Всемирный Русский Народный Собор

Таможенный союз: разумный выбор Армении

На фоне запутанного процесса присоединения Украины к зоне свободной торговли с ЕС, в ходе которого украинское руководство, вопреки очевидному, пытается сохранить режим прежних льгот в торговле со странами Таможенного союза, постсоветская интеграция ускоряется за счёт других бывших республик СССР.

3 сентября, после встречи президентов России и Армении, в итоговом заявлении было сообщено о том, что президент Республики Армении Серж Саргсян заявил о решении его страны вступить в Таможенный союз и предпринять в этих целях необходимые практические шаги, а в последующем — участвовать в формировании Евразийского экономического союза. Российский лидер поддержал это решение и «выразил готовность российской стороны всемерно содействовать этому процессу».

Неожиданное геополитическое решение меняет повестку предстоящего в ноябре саммита «Восточного партнёрства» в Вильнюсе — Армения собирается подписать лишь политический раздел соглашения об ассоциации с ЕС, предполагающий «сближение» в области достаточно размытых положений вроде прав человека, без экономической составляющей. Аппарат президента Армении ощутимо попытался подсластить внезапный разворот — в опубликованном по этому поводу коммюнике сообщается, что решение о вступлении Армении в Таможенный союз отнюдь не означает прекращения или приостановки политического диалога Армении с ЕС и что армянская сторона «очень благодарна европейским партнерам за путь, который прошли вместе». Также Армения подчёркивает, что экономическая интеграция в Таможенный союз не отрицает экономического сотрудничества с ЕС, и Ереван полагает, что нужно попытаться совместить положения Таможенного союза и зоны свободной торговли с ЕС.

Европейскую сторону такая риторика не впечатлила. Министр иностранных дел председательствующей в Совете министров Евросоюза Литвы Линас Линкявичюс заявил в интервью агентству BNS: «Значит, они не подпишут договора о свободной торговле с ЕС, если таким будет их выбор. Этим корректируется ситуация, снижается уровень амбиций по поводу интеграции и сотрудничества с ЕС. Мы уважаем любой выбор страны, но страны не могут подписать два договора с разными тарифными требованиями».

Тем самым был дан косвенный ответ как на негодование украинских экспортёров, к продукции которых российская таможня вдруг начала предъявлять те же требования, что и к европейским производителям, так и на дипломатическую работу МИД Украины, настаивающего на жизнеспособности интеграционных конструкций в формате «3+1».

Глава МИД Швеции Карл Бильдт также усомнился в перспективах создания зоны свободной торговли с Арменией. «Кажется, что Армения срывает переговоры по соглашению о свободной торговле с ЕС и, вместо этого, интегрируется с Россией, поворот на 180 градусов», — написал Бильдт в своем Twitter’е. С аналогичными заявлениями выступили глава делегации ЕС в Армении Траян Христеа и посол Германии в Армении Райнер Морел.

На первый взгляд, попытки Армении совместить ТС и ЗСТ выглядят весьма схожими с аналогичными действиями Украины. Однако, приоритеты государств диаметрально различны — украинское руководство рассматривает ТС как нечто вторичное по отношению к евроинтеграции, в то время как Армения придерживается противоположной точки зрения. Руководитель аппарата президента республики Виген Саркисян в интервью армянской службе радиостанции «Свобода» сообщил, что если одновременная интеграция будет невозможна, то Армения возьмёт из соглашения с ЕС «самое главное, что было на европейском направлении». Отвечая на вопрос о возможном давлении на Ереван с целью склонить его к вступлению в Таможенный союз, руководитель аппарата заверил, «что никто из партнеров Армении не говорит с ней языком ультиматумов и условий». «В данном случае — ситуация обратная: Армения изначально была заинтересована и объявляла об этой своей заинтересованности участвовать в создании ТС», — отметил Саркисян. «Это решение принималось исходя из интересов Армении и народа Армении», — подтвердил глава аппарата президента республики.

Решение об интеграции Армении с Таможенным союзом действительно не имеет соразмерных альтернатив. Прежде всего, из-за крайне осложнённых условий внешней торговли — помимо общих для всех республик СССР проблем разрыва производственных цепочек, Армения столкнулась с инфраструктурной блокадой со стороны соседних Азербайджана и Турции. Начиная с 1992 г. блокада железной дороги оказала отрицательное воздействие на работу железнодорожного транспорта. Если в 1991 г. объём грузоперевозок железнодорожным транспортом составлял 29,1 млн т., то в 1992 г. — 7,5 млн т. Этот показатель в 2000 году составил всего 20% от уровня 1992 года.

Во времена СССР в Армении функционировало достаточно много предприятий ВПК, большинство из которых хоть и не выпускало конечной продукции, однако предприятия Армении производили до 40% от общего объема общесоюзного выпуска военной электроники. Прежде всего, это АСУ ПВО («Разданмаш»), автономные системы питания для комплексов ПВО («Армэлектромаш»), различные космические системы («Галактика»), электронные системы различных комплексов ПВО («Электрон»). На ниве разработки и производства комплектующих для ПВО, космических систем и др. в Армении работало около 40 предприятий и НИИ.

