Всемирный Русский Народный Собор

Стенограмма первого дня заседания XI ВРНС

Вступительное слово перед началом XI ВРНС Валерия Николаевича Ганичева, заместителя Главы ВРНС

Сегодня собрался ХI Всемирный Русский Народный Собор. Это уже история. В 1993 году прошел первый, я бы сказал, нащупывающий твердую почву Собор. То было время, когда великая страна распалась, изменились ее социальные условия жизни и быта, а миллионы людей перемещались из одной местности и даже страны в другую. Все искали опоры, смысл, ориентиры, и многие видели спасение в вере, в храме, в единении народа и служении Отчизне. Так при духовном попечительстве Русской Православной Церкви различные общественные силы и организации соединились во Всемирный Русский Народный Собор. Он постепенно набирал силу и сегодня стал всероссийской трибуной, где обсуждаются самые животрепещущие, самые актуальные проблемы нашего Отечества, жизни русских людей, всех народов страны.

Собор пытались обвинить в национальной исключительности и даже в национализме и шовинизме. Ведь на его первых съездах прозвучали слова: национальное самосознание, национальная безопасность, русская национальная идея, русская школа, соборное мышление, государствообразующая роль русской нации, заявлено о защите русского языка, консервативных традиций в России. Все это потрясло некие издания. Ныне же озвученные на Соборе идеи и формулировки вошли в программы ведущих политических партий и общественных сил, стали составляющей частью национальных государственных проектов.

Некоторые дискуссионные темы, предложенные Собором, были вообще внове для нашей общественно-политической жизни. Всем памятна соборная встреча «Вера и знание», когда впервые в истории России встретились и вместе выступали, полемизировали на трибуне святейший патриарх и президент Академии наук, митрополит и министр по науке и технологиям, ученые и священники, академики и богословы. Собор пришел к важнейшему для нашей страны выводу: вера и знание, наука и Православие — не антагонисты, а поэтому могут и должны совместно действовать на нравственных основах на пользу Родине и народу.

Не менее значительным был и прошлогодний Х юбилейный Собор, посвященный человеку, его правам и достоинству. На нем прозвучало грозное предостережение: правами и свободой человека нередко прикрывается ложь, оскорбление религиозных и национальных ценностей. Было сказано о том, что в перечень прав и свобод человека, которые несомненно важны для современного цивилизованного общества, постепенно интегрируются идеи, противоречащие не только христианским, но и вообще традиционным моральным представлениям о человеке.

Собор вызвал колоссальный отклик в стране. Несколько недель в СМИ шла жаркая дискуссия по затронутым вопросам, обсуждаются они и до сих пор. Отзвуки полемики докатились до Европы, где на волне Собора прошел форум «Верните душу Европе». Собор изначально противостоял, противостоит и сегодня тем силам, которые принижают, низводят высокий смысл общественной жизни нашего народа до мелочных разборок, гвалта и наклеивания ярлыков.

Тема нынешнего Собора — «Богатство и бедность. Исторические вызовы России». Это один из самых острых и болезненных вопросов современной России. Нас пытаются приучить к состоянию бедности, чему мы должны воспротивиться. С этой целью в пяти секциях Собора будут обсуждаться не только материальные ресурсы страны, но и культура, нравственность, дух наших людей. Именно они могли бы стать основой для преодоления нужды и бедности, ибо главное богатство России — это ее народ, стойкий в вере, надежде и любви.

Главой нашего Собора все эти годы является Святейший Патриарх, что придает нашей работе ответственность и одухотворенность. Мы благодарим его за постоянное окормление Собора, за внимание к проблемам и задачам России и просим благословить и открыть ХI Всемирный Русский Народный Собор.

 

Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II при открытии XI Всемирного Русского Народного Собора

Уважаемые руководители и представители высших органов государственной власти! Досточтимые духовные лидеры российских религиозных общин! Преосвященные архипастыри, возлюбленные о Господе отцы, братья и сестры! Сердечно приветствую всех вас, собравшихся в Зале Церковных Соборов под сводами Храма Христа Спасителя, дабы совместно рассмотреть вопросы, которые ставит перед нами современная жизнь. За годы своего существования Собор стал уникальным форумом и одним из важных инструментов гражданского общества. Сегодня ему предстоит обсудить тему «Богатство и бедность: исторические вызовы России».

Россия богата землей и ее ресурсами. Но мы знаем из опыта разных стран и континентов, что сами по себе природные богатства не приводят народ к процветанию. Они служат только такому народу, который применяет их с умом и с добрым сердцем. Священное Писание говорит «Имущество человека прилежного многоценно» (Притч. 12. 27). Нам нужно вспомнить, что главное богатство — это люди. Причем значение имеет не просто их количество, но их способность к труду, к творческой мысли, к ответственному созиданию Отечества. Для этого необходимо с ранних лет воспитывать будущих граждан, которые осознавали бы нравственное измерение собственной жизни.

Ныне, в первом десятилетии XXI века, наше Отечество переживает всестороннее возрождение. В частности, наблюдается подъем национального хозяйства. Постепенно уходят в прошлое годы, когда экономическая нестабильность могла угрожать самому существованию нашего государства. Но все ли жители страны в полной мере ощущают на себе этот подъем?

Девяностые годы ознаменовались бурными переменами, вызванными реформированием финансово-экономической системы. В основе этих преобразований лежало здоровое желание построить более эффективную экономику, повысить уровень благосостояния граждан. Однако нельзя не признать, что десятки миллионов наших соотечественников оказались за чертой бедности.

Сегодня многие пытаются переориентировать наш народ с приоритета духовного богатства на приоритет материальных ценностей. Культ обогащения как главной цели жизни человека проповедуется с академических кафедр, политических трибун, телеэкранов, газетных и журнальных страниц. Однако из опыта истории мы знаем: богатство нельзя исчислить только в рублях, долларах или евро, только в тоннах нефти и кубометрах газа, равно как и в других экономических показателях. Сможет ли Россия и дальше продолжать духовное возрождение или, ориентируясь только на умножение материального богатства, придет к духовному упадку, а значит, со временем, и к новому политическому, экономическому и экологическому кризису?

«Когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца» (Пс. 61. 11) — говорит Псалмопевец. Если стяжание становится для человека или народа смыслом жизни, сочетается с жестокостью, несправедливостью, гордыней, глухотой к страданиям ближних, — то оно, несомненно, является греховным. Впрочем, нельзя забывать о том, что не только богатство, но и бедность может стать сильным искушением для человека, озлобить его, ввергнуть в глубину отчаяния и даже подтолкнуть на преступный путь. Вот почему преодоление бедности — наша задача.

Я уже говорил: наше главное богатство — это люди. Но даже при возрастающих темпах экономического роста мы стремительно теряем это богатство. Многие способные и трудолюбивые люди уезжают за рубеж в поисках более выгодных условий труда. Нередко это происходит оттого, что люди испытывают экономическую и социальную несправедливость. За такой же, а иногда и за более самоотверженный и эффективный труд у нас получают гораздо меньше, чем во многих других странах. Пенсионеры, честно трудившиеся на благо страны, подчас лишены самого необходимого. Неужели мы так низко ценим своих сограждан, что позволяем им пребывать в нищете рядом с кричащей роскошью?

Для искоренения бедности нам необходимо построить этически ориентированную экономику и отладить систему социальной ответственности. Все мы — Церковь, государство, предприниматели, общество в целом, — должны позаботиться о том, чтобы среди нас было как можно меньше бедных, униженных, отчаявшихся людей. Возрождение предпринимательской свободы, восстановление права человека на собственность нельзя отделять от системы нравственных ценностей, в которой богатство — это результат созидательного труда, а труд — это долг перед Богом и людьми. Только при этом условии естественное стремление к материальному достатку «умеряется», уравновешивается влиянием духовно-нравственных принципов.

Верю, что с помощью Божией мы сможем приблизиться к решению сложных вопросов, поставленных ответственным этапом нашей истории. Надеюсь, дискуссия на Соборе, как и всегда, будет проникнута истинной заботой об Отчизне, пройдет в духе взаимопонимания и мира, послужит благу нашего народа и всех чад его.

Я желаю благословенных успехов в предстоящие дни работы Всемирного Русского Народного Собора.

