Всемирный Русский Народный Собор

Россия как преемница Византии

Доклад Центра Гуманистической Экологии и Культуры на заседании Экспертного Центра ВРНС

Посадский С.В., эксперт Центра Гуманистической Экологии и Культуры, эксперт Экспертного Центра ВРНС

 

  1. Византийское наследие и Российская цивилизация

Византийская цивилизация представляла собой единый и целостный государственно-цивилизационный организм. Это было миростроительное государство, стремящееся к распространению цивилизационной идеи. Византия несла гармонию и стратегическую стабильность в евразийские миры. Миростроительное, стабилизирующее, цивилизующее, культурирующее значение Византии определялось ее особыми духовными чертами, характеристиками ценностного ядра ее цивилизационной системы. Это была цивилизация культурного континуитета, воплощавшая целостные стратегии сохранения самобытности и преемственного развития культурных организмов. Это была цивилизация всемирных духовных синтезов, органического сочетания многообразных традиций Европы и Азии. Византия являлась цивилизационной структурой, характеризующейся культурным универсализмом. Как таковая она сформировалась на основании жизнестроительных начал православной духовности и гуманизма.

Целостный государственно-цивилизационный организм, осуществляющий сохранение и преемственную трансляцию культурного наследия, миростроительное государство, несущее стратегическую стабильность – во всех этих чертах отчетливо проявляется образ России. Россия также со всем основанием может быть названа цивилизацией культурного континуитета, духовного универсализма и гуманизма. Характерные для Византии ценностные формы присущи творческому ядру Российской цивилизации.

Исторически российско-византийские отношения приобрели особый характер органических связей. Крещение Руси привело к свободному сложению нерасторжимых культурных уз. О многом говорят пути усвоения византийского наследия. Целостное восприятие всей полноты византийской традиции, ее интегральное освоение свершалось в духовных актах непосредственной, прямой трансляции. С крещением Руси передача духовного опыта Византии приобретает формы творческой трансплантации. Трансплантируются фундаментальные основы византийской культурно-цивилизационной парадигмы.Сами пути восприятия византийского наследия указывают на воссоздание Россией ценностного ядра Византийской цивилизации.

Усвоение византийского наследия Россией явилось духовным подвигом. Творческое воссоздание византийской традиции, ценностного ядра византийской цивилизационной системы на российских просторах было великим духовным дерзанием. Величие России – в осознании и исполнении возвышенного призвания быть продолжателем Византии.

Византийское наследие органично вошло в ткань Российской цивилизации. Оно стало неотъемлемой составляющей российского, придав ему духовное величие. Оно сделалось фактором формирования цивилизационной субъектности и суверенитета, источником оформления самобытного лика Российской цивилизации, пробудило ее грандиозные культуротворческие силы. Восприняв византийские идеалы, Россия их осуществила и во многом творчески превзошла.

2. Россия – Православная цивилизация, средоточие православного мира, всемирный оплот христианских ценностей

России, как преемнице Византии, свойственны начала православной духовности. Византия и Россия со всем основанием могут быть названы Православными цивилизациями. В России, как и Византии, православие выступило культурообразующим началом, стало духовным основанием исторического развития. Под влиянием объединяющих православных ценностей Россия сложилась как Русская православная многонациональная и многоконфессиональная цивилизация.

Как наследница Византии, Россия может быть увидена средоточием православного мира. Православная идентичность открывает России возможности глубокого взаимодействия с православными странами и народами, позволяет рассматривать православные сообщества в неправославном мире как духовно-родственные.

Чрезвычайной значимостью обладают концептуальные разработки византиниста Дмитрия Оболенского, который раскрыл духовное единство стран Восточной Европы и Византии, связанное с общей православной культурой. Им была выделена особая, исторически существовавшая вокруг Византии сверхнациональная общность, международное объединение, названное Византийским Содружеством(1). Указанному объединению было свойственно единство веры и сопричастие ценностям византийской культуры. Объединительный потенциал исторического проекта Содружества позволял и позволяет в настоящее время России, как преемнице Византии, крепить связи между православными странами и народами, выступать инициатором интеграционных процессов, видя в православных странах и народах Восточной и Южной Европы исторически сложившееся единое духовное пространство.

Нельзя забывать, что Христианская цивилизация родилась именно в Византии. Являясь наследницей Византии, вызвавшей к жизни Христианскую цивилизацию, разработавшей основополагающие принципы христианского миропонимания, Россия имеет достаточные основания рассматривать себя всемирным оплотом христианских ценностей, что выводит ее взаимодействие со странами и народами на возвышенный духовно-ценностный уровень.

Примечания

1. O b o l e n s k y. D. The Byzantine Commonwealth. Eastern Europe, 500—1453. London, Weidenfeld and Nicolson, 1971.

 

3. Россия - народно-историческое и нравственно-правовое государство

Россия, как наследница Византии, формировалась в качестве народно-исторического государства. Народно-историческое государство характеризуется непрерывной преемственностью в реализации задач. Его существование определяется не только настоящими задачами и потребностями, но и в не меньшей степени - задачами прошлого и будущего. Оно бережет исторически сформированные традиции народной жизни, создает условия для всестороннего раскрытия и развития народно-культурной самобытности. Оно укоренено в истории, зиждется на глубинных народно-культурных основаниях. Такое государство призвано сформировать условия для осуществления права на духовное развитие, оно немыслимо без осуществления права на духовное совершенствование, выступающего непреложной основой истинного учения о правах человека.

Позиционирование России как народно-исторического государства недвусмысленно возражает столь распространенному в современном евроамериканском мире принудительному вытеснению религиозных ценностей и основанных на них традиционных образов жизни из общественного сознания, неверному объяснению государственной модернизации как процесса неизбежного ослабления значения традиционных идентичностей.

