Всемирный Русский Народный Собор

Альтернативная экологическая глобализация как стратегия Российской цивилизации

Посадский А.В., профессор Смольного института РАО, эксперт Центра Гуманистической Экологии и Культуры 

Доклад Центра Гуманистической Экологии и Культуры Экспертному Центру ВРНС на Панаринских чтениях 

 

     В данной работе мы попытаемся очертить контуры концепции экологической глобализации в творчестве К.Н.Леонтьева и А.С.Панарина.  

     Выдающийся отечественный мыслитель К.Н.Леонтьев (1831—1891) верно рассматривал византийскую культуру как вселенскую. Он говорил о «вселенском византизме»(1). Он утверждал образ Византийской цивилизации как вселенской: «После единой персо-мидийской цивилизации воцарилась в мире раздробленная эллино-македонская культура, эту сменила опять единая римская; византийская (вселенская) была отчасти (в восточной своей половине) продолжением единой римской государственности, а отчасти на другой половине таила в недрах своих новую, опять как эллинская, но по-своему раздробленную европейскую культуру»(2).  

      Византийская цивилизация очевидно связывалась К.Н.Леонтьевым с процессами глобализации. На его взгляд, византийская образованность переступила «далеко за пределы византийского государства, точно так же, как переступала государственные пределы Эллады когда-то эллинская цивилизация»(3). Византия как государство «провела, однако, всю жизнь лишь в оборонительном положении»(4). Но как цивилизация «она царила долго повсюду и приобретала целые новые миры, Россию и других славян»(5). Византийская цивилизация перешагнула свои политические границы. Она стала порождающим началом для  западноевропейской культуры. Романо-германский мир выделился именно из общевизантийской цивилизации (позднее, он отрекается от своих византийских истоков и становится на путь глобальной декультурации). Эпоха Возрождения на Западе как высшая точка развития западной культуры, как блистательная эпоха сложного цветения Запада, была вызвана к жизни новым  сближением с Византией. Византия приобрела славянские миры в пределах Восточной Европы. Ее влияние на Азию продлилось и после исчезновения византийской государственности. «Византии как государства нет давно, а некоторые Византийские уставы, понятия, вкусы и обычаи даже под турецким владычеством отстаивают себя до сих пор от натиска космополитического европеизма. В семейной жизни, в разговорах, в литературе, в постройках, в одеждах, во взглядах на приличия на Востоке еще много византийского», - писал К.Н.Леонтьев (6).  

     Если следовать К.Н.Леонтьеву, то Византия представляла собой глобальное многонародное государство-цивилизацию. Ее культурное влияние было универсальным. Во многом справедлива бердяевская трактовка творчества К.Н.Леонтьева(7). Николай Бердяев верно подчеркивал, что византийская идея в творчестве К.Н.Леонтьева носит универсальный смысл. С позиции Николая Бердяева, византизм для К.Н.Леонтьева есть мировое культурное начало, а не партикулярное, замкнутое, обладающее национальными границами. 

      Для Константина Леонтьева Россия – наследница Византии. Ее бытие организовано византийскими культурными началами.     

     Византизм – форма русского национального самосознания. Мыслитель говорит о русской нации как византийской. Ее самосознание сформировалось через усвоение византийского наследия. Акт усвоения стал определяющим для формирования русского самосознания.  

      К.Н.Леонтьев говорит о «русском византизме», подчеркивая творческое усвоение византийского наследия Россией. Россия для него представляет собой многонародное государство-цивилизацию. Это государство с глобальной миссией. России свойственен «всемирный дух»(8). Для него «Россия планета со многими спутниками»(9). Миссия России – быть проводником мировых начал византизма.  

        К.Н. Леонтьев  указывает на восточноазиатский вектор развития России как стратегический. Это связано с тем, что именно на этом пространстве всемирные начала византизма обретают благодатную почву для развития. Продвижение России в Азию подтверждает глобальность российского государства-цивилизации, глобальную трансляцию Россией начал византизма. При этом Россия как проводник вселенских начал византизма оппонирует Западу, разорвавшему связь с византизмом и ставшему распространителем глобальной модели декультурации.   