 

Приветствие Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина участникам XI ВРНС

Приветствие главы Российского государства участникам и гостям XI Всемирного Русского Народного Собора зачитал полномочный представитель Президента РФ в Центральном федеральном округе, член Президиума ВРНС Георгий Сергеевич Полтавченко:

Ваше Святейшество! Уважаемые участники и гости XI Всемирного Русского Народного Собора!

Поздравляю вас с открытием форума. Всемирный Русский Народный Собор уже завоевал высокий авторитет и своей деятельностью оказывает существенное позитивное влияние на развитие гражданского общества в нашей стране.

Тема нынешнего Собора — «Богатство и бедность: исторические вызовы России» — поднимает целый комплекс серьезных проблем, касающихся сокращения имущественного неравенства, улучшения благосостояния и социального самочувствия наших сограждан. Очевидно, что эффективное решение этих задач зависит не только от экономического роста и достижений технического прогресса. Огромное значение имеют и состояние нравственного здоровья общества, его способность заботиться о нуждающихся, защищать законные права и интересы каждого человека.

Уверен: дискуссия, которая развернется в ходе Собора, обращения, принятые по итогам его работы, будут иметь широкий общественный резонанс, послужат на благо России.

Желаю вам успехов и всего самого доброго.

 

Приветствие председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Сергея Михайловича Миронова участникам XI ВРНС

Приветственное слово главы верхней палаты российского парламента зачитал его заместитель Александр Порфирьевич Торшин:

Уважаемые участники Собора! От имени Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации сердечно поздравляю вас с открытием форума, собравшего государственных деятелей, священнослужителей, ученых и общественных деятелей.

Всемирный Русский Народный Собор, созданный более десяти лет назад, каждый раз, собираясь, поднимает и обсуждает весьма важные темы современности. Нынешний Русский Народный Собор призван рассмотреть актуальную тему богатства и бедности в России. Для стабильного развития нашей страны очень важно проанализировать причины бедности и методы борьбы с ней, раскрыть перспективы экономического развития России.

В преодолении негативных процессов развития нашего современного российского общества важную роль играет Русская Православная Церковь, как духовный институт нашего общества. Мы благодарны нашей Церкви за ее бескорыстный, благородный труд на благо нашего Отечества и простых людей.

Желаю участникам Собора успешной и плодотворной работы. Здоровья вам, счастья, новых благих дел в интересах нашей российской державы.

 

Приветствие Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Бориса Вячеславовича Грызлова участникам XI ВРНС

Приветственное слово главы нижней палаты российского парламента зачитала его первый заместитель Любовь Константиновна Слиска, член Президиума ВРНС:

Ваше Святейшество! Уважаемые организаторы, участники и гости XI Всемирного Русского Народного Собора!

Приветствую ваш авторитетный форум, который на своих заседаниях неизменно поднимает самые насущные и животрепещущие вопросы современности. К таким вопросам, несомненно, относится и тема заседания XI Всемирного Русского Народного Собора «Богатство и бедность: исторические вызовы России».

Проблема бедности относится к числу вечных на Руси, и мы обязательно должны эту проблему решать. В нашей стране с ее огромными природными богатствами, талантливым российским народом и новыми возможностями для проявления человеческих способностей бедность до сих пор остается массовым явлением. Именно поэтому Президент Российской Федерации В. В. Путин определил борьбу за искоренение бедности как одну из приоритетных задач.

В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации уделяют большое внимание государственной поддержке социально незащищенных групп нашего общества. При этом партия парламентского большинства «Единая Россия» выступает не против богатства, нажитого честным трудом, но против допущения массовой бедности, вызванной социальной несправедливостью, недостаточным уровнем экономического развития, отсутствием должного внимания со стороны властей. И мы разделяем подходы Русской Православной Церкви, которая неустанно призывает богатых оказывать помощь бедным, здоровых — поддерживать больных, а трудоспособных — не забывать о престарелых.

Убежден, что Россия сможет стать процветающей державой только тогда, когда кардинально уменьшится число наших сограждан, находящихся за чертой бедности. Для достижения этой цели мы намерены последовательно наращивать экономический, научный, образовательный и духовный потенциалы нашего Отечества. И здесь необходимо единение всех здоровых и конструктивных сил общества, чему активно способствует Всемирный Русский Народный Собор.

Желаю всем участникам Собора плодотворной работы на благо России!

 

Выступление митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, заместителя Главы ВРНС

Ваше Святейшество! Дорогие соборяне! Братья и сестры!

Десятый съезд Всемирного Русского Народного Собора, состоявшийся в прошлом году, начал дискуссию о модернизации России. В связи с особой важностью вопроса и тем, что Собор прошлого года лишь прикоснулся к означенной теме, но не сумел ее достаточным образом раскрыть, представляется необходимым продолжить рассмотрение этой темы в контексте обсуждения проблемы богатства и бедности.

Существует ли у России на нынешнем этапе ее исторического развития альтернатива модернизации? Ответ представляется однозначным: «Нет!». Только модернизация страны может решить скопившиеся социальные и экономические проблемы общества. Потребность в ней вырастает из самой народной среды. Ожидание лучшей жизни, можно сказать, накалено до предела. Кажется, что, если не произойдет заметных сдвигов в этом направлении, то в обозримом будущем случится какой-то надрыв в народной воле.

По данным на 2004 год, ниже официального прожиточного уровня жили около 20% россиян. Это значит, что у значительной части нашего общества нет материального достатка, позволяющего достойно питаться, одеваться, обзаводиться жильем, растить детей, иметь доступ к высококачественному образованию, здравоохранению, отдыху, культуре, средствам коммуникации. В России по-прежнему нет среднего класса, который бы охватывал большинство граждан. Сохраняется серьезный разрыв по уровню доходов между городом и деревней. В результате происходит отток остатков сельскохозяйственного населения в города и еще большее запустение российской деревни. К низкому уровню жизни добавляются периодические сбои коммунальных систем, плохое качество дорог, проблемы с общественным транспортом, плохое состояние общественных зданий, ухудшение окружающей среды.

Модернизация — это еще и нравственный императив для нашего общества, потому что без модернизации будут продолжать попираться не просто человеческие законы, но Божии заповеди. С одной стороны — страна владеет несметными богатствами, которыми Господь щедро наделил наши недра. По разным подсчетам в нашей стране сосредоточено от 30 до 40 процентов полезных ископаемых земли. Благодаря экспорту природных ресурсов собирается стабилизационный фонд, а также богатеет очень незначительная часть общества. С другой стороны, большинство населения страны живет в нищенских условиях. Можно было бы сказать: «Не надо завидовать, а надо работать». В том-то и дело, что люди работают, а получают за свой труд гроши. Если в прежние времена такую зарплату компенсировала мощная социальная система, доставшаяся в наследие от советских времен, то с каждым годом она все больше тает, а покупательная способность людей остается прежней.

Согласно официальной статистике, в России доходы 10% самых богатых превышают доходы 10% самых бедных в пятнадцать раз. Можно предположить, что с учетом реальных доходов состоятельных граждан эта разница составляет 20—25 раз. Для сравнения приведу ситуацию в Швеции, в которой разрыв в доходах составляет 4 раза, а в среднем по Европе эта цифра не превышает 6—7 раз, в США — 9. Преодоление вопиющего неравенства в России — это в первую очередь вопрос выживания нашей страны.

В других странах мира в условиях подобного разрыва между уровнями жизни людей происходят социальные беспорядки, и даже революции. Мы не можем наступать на одни и те же исторические грабли, индифферентно относясь к столь резкой материальной пропасти между богатым меньшинством и бедным большинством. В начале XX века такая беспечность обошлась нам слишком дорогой ценной, чтобы ее платить еще раз.

Надо отдать должное российской власти, которая в последние годы прилагает серьезные усилия по повышению уровня жизни народа. Как всем хорошо известно, были разработаны и активно реализуются национальные проекты в области здравоохранения, образования, доступного жилья и сельского хозяйства. Безусловно, плачевное социально-экономическое состояние граждан можно и должно корректировать с помощью рычагов социальной и экономической политики. Однако как сделать так, чтобы предпринимаемые изменения позитивно воспринимались обществом и оказывали на него благотворное воздействие?

В своей истории Россия не один раз решала вопрос о том, как проводить модернизацию. Нередко самый простой способ видели в заимствовании опыта западных стран, которые добились на этом пути некоторых успехов. Естественно, в этом случае модернизация оборачивалась вестернизацией. В прошлом на таком видении модернизации основывались реформы Петра Великого, революционные преобразования XX века, включая трансформации 1990-х годов.