Такое позиционирование подразумевает отстаивание образа государства, где традиционные ценности сохраняют свое значение, своеобразные черты культурного наследия сочетается с современными политическими практиками. Российско-византийская модель народно-исторического государства может выступать притягательным примером для стран, ищущих путь гармоничного сочетания принципов современной государственной жизни и традиционных идентичностей, желающих видеть исторически сложившиеся ценности основанием общественно-государственного развития.

Византия была нравственно-правовым государством, где положительное право всегда основывалось на праве естественном (нравственном), духовно-нравственные критерии выступали основанием выработки формального права, формальное правотворчество опиралось на нравственный закон, имеющий источником вечные религиозные ценности.

В качестве преемницы Византии, Россия исторически ориентировалась на идеал нравственно-правового государства, координирующего правотворчество с нравственным законом. Речь идет о государстве, в котором правовое регулирование органически вытекает из нравственного права, правовая регламентация человеческих отношений обнаруживает свою зависимость от нравственного порядка общественной жизни как общего блага.

Образ России в международном пространстве как восходящего к византийской парадигме нравственно-правового государства принципиально значим в современную эру разрушения классической модели правового государства (выработанной в Византии), когда право искусственно отчуждается от нравственных оснований, «очищается» от традиционных представлений о духовности и морали, правовое государство превращается в правовым образом закрепленный произвол, распространение которого оборачивается «гуманитарными» интервенциями и цветными революциями, «освобождающими» народы от нравственного и культурного «бремени».

4. Россия - Миростроительная цивилизация

Византия справедливо может быть увидена средоточием стабильного развития посреди трех континентов. Это было миростроительное государство, не стремящееся к колониальным захватам, а лишь к удержанию границ и распространению цивилизационного влияния. Миростроительный характер Российской цивилизации во многом обусловлен ее византийскими истоками. Россия созидалась как государство, где народы сохраняют свою самобытность, где народы и расы равны, где им созданы условия для всестороннего мирного развития. Речь идет о государстве под покровом которого самобытные культурные миры добровольно соединились в большой цивилизационный Дом, служащий примером согласия, содействующий укреплению общепланетарной солидарности и кооперации, стабильности и безопасности.

Исторически силы России направлены на творческий труд по объединению Востока и Запада, примирению Европы и Азии, на укрепление сотрудничества стран и народов. России принадлежит существенная роль в общечеловеческом прогрессе как возрастании солидарности стран и народов при сохранении их уникального своеобразия. Ее миростроительный исторический путь имеет нормативное значение. Он служит опровержением различных форм колониализма, несправедливого деления народов на цивилизованные и варварские, внедряемой идеи о неизбежном противоборстве цивилизаций.

История России, включающая историю Европы и Азии, представляет собой историю такой цивилизации, которая ассоциируется с процессами глобализации. История России предстает как глобальная история.

Модель глобализации заложена в само основание российского цивилизационного процесса. Россия формировалась как сложное целостное глобальное многонародно-многоконфессиональное цивилизационное образование.

Несомненно, вселенскость российского цивилизационного процесса во многом обусловлена творческим продолжением византийских традиций. Византийская цивилизация несла начала духовного универсализма. Расположенная и в Европе и в Азии, она вбирала в себя оба мира. Раскрывая европейскую культурную идентичность, она являла неповторимые культурные лики Востока.

Выдающийся отечественный мыслитель К. Н. Леонтьев когда-то проникновенно указал на всемирный дух России (1). Творчески впитав идеалы и ценности экуменического Византийского Просвещения, многонародная и многокофессиональная Россия восприняла себя призванной к огромной исторической работе, имеющей целью созидание глобального государственно-цивилизационного космоса.

Российское цивилизационное самосознание оформилось исходя из всемирно-исторических задач, духа вселенскости и тяготения к свободному универсализму. Территориальная обширность, многонациональность и многоконфессиональность, культурная полифоничность, институциональная сложность свидетельствуют о подлинном универсализме российского цивилизационного процесса.

 

Примечания

1.См. например: Леонтьев К.Н. Панславизм и греки \\ Леонтьев К.Н. Собрание сочинений. Т. 5.М.: В.М. Саблин, 1912. С. 9 – 43.

 

5. Россия как Евразийская цивилизация. Интеграционная сущность российского цивилизационного процесса.

Важный смысл имеет концепция российского исторического пути великого отечественного византолога Ф.И.Успенского. На взгляд ученого, включившая огромные восточноазиатские регионы Россия предстает как восточное государство(1). Он считал, что органическое расширение России на восток обусловлено усвоением византийского наследия. Византия культурно и территориально вбирала в себя восточноазиатские пространства. Россия наследует и развивает данную тенденцию.

Идеи Ф.И.Успенского могут быть дополнены размышлениями великого отечественного востоковеда Бориса Александровича Тураева: «Если, таким образом, до сих пор Европа многим пользуется из того, что выработано на Востоке несколько тысячелетий тому назад, то наше отечество находится с ним в еще более близких связях. Я уже говорил о наших [до метрических] мерах и нашем алфавите, более близком к своему первоисточнику. Кроме этого, у нас были и литературные связи. Влияние византийской культуры на нашу сблизило нас духовно с другими потомками великих древневосточных культур, ведь и сама Византия покоится не на одной Греции и даже не на одном эллинизме. Восточная империя переварила в себе богатое культурное наследство, полученное из разных источников и от разных народов, вошедших в ее состав, и уже в таком виде передавала его дальше подчинившимся ее культуре народам. Вот почему одни и те же литературные памятники так часто оказываются и в славянском, и в коптском, эфиопском, армянском, сирийском облике, вот почему церковную живопись коптов можно принять по ошибке за старые русские иконы, а произведения песнопевцев греческой и русской церкви по манере, стилю и тону напоминают не Гомера и Пиндара, а древневавилонские и египетские гимны»(2).

