Всемирный Русский Народный Собор

Что даст кооперация трёх постсоветских житниц

12 июля, по итогам переговоров премьер-министров России и Украины Дмитрия Медведева и Николая Азарова было сделано заявление о том, что Россия и Украина вернутся к идее создания Причерноморского зернового пула. Об этом сообщил пресс-секретарь премьер-министра Украины Виталий Лукьяненко.

Всё, что имеет отношение к большим проектам в области продовольствия и его рынков, заслуживает пристального внимания. Даже если не обращать внимания на алармистские прогнозы, которые регулярно звучат на уровне ООН. Так, прошлой осенью был обнародован отчёт экспертов Международной программы исследований изменений климата, сельскохозяйственной и продовольственной безопасности ООН (CCAFS), который указывает на реальную угрозу мирового голода через 40 лет. Из-за глобального потепления в ближайшие 40 лет во многих регионах мира традиционные сельскохозяйственные культуры перестанут давать урожай. Первыми с этой проблемой столкнутся жители Африки, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, вынужденные бороться со снижением урожайности или полным исчезновением исконных сельскохозяйственных культур — различных видов злаков, риса и картофеля. Культуры, традиционные для жарких стран, такие, как бананы, напротив, станут давать небывало обильные урожаи даже в тех широтах, где в настоящий момент никто и не пытается их выращивать. Это подразумевает массовый повсеместный переход на выращивание растительных культур, полагавшихся ранее экзотическими. Что, в свою очередь, ведёт к тяжёлой «акклиматизации», когда население целых регионов перейдёт на диету, кардинально отличную от привычной.

Ранее, в феврале 2009 года, Евгения Серова, главный советник центра инвестиций сельскохозяйственной и продовольственной организации ФАО, действующей под эгидой ООН, во время выступления на Зимней зерновой конференции указала, что если мировой продовольственный рынок не увеличится в два раза к 2050 году, население Земли, которое к этому времени, по прогнозам, достигнет девяти миллиардов человек, ждет массовый голод. По мнению эксперта, в этой ситуации России, Украине и Казахстану стоит воспользоваться всем существующим резервом сельскохозяйственных земель, которые еще не освоены, но пригодны для земледелия. Увеличение объемов будет способствовать повышению продуктивности отрасли.

Таким образом, повышение эффективности отечественного сельского хозяйства, кооперация усилий с партнёрами становится важной не только с точки зрения Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации, согласно которой удельный вес отечественного продовольствия на внутреннем рынке должен быть близок к 100%. Зерна — не менее 95 процентов, сахара — не менее 80 процентов, растительного масла — не менее 80 процентов, мяса и мясопродуктов (в пересчете на мясо) — не менее 85 процентов, молока и молокопродуктов (в пересчете на молоко) — не менее 90 процентов, рыбной продукции — не менее 80 процентов, картофеля — не менее 95 процентов, соли пищевой — не менее 85 процентов. Учитывая прогнозы ООН и близких к ней структур, независимость от внешних поставок продовольствия становится ещё и перспективным фактором мировой торговли сельскохозяйственной продукцией и возможностью роста влияния Российской Федерации.

Тем более, что мировая конъюнктура благоприятствует, и уже существуют известные заделы. За последнее десятилетие существенно изменилась структура мирового рынка зерна. По данным министерства сельского хозяйства США (USDA), в начале 90-х гг. прошлого века на долю пяти крупнейших стран-экспортёров зерновых приходилось около 81,4% мирового рынка зерна, в то время как в 2012/2013 маркетинговом году — только 54,6%. При этом существенно сократились доли стран, которые традиционно входят в пятерку крупнейших стран-экспортёров, — США, ЕС и Канады. Примерно вдвое сократили импорт США с 39,2% в 1990/91 МГ до 19,1%, ЕС — с 15,5 до 8,7%, Канады — с 14,3% до 8,1%. Австралия стабильно экспортирует 8% от мирового рынка, Аргентина, единственная из прежней команды лидеров, увеличила свою долю также вдвое — с 5,2% в 1990/91 МГ до 11,0% в 2012/13 МГ.

Сокращение долей стран-экспортёров на мировом рынке пшеницы обусловлено, прежде всего, увеличением экспорта зерновых так называемыми странами Черноморского региона — Россией, Казахстаном и Украиной. Их доля на мировых рынках зерновых за последние два десятилетия увеличилась почти в три раза — с 5,6 до 15,3%. Особенно впечатляющим выглядит динамика Российской Федерации — если в 1990/1991 МГ Россия по экспорту ячменя стояла на девятом месте, поставляя 1,2% общемирового экспорта, то в 2011/2012 она была уже на третьем, обладая 13,7%. Две первые позиции занимают США с 18,2% и Австралия, 15,7%.

