Всемирный Русский Народный Собор

Потери Европы от санкционных ударов по России

После серии проявлений экономического шантажа, которым Соединённые Штаты с покорным им Европейским Союзом пытаются «убедить» Россию отказаться от её жизненных интересов на Украине, блокируя работу финансовых учреждений, сделки, перемещение граждан РФ по планете, многочисленных угроз и озвученных планов экономических ударов по отраслям российской экономики, руководство Российской Федерации приняло решение ответить симметрично.

Указ Президента от 6 августа 2014 года полностью запрещает сроком на один год ввоз на территорию России отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических либо физических лиц или присоединившееся к такому решению. Точнее, под отдельными видами сырья указ подразумевает вообще всю продукцию растительного или животного происхождения. Страны, в отношении которых применён запрет, — США, ЕС, Норвегия, Австралия и Канада.

Первый ответ России на так называемые «санкции» Запада, фактически представляющие собой экономические атаки с целью создать угрозу или повредить стабильности РФ, был тем более эффектен, так как за долгие годы наши партнёры привыкли к игре в одни ворота. До последнего времени Россия ограничивалась апелляциями к международному праву и призывами к восстановлению взаимного доверия, обращая внимание на заведомую контрпродуктивность инструмента санкций, ведущих лишь к усилению раскола в межгосударственных отношениях, но оставляя за собой право ответить адекватно. Вплоть до 6 августа, когда это право было реализовано, российский гуманизм воспринимался США и их сателлитами, как слабость и повод наращивать давление дальше.

Стоит отметить, что некоторые выводы относительно потенциального ущерба в случае, если Россия всерьёз решит отвечать ударом на удар, можно было сделать ещё до обнародования указа президента. Накануне, агентство ИТАР-ТАСС со ссылкой на собственные источники сообщило о том, что в ответ на санкции, принятые Евросоюзом в отношении отечественного бюджетного авиаперевозчика «Добролет» российские авиавласти могут запретить транссибирские полёты чартеров Европа-Азия и полностью закрыть воздушное пространство для транзита украинских авиаперевозчиков.

Анонсированный запрет на данный момент пока не состоялся. Однако, сам факт его возможности обернулся для ЕС заметными потерями. Акции перевозчика Finnair упали на 2,2% — до €2,6 за акцию, стоимость компании по биржевым котировкам за два дня снизилась на €30 млн. Air France подешевела на 4,7% — до €7,15 за бумагу (за два дня капитализация компании рухнула на 11%, что составило больше €220 млн). Котировки германской Lufthansa просели на 2,9% — до €12,45 за акцию, за два дня опустившись на 10% (около €570 млн). Лоукостер Ryanair дешевеет на 2% — до €6,61 за бумагу (потеряно около €184 млн капитализации). Капитализация International Airlines Group за две торговые сессии обвалилась на 6,5% — это более $745 млн.

В ночь на 6 августа на американских биржах падали акции авиакомпаний США. Delta по итогам последней торговой сессии подешевела на 2,82% — до $36,23 за акцию (капитализация опустилась на $1,1 млрд). American Airlines — на 2,5%, до $37,18 за бумагу (потери по стоимости — $675 млн). Котировки United Airlines обвалились на 3,43% — до $43,94 за акцию (потери — $562 млн). Совокупные потери европейских и американских авиакомпаний составили около $4,5 млрд. То есть, только декларация одной из множества возможностей из собственного «санкционного» арсенала РФ оказалась достаточно серьёзным ударом.

Реальный ввод встречных санкций вызвал ещё большую панику. ЕС, солидарно присоединившийся к санкционной атаке США на Россию, сперва выразил устами пресс-секретаря комиссара ЕС по иностранным делам Кэтрин Эштон «крайнее недоумение» по поводу симметричной меры со стороны РФ. Через несколько часов, за которые европейские экономисты смогли подготовить первые сводки о том, что, собственно, произошло — крайнее недоумение перешло в глубокую озабоченность. Что не замедлило отразиться в риторике. Российский ответ на действия западных партнёров стали именовать «безответственной мерой, направленной на дальнейшее нагнетание напряженности в отношениях между РФ и странами Запада, ущерб от которой по самым приблизительным подсчётам может достичь нескольких миллиардов евро».

