Всемирный Русский Народный Собор

Кто настоящий друг Болгарии?

Замечания Патриарха Кирилла в адрес болгарского президента вызвали бурную полемику. Прав ли Румен Радев, помянув поляков, финнов и литовцев (а также украинцев, белорусов, сербов — против которых Святейший не возражал) как освободителей своей Родины в одном ряду с русскими? Или такое уравнивание ролей размывает историческую правду? Пролить свет на глубинную причину спора помогает заявление предыдущего руководителя страны, Росена Плевнелиева.

Многозначительно уже то, что главным проводником идей Плевнелиева в рунете стал богоборческий портал Кредо.ру, сопроводивший его речь заголовком «Браво…! Бывший глава болгарского государства „по пунктам“ опровергает Патриарха…». Сутью гневной тирады экс-президента стали претензии в адрес России, которая не поддержала в 1872 году болгарскую автокефалию, не помогла болгарам объединить свои исторические земли, не выступила на стороне Болгарии во Второй балканской войне 1913 года и вообще не давала «ни мёда, ни жита». Поэтому господин Плевнелиев против того, чтобы на Шипке «развевались только болгарские и российские флаги» и при этом не было «сегодняшних наших партнеров в ЕС — Финляндии, Румынии, Литвы, Латвии, Эстонии». В заключение оратор предостерёг соотечественников от российских имперских амбиций, панславянского национализма и призвал «идти собственной дорогой… европейского развития».

Конечно, претензии Плевнелиева в целом беспочвенны, а в отношении флагов, например, попросту смешны. На Шипке развевались именно те знамёна, которые прославились в героических событиях 1877 года — русские и болгарские, никакой символики «стран-партнёров по Евросоюзу» тогда вообще быть не могло. Тем не менее, вопреки фактам, послание экс-президента болгарскому народу следует навязчивому императиву: Россия — плохая страна, мы от неё получили гораздо меньше, чем хотели, а вот Евросоюз — хороший, и надо всячески подчёркивать его благодеяния, пусть даже и надуманные.

Вот это стремление затушевать исторические заслуги России и растворить их в несуществующих заслугах «партнёров по ЕС» заметил Патриарх Кирилл в речи президента действующего. Хотя Румен Радев — достойный представитель болгарского народа, искренний друг России, дорожащий нашей общей историей, но даже он вынужден считаться с настроениями прозападной части болгарских элит и идти на уступки под давлением многочисленных плевнелиевых. Именно под этим давлением среди освободителей Болгарии появились финны, поляки и литовцы. Их упоминание — вовсе не справедливая дань уважения к многонациональному составу армии-освободительницы, поскольку в таком случае следовало бы упомянуть также татар, грузин, армян, дагестанцев и прочих сыновей Российской империи. Нет, внимание обращено только к народам, входящим в Евросоюз или находящимся под его пристальной политической опекой. И это лишь первый шаг готовящейся метаморфозы, а последним должна стать бесповоротная замена в памяти народа русских освободителей на европейских.

Что же, если болгарские западники, под крики «браво!» со стороны западников отечественных, перечисляют претензии к России, одновременно восхваляя ЕС, не следует ли провести сравнительный анализ: какова же истинная роль двух цивилизаций в судьбе Балкан?

Начнём с того, что османское порабощение стало фактом потому, что балканские народы не сумели сплотиться вокруг общих духовных святынь и выступить единым фронтом, как Православная цивилизация. Апофеозом трагедии явилась Ферраро-Флорентийская уния, когда балканские элиты решились отступиться от православной веры и поклониться западной церкви, в надежде на ответную помощь европейских рыцарей. Разве Запад оправдал эти надежды? Нет, европейские воины предпочли проливать кровь ради иных целей, оставив православные Балканы томиться в чужеземном ярме.

В это драматическое время оплотом верности Православию выступила Русь и была щедро вознаграждена за это. Русский народ сам сумел освободиться от иноплеменного ига, создал великую державу и смог протянуть руку помощи своим единоверным братьям. Вся наша история — начиная от сожжения Киева и Москвы, от падения Никопола и Цареграда вплоть до побед под Чесмой, Рымником и Шипкой — это история великого возвращения, самоотверженной православной реконкисты, воскрешения из пепла нашей древней цивилизации. Война 1877–78 годов стоит в ряду решающих актов этой долгой борьбы.

