Всемирный Русский Народный Собор

Россия уходит от редкоземельной зависимости

Несмотря на широко распространённое мнение о повсеместном русском изобилии по части полезных ископаемых, есть материалы, освоенность которых на нашей территории не особенно велика — речь идёт о редкоземельных металлах, без которых невозможно создание любой продукции из того списка, который именуют высокотехнологичным.

Вопросы природных ресурсов Российской Федерации, их принципиального наличия, величины разведанных запасов, стоимости на мировых рынках и интенсивности продажи традиционно являются одними из самых популярных и дискуссионных. Главное внимание приковано к углеводородам, добыча и сбыт которых традиционно формируют экономику и, в немалой степени, политику в ближнем зарубежье. Мировая авиационная промышленность, без разделения на отечественную и иностранную, во многом завязана на российский титан. А вот церий применяется при создании катализаторов химических реакций, диспрозий и гадолиний — в ядерных реакторах и производстве радаров. Эрбий — медицинские лазеры и оптоволокно Лютеций — позитронно-эмиссионная томография. Без лантана невозможно создание ёмких аккумуляторов, без самария, гольмия, неодима, иттербия — мощных магнитов, празеодим широко используется в аэрокосмической и медицинской отраслях, европий, тулий и иттрий — это вся техника, обладающая дисплеями. Литий и диспрозий необходимы для создания гибридных автомобильных двигателей.

Запасы и добыча семнадцати редкоземельных элементов (обозначаемых иногда TR, от «terrae rarae» — «редкие земли») — один из тех случаев, когда уповать на природные легкодоступные богатства России не приходится, ибо в этой области доминирует Китай. В 2007-2008 гг. в мире ежегодно добывалось 124 тысячи тонн редкоземельных элементов, из них китайский рудник Баян-Обо поставил 120 тысяч тонн. С большим отрывом, к числу ведущих поставщиков редкоземельных металлов относится Индия (2,70 тысячи тонн), Бразилия (0,65 тысяч тонн). С точки зрения разведанных запасов ситуация также не выглядит радужно — по состоянию на 2009 год Китай обладал 89000 тонн TR, весь СНГ, с основной добычей в Казахстане — 21000, США — 14000, Австралия — 5800, Индия — 1300, Бразилия — 84 тонны.

Точнее, прогнозные ресурсы TR России оцениваются как крупные и составляют 5,2 млн. тонн. Почти три четверти их сконцентрировано в Мурманской области, еще около 16% — в Якутии, некоторое количество в Коми, Красноярском крае, Тыве. Однако, инфраструктура добычи, изрядно пострадавшая, как и всё остальное, в 90-е гг., попросту неспособна обеспечить нужные темпы разработки этих запасов. Потому Россия не отделяется от мирового сообщества, закупая необходимые TR в Китае.

Как правило, редкоземельные элементы встречаются в природе совместно. Поэтому Китай в настоящее время является фактическим монополистом, чьи решения отзываются громким эхом во всём мировом хай-тек. Обеспечивая мировую промышленность TR на 95-97%, Китай осенью 2010 года вызвал панику, когда всего на месяц прекратил поставки в Японию из-за политической конфронтации. Церий всего за два месяца подорожал на 450 процентов. В более долгосрочной перспективе, диспрозий, используемый при производстве жестких дисков, за десять лет вырос в цене с 14,93 доллара за килограмм до 510. При этом, согласно прогнозам, в 2015 году мировой промышленности потребуется 185 тысяч тонн редкоземельных металлов, то есть спрос будет превосходить теоретически возможное предложение. Во многом, благодаря стабильно растущему рынку персональной электроники — в период с 2013 по 2017 годы рынок носимой электроники вырастет более чем в 4,5 раза — с 15 млн до 70 млн гаджетов. По данным NPD DisplaySearch, в 2013 году общая площадь сенсорных экранов во всех выпущенных устройствах увеличится более чем в 2 раза — до 25,5 млн кв. м по сравнению с 12 млн в 2012 году. Ожидается, что к 2015 году площадь увеличится до 35,9 млн кв. м.

Учитывая то, что Китай не только добывает TR, а их же и «осваивает» благодаря своему статусу мировой фабрики, территорию Поднебесной покидает не более 30% TR. Другими словами, государство, желающее развивать собственное производство высокотехнологичной продукции, столкнётся не только с трудностями создания производственной цепочки, но и с проблемой заполнения её сырьём. 6 сентября 2013 года китайские власти заявили об ограничении квот по добыче редкоземельных металлов на уровне 93,8 тыс. тонн. Этот уровень соответствует уровню 2011 г. и, по косвенным признакам, 2012 года — то есть, можно говорить о фиксации объёма добычи TR. Более половины редкоземельного производства в Китае сосредоточено в районе «Редкоземельной долины» близ г. Баотоу, занимающей площадь 50 кв. км. Предполагается, что в ближайшее десятилетие этот район превратится в глобальный центр производства TR — «зону развития высокотехнологичной редкоземельной промышленности».

