительную сделку: принять отечественную аристократию в избранный круг «высшего европейского света», - ценой отказа от родства с носителями «неполноценной» народной  культуры и традиции. 

 Такая политика привела к тому, что в результате тотальной полонизации и латинизации правящего сословия русские люди на территории Украины и Белоруссии оказались народом без аристократии. Тем не менее, верность народа своей религиозной и культурной традиции неизменно оказывалась сильнее предательства элит, что превратилось  в закономерность нашей истории, повторяющуюся из века в век. Об эту верность с неизменной регулярностью разбивались все попытки вестернизации и ассимиляции Руси. 

Даже в условиях разделения, оказавшись на территории разных, нередко враждебных православному славянству держав, части русской общности не теряли чувства братства и спешили прийти на помощь друг другу в драматических событиях прошлого.  

Нельзя забыть, что победоносный удар Засадного полка в эпической Куликовская битве возглавил уроженец Западной Руси Боброк Волынец, пришедший со своими воинами под хоругви Дмитрия Донского.  

Героической страницей русского сопротивления иноземной ассимиляции является рейд запорожского атамана Наливайко, спешившего на выручку белорусским повстанцам против унии. Своевременная поддержка русской армии сыграла решающее значение в успехе национально-освободительного восстания Богдана Хмельницкого 1648-54 гг. и в разгроме дискриминационной для православного населения Барской конфедерации 1768-72 гг.    

Преодолев эпоху разделения, наши народы сумели создать крупнейшее в мировой истории государство и победить могущественных врагов. Наши предки остановили нашествие Наполеона. Наши деды одержали легендарную победу над  гитлеровской Германией и её сателлитами, защитив всю планету от угрозы фашизма.  

Современные западные границы Белоруссии, западные и южные границы Украины существуют только благодаря нашей совместной борьбе. Не будь объединения наших военных и политических усилий, не будь жертвенного подвига русского солдата, на этих рубежах вообще не звучала бы восточнославянская речь. Целостность и независимость современной России также не могли состояться без активного участия белорусов и украинцев в созидании и защите нашей Родины. 

Общность цивилизации 

В итоге совместным трудом восточных славян и наших ближайших соседей создана самобытная цивилизация, добившаяся выдающихся достижений во многих областях человеческой деятельности. 

Белорусы, русские и украинцы совместно освоили огромные пространства в Восточной Европе, Северной и Центральной Азии.  Практически вся степная полоса Российской империи, а позднее – СССР – заселялась совместно русскими и украинцами. Это вся Новороссия от Одессы и Приднестровья до Азова и Таганрога, Донбасс, Крым, Кубань, Предкавказье, Нижнее и Среднее Поволжье, Предуралье и Зауралье, побережье Иртыша, Чуйская и Таласская долины, Алтайский край и Барабинская степь, Забайкалье, Даурия и Приморье.  

Ощутимый вклад в освоение просторов великой единой страны внесли белорусы, участие которых особенно значимо в Карелии, Восточной Сибири, Калининградской области. Миллионы гектаров впервые распаханных земель, множество заложенных садов и проложенных дорог, десятки тысяч основанных городов, посёлков, сёл и станиц – наше общее достояние.  

Усилиями наших народов была создана великая наука. Воплощением  восточнославянского единства является гениальный конструктор Сергей Павлович Королёв. Носитель типичной русской фамилии, он родился в украинском Житомире, в семье выходца из белорусского Могилёва Павла Королёва и  уроженки Черниговской губернии Анны Москаленко. Его грандиозная фигура в равной степени принадлежит всем нам. Авиаконструкторы Павел Осипович Сухой и Олег Константинович Антонов, директор «Южмаша» Александр Максимович Макаров, металловед Борис Евгеньевич Патон, хирург Николай Иванович Пирогов, офтальмолог Владимир Петрович Филатов, многие другие выдающиеся учёные и инженеры также принадлежат к созвездию гениев  нашей научно-технической мысли.    

 Нашей цивилизации принадлежит великая культура. Всё огромное, многоязычное богатство текстов, записанных на кириллице, развивается благодаря существованию восточнославянского культурного ядра. Символом единства нашего письменного наследия служит фигура русского первопечатника Ивана Фёдорова, которого справедливо считают своим земляком и в Москве, и во Львове.  

