Всемирный Русский Народный Собор

Одна Курочка-ряба страну не накормит, а тысячи — запросто

Радует, что мы осознали — пусть и не сразу, всю нелепость попыток силами мелких хозяйств обеспечить продуктами питания, в том числе, яйцами и мясом птицы, российские города-мегаполисы. И даже на прилавках провинциальных магазинов нынче наблюдается конкуренция разных сельских производителей. А ведь было время, когда моя мать, живущая в маленьком городке, не хотела покидать свою старенькую, уже списанную с баланса, хибарку и переезжать в благоустроенную квартиру практически по одной причине: как же она без кур будет? В магазине в ту пору яиц купить почти невозможно было, очереди за ними с раннего утра, а то и с вечера, выстраивались. А тут, — вполне резонно говорила мать, — свои — свежайшие, только-только из-под курицы-несушки. На тот момент такая мелко-хозяйственная философия была оправдана: еще не известно было, что станет со страной, когда вдруг дефицитом стали самые элементарные продукты, без которых и жизнь — не жизнь, а растительное существование, грань физического выживания.

Потом в страну хлынул поток импорта. Помните, пресловутые «ножки Буша»? И ведь разбирали их за милую душу, ибо ничего другого в магазинах не было. Да и сейчас, по моим наблюдениям, старушки и старики выбирают в магазинах мясо подешевле — в виде куриных окорочков. Зато — это уже свое мясо, отечественное, привезенное из ближайших птицеводческих хозяйств, которые нынче на волне повышенного спроса и сокращения импорта стали возникать то тут, то там, словно грибы после дождя. И не просто хозяйства — настоящие агрохолдинги, можно сказать, индустриальные фабрики куриного, индюшиного и другого птичьего мяса.

Вот читаю про хозяйство «Евродон» в Ростовской области — и понимаю восторг и удивление журналиста. Ну только представьте себе: 93 птичника, каждый из которых длиной под 200 метров, инкубатор на 340 тыс. яиц единовременной закладки, мясоперерабатывающий завод производительностью 120 тонн мяса в сутки, а также комбикормовый завод! И это все не где-то там, в преуспевающей старушке-Европе или масштабной Америке, а тут, у нас в России, можно сказать, под боком наших крупных городов — в частности, Ростова-на-Дону. А производит «Евродон» не просто мясо птицы — индюшатину.

Иногда полезно читать не только милицейские сводки о том, сколько оппозиционеров собралось на Болотной площади и какие лозунги они там кричали, а посмотреть и сводку статистических данных. Ну кто бы мог подумать, что в России наблюдается самый настоящий бум производства именно индюшатины? Вот выкладки: «Эта птица вышла в явные лидеры — за последние годы такого бурного роста производства не было ни по одному другому виду мяса. Например, по курятине за последние четыре года скачок составил 1,5 раза (до 2,5 млн. т). Об этом рассказывали по всем центральным телеканалам и с гордостью докладывали премьеру и президенту. А по индюшатине — подъём куда круче: в 2005 г. в РФ вырастили только 10 тыс. т этой птицы, на всю страну работали лишь пять небольших специализированных фабрик, в 2007 г. выпуск достиг 30 тыс. тонн, а в 2011 г. преодолели планку уже в 90 тыс. тонн».

Замечать-то замечал, что то тут, то там по стране стали воздвигаться — иначе и не скажешь — современные птицеводческие комплексы, но не мог предполагать, что по своему размаху, технологиям и оборудованию они давно оставили позади бывшие советские птицефабрики. Появление своего, российского, мяса птицы на прилавках страны, потеснило импорт, что тоже радует.

Вот что говорит Вадим Ванеев, владелец «Евродона»: «Хочу быть одним из мировых лидеров по производству индейки. США прирастёт в этом году всего на 30 тысяч тонн — куда им развиваться? Некуда. А мы уже вышли на 35 тысяч тонн!». Как свидетельствует журналист, побывавший в этом крупном российском хозяйстве, «индейка с американского континента безнадёжно проигрывает его продукции — замороженные до каменного состояния импортные тушки теряют вкусовые качества и полезные компоненты. К тому же там основа кормов — соя, у нас — пшеница. Гурманы утверждают: выращенная на пшенице птица вкуснее».

Как пишет издание, «охлаждёнка» «Евродона» отправляется в торговые сети Москвы и Санкт-Петербурга, на Урал. А вот готовая к употреблению продукция мясоперерабатывающего завода — колбасы, карпаччо и прочие деликатесы сотни наименований — за пределы Ростовской области не уходят: ее попросту не хватает.

Понимаете: деликатесной продукции местного агрохолдинга ростовчанам не хватает. О чем это говорит? А говорит это о том, что полюбилась местному населению она и расходится в лёт. И что тут скажешь? Приятно сознавать, что и мы ныне не лыком шиты и многое уже можем. И это то самое сельское хозяйство России, которое якобы упало лицом в землю и больше уже никогда не поднимется. Да в том-то и дело, что поднимется, когда есть у нас настоящие хозяева земли русской и с них не только строго спросится, но и многое им дано. Вот о чем рассуждает еще достаточно молодой предприниматель Вадим Ванеев: «Проект стартовал в 2003 году с нуля, с чистых листа и поля. Это не халява приватизации 90-х. И я буду за него биться в любое время и с кем угодно!»

В общей сложности в России сейчас строится 16 крупных индюшачьих фабрик. Строится индюшачья ферма мощностью 5 тыс. т в год в Сарапульском районе Удмуртии, крупнейший производитель мяса в РФ группа «Черкизово» вложила в индюшатину 4,5 млрд. рублей — на эти деньги к 2014 г. на участке площадью 5 тыс. га в Тамбовской области построят завод мощностью 30 тыс. т в год. «Русская молочная компания» достраивает в Пензенской области предприятие на 15 тыс. т индюшатины в год... Список этот можно продолжать. Тот же «Евродон» к 2014 г. намерен построить самую крупную и современную индюшачью фабрику в Европе. Когда комплекс площадью 50 тыс. кв. м вступит в строй, компания сможет выпускать до 180 тыс. т индюшатины в год.

Но агропредприятия — это не только производство мяса птицы для российского рынка, которое успешно вытесняет импорт, но и работа для многих тысяч наших соотечественников, что тоже не может не радовать. Конечно, не по всем направлениям наше сельское хозяйство так разительно завоевывает позиции на российском рынке. Но лиха беда начало. И если птичьи агропредприятия столь уверенно встают на ноги, то можно надеяться, что и другие сектора отечественного села тоже сумеют доказать свою состоятельность. Ведь земля России — одно из главных богатств страны, которое все еще не освоено. И если нефть и газ уходят безвозвратно, да еще к тому же большой частью за границу, то земля делится своими дарами с человеком бесконечно, веками, если хозяйствовать, конечно, на ней разумно, без хищничества и глупости.

А мать моя, потеряв по возрасту силы вести свое пусть и скромное домашнее хозяйство, все-таки перебралась на новое место жительства. И я не помню дня, чтобы в холодильнике у нее за последние годы не водилось свежих куриных яиц или куриных окорочков. Значит, кто-то взял на себя заботу обеспечить ее полноценной едой, за что им, сельским производителям, большое спасибо! Говорю это с надеждой и верой в то, что русское село непременно возродится, станет богаче и уютнее, ибо не перевелись еще настоящие хозяева земли. А государство должно им помочь, подставив свое надежное и крепкое плечо.

Анатолий Строев