Такое решение китайского правительства, на которое уже успели ополчиться ВТО, Япония и США — может означать то, что производство высокотехнологичной продукции «перетечёт» в Китай в ещё большей, нежели сейчас, степени. А объём этого производства может и даже обязан сократиться — если в 2015 году будет доступно 100 тысяч тонн TR из необходимых 185. На проходящих хай-тек конференциях эта ситуация обсуждается достаточно давно. В середине июля на проходившей в Сан-Франциско промышленной конференции Semicon West было озвучено, что производителям смартфонов, планшетов и другой электроники предстоит уже в ближайшие годы освоить новые материалы, из которых они будут выпускать сенсорные экраны, поскольку природные запасы индия, ключевого компонента современных дисплеев, могут полностью исчерпаться. На одном из выступлений главный исполнительный и технический директор компании Nanotech Biomachines Уилл Маринез продемонстрировал прозрачный лист, покрытый графеном. Мартинез несколько раз согнул этот лист, показав устойчивость к деформации, которой не может похвастаться оксид индия и олова. Еще одной альтернативой применяемого в настоящее время материала является серебряная нанопроволока.

Крайне зависимая от TR Япония инвестирует в добычу редкоземельных металлов в Казахстане. Результатом чего стало строительство завода по производству редкоземельных металлов в Степногорске. Завод начал работу в декабре 2012 года, и уже весной начались первые экспортные поставки в Японию. Первоначальное производство составляет 1,5 тысячи тонн концентрата в год, но завод намерен постепенно увеличить производство до 6 тысяч тонн. Также Япония получила от Международного органа по морскому дну разрешение на проведение работ по поиску месторождений TR на участке морского дна в Тихом океане. Полученное разрешение позволяет Японии в течение 15 лет вести работы в зоне площадью 3 тысячи квкм у острова Минамиторисима, расположенного примерно в 2 тысячах км юго-восточнее Токио. Кроме того, с целью поиска альтернативного источника редкоземельных металлов Япония задумывается об использовании отработавшей электроники, в частности сотовых телефонов и компьютеров в качестве вторичного сырья.

Понятно, что интересы России и её промышленности не сводятся к смартфонам. Восстанавливающийся ВПК и мирная индустрия требуют TR на основаниях значительно более серьёзных — 70 процентов всех потребляемых редкоземельных металлов приходится на российскую электронику, примерно 25 процентов — на «Росатом», 5 процентов — на металлургию, в качестве добавок к легированным сталям. Ситуация на мировом рынке TR крайне серьёзна, что доказывают действия Японии и США, недавно расконсервировавших рудник TR, полагавшийся нерентабельным долгое время. Если ничего не предпринимать, то Россия, имеющая в настоящее время 2 процента от мировой добычи TR, уронит свою долю в мировом объеме производства ниже 1,5%.

Но, по всем признакам, несмотря на «консервирующую» политику Китая, можно надеяться на ликвидацию потенциальной проблемы редкоземельного голода российской промышленности. 10 сентября агентство Reuters сообщило о том, что холдинг «Группы ИСТ» и госкорпорации «Ростех», «Триарк Майнинг», созданный для разработки редкоземельных металлов покупает 82653 тонны монацитового концентрата (фосфата редкоземельных металлов), лежащего с советских времён на складах в Свердловской области, чтобы закрыть потребность российской промышленности в этом виде сырья на ближайшие несколько лет. Из 82653 тонн концентрата в течение 7-8 лет, начиная с 2015 года, планируется получить порядка 40000 тонн редкоземельных металлов. Этим объемом можно будет закрыть растущие потребности российской промышленности, которые сейчас составляют около 1500 тонн редкоземельных металлов в год с прогнозом роста до 6000 тонн к 2020 году. Холдинг также подписал соглашение о сотрудничестве с правительством Свердловской области, предполагающее возможность создания в регионе предприятий по производству высокотехнологичной продукции на основе редкоземельных металлов.

Кроме того, ещё в апреле госкорпорация «Ростех» и группа ИСТ сообщили о вложении миллиарда долларов в добычу TR на территории России. Холдинг будет разрабатывать Томторское месторождение в Якутии, считающееся одним из самых перспективных в мире с оценочными запасами в 154 миллиона тонн руды с содержанием иттрия, ниобия, скандия и тербия. Также планируется в текущем году начать строительство завода по переработке с выходом на проектную мощность в 2018 году.

Успех российского холдинга будет означать то, что Россия сможет использовать своё положение в списке стран-обладателей TR — 17% мировых запасов, что меньше китайских 50%, но больше 12% США. Создание необходимой производственной инфраструктуры не только позволит избавиться от диктата китайской монополии и представить на экспорт TR собственной добычи, с чисто рыночной точки зрения, но и защитит производственные цепочки российской высокотехнологичной промышленности. Что сделает возможным ту реиндустриализацию, которая началась в последние годы, дополнительно сможет поспособствовать открытию иностранных высокотехнологических производств на территории РФ и выполнит ещё один пункт в программе «реальный суверенитет».

Андрей Полевой