       Знаменательно, что мыслитель видит время наивысшего расцвета России в XVIII веке. Ведь именно в эту эпоху Россия становится территориально глобальным евразийским государством-цивилизацией, и через ее посредство культурные лучи византизма распространяются во всемирных общеевразийских масштабах. Именно в этот период Россия во всей полноте транслирует византизм в Евразии. 

       К.Н. Леонтьев никогда не думал о реставрации Византийской империи. Если следовать его идеям, то надо признать византизм творческой основой российского цивилизационного самосознания. Для него Россия приобрела в византийских основах, этом высочайшем достижении человеческого духа, фундамент собственного творческого развития.  

     Суть византизма как модели глобализации, следуя К.Н.Леонтьеву, состоит в сохранении культурной самобытности стран и народов, содействии рождению новых культурных миров и сбережении существующих. 

       Для Константина Леонтьева человечество обладает духовно-жизненными потенциями, пока способны к развитию самобытные культурные миры. При этом он подвергает прицельной критике формирующуюся на Западе массовую культуру, связанную с забвением духовных ценностей, являющуюся причиной духовного упадка Европы и всего мира, несущую дегуманизацию и декультурацию в глобальных масштабах. Леонтьевская программа сопротивления «цивилизационному прогрессу» в формах распространения массовой культуры подразумевает противостояние бездуховному процессу омассовления на основе сохранения культурных ценностей и многообразных традиций, творческого удержания идентичностей.  

       Вселенские начала византизма призваны содействовать сохранению культурных миров, и тем самым, способствовать раскрытию духовно-жизненных потенций человечества, содействуя его устойчивому развитию. Именно в данном контексте мыслитель обосновывает призвание России. Оно определяется им как глобальное.  

       Россия призвана к органическому продолжению византийской глобализации. Подобно Византии Россия отстаивает идею равенства народов, их права на культурное наследие и самобытное развитие. Как и Византия, Россия содействует сохранению и раскрытию неповторимых идентичностей, и таким образом, способствует сложению многополярного мироустройства как сложного, устойчиво развивающегося ансамбля уникальных цивилизаций.    

     Если опираться на концепцию экологии культуры Д.С.Лихачева, то очерченная парадигма глобализации со всем основанием может быть названа экологической, альтернативной декультурирующим, разрушающим культуру и человека формам глобализма. Речь идет о глобализации, предполагающей сохранение культурных форм и ценностных начал как основания устойчивого развития человечества. Речь идет о глобализации, подразумевающей органическое сочетание цивилизационного освоения мироздания с углублением исторической памяти, о глобализации, стержнем которой выступают высокие культурно-экологические смыслы, определяющие структуры рационально-технической стороны цивилизационного космоса. Экологическая глобализация исходит из видения единства и целостности истории и вместе с тем полифоничности, плюрализма, негомогенности культурно-исторического процесса. Ей присуще постижение историчности человеческого существования, а также открытости исторического движения многообразным путям творческого развития. 

     В нынешнем столетии идеи Константина Леонтьева оказываются близкими идеям выдающегося отечественного мыслителя А.С.Панарина (1940 – 2003). А.С.Панарин рассматривает современную западную глобализацию как практику создания мировой посткультурной империи на основе опыта США как образцовой модели посткультуры. Данный проект игнорирует духовное и природное разнообразие планетарной жизни. В творчестве академика А.С.Панарина, миссия России сводится к ценностной, духовно-творческой оппозиции западному глобализму посредством российской модели альтернативной глобализации, опирающейся на византийское православное наследие. А. С. Панарин убедительно призывает к актуализации российской модели глобализации, отстаивающей образ мира как единства в  культурном и природном многообразии. В такой актуализации он видит стратегию предотвращения возможной общепланетарной катастрофы, которую в состоянии спровоцировать западный сценарий глобального «развития». 

       «Сегодня начинают говорить об "экологии культуры", об опасностях, которые влечет за собой "загрязнение" интеллектуальной и духовной среды. Современный мир сталкивается с порчей и разрушением не только природных ландшафтов, но и ландшафта общечеловеческой культуры. Я думаю, что славяне очень впечатлительны по отношению к этому новому типу загрязнения, от которого страдает цивилизация. И, следовательно, экология культуры - задача, особо адресованная славянству», - справедливо утверждал А.С. Панарин(10). При этом мыслитель избегал этноцентрического подхода в трактовке взаимоотношений славянского мира и России: «Когда мы говорим об общности славянского мира, нам надо прежде всего вспомнить нашу великую восточно-христианскую традицию. Восточно-христианская, или православная, традиция - вот первое основание для некоего суперэтнического синтеза»(11). На его взгляд, «русская традиция как раз чужда этноцентризма»(12). 