Но все реформы, предполагавшие перенесение западных образцов, оказывались половинчатыми. Каждый раз это происходило из-за того, что предложенные преобразования не принимались народом, а отвергались, как чуждые ему. Поэтому власть нередко использовала принудительный аппарат, а порой запускала и репрессивный механизм против собственного народа. Однако положение реформаторов только тогда обретало устойчивость, когда происходило приспособление реформ к российской специфике. Подобная закономерность прослеживается в судьбе тех же Петровских преобразований, а также, с некоторыми оговорками, и в развитии советского строя, который просуществовал более 70 лет только потому, что на русской почве марксизм переродился и включил в себя ценности русской культуры

Для того, чтобы какие-либо новые реформы в России имели успех, надо раз и навсегда понять, чем объясняются трудности, а нередко и неудачи прежних попыток реформ. Дело в том, что реформаторы не учитывали специфики ценностей, которых придерживается народ. Тысячелетняя история России сформировала мощный духовно-культурный код нашего народа, который направляет образ жизни отдельного человека и всего общества. Закваской этого кода является религиозная традиция. Для большинства народа России — это Православие, а для части граждан — это другие традиционные религии.

Этот код невозможно разрушить, ибо он представляет собой совокупность истин, которые сформировались под воздействием религиозной традиции и прошли проверку на опыте народной жизни. В мирное время эти ценности помогали строить общественную жизнь, а в моменты военных испытаний — преодолевать трудности и опасности. И когда игнорируются эти ценности а, тем более, когда их пытаются заменить другими, происходит скрытое или открытое отчуждение народа от политики, которая проводит подобный курс. Следовательно, реформы в нашей стране не должны посягать на культурный код России. Что это значит? Это значит, что при проведении модернизации страны, надо искать ценностные основания в собственной духовно-культурной традиции.

Итак, модернизация предполагает мощное материальное развитие. Есть громкие голоса, которые говорят, что традиционная культура России не способна стимулировать усилия людей в этом направлении. Некоторые думают, что само по себе богатство и процесс его создания отвергаются Православием, как грех и недостойное занятие. Поэтому, якобы с православной точки зрения, не нужно никакого экономического развития. При этом делаются ссылки на аскетическую традицию Православия и его сосредоточенность на духовном мире.

Действительно, в культурном коде России есть мощная традиция, утверждающая приоритет духовных ценностей над материальными. Она характерна для всех традиционных религий России. В национальной культуре можно часто встретить прославление тех, кто ради духовной жизни или любви к Отечеству жертвовал своими земными благами. Удивительно, но факт: эта аскетическая традиция уживается, идя рука об руку, с другой мощной традицией — бережного и благодарного отношения к богатству, которое дает возможность совершать добрые дела. Установление этих двух архетипов поведения восходят еще к началу XVI века, знаменитому спору между Иосифом Волоцким и Нилом Сорским. И то, что в последствии Православная Церковь канонизировала их обоих, говорит о соответствии этих двух традиций духу христианства.

Для обоих подходов общим является то, что они без презрения относятся к материальному миру, ибо он создан Богом, а значит, имеет ценность и может приносить пользу человеку. Здесь не нужно никаких доказательств, а достаточно открыть Библию на первых страницах, где написано, что после каждого акта творения материального мира Бог говорит: «Это хорошо». Более того, Бог вручает человеку мир и благословляет его возделывать этот мир. Поэтому человек, трудящийся и умножающий богатство, делает дело Божие.

Таким образом, спор между преподобными Иосифом и Нилом касался вопроса о распоряжении богатством, а не о его ценности. Они и их сторонники дискутировали о том, что лучше: отказаться от имеющегося богатства или употреблять его для добрых дел? Как оказалось, реального конфликта в этом споре не было. Были лишь разные взгляды, сопоставление которых привело русское сознание к твердому убеждению в истинности и спасительности того и другого воззрения.

Синтез этих двух подходов в отечественной богословской мысли и практике открыл широкие горизонты для созидания национального богатства и использования его во благо людей. Правильное распоряжение богатством всегда считалось на Руси искусством и даром Божием. В точном переводе с греческого языка слово «экономика» означает «домостроительство». Между прочим, именно так в православной традиции называются действия Бога в отношении товарного мира и спасения человека (экономия спасения). Таким образом, человек, заботящийся обустройством своего дома и страны, уподобляется Богу, заботящемуся о мире и человеке.

В христианстве нет осуждения богатства, но есть осуждение привязанности к богатству. Христианство заботится о том, чтобы человек научился разумно распоряжаться материальными ресурсами, а не «чахнуть» над ним, как известный персонаж русских сказок. Они даются для созидания, а не для накопления ради накопления. В нашей отечественной традиции есть хорошие примеры размышлений на тему мудрого ведения хозяйства.

Одним из памятников такой традиции является сборник «Домострой». Конечно, эта книга отражает особенности своей эпохи, и многое изменилось с тех пор, однако она остается ярким примером раздумий наших предков над вопросами правильной и эффективной организации домашнего хозяйства, главной ячейки национальной экономики. Подчеркну, что это было в эпоху, когда религиозное сознание являлось главнейшим параметром общественной жизни.

Что же значит правильное распоряжение богатством? Кто устанавливает правила? За время своей истории наш народ уже определил ее главные критерии. Они основываются на глубоком понимании человеческой природы, созданной Богом. Человек — это не только материальное, но и духовное существо. В отличие от материальной сферы, духовные потребности человека безграничны. Если человек забывает о своем духовном свойстве и целиком погружается в материальный мир, то он экстраполирует на него свою духовную жажду и становится безудержным потребителем. Для такого человека и целого мира будет мало. В результате происходит перегрев социальной и экономической системы, которая уже не может угнаться за развитием материальных потребностей человека.

Государство, которое стремится бороться с бедностью, постоянно попадает в ловушку невозможности решить эту проблему. Так, для одного поколения достатком является то, что для другого — черта бедности. Каждое поколение формирует свои представления о благополучии. По известной русской поговорке: «Кому-то есть нечего, а кому-то — жемчуг слишком мелкий». Поэтому любое правительство, обеспечив сегодня один уровень благополучия, завтра уже стоит перед необходимостью брать другую планку.

Получается, что требования материального достатка растут быстрее, чем возможности экономической и социальной системы. В результате государство всегда рискует проиграть. Может быть, кто-то в ответ на эти рассуждения скажет: а что же в этом плохого? Каждое последующее поколение должно, мол, жить лучше. Не спорю, материальный прогресс, как результат человеческих усилий, может и должен приносить все большую отдачу. Но возникает серьезный вопрос об уровне потребления материальных благ, особенно перед лицом глобальных диспропорций между богатыми и бедными, и все более истощающихся ресурсов планеты, которые просто не могут обеспечить бесконечное расширение материального потребления. Если все население земного шара будет жить так, как живут сегодня богатые люди, то земные ресурсы закончатся уже через 100 лет. Другим негативным последствием исключительной материальной ориентированности человеческих потребностей становится пустое и нерациональное использование богатства.

Народная мудрость называет такое явление мотовством. Заслуживает сожаления ситуация, когда человек, заработавший деньги или наследовавший их от родителей, тратит их на свои прихоти и пороки. А сегодня потребности и удовольствия, основанные на грехе и темных стремлениях человека, создаются в больших количествах. На это работает целая индустрия. Стыдно перед всем миром, когда богатые люди России на виду у всех тратят огромные деньги на сомнительные развлечения, в то время, как на их Родине люди получают мизерные зарплаты.

Вспоминаю, когда в 1990-е годы зашла речь о восстановлении Храма Христа Спасителя, на Русскую Церковь обрушались потоки критики: «Как вы смеете тратить огромные деньги на строительство храма, когда народ голодает?». В ответ на этот вопрос следует сказать: если в стране не будет храмов, школ, библиотек, современных учебных заведений, музеев, то люди будут выкидывать деньги на свои прихоти, а не на реальные нужды страны. И поверьте, эти суммы будут во много раз превышать все затраты на развитие духовности и культуры.