Органическое развитие России в Азии, несомненно, обусловлено ее глубинными духовными связями с Востоком. Эти связи, духовная близость Востоку, имеют источником цивилизационное взаимодействие Византии и России. Принципиально важно отметить факт наследования всей полноты универсального византийского культурно-цивилизационного синтеза Россией. Через Византию Россия во всей полноте стала сопричастна как культурному наследию Европы, так и Азии. Вслед Византии, она интегрировала оба культурных мира, став Евразийским государством-цивилизацией.

На вселенских просторах Евразии раскрылся консолидирующий потенциал русской культуры, была раскрыта интеграционная природа Российской цивилизации. Ее интеграционная сущность во многом определила пути развития евразийских миров.

Впитав начала византийского универсализма, Россия творчески превзошла их. Она более чем Византия проявила устремленность к вырабатыванию солидарных форм жизни. Она создала беспрецедентный в истории государственный союз, который был добровольной общностью народов. Являя более, нежели Византия включающие, инклюзивные способности, она соединила многонациональную и многоконфессиональную цивилизационную ойкумену. Опираясь на творчески преломленные византийские идентификационные ориентиры, Россия оказала стратегическое консолидирующее воздействие на евразийские пространства.

 

Примечания

1. Успенский Ф. И. История византийской империи: Отдел VI – VIII. Восточный вопрос. М., 1997. С.814.

2. Тураев Б.А. История Древнего Востока. Том 1,Л.: Социально-экономическое издательство. 1936. С.4-5

 

6. Россия как проводник ценностной парадигмы альтернативной глобализации

Византия утверждала идею равенства народов, их право на культурное наследие и суверенное развитие. Она содействовала раскрытию культурного своеобразия, неповторимых идентичностей народов и стран, способствовала сложению многополярного мироустройства, где различные полюса мира оформлялись как уникальные культурно-исто­рические типы, пронизанные энергией солидарности. Будучи народно-историческим и нравственно-правовым государством, цивилизацией правового классицизма и культурного континуитета, руководствуясь этикой служения, Византия инспирировала развитие глобального нравственно-правового и народно-исторического пространства, что бесспорно уподобляет ее России.

Россия творчески воссоздает византийско-эллинистический проект глобализации. Русско-евразийская ойкумена предстает его органическим продолжением.

Российско-византийской парадигме глобализации присуще видение единства и целостности истории и вместе с тем полифоничности, плюрализма, негомогенности культурно-исторического процесса.Ей свойственно постижение историчности человеческого существования, а также незавершенности исторического движения, его свободы и открытости творческому рождению новых идентичностей и ценностных комплексов. Для нее характерно определение содержания исторического бытия через обретение возвышенного исторического опыта культуры, через оформление ткани истории духовными смыслами, преумножение духовных слоев исторического, свободное культурное самополагание и оформление человека. Ей присуще гармоничное сочетание пространственного движения и проникновения в глубину человеческой души. Она вызвала к жизни творческие энергии, направленные как на преображение внешнего мира, так и глубокое постижение человеческой природы. Она явила вселенную, где динамическое освоение мироздания гармонично соединилось с творческим освоением культурной самобытности, духовно-ценностных ресурсов прошлого и настоящего, углублением исторической памяти, обогащением, непрерывным созидательным обновлением духовных сил. Она носит возвышенный смыслоценностный характер и может со всем основанием быть названа идеационной глобализацией — глобализацией, в основании которой лежат высокие духовные смыслы, определяющие структуры рационально-технической стороны цивилизационного космоса.

Идеационная глобализация предстает целостным духовно-ценностным явлением, осуществленным в непрерывных линиях российско-византийского исторических развития.

7. Россия - вселенная евразийского гуманизма

Развитие Византии определялось принципами гуманизма. Именно Византийская цивилизация подарила миру детально разработанное учение о свободной духовной личности, устремленной к творческому преображению себя и вселенной. Формирование представлений о личности стало величайшим вкладом Византии в развитие человечества. Учение о персоне было сформировано на основании православных ценностей и выражено на языке греческой философии.

На пространстве Византийской ойкумены свершилось открытие онтологического статуса личности. Персональный образ бытия был увиден средоточием царства ценностей. Человек был назван миром объединяющим природу и историю, единством природного и исторического бытия, единой личностью, вбирающей в себя природную и историческую вселенные. Здесь произошло открытие исторического измерения человеческого существования как бытия подлинно человеческого, открытие историчности человека, образа человека как субъекта самосозидания, погруженного в творческие процессы истории.

Византии присуще видение истории особым достоянием личности, непрерывным потоком актов персонального самотворения, незавершенным пространством, открытым человеческой свободе, где творчески полагает свою сущность человек. Причастность истории была связана с утверждением личности свободным субъектом исторического действия.

В византийском мире свершилось утверждение достоинства ответственной за себя и мироздание суверенной персоны. Идея свободного суверенного субъекта, распространенная в ходе византийской глобализации, касается утверждения  достоинства, как отдельной личности, так и целых народов и стран.

Византия оказала фундаментальное влияние на культурную историю Евразии. Развитие гуманизма на евразийском пространстве, обосновывающего свободно-творческое целепола­гание личности и ее духовное достоинство, стремление к нравственному совершенствованию человеческой природы и обретению целостности человеческого духа, выявление духовных глубин личности через созидательное продолжение культурных традиций и духовных преданий невозможно понять вне мощного влияния византийской культуры, в центре которой – образ персоны, творчески и ответственно соучаствующей в бытии мира.

Утвердив в Евразии ценность свободной творческой личности, Византия во многом определила гуманистический вектор развития евразийского универсума. Вне контекста влияния Византии невозможно постигнуть пути сложения облика культурной Евразии, пути формирования и развития евразийского гуманизма.

