Всемирный Русский Народный Собор

Экономика России в свете сухой статистики

Мнения зарубежных экспертов и сухие статистические выкладки российских финансовых структур говорят об одном и том же — оказывается, мы живём не хуже других. И дальше будем жить ещё лучше.

Наверно, мало кто обратил внимание на то, что понемногу сошли практически на «нет» реплики, еще недавно считавшиеся необходимым «академическим минимумом» для любой экономической или политологической дискуссии. Такие как «нефтегазовая игла», вымирание населения, «сырьевой придаток» и другие живописные высказывания, укреплявшие убеждённость в неминуемой погибели России, чуть только изменится мировая экономика и цены на углеводороды упадут. Отдельные, пока ещё робкие возгласы раздаются и за рубежом. Так, обозреватель The Forbes Марк Адоманис, специализирующийся на российской экономике и демографии, в начале февраля этого года опубликовал текст с названием «Пять мифов о России». Адоманис отмечает, что становится всё более некорректным игнорировать объективные улучшения, которые заметны в России по сравнению с периодом 90-х. Марк Адоманис указывает, что население России быстро сокращалось в конце 1990 — начале 2000-х, нижнее значение было достигнуто в 2008 году, но сейчас этот процесс выровнялся. И наблюдается обратная тенденция — плавного, но стабильного роста.

Затронул Марк Адоманис и тему абортов. Согласно приведённому в его статье графику, количество абортов в России линейно снижается с максимального уровня 1992 года, и, если произвести нехитрую экстраполяцию, примерно в 2017-2018 году должно снизиться до практически нулевой отметки. Вопреки тезисам о «серьёзном упадке» российской экономики, Адоманис отмечает, что по сравнению с большинством других государств мира, Россия выглядит более чем прилично, со значительными золотовалютными резервами и одним из самых низких уровней государственного долга, демонстрируя тенденцию к постепенному развитию успеха и на данном направлении. Несмотря на ощутимую модернизацию Вооружённых Сил, расходы на оборону в России являются «довольно умеренными». Согласно статистическим данным Адоманипса, алкоголизм в России по-прежнему существует, однако его уровень тоже снижается.

С этой оценкой солидарны и российские эксперты. В августе 2011 года главный нарколог Минздравсоцразвития Евгений Брюн заявил, что в 2010 году количество выпитого алкоголя на душу населения составило 15 литров, по сравнению с 18 литрами в 2008-м. Сопредседатель Российской коалиции за контроль над алкоголем и эксперт Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Дарья Халтурина добавила, что снижение употребления спиртного началось примерно с 2005 года. Хотя, разумеется, есть куда двигаться — по мнению ВОЗ, критическим для государства уровнем потребления алкоголя населением является 8 литров в год. В качестве резюме, Марк Адоманис сообщает: для того, чтобы иметь верное видение России, необходимо избавиться от клише, и оценивать Российскую Федерацию объективно.

27 марта этого года в университете Джонса Хопкинса на территории Вашингтона, представлявший МВФ в России в 1996-2002 гг. Мартин Гилман прочёл лекцию о состоянии российской экономики. По его собственным словам, он «не разделяет пессимистичных прогнозов о том, что экономика России вошла в «мертвую петлю» низких инвестиций и массивного оттока капитала». Признавая, что бизнес-климат в России не является совершенным, Гилман подчеркивает, что частный сектор в России развивается и остается динамичным. После кризиса российская экономика «к удивлению многих» начала процветать в неожиданных секторах — транспортном, банковском, сфере страхования и многих других. Именно это, по словам Гилмана, является будущим российской экономики. Представления о том, что экономика России будет стагнировать и ухудшаться, Гилман называет «одним из распространенных мифов».

«У них — сбалансированный бюджет», — сообщил Гилман во время своей лекции, многократно подчеркнув, что большим достижением России является «самый низкий коэффициент госдолга в мире». Также экономист отметил, что «если сравнить Россию с другими новыми рынками стран-экспортеров нефти, она экспортирует меньше капитала, чем другие». Гилман указывал и на то, что у России очень мало «реальных экономических барьеров», а экономика является достаточно открытой. «Россия была и остается страной со сравнительно успешной рыночной экономикой. Если и есть какие то проблемы, то лежат они в политической плоскости», — резюмирует американский экономист.

То есть, даже заметные в мире экономики фигуры видят хорошие перспективы для России и отсутствие предпосылок для катастрофических прогнозов. Ну а дежурная ремарка про решение дальнейших проблем через «политическую плоскость» вряд ли нуждается в излишних толкованиях. Не особенно отклоняются от приведённых выше мнений эксперты ЦРУ, выпускающие ежегодный статистический справочник «Книга фактов», в котором содержится актуальная информация о государствах мира. В «Книге фактов» за прошлый год отмечаются такие успехи, как превращение России в крупнейшего экспортёра нефти, действенные реформы, которые снизили зависимость национальной экономики от ценовой конъюнктуры на углеводороды, уверенный рост ВВП, снижение безработицы до уровня в 6,2%, снижение инфляции с 8,4% до 5,3% за прошлый год, последовательное накопление золотовалютных резервов.

Обычная экономическая статистика, которая у всех на виду, может таить в себе настоящие открытия. Не важно, будет это информация Росстата или аналитический раздел Министерства финансов, результаты будут примерно одинаковыми. В наполнении федерального бюджета за 2012 год доходы от внешней торговли составили не 90% и даже не 50%. Согласно статистическим выкладкам Минфина, доля доходов от экспорта составила 38,6%. Из каких именно товаров состояли указанные 38,6% — информация отсутствует, зато она есть за 2010 год, в котором доходы от внешнеэкономической деятельности были похожи — 38,9%.

В 2010 году импорт минерального сырья составил 64,4% от всей внешней торговли, которая составляла 38,9% всех доходов государства. То есть, доходы от продажи нефти и газа пополняли бюджет 2010 на 25%. Это много, но совсем не воспринимается как безоговорочная зависимость. В последующие годы подобный уровень «зависимости» сохранялся: в 2012 году топливно-энергетические товары составляли 72,8% российского экспорта, при, как уже говорилось, вкладе внешней торговли в федеральный бюджет в размере 38,6%. А это значит, что, несмотря на все изменения нефтегазовой мировой конъюнктуры, такие поставки за рубеж обеспечивают стабильную четверть всех бюджетных поступлений.

Статистика может сообщить и другое. Например, в два раза снизились закупки продовольствия за рубежом, если в 1995 году таковые составляли 28,1% от всего, что Россия закупала за рубежом, то в 2012 — 13%. Зато сама Россия наращивает поставки сельскохозяйственной продукции и материалов для её производства. Половину импорта сейчас составляют станки и оборудование, что может дать повод заявить об отсталости российского машиностроения, но такая существенная доля указанной продукции в закупках очевидно свидетельствует об обновлении промышленности. В том числе и машиностроительной.

Мнения зарубежных экспертов и сухие статистические выкладки российских финансовых структур говорят об одном и том же — оказывается, мы живём лучше многих. И дальше будет ещё лучше. Причём это качественное изменение в общем «здоровье» Российской Федерации произошло абсолютно буднично, и как бы само собой. А ведь ещё 15 лет назад всё «мировое сообщество» в буквальном смысле считало дни до полного распада России, над которым усиленно работало огромное количество народу, сценарии развития относились исключительно к категориям «ужасные» и «ещё страшнее». Пожалуй, не оправдывать такие прогнозы — национальная российская особенность, которую, к счастью, в этот раз подтверждает сухая статистика.

Андрей Полевой