При формировании стратегии модернизации важно задать правильные ориентиры для трат приобретаемого богатства. В культурном коде России не существует колебания в ответе на вопрос: надо или не надо трудиться? Русская традиция однозначно отвечает: «Надо». Но русскому человеку постоянно приходится отвечать на вопрос: «Ради чего трудиться?» Конечно, прежде всего, необходимо обеспечить себя и семью всем необходимым. Но если это сделано и даже сверх нормы, что же делать дальше с богатством? Для думающего человека это настоящий экзистенциальный вопрос. Он может отказаться ото всего, понять, что счастье не в богатстве и уйти в монастырь. Но там он тоже будет трудиться, в том числе и физически.

А может найти смысл в создании материальных богатств для того, чтобы направлять средства на строительство храмов, благоустройство общественной жизни, развитие науки, культуры, открытие школ и приютов. Важно, чтобы наш человек видел высший смысл своих трудов. В этом случае у него появляется практически неисчерпаемый запас энергии и предприимчивости. И хочу свидетельствовать, что в нашей стране есть такие люди, в том числе и среди богатых, которые делают все возможное, чтобы разделить свои ресурсы с другими и поддержать Церковь, систему образования, культуру, науку, спорт, социальную сферу и просто нуждающихся.

Все, о чем я сейчас говорил, касается ценностей. Однако одни мировоззренческие идеи могут помогать созиданию благополучного общества, а другие — его разрушать и тормозить. Поэтому государство и общество должны быть заинтересованы в поддержании ценностей, способствующих общественному развитию. Но ценности социально-экономической деятельности не могут утвердиться в умах людей сами по себе, если общество и государство не будут тратить усилия на воспитание и поддержание подобных стандартов. Это значит, что нужно, не боясь, тратить национальные средства на поддержание духовной сферы страны. И не просто содержать и открывать храмы, школы, университеты, музеи, театры, выставки, концертные залы и культурные центры, а повышать престиж культурной жизни, пропагандировать духовное развитие человека.

Вот почему так настойчивы требования, поддержанные большинством нашего народа, открыть возможность преподавания Основ православной культуры и культуры других традиционных религий в школе по выбору учащихся.

Другим немало важным направлением по развитию качества жизни должно быть бережное отношение к окружающей среде. Обществу, как никогда, нужны зеленые города, чистые продукты питания, свежий воздух. Это невозможно без развития ресурсосберегающих технологий, поднятия престижа сельского хозяйства. Нужно вкладывать деньги во всевозможные экологически чистые технологии и внедрение их в повседневную жизнь. Но, сохраняя естественную среду обитания, сегодня не меньше усилий требуется для того, чтобы совершенствовать рукотворную среду нашей жизни — инфраструктуру городов и населенных пунктов. Ведь большую часть времени современный человек проводит в дороге и общественных помещениях. Многие сети жизнеобеспечения приходят в упадок и не выдерживают новых нагрузок — их также требуется модернизировать.

Успешное социально-экономическое развитие России не возможно без политики, направленной на увеличение населения. Нам необходимо осваивать необжитые территории. Хватит смотреть на Сибирь только как на кладовую нашей Родины. Кладовка — это темная и неуютная часть дома. Сибирь и Дальний Восток должны становиться обжитым и обустроенным пространством нашего многонационального дома.

России для достижения поставленных целей России необходимо проводить соответствующую внешнюю политику и соответствующий курс в международных экономических отношениях. Цель этого курса — обеспечить реальный суверенитет нашей страны, защитить ее законные интересы, выстроить справедливые и эффективные торгово-экономические и политические отношения с партнерами.

Последние конфликты в сфере энергоресурсов показывают: другие страны оказывают давление на Россию с тем, чтобы она учитывала их, чужие для нас, интересы и забывала о своих. В отстаивании своих интересов Россия должна проявлять твердость и настойчивость. А если кто-то задает нам вопросы о ценообразовании на ее рынке, в том числе на энергоносители, то и России тоже следует не стесняться задавать свои вопросы другим. Так велит поступать элементарный принцип справедливости: либо свободные рыночные механизмы формирования цен для всех, либо за всеми странами признаются права на целенаправленное воздействие государства в этой сфере.

Радует, что в последнее время в нашем обществе появились многие серьезные попытки осмыслить самобытность России через призму ее духовно-исторической традиции. К их числу можно отнести идеи суверенной демократии, реального суверенитета, русского проекта, переосмысление такого понятия, как «империя». Однако такие шаги по осмыслению специфики России, нередко наталкиваются на резкую критику и неприятие со стороны некоторых сил.

Оппоненты такого подхода, как у нас в стране, так и за рубежом, говорят о том, что в России опять хотят изобрести велосипед, отгородиться от всего мира и обречь народ на новую автаркию. С таким мнением особенно явно пришлось столкнуться после прошлого Собора, предложившего свое видение прав человека. Однако наши переговоры и контакты с представителями других религиозных традиций и секулярного подхода свидетельствует о том, что многие зарубежные общественные и политические силы готовы говорить о самобытности России и желают ее понять.

Более того, некоторые понимают, что через свой духовный и исторический опыт мы формулируем идеи, которые являются приемлемыми для людей других традиций. Это убедительно показали собеседования, состоявшиеся в мае прошлого года с Католической Церковью в Вене, результаты Всемирного саммита религиозных лидеров, прошедшего в июле в Москве, а также две конференции, в Нижнем Новгороде и Страсбурге, по линии Совета Европы. А чтобы слова не расходились с делом, при Всемирном русском народном соборе был создан правозащитный центр, и нам сегодня есть, что ответить нашим оппонентам. Осознание и реализация своей национальной специфики может вести к углублению связей с внешним миром, а не к ненависти и закрытости. Наоборот, мы должны приветствовать и консолидировать людей разных взглядов, размышляющих о специфике России. Важно, чтобы эта дискуссия продолжалась.

В заключение хотел бы подвести итог вышесказанному. Действительно, модернизация страны имеет внешние атрибуты, одинаковые для всех народов: это хорошие дороги, аэропорты, средства транспорта, благосостояние граждан, высокий уровень науки и образования. Однако духовные и идейные источники этих изменений могут быть у каждой страны свои.

Модернизация России станет возможной только в том случае, если мы будем искать вдохновения в собственной традиции, соединяя современность с историческим опытом нашего народа. Это потребует напряжения интеллектуальных сил, материальных ресурсов, а также умения защищать свою позицию перед всем миром. Не должна такая великая страна, как Россия, стыдиться своего национального лица.

На мой взгляд, Россия сегодня должна избрать модель развития, основанную на синтезе научно-технического прогресса и модернизации, не наносящих ущерба Божьему творению, любви и верности нашего народа своей духовно-кульурной традиции. В центре этой традиции, как главная опора, — духовность, культура и язык русского народа в творческом взаимодействии с духовно-культурными традициями других народов России. Не станет ли этот синтез контуром той национальной идеи, которую уже на протяжении многих лет мы стремимся сформулировать для себя? Убежден: в недрах Всемирного Русского Народного Собора, являющегося уникальным местом для широкой и свободной общенациональной дискуссии, будет рождаться национальная идея, выражающая систему ценностей, объединяющих весь народ. Именно на этой идее должно основываться стратегическое видение будущего России.

 

Приветствие Премьер-министра Украины Виктора Федоровича Януковича участникам XI ВРНС

Приветственное послание главы украинского правительства зачитал первый вице-премьер, министр финансов Украины Николай Янович Азаров:

Ваше святейшество! Уважаемые участники и гости Собора!

От имени правительства Украины и себя лично сердечно приветствую собравшихся в столице братской России участников XI Всемирного Русского Народного Собора, целью которого является созидание настоящего и будущего. Отрадно, что настоящий Собор собрал людей неравнодушных к проблемам социального неравенства и бедности, духовно-нравственного и социально-экономического состояния общества.

Многовековая история украинского и российского народов, вышедших из одной киевской крестильной купели, показывает примеры следования наших славных предков настоящим нравственным ценностям, мерилом которых было их соответствие вечному учению Христа Спасителя.

В этой связи сегодня нельзя не вспомнить преподобного Нестора Летописца, которому мы обязаны знанием: откуда есть пошла земля русская, как строилось наше общее Отечество — Киевская Русь, как формировалась наша культура и язык. Уверен: государственные деятели Украины и России всегда будут содействовать общественно-полезным инициативам Православной Церкви, направленным на укрепление добрососедских отношений и сотрудничеству между нашими братскими народами.

Желаю всем участникам Всемирного Русского Народного Собора плодотворной работы, мира и добра.