    Отечественный мыслитель подчеркивал, что Российская цивилизация имеет в своем генезисе греческое ядро. Это позволяет ей сформулировать глобально значимый проект. Греческий логос характеризуется чуткостью к ценностному измерению мироздания, неутилитарным отношением к бытию. С позиции А.С. Панарина, в силу органического и творческого наследования начал византийской культуры, именно в рамках Российской цивилизационной системы возможно сформулировать проект духовного преобразования технической цивилизации, программу управления современной технической средой исходя из культурно-экологических приоритетов. Именно сейчас, когда приближается время иссякания даров культуры и природы существенно актуализировать потенциал Российской цивилизации, могущей компенсировать своими энергиями творческого дарения иссякание энергетики природных и культурных дарений в мире. Принципы духовного производства, присущие Российской цивилизации, основаны на экологической доминанте, означающей органическое сочетание сохраняющего и преобразующего начал, сбережения и возделывания. Ей свойственно отношение к национальной территории как к Дому. Она воспринимает себя территориально укорененной семейной общиной. В силу своей экологической доминанты Российская цивилизация способна инициировать созидание содружества космически укорененных и экологически ответственных цивилизаций. В творчестве А.С.Панарина Россия предстает как цивилизация, устремленная к формированию органических антропокосмических связей, цивилизация, могущая вызывать к жизни глобальный цивилизационно-экологический проект. 

     Итак, Российская цивилизация, с ее органическим сочетанием сохраняющего и преобразующего начал, направленностью на гармонизацию антропокосмических связей, способна быть проводником альтернативной  модели глобализации, основывающейся на  экологическом императиве – утверждении необходимости сохранения культурного и природного многообразия планеты. Российской цивилизации присущи экологические принципы духовного производства. В силу этого она способна оказать преобразующее воздействие на современную техносферу, найти необходимое равновесие между развитием техносферы, антропосферы и биосферы. Российской цивилизации свойственно видение мироустройства в перспективе кооперации экологически ответственных цивилизаций. 

    Если следовать отечественным мыслителям, то несомненно, что российско-византийское цивилизационное преемство имеет глобальное измерение. Исторически оно содействовало сохранению и раскрытию неповторимых культурных идентичностей, сбережению существующих и появлению новых творческих очагов, сохранению и пробуждению субъектов культурного развития. 

    Народы Евразии черпали в российско-византийском цивилизационном пути ценностные энергии и культурные силы. Соприкосновение с ним, вступление на этот путь оказывало на них творческое вдохновляющее воздействие.  Превращение российско-византийского цивилизационного преемства в одну из движущих сил исторического процесса, несомненно, обусловлено его экологической доминантой. Византия и Россия озарили жизнь евразийского мира культурно-экологической идеей – идеей творческого сохранения традиций, сохранения традиций во имя развития. На глобальные просторы Евразии они несли идею сбережения культурной идентичности как источника целостного развития мироздания. Сегодня, когда сохранение культурных и природных систем превратилось в нераздельную задачу, раскрытие глобального потенциала российско-византийского цивилизационного преемства приобретает особое значение. Утверждение нравственного единения человечества на основании императива сохранения культурного и природного наследия способно стать альтернативной парадигмой глобализации, парадигмой, альтернативной ее природоразрушающим и культуроборческим сценариям. 

 

Примечания 

1. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.75 

2. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.137 

3. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.45 

4, 5. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.58 

6. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.125 

7. Бердяев Н.А. Константин Леонтьев (Очерк из истории русской религиозной мысли)//К.Н. Леонтьев: pro et contra. Книга 2. – СПб.: РХГИ, 1995. – С. 29-179. 

8. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.494 

9. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.488 

10, 11, 12 Александр Панарин: Славянство: ностальгия по единству //https://oko-planet.su/politik/politiklist/189640-aleksandr-panarin-slavyanstvo-nostalgiya-po-edinstvu.html