Гуманистическая традиция роднит Византию и Россию. Пути развития отечественного гуманизма восходят к византийским историческим линиям. Традиция гуманизма предстаёт как целостная в отечествен­ной цивилизации.

Русской культуре присуще глубочайшее представление о духовном достоинстве человека. Русское миросозерцание связано с раскрытием образа Божьего в  ближнем, познанием собственной личностной глубины и великого достоинства другого. Русской культуре свойственна возвышенная этика достоинствавидящая личное существование соединенным с величием в духовном самостоянии как суверенном творческом развитии. В контексте ее ценностного мира, народы, страны и цивилизации, будучи союзами свободных персон, солидарными личностными сообществами, предстают призванными к ответственному духовно-творческому самостоянию - суверенному духовному  развитию, развитию при опоре на  личные творческие силы.

Российская цивилизация оформилась как пространство отождествления личности и достоинства, как мир содействующий осуществлению свободного духовно-творческого самостояния стран и народов, раскрытию и расцвету их творческих сил. Она зиждется на признании свободной суверенной персоны в качестве универсальной и фундаментальной ценности. Ей свойственно раскрытие достоинства через суверенное развитие на основании творческого продолжения наследуемых духовных смыслов.

Существенным достижением отечественного гуманиз­ма является глубокое выявление взаимосвязи индивидуального и социального бытия. В отечественной культуре ценность персоны была воспринята в модусе жизнестроительного учения о соборности. Присущая Российской цивилизации жизнестроительная ценность соборности позволила увидеть социальные отношения в фор­ме глубинного взаимодействия "я" и "ты", ведущего к их единству.

Интеграционная сущность Российской цивилизации, присущее ей стремление к формированию горизонтов совместного духовного опыта, свойственный ей глобально-евразийский характер и соборно-персоналистический смысл органически следуют из ее гуманистических начал, творчески воспринятых от Византии.

В духовном облике России более чем в облике Византии присутствуют черты милосердия, сострадания, жертвенности, совестливости, сердечности, братского единения в любви и соборности. Россия стремится обрести глубинные основания социальной жизни, социальных и правовых порядков в ценностном порядке соборности и сердечной любви. На фоне византийского российский гуманизм выделяется своими деятельными, преображающими, эргетическими началами, что сделало Россию одной из наиболее динамично развивающихся цивилизаций в истории человечества.

Россия со всем основанием может быть названа гуманистической цивилизацией. Она может быть охарактеризована как цивилизация евразийского гуманизма. Присущая ей этика достоинства сыграла колоссальную роль в оформлении гуманизма на всем Евразийском континенте. Как вселенной евразийского гуманизма России принадлежит существенная роль в формировании Евразии как духовной целостности.

Россия со всем основанием может быть увидена средоточием евразийской гуманистической традиции, оплотом и защитником гуманистических ценностей Евразии – ценностей свободы, духовно-творческого самовыражения, человечности, связывающей личности солидарности и взаимного служения.

8. Россия как космос Экологической цивилизации

Формы и ценности Экологической цивилизации были раскрыты в византийской истории. В своем уникальном историческом пути Византийская цивилизация определила и выразила основополагающие экологические принципы, явила зрелое и развитое экологическое сознание. В сфере экологии Византия предложила ценностные стандарты и ориентиры, которые стали достоянием всего человечества. Их осваивали и ими вдохновлялись различные цивилизации и культурные миры.

Парадигмальное представление о жизнестроении для Византии было связано с понятием дома (οἶκος) (1). Представление о доме было ключевым жизнестроительным смыслом частной, государственной и церковной жизни. Оно конституировало все сферы социального бытия Византии, являлось основанием византийского общественного устройства. Оно отражалось в византийской исторической, экономической, естественнонаучной и социально-политической мысли, религиозной философии и теологии, породив множество терминов значимых как для византийского, так и современного культурного сознания (2).

К самой Византии в целом прилагалось понятие Дома, сама Византия рассматривалась и осознавалась ее обитателями как один грандиозный Дом (3)При этом, понятие дома совпадало с понятием семьи(также οἶκος), что придавало особый смысл всем реальностям, отраженным в этом понятии. Дом рассматривался в русле семейно-родственных отношений между отдельными людьми, странами и народами, между человеком и космосом, наконец, между человеком и Богом.

Византийская парадигма жизнестроения исходила из духовно насыщенного представления о доме-семье. Модель семейно-домовой общности распространялась на экономическую, национальную, государственную, церковную и духовную жизнь. В доме-семье человек ощущал себя ответственно сопричастным бытию других людей, бытию всего мироздания и бытию Бога. Дому-семье свойственны родственная забота, поддержка и внимание. В нем раскрывается глубинное родство людей между собой, их родство с космосом и с Богом.

Именно на основании представлений о семейно-домовой общности византийцами осуществлялись вселенские, универсальные (οἰκουμενικος) миростроительные задачи – формировалась византийская культурная ойкумена (οἰκουμένη), явившаяся воплощением византийского экологического сознания, связывающего экологическую тему, то есть все имеющее отношение к домоустройству (οἰκολογικός) (4) с представлением о семье.

Византийское понимание ойкумены подразумевало взаимодействие стран и народов на основании особой открытости. Эта открытость выражалась во включении народов и стран в обогащающее их византийское культурное пространство на правах суверенных субъектов, без подавления их культурного своеобразия и насильственной ассимиляции. Она предполагала обретение подлинной универсальности и вселенскости (οικουμενικότητα) через осуществление идеала мировой семьи (5).

В своей истории Византия воплощала идею культурно-цивилизационного Дома-Семьи, приоритетной задачей которого было сбережение и творческое возделывание природной и культурной среды, сохранение и преумножение природных и культурных благ, защита и воспроизведение природных и культурных ресурсов. В цивилизационной истории человечества Византия была выразителем и носителем экологической идеи, подлинно Экологической цивилизацией.

