Всемирный Русский Народный Собор

Эксперты ВРНС приняли участие в обсуждении проекта «Семейная история» в Институте Наследия

 

«Мы поддерживаем проект «Семейная история» как некоммерческую инициативу, направленную на помощь гражданам в поиске своих корней, изучении генеалогии», — заявил директор Института Наследия Владимир Аристархов. Соответствующее решение было принято в ходе работы круглого стола «История семьи в истории России, история России в истории семьи: культура, память, наследие», который прошел 24 сентября в Институте Наследия. (]]>«Семейная история»]]> — общественный проект, призванный популяризировать изучение собственной истории среди граждан России и соотечественников с использованием современных технологий.)

Кроме этого, в ходе круглого стола была поддержана инициатива создания на базе Института Наследия междисциплинарного научного семинара, посвящённого изучению взаимосвязи семейной и исторической памяти, методологии поиска предков, принципов гражданского диалога в сфере исторической памяти, международным и межнациональным аспектам проекта «Семейная история».

Философ и политолог Сергей Волобуев выдвинул тезис об изучении семейной истории как гражданской добродетели. «Знание семейной истории зачастую отрезвляюще действует на представителей крайних идеологических позиций», — заметил он.

Генеалог, предприниматель Артём Маратканов рассказал о разрабатываемом в рамках проекта «Семейная история» интернет-сервисе, который поможет людям, интересующимся предками, найти необходимую информацию.

Доктор философских наук Татьяна Беспалова, руководитель Отдела государственной культурной политики Института Наследия, уверена, что общая историческая память является основой национальной идентичности — «история у нас одна, и она великая». 

Руководитель Центра наследия русского зарубежья Института Наследия Татьяна Пархоменко отметила доминирование «парадной семейной истории» в России (пример — семьи Лермонтовых, Толстых). Она подчеркнула, что в новой исторической ситуации история обычной семьи становится подлинно народной, о чем свидетельствует акция «Бессмертный полк», и выразила поддержку проекту «Семейная история».

Примеры проектов, созданных на стыке семейной и национальной истории — таких, как цикл выставок «В штабах победы», которые проходят в Москве в последние несколько лет, — привёл руководитель «Центра документальных публикаций» Российского государственного архива социально-политической истории Александр Репников.

Александр Рудаков, руководитель  Экспертного центра Всемирного русского народного собора, уверен, что обращение к семейной памяти на постсоветском пространстве может стать мощным оружием против фальсификаторов истории.  По мнению эксперта,  обращение к семейной памяти создаст возможность полноценного национального примирения, остановит искуственные конфликты на исторической почве.  Это актуально не только для России, но и для многих  соседних государств, таких, как Украина или Польша.  

Доктор философских наук Сергей Гавров считает, что семейная память может быть и трагична, и тогда попытки сделать её «парадной» вызовут реакцию отторжения и недоверия. Но в то же время необходим поиск примирения, в первую очередь, досоветской и советской истории, а также включённость СМИ в процессы формирования национальной идентичности и исторической памяти.

Сообщение о проблеме семьи в современной социально-политической модели сделал ведущий научный сотрудник Института Наследия Глеб Васильев.

Борис Морозов, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, считает, что необходимо активнее развивать изучение генеалогии и в российских академических институтах.

О том, что сохранение «малой родины» — важная часть изучения семейной истории, напомнил историк Федор Шелов-Коведяев. Наконец, руководитель проектов издательства «Старая Басманная» Дмитрий Шпиленко рассказал, что интерес к изучению генеалогии в России неуклонно растет.

Руководитель Отдела наследования культуры Института Наследия Юрий Закунов обозначил проблему трансформации института семьи в современном мире и заключил, что предметом изучения Института Наследия должна стать не столько история отдельных семей или родов, сколько общезначимая семейная история.