Связующим средством нашего культурного творчества служит русский язык. Обретя статус официального языка в Российском государстве, когда земли Западной Руси находились под властью иноязычных наций, русский язык стал образцом высокого художественного стиля для всех восточных славян. Художественный гений восточного славянства породил великую русскую литературу, которая стала глобальным культурным явлением на все времена. Этот факт, вместе с общепризнанными достижениями русской науки и образования, позволил русскому языку войти в пятёрку ведущих мировых языков.  

Русский литературный язык как продукт совместного культурного творчества, венчающий всё диалектное разнообразие нашей лингвистической группы, является в равной степени родным и для украинцев, и для белорусов. 

 В западных землях сложилось естественное двуязычие, позволяющее сочетать оригинальность и красоту местной речи с могучими возможностями общерусского языка. Наличие такой полифонии нисколько не угрожает нашему языковому единству, а только обогащает нас. При этом  созданная на русском языке культура, как высокая, так и массовая – наше неделимое достояние.  

Единство наших народов стало непреодолимой преградой на пути любой злонамеренной силы к мировому господству.  Наши предки не позволили сделать себя народами «второго сорта» на колониальной периферии империй Запада и Востока. Позднее их  общая Победа над доктриной «высших и низших наций» в 1945 году привела к крушению колониализма на всей планете, к освобождению большей части человечества, к формированию подлинно многополярного, равноправного мира. В этом заслуга многих народов, но прежде всего – вклад братского союза русских, украинцев и белорусов. 

Внешнее вмешательство – угроза для нашей общности 

Существование самобытной цивилизации, этнокультурным стержнем которой выступил союз восточных славян, а этическим фундаментом – ценности православного христианства, является незаменимым феноменом в поликультурном богатстве человечества, значимым фактором глобального равновесия.  

Но такое положение устраивает далеко не всех. Те политические круги, которые продолжают вынашивать идеи планетарного доминирования, рассматривают потенциальное объединение наших военно-политических ресурсов как главное препятствие на пути к своей неблаговидной цели.  

Те мировоззренческие силы, для которых неприемлема первозданная христианская этика, не могут смириться с духовным авторитетом Православной церкви.  

Стратегическая задача и тех, и других – разорвать единство наследников Древней Руси, ассимилировать нас по частям, а ещё эффективнее – перессорить и предоставить самоуничтожению в братской междоусобице. 

Такая стратегия реализуется уже много веков, через всё более искусные приёмы и высокотехнологичные методы влияния на коллективное самосознание. В основе этой политики лежит русофобия – идеология ненависти к альтернативной цивилизации, порождённая наиболее экспансионистской и нетерпимой частью западного общества. Как признавал выдающийся британский историк А.Дж. Тойнби, Запад не может простить русским упрямую приверженность к чуждой культуре и религии. Также европейские «ястребы» не могут простить русским неизменного поражения своих восточных колониальных походов.      

С целью раздробить и деморализовать наши народы, разработана целая мифология разделения. Внушается тезис о неполноценности нашего коллективного государственного и культурного творчества, об ошибочности нашего религиозного выбора. Наша великая и славная совместная история подаётся как нечто ужасное и постыдное. Так стимулируется отказ от общего цивилизационного наследия – что ведёт к архаизации сознания, его возвращению на дохристианский и донациональный, племенной уровень, в состояние «tabula rasa». 

На этой «пустой доске» самосознания современных манкуртов легендируется новая этническая история, конструируется новая идентичность.  

В основу этой идентичности закладывается миф о раздельном происхождении белорусов, украинцев и русских, о принципиальных генетических и антропологических различиях между ними. Княжеские междоусобицы и распри между ближайшими родственниками живописуются как «межэтнические войны» (при этом столкновения киевских князей, например, с владимирскими, преподносятся как «борьба за независимость Украины», а походы тех же самых киевских князей на Туров или Полоцк – как «великодержавная российская агрессия на белорусские земли»).  

Вершиной этого исторического абсурда являются попытки представить «национально-освободительной борьбой» случаи  привлечения части русского населения в армии чужеземных завоевателей и их действия  против единокровных и единоверных братьев. 

 Из этого становится очевидным, какой идеальный тип «нового человека» хотят вылепить постановщики происходящего на наших глазах этнического эксперимента,– безрассудно послушного иностранным приказам и отважно сражающегося против своих.  

Такой тип полностью соответствует замыслу разделительной стратегии – украинцы, русские и белорусы должны навсегда отказаться от совместного строительства собственного дома и стать «второсортным строительным материалом»  в стенах дома чужого.     