Глубинный исторический опыт Византии позволяет раскрыть подлинный смысл проекта Экологической цивилизации. Основные ценностные принципы Экологической цивилизации воплощены в византийской истории. Речь идет об осуществлении естественных культурных прав человека – неотъемлемых атрибутов бытия личности как субъекта культурного творчества. Во-первых, права на культурное наследие и своеобразие, права на идентичность, права на творческое освоение и продолжение традиций. Во-вторых, права на природное наследие, то есть права на соучастие в жизни природных систем, права на их сохранение, преображение и творческое возделывание, что неразрывно связано с культурным созиданием, предстает базисом культурного творчества личности. И, наконец, права на развитие, то есть права на культурно-цивилизационное совершенствование, на суверенное модернизационное движение, права на вхождение в современность и, следовательно, права на будущее.При этом право на развитие осуществляется в гармонии с правами на идентичность и природное наследие, на их основании, а не вопреки им.

Будучи историческим выразителем культурных прав человечества, Византия может быть охарактеризована как цивилизация культурной справедливости — цивилизация, в которой субъекты культурного права в виде отдельных людей, стран и народов обрели наиболее благоприятные условия для осуществления культурного творчества, где была создана предельно благоприятная среда для культурного самовыражения человека.

В византийской истории реализовывался цивилизационно-экологический проект. Воплощенный византийской историей экологический императив означал сохранение культурного и природного наследия как источника развития будущего.

Идея Экологической цивилизации – византийская идея. Византия несла начала Экологической цивилизации. Парадигма Экологической цивилизации укоренена в ее глубинной истории, заложена в вековых традициях ее исторического пути. Она означает обретение материального благосостояния, развитие экономики, науки и техники в неразрывной связи со сбережением культурного наследия и природы. Она означает поиск оптимального сочетания традиций и инноваций, видение традиций источником синтезирования новых цивилизационных форм. Она означает реализацию права стран и народов на суверенный самобытный путь, устойчивое развитие, в центре которого находится человек.

Восприняв ядро Византийской цивилизации, Россия творчески воспроизвела его ценностное содержание. В своем историческом опыте Россия созидательно воплотила в жизнь византийский экологический императив, освоила, сохранила и транслировала стержневые принципы построения византийской ойкумены. Исторической миссией России стало их распространение на иные, более обширные географические пространства и культурные миры.

Специфика российского цивилизационного строительства находит свое раскрытие в представлении о доме.

Будучи стержневой парадигмой российского жизнестроения, образ дома соединяет в себе несколько смысловых планов. В российской цивилизационной лексике слово «дом» наряду со значением жилища и места обитания человека, также означает семью и родную землю – малую и большую Родину. Причем, слова «семья» и «Родина» имеют изначально тождественное значение, и слово «семья» содержит в себе смысл служения(6). Представление о доме-семье преодолевает рамки кровно-родственных отношений, и через понятие семьи-родины, проецируется на всю Российскую цивилизацию. Последняя раскрывается как большая Родина – единое цивилизационное здание, Дом, выстроенный на принципах Семьи, то есть общего служения совместно живущих людей и народов, разделяющих чувство глубокой сердечной привязанности к своему родному Дому-Семье, наделенному архетипическими чертами матери.

Пространство Российской цивилизации, подобно византийскому, зиждется на признании всеобщего родства людей, на принципах родственной открытости, выражающейся во всемирной, вселенской отзывчивости русского народа и народов России, приобщающих к российскому цивилизационному ядру иные народы и культурные миры посредством жертвенного соучастия в их исторических судьбах.

Российская цивилизация складывается как цивилизация соборного единения – собор народов и культур, свободно соединившихся в целостное цивилизационное пространство во всем своем многообразии и неповторимости. Это соборная цивилизация, имеющая своим общим делом освоение, сбережение и развитие культурных и природных богатств, осуществление культурных прав, культурной справедливости. Российской цивилизации исторически присуще взаимодействие со странами и народами как обладающими естественными правами на культурное и природное наследие, самобытное и суверенное развитие. Ее объединяющая миссия определялась не сепаратными стратегиями решения своих проблем за счёт других, а принципа­ми глобального служения. Подобно Византии, она воплощает экологический императив, является полноценным выразителем и носителем экологической идеи.

В миростроительных российско-византийских духовно-исторических линиях даны свойственные Экологической цивилизации принципы ценностной парадигмы устойчивого развития.

Творческое усвоение Россией ценностного ядра Византийской цивилизации, органическое сложение Российско-византийского цивилизационного преемства является беспрецедентным воплощением устойчивого развития в историческом процессе.

Российско-византийское цивилизационное преемство предстает как единый путь, устремленный к возрастанию всечеловеческой духовной солидарности,  обретению единства человека с человеком, природой и Богом. Речь идет о пути миротворческого домостроительства, на котором созидание Общецивилизационного Дома связано со сбережением культурных и природных богатств ради общего блага планеты, в качестве основы общечеловеческого духовного роста. Речь идет о пути кумулятивном, подразумевающем накопление и сохранение духовных ценностей и традиций, сбережение преемственности развития культурных и природных форм и систем. Общецивилизационный Дом возводится в непрерывной работе поколений. Он строится в межпоколенных синтезах, исходя из сохранения разнообразия культурной и природной жизни.

Если использовать терминологию Павла Флоренского, то Российско-византийский цивилизационный путь можно охарактеризовать как путь созидания пневматосферы — космического пространства вовлеченного в духовное развитие и в силу этого отличающегося особой устойчивостью.