Сегодня основными статьями экспорта Армении, помимо очевидных и широко известных алкогольных напитков, являются цветные металлы, продукты питания и электроэнергия. Самым крупным налогоплательщиком страны является Зангезурский (Каджаранский) медно-молибденовый комбинат. Значительную часть средств Ереван получает за счет переводов из-за рубежа, составляющих около 13 процентов ВВП. Из этой суммы 60 процентов переводится из России. По некоторым подсчётам, за счёт переводов Армения получает половину всей приходящей валюты. В общем объеме частных трансфертов, поступающих в Армению из-за рубежа, денежные переводы из России занимают первое место, достигнув в прошлом году 1,44 млрд долларов — что превышает весь объём армянского экспорта. В 2012 году на долю России приходилось около 25 процентов всего товарооборота Армении. Почти две трети всех поставок в РФ составляют алкоголь и продукты питания, приносящие ежегодно около 150 миллионов долларов. В значительно большем количестве Армения импортирует нефть, газ, зерновые и некоторые металлы — в торговле с Россией у Армении большой дефицит, составляющий порядка 750 миллионов долларов.

Такая структура собственной экономики и внешнеэкономической деятельности обеспечивает гарантированное тяготение Армении к тем торговым альянсам, в которых присутствует Российская Федерация. И заявление о присоединении Армении к ТС фактически подтверждает исторически сложившиеся условия. Вдобавок, при собственном населении Армении в 3027 тысяч человек, в России проживает до 2500 тысяч армян — что также формирует особые отношения двух государств.

Оценить, насколько будет ощутима экономическая выгода от присоединения Армении к ТС для России, достаточно сложно. Беспошлинная торговля между Арменией и Россией существует с 1992 года. Объём армянского экспорта достаточно стабилен, не очень велик, а его структура не слишком разнообразна. «Распахнувшиеся» рынки других стран альянса, безусловно, увеличат поставки армянских товаров, но эффект, оказанный ими на экономику Армении, будет намного сильнее воздействия на экономику действующих членов ТС. Так, депутат от фракции правящей Республиканской партии Армении Алексан Петросян, владеющий компанией «МАП», являющейся крупным производителем и экспортером вина, коньяка и консервов, сообщил, что при вступлении в Таможенный союз и обнулении таможенных тарифов ожидается 300%-й рост в перерабатывающей отрасли сельского хозяйства. Это также приведет к ликвидации монополий на армянском рынке.

Самым важным для нуждающейся в энергоресурсах Армении, является вопрос цены российского газа. Армения покупает российский газ по 189 долларов за тысячу кубометров, и присоединение к ТС позволит сохранить эту ценовую планку на ближайшую перспективу. А то и опустить её — Белоруссия как член ТС получает топливо из России по 150 долларов. Аналогичным образом понизятся и цены на уран для Армянской АЭС в Мецаморе. Президент Армении Саргсян особо подчеркнул, что важным аргументом в пользу ТС стало согласие «Газпрома» субсидировать возросшие цены на газ — еще в мае было объявлено о повышении цены на газ для Армении со 189 до 270 долларов за тысячу кубометров. Армяне были обеспокоены, что это приведет к росту тарифов на газ и для населения.

В качестве побочного эффекта присоединения Армении стоит ожидать корректировки межгосударственной политики Кавказа. Лишённая выхода к морю, Армения способна вывозить свои товары через Грузию — важнейшего транзитёра армянских товаров, и Иран. Что означает неизбежную необходимость смягчения отношений России и Грузии — во имя беспрепятственного движения в рамках таможенного альянса, к которому присоединится Армения. В этой связи, особое значение получает развитие русско-иранского взаимодействия, интенсивность которого прямо будет влиять на объёмы поставляемой армянской продукции, если её номенклатура будет расширяться.

Присоединение Армении к Таможенному союзу, при всей своей неизбежности, имеет одну примечательную деталь — Армения, в отличие от Украины, сделала разумный, исходя из структуры экономики, общемировой конъюнктуры и оценки состояния национальной экономики выбор — что будет выгоднее самой Армении. Европейский рынок в рамках зоны свободной торговли далёк и не содержит гарантий, а Таможенный союз, потребляющий основную массу армянских товаров, необходимо сохранять в качестве стратегического партнёра и надёжного торгового «плацдарма». Это весьма характерный пример того, как здравый экономический смысл и трезвая оценка ситуации. в конечном итоге, побеждают разговоры о «цивилизационном европейском выборе» и прочих устоявшихся геополитических шаблонах, которые ранее звучали в Ереване не намного тише, чем в Киеве. И этот выбор тем ценнее, что он был сделан вовремя, а не постфактум.

Андрей Полевой