 

Выступление первого вице-премьера, министра финансов Украины Николая Яновича Азарова

Преодоление бедности — общая задача, которая стоит перед нашими странами. Это сложная комплексная проблема, но я хочу остановиться на ее двух аспектах: качестве государственного управления и перераспределении. Ясно, что государственное управление должно обеспечить наивысшие темпы экономического роста. Его основу создает качество и динамичность государственного управления, умение направить средства на решающие направления.

И надо сказать, Украина имела в 2003—2004 годах самые высокие темпы роста в Европе — 12,3%, а в январе этого года вышла на 9,3%. Думаю, мы будем в 2007 году развиваться более высокими темпами. Однако может ли сам по себе экономический рост обеспечить быстрое преодоление бедности? Ответ однозначен: сам по себе экономический рост не решает проблему бедности. Он является лишь необходимым условием решения этой проблемы.

Как удвоить, например, национальный доход на душу населения? Как удвоить валовой внутренний продукт? Мы что с вами должны вместе в два раза больше производить нефти, пшеницы, угля, стали? Возможно ли это? Значит, нам надо найти такие точки роста, благодаря которым изменится сама структура валового внутреннего продукта, изменится его уровень технологичности, повысится качество. Здесь на первое место выдвигаются наукоемкие отрасли — образование, наука, передовые технологии. Если мы, и Украина, и Россия, не сосредоточим основные ресурсы на этих точках роста, причем жестко и бескомпромиссно, то проблему бедности не решим.

А теперь о перераспределении… Совершенно очевидно, что, достигнув высоких темпов роста, можно создавать богатство одних и уменьшать благосостояние других. То что происходило за последние 15 лет в наших странах. И таких примеров сколько угодно в мире. Мы знаем множество стран с высокими темпами экономического роста, однако бедность там не преодолена. Значит, решение этой проблемы находится в сфере перераспределения, что обеспечивает опять же государственное управление.

Единственной легальной, узаконенной формой перераспределения национального богатства является налоговая система. Значит, мы должны создать низкие налоги на технологическое обновление страны, на производство, и очень высокие налоги на богатство и роскошь. И здесь одними проповедями проблему бедности с мертвой точки не сдвинуть. Должна быть создана очень серьезная и жесткая система, при которой человек должен платить достаточно большие налоги, если хочет жить богато. То есть он должен платить налоги на богатство.

Сегодня все должны понимать: бедность — это деградация всего общества. И преодолеть ее мы сможем сообща, если не порвем братские связи между нашими странами и будем работать, дополняя друг друга.

 

Выступление первого заместителя Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Любови Константиновны Слиска

Духовные основы жизни человека, роль и место Православия в развитии современной России постоянно находятся в центре внимания Всемирного Русского Народного Собора, который уже стал главным православным форумом страны. Нынешний Собор посвящен проблем богатства и бедности. Сама по себе дилемма богатства и бедности стара, как мир, в котором всегда были, есть и будут люди с разным достатком. Но в сегодняшней России проблема бедности и богатства обрела особую остроту. Призыв XI Всемирного Русского Народного Собора, как набат вечевого колокола, призвал всех нас найти выход из ситуации.

Иоанн Златоуст говорил: «Ужель для этого явился ты на свет, человек, ужель для того родился, чтобы только разрабатывать рудники и собирать золото. Не для этого создал тебя Бог по образу своему и подобию, но чтобы ты угождал Богу, чтобы достиг будущих небесных благ и ликовал с ангелами». Переходный период к рыночной экономике от коммунистического эксперимента длиной в несколько десятилетий, нанес огромную рану национальному мироощущению, заставил пересмотреть многие из принятых ранее подходов.

Для одних выходом из кризиса стал культ денег, и деньги в сознании людей возвысились над законами, писанными и не писанными, над богатством человеческих отношений, и не только в сознании, но и в повседневной жизни. Над пропастью между богатыми и бедными только шаткий мостик среднего класса, который в полной мере так еще и не сложившегося у нас.

Соответственно отношение к проблеме богатства и бедности радикально отличается в зависимости от принадлежности к той или иной группе и сегодня не только не утратило непримиримости, но и обрело новые черты. С одной стороны, живы исконно сложившееся еще в крестьянской среде убеждения — есть богатство честное, нажитое в поте лица, горбом. А с другой стороны, из массового сознания никуда не ушел стереотип, который сложился еще в петровские времена: тем, кто приносит пользу государству, богатым быть не зазорно. Доходы же бизнесменов, банкиров, людей свободных профессий зачастую представляются как не трудовые, неправедные.

В 90-е годы прошлого века с началом эры дикого капитализма эти представления стали вытеснять совсем другие. В жизни, на телеэкране появились новые персонажи, владеющие денежными потоками, и они стали героями того и нашего времени. Началось стремительное расслоение общества по имущественному принципу. Это не могло не наложить свой отпечаток на отношение общества к бедным и богатым. Старые воззрения отчасти укрепились, отчасти видоизменились.

Но очень быстро в массовом сознании на поверхность всплыла издревле гнездящаяся в закоулке человеческой души зависть к более обеспеченным, состоятельным людям. Героями светской хроники, предметом вожделения, заискивания подражания, к сожалению, становятся лишь те, у кого есть деньги. И деньги большие, за которые покупают не только житейский комфорт, но и славу, известность, власть, вес в обществе, любовь и дружбу. Хотим мы того или не хотим, но эта установка уже внедрена в общественное сознание.

С появлением денег на протяжении всей истории цивилизации величайшие умы человечества и простых смертных волновало и мучило, заставляло размышлять и действовать как экономико-политическая, так и этическая сторона богатства и бедности. Идеи имущественной несправедливости или политической независимости управляли ходом исторических событий, перекраивали карту мира, но нравственный закон, живущий в душе человека, побуждал вновь и вновь задумываться над соотношением добра и зла применительно к понятиям богатства и бедности.

Верующие люди находят ответы в священных книгах, житиях и трудах святых отцов, но принятие святых истин сердцем и умом во многом зависит от собственного опыта, развитости личности, нравственного уровня каждого человека. Православному, как и любому верующему человеку, в поисках своего личного отношения к проблеме богатства и бедности, стоит вдуматься в слова архиепископа Иоанна Сан-францисского Шаховского в книге «Листья древа». «Не само по себе материальное богатство вредно, — говорится в ней, — и не сама по себе бедность полезна для возвышения души, но похотение, обожествление богатства есть личный социальный яд, когда богатство приносится в человеческие жертвы, когда забывается смертное, великое достоинство человеческое и цель жизни человека на земле».

Россиянам, которые владеют большими материальными благами, пришло время осознать великий смысл сказанного православным мыслителем из другой части света, и подумать о подвиге благотворительности. В завершение еще раз обращусь к словам Иоанна Златоуста: «Не то я говорю, чтобы иметь богатство было грех, но грех не разделять его бедным и худо пользоваться им. Бог не сотворил ничего худого, все — добро, следовательно, и богатство добро, но тогда, когда оно не обладает имеющим его, когда оно избавляет ближних от бед и бедности. Богат тот, кто не нуждается брать у других, но сам поможет другим. А кто старается брать у других, тот не богат, но беден». Будем искать того богатства, которое состоит в добрых делах, и убегать от той бедности, которая вводит нас в грех.

 

Приветствие мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова участникам XI ВРНС

Приветствие главы правительства российской столицы зачитал заместитель московского мэра Валерий Юрьевич Виноградов:

Ваше Святейшество! Уважаемые участники Собора!

От имени правительства Москвы и себя лично сердечно поздравляю организаторов и всех участников XI Всемирного Русского Народного Собора, избравшего темой обсуждения одну из коренных проблем нового века «Богатство и бедность. Исторические вызовы России».

Высокий гражданский, научный и общественный авторитет Собора служит залогом глубины предстоящей дискуссии, верности к методологическим подходам и рекомендаций, глубокого единения базовых интересов общества с судьбами России в наступившем историческом периоде.

Богатство и бедность нынче значительно поляризованы, и это воспринимается мыслящими силами Русского Мира как один из центральных, проблемных узлов развития государства и нации. Россия в настоящее время обретает огромное финансовое, экономическое могущество, и задача состоит в том, чтобы поставить это могущество на службу стране, народу, каждой семье и каждому человеку. В этой связи особенно важна глубоко эшелонированная социальная политика, забота власти и капитала обо всех слоях населения, но в первую очередь о ветеранах и старшем поколении, об обездоленных, о молодых и многодетных семьях, о человеке труда. Именно такая политика реализуется в столице России, где мы стремимся всемерно поднять качество и уровень жизни всех слоев населения.