Византию принято считать библиотекарем человеческого рода. Развитие через сохранение общечеловеческого духовного наследия – приоритетная стратегия Византийской цивилизации. На ее пространстве претворялось в жизнь непрерывное, преемственное развитие культурных систем. Византия справедливо может быть названа историческим средоточием стратегически стабильного безопасного развития. Вслед за Византией Россия может быть названа цивилизацией культурного континуитета. Она углубляет присущие Византии стратегии сохранения преемственности духовного развития народов. Еще более Византии России свойственна сберегающая идентичность. Сохранение уникальных форм жизни во всей полноте и конкретности, жизненных структур, определяющих преемственность духовных путей сообществ, творческих начал жизнедеятельности социальных организмов сделалось приоритетом развития Российской цивилизации. Как и Византия, Россия осуществляла начала стратегически стабильного и безопасного развития.

Нам представляется важным обратиться к творческому наследию А.С.Панарина. Отечественный мыслитель считал, что Российская цивилизация имеет в своем ге­незисе греческое ядро. Это позволяет ей сформулировать глобально значимый проект. Греческий логос характеризуется чуткостью к ценностному измерению мироздания, неутилитарным отношением к миру. С позиции мыслителя, в силу органического наследования начал византийской культуры, именно в рамках Российской цивилизационной системы возможно сформулировать проект духовного преобразования технической цивилизации, программу управления современной технической средой исходя из эколо­гических и культурных приоритетов.Сегодня, когда приближается время ис­сякания даров культуры и природы важно актуализировать потенциал Российской цивилизации, могущей компенсировать своими энергиями творческого дарения иссякание энергетики природных и культурных дарений в мире. Принципы духовного производства, присущие Российской цивилизации, основаны на экологической доминанте, означающей органическое сочетание сохраняющего и преобразующего начал, сбережения и возделывания. Ей присуще отношение к национальной территории как к Дому. Она воспринимает себя территориально укорененной семейной общиной. В силу своей экологической доминанты Российская цивилизация способна инициировать созидание содружества космически укорененных и экологически ответственных цивилизаций. В творчестве А.С.Панарина Россия предстает как цивилизация органических антропокосмических связей, цивилизация, могущая вызывать к жизни глобальный цивилизационно-экологический проект.

Развивая идеи А.С.Панарина, важно отметить, что греческим логосом было осуществлено преображение социального и природного пространства в единый цивилизационный космос. Ту же миссию осуществило русское слово. Стремление к созиданию целостного космоса свойственно, вслед Византийской, Российской цивилизации. Исторически Российская цивилизация формировалась в поисках целостности бытия. Она несла всеобъемлющий идеал воссоединения духовного мира человека, преобразующего соединения личности и мироздания в органическое целое.

Стремление к целостности – сущностная черта России и Византии как Экологической цивилизации. Целостность в российско-византийской цивилизационной перспективе есть взаимосвязанность различий, сложное единство, единство при сохранении своеобразного, уникальных обликов мироздания. Она есть творческое единство, творческое персонализирующее соединение, единство в творческой разнородности, единство, обретаемое через созидательное персонализирующее служение.

В контексте ценностных доминант российско-византийского цивилизационного пути, целостность внутреннего мира человека не может быть дана ему помимо заботы о вселенной, поддержания единства и гармонии ее форм, т.е. помимо целостного отношения человека к миру. Согласие человека с собой раскрывается в обретении согласия с тотальностью мира. Стремление к целостности подразумевает самоцельное, неутилитарное отношение к природному бытию и бытию другого, отношение к ним как к обладающим очевидной значимостью. Такое отношение становится классическим путем упрочнения, сохранения и выражения духовного единства личности.

Формирование линий современного прогресса осуществляется преображающим мироздание разумом.Представление о целостном разуме, преображающем мироздание при сбережении его уникальных форм присуще российско-византийскому цивилизационному пути и является одной из его базовых ценностных доминант. Недаром именно в России и Византии разрабатывалось учение о ноосфере как целостном разуме - разуме, тесно связанном с нравственной оценкой, духовным созерцанием и опытом, как о разуме диалогическом и нерепрессивном (7).

Идея Экологической цивилизации связана с персоналистическим мировидением, ценностью целостной личности, соединенной творческими нитями со всей Вселенной. Ценность целостной личности и соборности (как образа коммуникации целостных персон) глубочайшим образом выражена, с исключительной глубиной раскрыта Российской цивилизацией. Российская цивилизация – цивилизация соборно-персоналистической парадигмы, утверждающая образ целостной личности как творческого проводника духовно-объединяющего начала во Вселенной, хранящего уникальное своеобразие ее форм.

Очевидно, соборно-персоналистическое самоопределение Российской цивилизации предполагает созидательное наследование сформированных в Византии жизнестроительных принципов персоналистического гуманизма, отражающее единство российско-византийского цивилизационного пути.

Идея Экологической цивилизации органически проистекает из мира российско-византийских ценностей, указывающего на взаимозависимое сохранение природного и культурного окружения человека, сбережение культурных и природных систем как основание солидарного развития всего человечества.

Византия и Россия несли ценности Экологической цивилизации на евразийские пространства. Раскрытые глубинным образом они оказались созвучны ценностным мирам народов Евразии. В этой связи идея Экологической цивилизации может быть названа Идеей Евразийской.

 

Примечания

1. О доме (οἶκος) как базовой единице византийского общественного устройства см.: Paul Magdalino. The Byzantine Aristocratic Oikos // The Byzantine Aristocracy, ed. Michael Angold (Oxford, 1984). Aristocratic oikoi in the tenth and eleventh regions of Constantinople // Byzantine Constantinople: Monuments, Topography and Everyday Life, ed. N. Necipoglu (Leiden, 2001). Constantinople and the outside world // Strangers to Themselves: The Byzantine Outsider, ed. D. Smythe (Aldershot, 2000).