В истории русско-болгарских отношений действительно есть моменты, когда Москва не выступала на стороне Софии (именно на них указывает Плевнелиев). Но можно ли упрекнуть за это Россию? Ведь всякий раз это были конфликты между православными народами, когда встать на сторону одного брата означало предать другого. Россия упорно, невзирая на упрёки, выполняла своё историческое задание: примирить и объединить православные народы, чтобы воссоздать нашу цивилизацию между сциллой Запада и харибдой Востока, извлечь уроки из прошлого и не допустить новой катастрофы. Гораздо страшнее были те эпизоды наших взаимоотношений, когда прозападные элиты, вопреки воле болгарского народа, толкали его в военные коалиции против России — и всякий раз приводили к закономерному поражению.

Передёргивая факты, плевнелиевы стремятся свалить историческую вину с больной головы на здоровую, объявив Россию угрозой, а Запад бескорыстным другом болгар. Но разве Россия препятствовала созданию «целокупной Болгарии»? Нет, наоборот, это сделали западные доброхоты! Когда русские войска уже стояли под стенами Стамбула, Лондон выслал свои корабли, угрожая повторением Крымской войны — лишь потому Фракия сохранилась в руках Турции, а коренные болгарские земли были расчленены на три фрагмента.

А разве русские разрушили Балканский союз в 1913 году? Нет, Россия ждала своих братьев на примирительную конференцию в Петербурге, а клин между православными славянами вбили Берлин и Вена.

Забота России о своих союзниках и друзьях кажется настолько естественным явлением, что ей в вину уже ставится всякий отказ делиться «мёдом и житом». Тогда надо вспомнить: какой же «мёд» и какое «жито» получали народы, попавшие в сферу влияния западных держав?

Победоносные русские войска помогли рождению на Балканах целого ряда независимых государств: Румынии, Болгарии, Сербии, Греции. А победоносные австрийцы, отвоевав земли у Османской империи, сделали «освобождённых» славян не более чем холопами на землях немецких баронов.

Разве можно сравнить, например, бесправное положение поляков в Германии и финнов под властью шведской короны с той широчайшей (не имевшей аналогов в Европе девятнадцатого века) национальной автономией, которая была предоставлена Польше и Финляндии российскими монархами?

А судьба ирландцев в Британии? Как случилось так, что из двух почти равных по численности народов после трёхвекового проживания в одной державе один стал в десять раз малочисленнее другого? А куда исчезли полабские и поморские славяне в Германии?

Зная эти исторические факты, поневоле задумаешься: не было ли турецкое иго, при всех его тяготах и злодействах, всё-таки менее страшной судьбой, чем западное порабощение? Ведь даже сегодня, в эпоху торжества формальных прав и свобод, прикосновение западной цивилизации способно оказывать поистине мертвящий эффект.

Ради каких, например, «европейских ценностей» Болгария была вынуждена отказаться от создания атомной электростанции Белене по русскому проекту? А ради чьих интересов болгарам запретили строить вместе с русскими газопровод? Сколько миллиардов евро потеряла и без того бедная Болгария, подчинившись «европейскому пути развития»?

Когда Болгария была союзником России, её население неуклонно росло. Сегодня болгарский народ вымирает и рассеивается по Евросоюзу. За двадцать лет евроинтеграции болгар стало на два миллиона меньше. Утрачено больше людей, чем за пять веков османского ига. Если так пойдёт и дальше, то к концу столетия сбудется то, что не сбылось в самые чёрные годы: на болгарской земле перестанет звучать славянская речь, исчезнет алфавит Кирилла и Мефодия, забудется само имя болгарского народа.

Вот по какой «красной линии» проходит водораздел! Вот о каком роковом выборе идёт речь, а вовсе не о порядке перечисления народов в почётном списке заслуг перед Болгарией.

Мы низко склоняем голову перед памятью всех воинов, освобождавших Болгарию, к какой бы национальности они ни принадлежали. Но давайте ни на минуту не забывать, что все они пришли на болгарскую землю с освободительной миссией потому, что были вместе с Россией и сражались за возрождение нашей общей восточнохристианской, славяно-православной цивилизации. Если бы эти народы были вместе с Европой и подчинились западной цивилизации, они бы никогда не пришли умирать за свободу болгарских братьев.

Это было истиной сто пятьдесят лет назад, и это остается истиной сегодня.