Желаю участникам XI Всемирного Русского Народного Собора успехов в упорной деятельности на благо Отечества и граждан, крепкого здоровья и счастья.

 

Выступление министра культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации Александра Сергеевича Соколова

Всемирный Русский Народный Собор сегодня становится рупором общества, тем форумом, на котором все сказанное оказывается осмысленными и воплощенным в жизнь. Богатство и бедность — это причина социальных потрясений, бунтов, личных трагедий, одна из вечных тем искусства. Богатство и бедность — это парная категория, однако в западной философии и в русском любомудрии она имеет разное звучание, разный оттенок.

Тема моего выступления — «Богатство и бедность. Материальные претензии на духовное измерение». Я осознаю: уже сама эта формулировка в какой-то степени претенциозна, но тем самым хочу привлечь внимание участников Собора к злободневным проблемам нынешней государственной политики, которая коснется каждого из нас.

Сегодняшний мир, как и прежде, расколот по оси богатства и бедности. И каждому, кто пытается на этом изломе распознать себя, разобраться в собственном предназначении, собственной судьбе, необходимо уметь видеть себя со стороны. Как писал Хулио Кортасар, «для того, чтобы понять собственную культуру, необходимо выйти за ее пределы. В противном случае собственная культура может показаться лишенной специфики».

Сегодня проще заниматься сравнениями. Современный мир информационно открыт, и в нем все более подтверждается пропасть между богатством и бедностью. Прежде всего, в соотношении позиции так называемых развитых и развивающихся стран. Об этом можно вполне предметно говорить, опираясь на статистические данные. Вот лишь некоторые из них. В материалах конференции ООН в июне 1992 года приводились такие цифры: с 1972-го по 1992-й годы совокупный общественный продукт вырос на 20 триллионов долларов, но только 15% этого продукта пришлось на долю развивающихся стран.

Каждый ребенок, родившийся в развитой стране, потребляет в 20—25 раз больше ресурсов Планеты, чем ребенок из стран третьего мира. Уровень жизни примерно 85% населения не выше, чем он был у трудящихся 500, 1000 лет назад. А многие из них живут даже хуже, чем их дальние предки, ибо работают больше, едят меньше, но при этом покупают больше, что и создает обманчивое впечатление прогресса.

В тех же материалах ООН говорится: «За последние 10 лет доля 10% наиболее процветающего населения Планеты выросла в мировом валовом продукте с 50 до 59 процентов. В 1999 году состояние 475 миллиардеров мира превосходило доход половины мирового населения. За последние 15 лет доход на душу населения понизился более, чем в ста странах. Согласно опубликованному в 1999 году обзору ООН, посвященному развитию людских ресурсов, рост нищеты в мире ускорился, а распределение доходов стало не благоприятным. Более 1,3 миллиарда человек сегодня живут менее, чем на один доллар в сутки. В то же время богатство троих самых крупных богачей в мире превышает совокупный ВВП всех наименее развитых стран, а также доход 600 миллионов человек, живущих в 36 странах мира.

Если говорить о России, то производительность труда у нас отстает от цивилизованных стран в 5—6 раз. В то же время уровень заработной платы ниже в 10 и более раз. В итоге выходит, что доля зарплаты при росте производительности труда у нас значительно меньше, нежели на Западе. Стало быть, наш работник трудится интенсивнее западного, получая значительно меньшую зарплату.

На доллар часовой зарплаты, считает академик Львов, средний российский работник производит примерно в три раза больше ВВП, чем аналогичный американский, а товары и услуги вынужден приобретать по ценам, равным или даже превышающим мировые. Следовательно, делает вывод ученый, такой высокой эксплуатации наемного труда нет ни в одной развитой экономике мира.

Волна эмиграции из Советского Союза и впоследствии из Российской Федерации в последней четверти ХХ века была, как известно, вызвана не политическими, а экономическими причинами. На заработки безвозвратно уехали многие талантливые ученые, инженеры, врачи, работники культуры. Эти потери общества мы теперь ощущаем в полной мере. Но еще острее переживаем внутренний раскол в обществе. Сегодня на одном полюсе российского общества «новые русские» — пальцы веером, блондинки в шоколаде. На другом — обездоленный люд, ограбленные и униженные дефолтом пенсионеры, ветераны Великой Отечественной войны, посаженные на скудную стипендию студенты. И те «последние святые на Руси», как выразился Дмитрий Сергеевич Лихачев о материально загнанных в угол работниках культуры — библиотекарях, архивистах, музейных работниках, реставраторах.

В России, по исследованиям академика Львова, деньги и доходы в стране распределены так, что 15% населения России аккумулирует в своих руках 85% всех сбережений банковской системы. Причем, 92% их состояний не заработаны, а являются доходами от собственности, оказавшейся в их руках. Таким образом, самыми успешными и эффективными, с точки зрения российской экономики, являются не специалисты в той или иной профессии, а рантье. На 85% населения приходится 8% доходов от собственности и 15% от сбережений. В западной, рыночной логистике эти 85% населения рынку не интересны. Мы же сегодня поспешно примеряем эту логистику на себя. Запальчиво говорим о приоритетах макроэкономики, универсальных, якобы, законах рынка. Наше поколение имеет, однако, возможность на личном опыте оценить их так сказать эффективность.

Если коммунизм предпринял попытку отменить рынок и подчинить всю экономическую деятельность коллективному контролю, то рыночный фундаментализм стремится упразднить механизмы коллективного принятия решений и утвердить верховенство рыночных ценностей над политическими и социальными. Деньги подменяют собой реальные ценности, а рынки захватывают господствующие позиции в чуждых им сферах: медицине, политике, образовании, науке и искусстве, где достижения переводятся в денежное измерение.

Еще недавно, например, в профессиональной среде культуры главными были профессиональные ценности. Семейные традиции и воспитание ценились выше богатства, а поступки людей в большей степени определялись патриотизмом и верой. В наши дни погоня за прибылью приведена в абсолют.

Попытки противостоять этому всегда были свойственны лучшим умам человечества. Вспомним слова Аристотеля: «Величайшие преступления совершаются из-за стремления к избытку, а не к предметам первой необходимости. Тиранами, например, становятся вовсе не для того, чтобы избегнуть голода».

Христианская мораль давно определила суть истинных ценностей. Сегодня она бедность не относит к порокам. Напротив, богатство представляется испытанием для человека-христианина, призванным употребить во благо, дарованное ему Господом. Отрешение от земных благ во имя духовного совершенствования — постулат не только монашеской аскезы, но в определенных обстоятельствах и мирской жизни, особенно в культуре православной. Небезызвестный гимн нищете философа Григория Сковороды яркий тому пример.

На меня сильное впечатление произвела одна из передач телевизионного цикла митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, глубоко и тонко представившего феномен юродства на Руси. Однако, я сегодня не буду возводить нужду в добродетель, а наоборот, попытаюсь обозначить те болевые точки общественной жизни страны, в которых отражается вынесенная на Собор проблема.

Казалось бы, никто нынче открыто не оспаривает мысль о том, что звеном, за которое можно вытянуть всю цепь болезненных проблем: демографию, наркотики, проституцию, криминал — является культура. Но законы ее развития не вписываются в прокрустово ложе макроэкономических доктрин. Это чревато непоправимыми потерями не только для культуры, но и Российского государства.

Парламент рассматривает проект бюджета на трехгодичную перспективу. Проблемы богатства и бедности проявляются в этом объемном документе во всех своих ракурсах. Как говорил Лев Николаевич Толстой, важно не то место, которое мы занимаем, важно то направление, в котором движемся. А о нем убедительно говорят цифры, которые стали итогом правительственных дебатов на всех этапах подготовки трехгодичного бюджета. По ним можно сделать прогноз, как о самых близких, так и более отдаленных перспективах культурной жизни нашего общества.

Реальная ситуация в сфере культуры удручает, прежде всего, низкой заработной платой работников федеральных учреждений культуры. Примерно у 40% из них она ниже прожиточного минимума. На фоне реализации национальных проектов в образовании, здравоохранении, сельском хозяйстве работники федеральных учреждений культуры стали самой низкооплачиваемой категорией «бюджетников». Положение усугубляется тем, что органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации принимают действенные меры по улучшению материального благосостояния работников бюджетных учреждений регионального и муниципального уровней.