2. Понятие дома (οἶκος) в Византии прилагалось к частному жилищу, семье и родословию, храму и социально значимым светским зданиям (например, царские дворцы, резиденции и дома аристократов), урбанистическим, церковным и государственно-бюрократическим структурам, имперским поместьям и имениям знати, аристократическим и царским родам, Церкви как сообществу верных и всей Империи, среде обитания человека и даже месторасположению планет. Множество культурно-значимых терминов производны от этого понятия – икономия, экономика, эколог, экологический, ойкумена, икос и др. См.: Oikos. The Oxford Dictionary of Byzantium. Oxford: Oxford University Press, 1991. Οίκος. Lampe G.W.H. A Patristic Greek Lexicon. Oxford University Press, 1961. Trapp E., et al. Lexikon zur byzantinischen Gräzität besonders des 9.-12. Jahrhunderts [the Lexicon of Byzantine Hellenism, Particularly the 9th–12th Centuries], Verlag der Österreichischen Akademie der Wissenschaften. 1994–2007.

3. «…Сама Империя имела характер одного грандиозного oikos». Paul Magdalino. The Byzantine Aristocratic Oikos // The Byzantine Aristocracy, ed. Michael Angold (Oxford, 1984). P. 95.https://en.wikipedia.org/wiki/Fellow_of_the_British_Academy

4. οἰκολογικός - имеющий отношение к содержанию дома, οἰκολόγος – управляющий домом. См.: Trapp Erich, et al. (1994–2007) Lexikon zur byzantinischen Gräzität besonders des 9.-12. Jahrhunderts [the Lexicon of ByzantineHellenism, Particularly the 9th–12th Centuries], Verlag der Österreichischen Akademie der Wissenschaften.

5. Тема детально раскрыта в работах Г. Металлиноса. См.: Georgios D. Metallinos, Paganistikós Ellinismós i Ellinorthodoxía? [Pagan Hellenism or Greek Orthodoxy?] (Athens). 2003. Γεώργιος Μεταλληνός. Ελληνισμός καιΟρθοδοξία, Εκδόσεις Παρουσία, 1999.

6. «Родина. Общеслав. Суф. производное от род. Исходное значение — «семья»…» Школьный этимологический словарь русского языка. Происхождение слов. — М.: Дрофа Н. М. Шанский, Т. А. Боброва 2004. «Семья́. Известно в восточно-славянских и южнославянских языках. Образовано с помощью суффикса -uj- от сѣмь — «работник, слуга, домочадец», подобно братия (от братъ)». Краткий этимологический словарь русского  языка. — H. M. Шанский, В. В. Иванов, Т. В.  Шанская, 1971г.

7. Именно в византийской мысли был впервые полноценно разработан концепт ноосферы. Следует отметить, что концепт ноосферы был предложен греческой философской мыслью задолго до его современного употребления. Уже философия неоплатоников (например, Прокл, Олимпиодор Младший) широко применяла ноосферную аналогию (νούς σφαίρα αναλογεί), утверждая, что мыслящий ум подобен сфере, которая имеет каждую точку одновременно началом и концом. Вместе с тем недостатком неоплатонического подхода была неразработанная антропология, отсутствие целостного учения о человеке, что препятствовало полноценному раскрытию представлений о ноосфере. Опираясь на христианское учение о единстве человечества и человеке как венце мироздания, греческая патристика своеобразно прояснила и усовершила античное философское понятие. Сферическое, кругообразное движение рассматривается здесь как подобие наиболее совершенного познавательного движения человеческого ума. Такое движение обладает предельной мерой сосредоточенности, и имеет наивысшие предметы познания, включая Бога. В этом движении формируется человеческое знание, охватывающее и проникающее сущее. Это «общее знание (γενικήν επιστήμην), которое в своем непрестанном движении окрест всего [бытия], осуществляемом в [процессе] ведения, никогда не выходит из самого себя, объемля все силой разума» (Прп. Максим Исповедник. Творения ТТ.1,2. Святоотеческое наследие. Т.2. М., 1993-1994. С. 337). Подобное знание имеет своим субъектом человеческий ум (νοῦς) и порождаемое им внутреннее слово (λόγος), что отражает в человеке божественный образ. Подобное знание исполняется через органы чувств, в соединении с которыми разум становится носителем уникальной способности к всеобъемлющему творчеству. Подобное кругообразно циркулируемое знание образует особую ноэтическую антропокосмическую сферу бытия, в которой человеческое мышление соприкасается с постигаемым им мирозданием, где человек творчески познает и осваивает сущее. См.: Le Roy, in “L'exigence idealiste et le fait d'evolution, P., 1927, p. 196. Initia philosophiae ac theologiae ex Platonici fontibus ducta, sive Procli Diadochi et Olympiodori in Platonis Alcibiadem Comment., ed. itemque ejusdem Procli Institutionem theologicam adjecit F. Creuzer. Voi. 1-3. Francoforti, 1820-1822.. ΙΙ, 103. Григорий Палама. Триады в защиту священно-безмолвствующих. М., 1995. 2-я часть Триады I. Ответ второй. 5.

 

9. Россия как модератор евразийской интеграции

На современном этапе развития России особое значение приобретает тема евразийской интеграции. В настоящее время евразийская интеграция и развитие России представ­ляют собой глубоко взаимосвязанные процессы. Будучи преемницей Византии, Россия обладает необходимым ценностным потенциалом для формулирования принципов евразийской интеграции.

Очевидно, сегодня человечеству предлагается программа гло­бализации, базирующаяся на метакритике культурной идентич­ности. Вступление в современность отождествляется с разрывом исторической преемственности. Идентичность рассматривается препятствием, ослабляющим модернизационное движение. Её преодоление и даже необратимое забвение объявляется условием вхождения в современный мир. Идентичность противопоставляется современному развитию.