  В мировой истории ещё не было примеров, чтобы вражда внутри родственной национальной общности завершилась выигрышем одной из сторон. В этом случае  конкурентные преимущества получают внешние силы, заинтересованные в ослаблении, подчинении или уничтожении поссорившихся братьев.  

Так, стравливание родственных индейских племён обеспечило падение Теночтитлана и  покорение Нового Света европейскими колонизаторами. Конфликты между разными субэтносами Франции долгое время позволяли англичанам одерживать верх в Столетней войне. Противоречия между Эпиром, Никеей и Трапезундом привели к гибели всех фрагментов Византийской империи, навеки утративших независимость. В нашей родной истории княжеская междоусобица так же стала прелюдией к трагическому для Руси монгольскому нашествию.  

Хотя сегодня методы прямого военного подчинения уступили место разнообразным проявлениям «мягкой силы», общие закономерности геополитической конкуренции остаются прежними. Этносы, погрязшие в междоусобицах, терпят катастрофу. Народы, выстраивающие прочные союзные отношения с ближайшими родственниками, сохраняющие и культивирующие чувство исторической и духовной общности, добиваются успеха.   

О преимуществах совместной стратегии развития говорят и данные демографии. Практически немедленно после разделения Россию, Украину и Белоруссию охватил глубокий демографический кризис. Хроническая естественная убыль наблюдается впервые за долгие века нашего существования. И хотя недруги восточного славянства пытаются выдать за геноцид отдельные трагические эпизоды нашей общей истории, демографическая статистика неоспоримо свидетельствует, что в условиях союзной государственности численность украинцев, белорусов и русских устойчиво росла, а реальную угрозу этническому выживанию принесла политика разделения.    

Общность в настоящем и будущем

Ответом на политику разделения, навязываемую извне, должна стать политика единения, естественным образом порождаемая самим восточнославянским обществом. Развитие наших народов в границах отдельных государств не должно быть помехой для осознания приоритета общенационального единства.  

 Необходимо создать единое гражданское пространство, при котором граждане Украины, Белоруссии и Российской Федерации смогут не только беспрепятственно пересекать границы братских государств, но так же беспрепятственно приобретать или совмещать гражданство. 

 Непреходящей ценностью является единое языковое пространство, скреплённое русским языком, в равной мере родным как для россиян, так для украинцев и белорусов. Требуется всеми мерами противостоять дискриминации русского языка, содействовать его изучению и свободному применению. При этом следует признать сложившийся билингвизм на Украине и в Белоруссии – достоянием нашей цивилизации, обогащающим её культурный потенциал, расширяющим её лексическое богатство.  

Важно развивать единое информационное пространство, предполагающее, в том числе, создание русскоязычных каналов, ориентированных на Украину и Белоруссию и поддерживающих философию единения. Для более глубокого культурного взаимопроникновения представляется оправданным организация вещания на украинском и белорусском языках в России.  

Жизненно важной является тщательная и систематическая работа по укреплению общей исторической памяти.  Требуется выпуск аргументированных учебных пособий по истории восточнославянской национальной общности, православной церкви, нашей цивилизации, а также популяризация исторических знаний через СМИ и искусство. Неотложной задачей видится выпуск учебника общерусской истории, предметом которого станет не изучение прошлого тех или иных государств, а изучение развития триединого народа, сохранявшего своё самосознание и внутреннюю взаимосвязь независимо от конфигурации государственных границ. 

Первоочередное внимание требуется уделить молодёжи, тому поколению, от которого зависит наше завтра. Идея единства должна широко присутствовать в современной коммуникативной сфере: социальных сетях и интернет-пространстве, использовать весь спектр новейших технологических возможностей.      

Особую роль в утверждении общенационального единства приобретает гражданское общество.  Единение русских, белорусов и украинцев является естественной, врождённой, почти инстинктивной потребностью,- передаваемой на семейном уровне из поколения в поколение, подкрепляемой вековой культурной и религиозной традицией.  

Такая потребность побуждает нас к активности на индивидуальном и микросоциальном уровне, независимо от государственной политики и официальных установок.

Мы рассчитываем на широкое взаимодействие рядовых граждан и общественных организаций, на диалог народов поверх границ, на укрепление широчайшего диапазона человеческих связей: личных, деловых, творческих, культурных, научных, спортивных, религиозных