Министерство культуры России неоднократно обращалось в Правительство Российской Федерации с просьбой значительно повысить зарплату работников культуры и выделить на эти цели 5,5 миллиардов рублей. Это позволило бы улучшить кадровую ситуацию отрасли, а также хотя бы немного сократить разрыв между зарплатой работников культуры и средней зарплатой в России. Средний размер зарплаты работников федеральных учреждений культуры в 2007 году с учетом запланированного повышения составит 6 тысяч 178 рублей в месяц, в то время как средняя зарплата по стране составит 12 тысяч 785 рублей в месяц.

К 2010 году этот разрыв составит уже 60%. Средняя зарплата работников культуры будет 7 тысяч 773 рубля, а по стране — 19 тысяч. Процентное соотношение зарплаты работников федеральных учреждений культуры к средней зарплате по стране будет выглядеть следующим образом:

  • 2007-й год — 48%,
  • 2008-й — 46%,
  • 2009-й — 43%,
  • 2010-й — 39%.

 

На лицо снижение доли расходов федерального бюджета на культуру. Как видим, разрыв между финансированием из федерального бюджета культуры и других отраслей продолжает увеличиваться. Остаточный принцип финансирования культуры оказался самым жизнеспособным из наследия советской эпохи.

В ситуации, когда в Минфине забуксовала давно обещанная отраслевая система оплаты труда, мы имеем печальную перспективу попрощаться с «последними святыми на Руси». Речь идет о профессии все тех же архивистов, реставраторов, музейщиков, библиотекарей. Эти профессии тают на глазах: у последних из могикан средний возраст предпенсионный. Но можно ли упрекать молодежь, которая не идет в культуру при позорно нищенском денежном довольствии?

Мы уже видим последствия такого подхода — расхищение фондов музейных библиотек, утрата памятников архитектуры, изобразительного искусства, отмирание художественных промыслов. В упор этого не видит только поколение, выбравшее когда-то пепси, а сейчас задающее во многом тон жизни. Будем ли с этим мириться?

Протестное настроение среди интеллигенции нарастает, а интеллигенция это, к слову сказать, та часть электората, которая умеет выразительно и емко излагать свои мысли. Я сегодня получил обращение коллектива Российского государственного военно-исторического архива. В нем емко и лаконично излагается следующее: «25 июля 2006 года был подписан указ президента Российской Федерации о денежном содержании федеральных государственных гражданских служащих, в котором правительству России поручено упорядочить оплату труда работников, замещающих должности, которые не являются должностями федеральной государственной гражданской службы. В соответствии с этим указом Министерство здравоохранения и социального развития России было обязано разработать проект постановления об условиях оплаты труда. Данное поручение не выполнено до сих пор, а повышение зарплаты на 26%, которое должно было последовать с 1 сентября 2006 года, так и не произошло.

Оплата труда работников федеральных архивов по-прежнему остается на недопустимо низком уровне, и даже не соответствует официально установленному прожиточному минимуму в Москве. В настоящее время в архивной отрасли сложилась катастрофическая ситуация, когда восполнить кадры опытных, квалифицированных сотрудников в ближайшие годы уже не удастся, а приход архивные учреждения случайных людей создает угрозу сохранности документов национального достояния нашей страны».

Полагаю, парламентарии при рассмотрении представленного правительством бюджета не останутся безучастными к катастрофической ситуации, которая складывается в культуре. Надеюсь, во многом будут способствовать культурному прозрению решения Собора. Пришло время объединять усилия по защите, как самой российской культуры, так и тех, кто ее олицетворяет.

 

Выступление архиепископа Берлинско-Германского и Великобританского Марка (Русская Зарубежная Церковь)

Ваше Святейшество, Ваше Высокопреосвященство, собратья архипастыри, братья и сестры, соборяне!

С Божией помощью в мае сего года состоится объединение двух частей Русской Православной Церкви — Церкви на Родине и Зарубежной. Этот долгожданный момент откроет перед нами возможность излечения раны 80-летней давности на теле Русской Церкви.

Процесс, который привел к этому моменту, был длительным и сложным. После десятилетий вынужденного разделения, противостояния и взаимного непонимания, прославление святых Новомучеников и Исповедников Российских на Архиерейском Соборе Московского Патриархата в 2000 году открыло путь к единству. Можно смело сказать, что именно святые Новомученики и Исповедники Российские нас объединили своим стоянием перед престолом Божиим и своими молитвами о многострадальной Церкви нашей.

Вследствие собора 2000 года и прославления на нем сонма святых Новомучеников и Исповедников Российских, Синодами Зарубежной Церкви и Московского Патриархата были учреждены комиссии для переговоров с целью восстановления евхаристического общения. Работа двух комиссий была сложной и потребовала от обеих сторон много терпения и любви. В течение этой работы мы, члены этих комиссий, постепенно знакомились друг с другом, начинали видеть вещи другими глазами, вникать в условия жизни, резко отличающиеся от собственного опыта и кругозора.

Но, увы, этот опыт общения почти никому нельзя передать. Это надо пережить, почувствовать самому. Никакая абстракция здесь не поможет. Тем более ясно, что только возможность церковного, евхаристического общения откроет и возможность взаимопонимания. Опыт истории XX века для членов двух частей Русской Церкви настолько различен, что не поддается быстрому объяснению.

Быстро разрешить все проблемы нельзя. Самое серьезное препятствие на пути к сближению — это, на мой взгляд, недоверие. Людям, живущим в эмиграции, в течение десятилетий пришлось научиться недоверию ко всему, что было связано с советской властью, и это недоверие, к сожалению, распространилось и на представителей Церкви. Снять или разрушить его простыми методами не удастся. Здесь требуется терпение и воля к единству, искреннее желание и стремление к усвоению христианского доверия.

Если мы в мае этого года, с Божией помощью, подпишем Акт о единстве Русской Церкви, то это будет означать не конец, а, скорее, начало дальнейшего процесса ознакомления друг с другом и проникновения взаимной любовью и доверием. Одновременно можно сказать, что это действие обозначает чудо исцеления раны на теле нашей Церкви. Это чудо стало возможным только благодаря тому, что десятки тысяч русских родителей в эмиграции в течение прошедших с 1917 года десятилетий настойчиво приобщали своих детей и внуков к русской культуре и языку. Только благодаря этому подвигу в наших приходах за границей сохранилось сознание нашей принадлежности к единому телу Русской Православной Церкви и тяга к единству и общению с Церковью на Родине.

При этом мы осознаем, что наши епархии и приходы за рубежом стоят между двумя (или больше) культурами. Поэтому легко ответить на вопрос: «Что же даст единство Русской Церкви российскому обществу и народу?» Зарубежная часть Русской Церкви полностью влилась в жизнь тех стран, в которых она действует. Ее верующие освоили местный язык и зачастую владеют им лучше, чем русским, вошли в культурную и общественную жизнь этих народов, при этом сохраняя и развивая свое сознание, как части Русской Церкви, приобщенной также и к русской культуре. Таким образом, наши епархии и приходы могут быть посредниками между этими культурами, могут полноценно, справедливо и непредвзято представлять лицо России и ее народов перед иностранным миром. Это особенно важно потому, что во многих странах существуют серьезные предрассудки в отношении России, ее культуры, общества, политики…

Мы понимаем, что русский православный человек может только веря в Бога богатеть, взирая на земное, как на временное и преходящее, открывающее путь к высшему, небесному, вечному. В средние века русские монастыри были прибежищем крестьян в голодное время. Монастыри тогда, естественно, кормили крестьян, несмотря на то, что монахи иногда роптали за это на своих игуменов. Соборность сказывалась именно в этом естественном союзе всех слоев населения православной Руси. Для православного человека не важно: богат он или беден, он может быть убогим и тем богатым. В этом заключается его истинная мудрость, его настоящее богатство, при котором убожество и богатство объединяются во Христе. В этом духе я желаю XI Всемирному Русскому Народному Собору успеха в его работе и Божией помощи.

 

Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, заместитель главы ВРНС, член Бюро Президиума ВРНС:

Присутствие представителя Русской Зарубежной Церкви придает действительно очень важное всемирное измерение нашему собранию. И мы в недрах Всемирного Русского Народного Собора работаем, молимся и делаем все для того, чтобы приблизить тот момент вожделенного единства и восстановления внутренней жизни Русской Православной Церкви в полном общении с нашими зарубежными братьями.