Византия – государство, ставшее факелом цивилизации. На ее пространстве осуществился прорыв к современной эре. Византия - источник проекта современности. Своими очевидными достижениями (в сфере экономики, права, общественной и политической жизни, науки, техники и др.), зиждущимися на тщательно разработанном учении о свободном творческом суверенном субъекте, она участвовала в организации современного мира. Современное развитие в Византии органически сочеталось состратегиями сохранения культурной самобытности и преемственности духовного развития народов.Социокультурные основания их жизни, преемственность их исторического бытия гармонично согласовывались с вхождением в современность.

Движение в современность на основании исторически сформированных ценностей и идентичностей, увиденных источником и ресурсом развития, возможно осознать в качестве прин­ципа евразийской интеграции. Данный интеграционный принцип может быть предложен сегодня Россией именно как преемницей Византии.

Раскрывая его суть, необходимо подчеркнуть, что рост научного знания, эффективная модернизация, прогрессивное развитие осуществи­мы в ценностно насыщенной социокультурной среде, располагающей к свободному раскрытию творческих возможностей. Созидающая современность личность, может со всем основанием усмотреть в исторически сложившихся ценностях и идентичностях основание развития. Их сохранение - предпосылка вхождения в современность. Творческое обращение к ним – источник ее формирования. Современный мир важно увидеть пространством, возведённым путём творческого освоения исторически укоренённых ценно­стей и идентичностей, пространством непрерывного духовного пути.

Опираясь на российско-византийский исторический опыт, возможно выстроить стратегические линии взаимодействия между странами Евразии сегодня. Российско-византийское цивилизационное послание утверждает значение евразийского консенсуса. Устойчивое развитие Евразии осуществимо в контексте обретения евразийского консенсуса – согласия стран и народов Евразии относительно безопасного и стабильного развития на основании исторически вызревших ценностей и идентичностей. Такой консенсус связан с раскрытием понимания общего блага народами Евразии.Речь идет о согласии касательно признания исторически сформированных ценностей и основанных на них образов жизни началами развития стран и народов. Речь идет о формулировании принципов достойной жизни в соответствии с исторически сформировавшимися стержневыми ценностями сообществ и традиционными формами идентичности.

Современные евразийские интеграционные процессы могут быть осмыслены в ключе стратегии евразийского консенсуса. Она воплощаема через осуществление прав на культурное достояние и природное наследие, сопряженного с ними права на суверенное развитие. Следуя ее принципам, движение в современность реализуется на основании, в органическом творческом единстве с исторически сформированными идентичностями, при творческом сохранении культурных и природных почв, а не вопреки им.

Интеграционные процессы предполагают определенный образ Евразии. Исходя из российско-византийских духовных доминант, Евразию возможно увидеть пространством прочных культурных связей, выступающих основанием различных форм эконо­мического и политического сотрудничества. Речь может также идти о Евразии ценностей, исторически сложившемся многообра­зии культур, мире, обогащённом неповторимыми идентичностями.

Следуя смыслам российско-византийского цивилизационного пути, принципиально значимо видение евразийских интеграционных процессов в ракурсе многонародного форума культурной памяти – форума взаимного признания, взаимного открытия духовной глубины другого, на котором осуществляется сближение и обретение общности, обнаруживаются горизонты общих ценностей и идентичности.

Интеграционные процессы призваны воплощаться в пространстве целостного исторического самосознания. Речь идет о видении народами Евразии сотрудничества в ракурсе исторической глубины, о видении укорененности интеграционного взаимодействия в глубинных пластах и коллективных идентичностях прошлого, в историческом соприкосновении и взаимопроницаемости форм культурного наследия. Речь идет о сотрудничестве как культурном союзе между народами, сложении союза народно-исторических государств (государств с высокой ценностно-насыщенной идентичностью), содействующего расширению их суверенитета через углубление кооперации.

В контексте российско-византийского исторического опыта, евразийские интеграционные процессы подразумевают союз государств и народов, следующих классическому пониманию права, когда естественное (или нравственное) право, вбирающее в себя морально-нравственные суждения, проистекающие из духовных традиций народов, выступает источником формирования права позитивного.

Как наследница Византии Россия может способствовать развитию уровня межкультурной коммуникации на евразийском пространстве, ведущего к взаимопроникновению культур. Она в состоянии содействовать вырабатыванию такого уровня культурного обмена, который определяет пути формирования межгосударственных отношений.

При опоре на российские духовные доминанты Евразию возможно увидеть целостным пространством с взаимопроникающими и родственными ценностными системами, пространством взаимосвязи и взаимозависимости народов и стран, их глубинного соработничества, и в тоже время кооперации разной интенсивности. В перспективе духовных доминант Российской цивилизации интеграционные процессы обретают черты органического воссоединения евразийского мира. Интеграция становится путем устойчивого развития.

Жизнестроительные принципы Российской цивилизации, ее миростроительный опыт сегодня востребованы в евразийских интеграционных процессах. Крайне востребовано ее участие в формировании евразийского полюса устойчивого развития в качестве модератора.

Как преемница Византии Россия выступает цивилизацией, являющейся культурным эмиттером. Она несет собственную глобальную модель ценностного освоения бытия, обладает необходимым ценностным ресурсом для культурной эмиссии. Она излучает духовные смыслы на глобальном уровне, склонна распространять на международной арене дееспособную модель современности.

Российская цивилизация обладает интегрирующей си­стемой ценностей глобального масштаба. Она располагает достаточным потенциалом, чтобы быть субъектом глобального целеполагания, глобальным актором международных процессов, определяющим макроуровень культурных и политических отношений, ситуацию и стратегии современного символического обмена.

Россия как преемница Византии | Всемирный Русский Народный Собор