Вопрос, почему действия Евросоюза против России являются якобы «глубоко взвешенной и полной ответственности политикой», а абсолютно симметричный на них ответ — диким вероломством и недружественным актом — остаётся открытым. Что до озвученной оценки потерь, которые понесёт ЕС в ближайшей и стратегической перспективе, то она не только оправдана, но может оказаться весьма оптимистичной.

Импорт в Россию западных товаров, попавших под запрет, в 2013 году составил 9,2 миллиарда долларов. Прекращение этого импорта не только означает сравнимую сумму потерь западных компаний, но в отдельных случаях — прямую угрозу самому существованию этих компаний. На индустриальных Германии и Франции российский запрет скажется несущественно, зато на периферии — более чем. Самые серьезные потери понесут Финляндия, Норвегия и Литва.

Так, Россия является крупнейшим и самым важным экспортным рынком для норвежских морепродуктов. Норвежский «Seafood Index», в расчет которого входят акции 13 местных производителей лосося, рухнул 7 августа на 7,8%, что является рекордным падением для этого индикатора, норвежским рыботорговцам необходимо искать новый рынок для примерно 300 000 тонн улова. Для Литвы всё ещё хуже: российский запрет на поставку продовольствия уменьшит объемы ее экспорта на величину, эквивалентную 2,5% ВВП.

По мнению вице-президента Европейского молочного совета Сьеты ван Кеймпем, крупные нидерландские производители сыра также серьезно пострадают, поскольку избыток продукции на внутреннем рынке спровоцирует снижение цен. Глава Национальной федерации профсоюзов аграрных производителей Франции Ксавье Белен заявил, что французские фермеры обеспокоены российскими санкциями. По его словам, выручка французских поставщиков на российском рынке достигает 1 млрд евро в год, и в последнее десятилетие продажи французского продовольствия в России росли на 10% ежегодно. Санкции могут вызвать избыток ряда продуктов питания на европейских рынках, привести к снижению цен и прибылей.

Греция, чья экономика находится в стабильно плохом состоянии, одним из немногих светлых моментов которой является достаточно крупный экспорт продовольствия, также ощутит крупный негативный эффект. 8 августа национальный герой Греции, во время оккупации страны Германией сорвавший фашистский флаг с Акрополя, лауреат Международной Ленинской премии мира, депутат Европарламента Манолис Глезос попросил Россию проявить гуманность и не ограничивать импорт конкретно греческих продуктов. В письме к Владимиру Путину 92-х летний Глезос апеллировал к объединяющим Грецию и Россию историческим событиям, напоминая, что греки — единственные из европейских стран не послали солдат воевать на Восточном фронте против Советского Союза во время Второй мировой воны. И это признавал маршал Буденный, который говорил, что среди захваченных Советской армией пленных греков не было. За то, что греческий народ выступал против действий Евросоюза в Югославии и затем против бомбардировок Сербии, против вторжения в Ирак и угроз в адрес Сирии, по мнению Глезоса, греки в самой Греции и на Кипре «стали подопытными животными нового мирового порядка, который стремятся навязать всему миру». Греция продаёт России продовольствия на 400 миллионов евро.

Таким образом, принятые Россией меры не только чувствительно задели экономику ЕС, но вполне способны инициировать внутриполитический раскол между государствами, которые безропотно выполняют любые директивы Вашингтона, не считаясь с пагубностью этих директив для себя лично, и теми странами, которые не желают спонсировать собственными, и без того тощими, бюджетами, геополитические амбиции США.

14 августа состоится экстренное заседание Постоянного комитета Евросоюза по продовольственной сети и здоровью животных, посвященное выработке стратегии устранения негативных последствий российского решения. В частности, уже заявлено о поддержке пострадавших от санкций России евроаграриев средствами сельскохозяйственного фонда в 400 миллионов евро.

Однако, этой суммы никак не хватит. Польша, 70% продовольственного экспорта которой отправлялось в Россию, уже обратилась в Брюссель с требованием компенсации утраты российского рынка в размере 0,5 млрд евро. Как выразилось Министерство сельского хозяйства Польши, нельзя допустить, чтобы «главными жертвами экономических и хозяйственных ограничений ЕС и США в отношении России стали польские садоводы и огородники». Впрочем, не только они — при прогнозируемом росте ВВП Польши в текущем году в 3%, остановка экспорта в РФ будет стоить Варшаве 0,6% ее экономики.