В последнее время многие исследователи отмечают, что, вопреки первому впечатлению, влиятельное положение в рейтинге аграрных поставок не означает некоторой «вторичности» аграрного государства по сравнению с соседями, которые концентрируются на других, высокотехнологичных сегментах рынка. Вроде Японии, которая импортирует практически все необходимые населению зерновые.

Мировые посевные площади зерновых за последние три десятилетия сократились. Произошло существенное уменьшение посевных площадей в США и Западной Европе и массовое обеднение почв во многих странах третьего мира. Количество переходит в качество, урожайность за эти годы увеличилась на 57%. Что было обеспечено за счет использования достижений научно-технического прогресса, и присутствие России в клубе государств, обладающих достаточными технологиями для высокого потенциала сельскохозяйственного экспорта, является комплиментарным.

С учётом этого и озвученной выше динамики, кооперация России, имеющей 10% всех пахотных земель мира, Украины, сельскохозяйственное производство которой формирует 17-24% национального дохода страны, и Казахстана, занимающего третье место среди стран СНГ в производстве зерновых, выглядит весьма логичным шагом. Правда, существуют сомнения в том, что эта кооперация состоится идеально. Идея создания Причерноморского пула на высоком уровне была впервые высказана во время Санкт-Петербургского экономического форума в 2009 году, а принципиально звучала несколькими годами раньше. Эту идею Россия с целью координации политики по экспансии на мировом рынке зерна предложила Украине и Казахстану как минимум в 2007.

«Медлить нельзя, так как завоеванные нашими странами в последние годы рыночные позиции необходимо подкрепить серьезными инвестициями в инфраструктуру, создав крепкий фундамент для конкурентоспособности зерна из Причерноморского региона», — заявила в Санкт-Петербурге министр сельского хозяйства РФ Скрынник. Министр аграрной политики Украины Юрий Мельник подтвердил готовность украинской стороны к созданию пула. «Только в таком формате удастся отстоять интересы производителей зерна», — уверен он. Заместитель министра сельского хозяйства Казахстана Арман Евниев также подчеркнул, что участие Казахстана в зерновом пуле позволит снизить транспортные издержки на поставки зерна. «Мы могли бы совместно использовать портовые и другие терминалы, иметь доступ к единому транспортному тарифу», — уточнил г-н Евниев.

Идею создания зернового пула стран Причерноморья поддержала заместитель исполнительного директора Продовольственной и сельскохозяйственной программы ООН Шейла Сисулу. Было указано, что создание такого пула может состояться уже в 2009 году. Чего, как известно, не произошло. Ни в 2009, ни в последующие годы. В январе 2011 года Киев предложил Москве и Астане вернуться к идее — по-прежнему с целью удешевить экспортную логистику и согласовать некоторые тарифы. Причины, по которым идея зернового пула Причерноморья возникла в начале 2000-х, остались актуальными и на рубеже десятилетий — внутренняя конкуренция региона. Российский зерновой союз (РЗС) ранее оценивал потери каждой из трех стран от конкуренции внутри Причерноморского бассейна в 10-20 долларов с каждой тонны. По мнению РЗС, сообща три страны смогут обеспечить около 30% мирового экспорта зерна.

В октябре прошлого года министр сельского хозяйства России Николай Федоров и министр аграрной политики и продовольствия Украины Николай Присяжнюк достигли предварительной договоренности о придании нового формата зерновому пулу. В частности, речь шла о формировании межведомственной информационно-консультационной структуры для координации маркетинговой политики на мировом рынке зерна. Правда, за эти годы Россия и Казахстан уже успели провести значительную интеграцию, которая далеко не ограничивается сельскохозяйственным экспортом, создав Таможенный союз с переходом в практически единую надгосударственную структуру — Евразийский союз. Поскольку в рамках Таможенного союза у России и Казахстана будут единые условия экспорта, они конкурентами друг для друга не будут. И соглашение фактически сведётся к формату «Таможенный союз и Украина», что не может не сказаться на силе переговорных позиций сторон. Кроме того, необходимо учитывать специфику всех интеграционных процессов на постсоветском пространстве, согласно которой все тесные связи с Россией неминуемо подвергаются критике как собственной украинской оппозиции, так и Брюсселя. Мнение которого для официального Киева зачастую становится важнее национальных интересов.

Идея зернового пула в очередной раз выглядит близкой к своей реализации, несмотря на изменившуюся структуру межгосударственных отношений двух из трёх членов возможного пула. И она по-прежнему является выгодной, хотя Казахстан и Россия уже для себя сформировали данный пул, конкуренция с Украиной наносит определённые потери. Если Киев действительно окажется готов к консенсусу с уже существующим форматом интеграции на постсоветском пространстве, этих потерь можно будет избежать.

Андрей Полевой