Экспорт фруктов и овощей из Польши в Россию превышает 1 млрд евро в год. На долю Польши приходится пятая часть от всей плодоовощной продукции, поступающей в Россию по импорту. В прошлом году Польша поставила в Россию 1188 тыс. тонн яблок. Соответственно, такой или больший объём продукции останется в этом году внутри страны, и его будет необходимо реализовывать. Неравнодушные польские граждане инициировали «патриотическую акцию» по поеданию яблок «назло Путину», что может принести некоторое моральное удовлетворение и повышение иммунитета польским патриотам, но окажет малый эффект на уровень экспортных доходов государственного бюджета.

Газеты Польши в настоящее время изобилуют расчётами, сколько среднестатистический поляк съедает яблок в год, какие можно из яблок приготовить блюда и куда Польша cможет продать миллион тонн яблок. Потребовать у Брюсселя компенсаций за развязанную войну санкций могут и другие страны, имеющие к тому весомые основания. Потери итальянских производителей от введения Россией запрета на поставки отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия могут составить более 700 миллионов евро. В частности, уже расторгнут договор с компаний Fruit Modena Group, которая поставляла в Россию груши.

Испания потеряет 2,28 миллиарда евро, что составляет 0,22% от её валового продукта. И, с учётом цифр прироста национального ВВП в 0,1-0,2% , считающегося большим успехом в последние месяцы, запрет на испанское продовольствие фактически загоняет экономику страны в рецессию. Дания будет вынуждена искать рынок на 2,14 миллиарда долларов, Бельгия — на полмиллиарда, Эстония — на 240 миллионов, но это четверть от всего экспорта прибалтийского государства.

Австралия, Канада и США получат чувствительные, хотя и некритичные удары. Больше всего пострадает Украина, текущее руководство которой насчитало 7 миллиардов долларов потерь, на которые страна в состоянии гражданской войны и полной неопределённости готова пойти, если МВФ и прочие структуры компенсируют эти потери. Причём речь идёт о прямых потерях. Общий эффект будет ещё более значителен. Доля ЕС в российском продовольственном импорте — 42%. От «аккуратных» санкций России пострадает не только сельскохозяйственный комплекс Европы в чистом виде, но пострадают компании-перевозчики, банки, страховые компании и вырастет уровень безработицы.

Естественно, возникает вопрос: насколько пострадает Россия? Принятая в 2010 году Доктрина продовольственной безопасности предусматривает, что Россия должна самостоятельно обеспечивать себя мясом и мясными продуктами — не менее чем на 85%, молоком и молочной продукцией — на 90%, рыбной продукцией — как минимум на 80%, картофелем — хотя бы на 95%. В мясе птицы, которое в потреблении занимает более 45%, на долю импорта приходится около 10%. В мясе свинины (30-33% потребления населением) ситуация иная: там доля импорта — 24-26%. В прошлом году на долю ЕС приходилось 60% импорта мяса свинины и 96% — шпика и субпродуктов. Однако, с февраля 2014 г. импорт из ЕС остановлен из-за африканской свиной чумы, и основные импортёры сейчас — Бразилия и Канада (по 42%). На долю говядины в потреблении приходится около 20%, доля импорта в последние годы — 30-35%, причем больше 90% импортируется из Южной Америки и Белоруссии.

Другими словами, даже если исключить из списка «санкционную» Канаду, то сокращения количества не ожидается. А если оно и возникнет, то потерю Канады можно будет компенсировать увеличением доли партнёра по БРИКС — Бразилии. Ситуация с молоком аналогична, и ведёт к усилению экспорта из Белоруссии. Норвегия ежегодно поставляет нам 200 000-250 000 т охлажденного лосося, что примерно в 10 раз превышает собственное российское производство. Однако, за исключением премиального сегмента, потребности в рыбе могут быть удовлетворены продукцией из Латинской Америки, Юго-Восточной Азии и Турции.

Существует и ряд аспектов, которые необходимо учесть. Торговые сети будут вынуждены столкнуться с переходным периодом до трех месяцев, в ходе которого необходимо будет отладить новые цепочки поставок. В это время незначительно вырастет инфляция, за счёт снижения предложения. В целом же, запрет на ввоз иностранной продукции сможет стать отличным стимулом для отечественного производителя по расширению производства и окончательной переориентации России на собственные ресурсы по части продовольствия. Для чего необходимо сопроводить запрет на поставки извне внутренним пакетом стимулирования российского агробизнеса.

Андрей Полевой