 

Выступление Председателя Попечительского совета Фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы России, главы ОАО «Российские железные дороги» Владимира Ивановича Якунина

Тема моего выступления «Природные ресурсы России. Путь к богатству или к бедности». Я хочу поднять прагматическую проблему, но непосредственно связанную с заявленной программой работы сегодняшнего Собора. И выступать буду в большей степени как руководитель крупнейшей транспортной компании России, нежели как председатель попечительского совета фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы России.

Нынешний форум затрагивает, пожалуй, самые ключевые и стратегические вопросы, которые волнуют общество российских граждан и власть. Что ждет нашу страну впереди за горизонтом, что ждет наших детей, внуков и следующее поколение? Вопросы, на которые мы все пытаемся найти ответ. Нам никуда не уйти от понимания того, что наши пращуры своим непомерным трудом создавали национальное богатство, которое сегодня должно быть использовано для возрождения России, возрождения российского общества, а оно сегодня либо бездумно транжирится, либо принадлежит небольшой кучке избранных, допущенных к этому богатству.

Мы не можем уйти от вопроса, что будет с Россией не через тысячу, а хотя бы через 20, 30 лет? Кто должен отвечать на эти вопросы? На вопросы государственного развития должна отвечать, прежде всего, государственная власть, но не может безмолвствовать и общество, которое эту государственную власть формирует.

В законодательстве нашей страны есть федеральный закон № 115 — «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации». В соответствии с ним правительство, кроме программ развития среднесрочного периода, должно прогнозировать и планировать социально-экономическое развитие на долгосрочную перспективу. В России же в настоящее время осуществляется только краткосрочное и среднесрочное прогнозирование и программирование, долгосрочное фактически не ведется.

Известна программа среднесрочного социально-экономического развития страны, которая готовится в МЭРТ под руководством министра Германа Грефа, однако и в ней обозначен горизонт всего лишь на три года вперед. Долгосрочных, хотя бы и декативных планов развития страны, по-прежнему нет.

Как известно, свято место пусто не бывает, и если наше правительство, наше сообщество в целом не отвечает на поставленные вопросы, то неизбежно возникает некая третья сила, которая попытается на эти вопросы дать свои собственные ответы. И они не всегда могут соответствовать интересам нашей собственной страны и нашего собственного опыта. В этой связи упомяну одну очень интересную работу. Называется она «Проклятие Сибири», где автор, будучи и профессором Джоржстаунского университета, и старшим офицером ЦРУ, весьма научно и программно заявляет: Сибирь для нас с вами, для экономики нашего государства — слишком тяжелое бремя. Ибо она, по его научному мнению, не позволяет России развиваться. Мы, уважаемые члены Собора, должны сделать из такого умозаключения свои выводы и перейти, на мой взгляд, к активному освоению Сибири вахтенным способом, используя международные консорциумы.

В 1995-м году в рамках экспертного сообщества ЦРУ были проведены исследования и сделан прогноз развития нашей страны до 2015 года. В нем предсказывалось, что Россию ждет стагнация, и она будет отброшена назад на 15 лет по сравнению с тем временем, когда все это начиналось. Есть очень красочный график, который показывает, как развивается в перспективе экономика Соединенных Штатов Америки, как развивается Китай и как стагнирует Россия. К сожалению, многое совпадает.

Известна поговорка: тот народ, который не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Перефразируя эту мудрую мысль, скажу: если страна не хочет или не может думать о своем будущем сама, то за нее о ее будущем подумают другие. Во избежание этого Россия должна выработать стратегию обращения с ее природными ресурсами, свою стратегическую государственную экономическую политику. В своем сообщении я постараюсь показать контуры этой политики, которая разрабатывается научным экспертным сообществом в Центре анализа и государственного проектирования.

Какие ключевые вопросы мы ставим перед собой? Первый из них — природные ресурсы. С учетом подготовленной аудитории я не буду перечислять, что относится к природным ресурсам, остановлюсь только на том, что мне, как руководителю транспортной компании, наиболее близко. Это географический размер пространства как ресурса страны. Как воплощен этот пространственный ресурс в транспортное, экономическое содержание?

Одно из конституционных прав граждан нашей страны предполагает его право на свободу передвижения. В шоковые же времена цены на транспорт настолько возросли, что по образному выражению Владимира Владимировича Путина в стране сформировался целый контингент молодого, подрастающего поколения, который ни разу не был в Москве или в Санкт-Петербурге.

Особенно сложная ситуация для жителей дальневосточного региона. Сегодня билеты настолько дорогие, что большинство людей не в состоянии отправить детей, например, на каникулы в центр России, да и сами съездить не могут. Дело доходит до того, что многие россияне не могут съездить на могилы своих родственников. И эта проблема связана не только с экономически обоснованными или не обоснованными ценами на билеты. Она отражает вопросы, связанные с экономической и социальной стабильностью в стране. Владимир Владимирович как-то сказал, что наша страна, обладающая колоссальными географическими размерами, должна приучить людей к тому, что за эти колоссальные размеры, за эти ресурсы каждый гражданин должен платить.

Один хрестоматийный пример: Панама и ее Панамский канал. Более 60% ВВП страна получает за счет транзита. Мы обладаем практически аналогичным ресурсом — Транссибом, который в потенциале может приносить стране 15 миллиардов долларов чистого дохода только за транзит. Возникает вопрос: нужно ли в этот потенциал вкладывать деньги для того, чтобы привлекать иностранные грузовые перевозки? Наш ответ — да, нужно, но этот ответ совершенно не очевиден для программистов экономического развития, с которыми мы ведем довольно серьезную затянувшуюся дискуссию.

Или еще один поучительный пример, связанный с нашей попыткой установить контроль над транзитными системами Украины и Белоруссии. Это вынудило их вернуться к комплексному подходу развития собственной геополитической эффективности. Что сулит нам перевод отношений со странами-транзитерами энергоресурсов на чисто коммерческие рельсы? Повышение стоимости этого транзита. Кроме того, побуждает и Украину, и Белоруссию к поиску новых транзитных схем в обход Российской Федерации.

В результате мы можем больше потерять, чем приобрести. Мы достаточно высокомерно ведем себя, когда говорим, что «кормим» соседние страны, поставляя нефть и газ по заниженной стоимости. Тем, кто планирует наши внешнеэкономические связи, впору напомнить слова нашего президента, который считает, что за пространство, за влияние надо платить.

Материалы, которыми мы располагаем, показывают, что сегодня активно прорабатывается альтернативная транспортная схема, и уже к Азербайджану и Грузии пытаются подтянуть Казахстан, других наших ближайших союзников. Все это делается для того, чтобы изменить геополитический расклад с точки зрения использования России, ее природного и транзитного ресурса.

Однако вернемся к вопросу развития пространственного потенциала России. Первый его аспект — это экономическая и политическая независимость России в решении транспортных вопросов. Второй — ориентация на комплексный подход к развитию экономики и социальной инфраструктуры территории, а не только на экспорт энергоресурсов. Третий аспект — формулирование государственной позиции по развитию пространственного потенциала России.

Нельзя сказать, что у нас эта работа не ведется. Есть федеральная целевая программа «Модернизация транспортной системы России». К сожалению, она не содержит четких ориентиров и указаний по векторам направленности и реализации этой деятельности. Я еще раз хочу подчеркнуть, что развитие транспортного транзитного потенциала страны способно принести 15 миллиардов долларов. Это, между прочим, больше, чем сегодня зарабатывает та же самая Панама.

Сегодня на форуме много говорится о богатстве и бедности. Определим понятия «богатство» и «бедность». Если их интегральное выражение — это ВВП страны, все наше совокупное богатство, все, что произвела страна в виде товаров и услуг, то наши исследования показали: за последние годы начал расти ВВП России. Но при таком исследовании уместен анализ ВВП на душу населения. И здесь в сравнении с другими странами хорошо видно, что мир развивается, а Россия стагнирует.

Есть следующий уровень анализа — распределение доходов по группам населения. Здесь еще более угнетающая статистика. Все произошедшее после 1990-го года сводится к тому, что уровень получаемых доходов у самой бедной категории наших граждан упал приблизительно до 5%, а уровень доходов самых богатых граждан скачкообразно вырос приблизительно до 50%.

Если рассмотреть эту ситуацию по канонам экономической науки, то коэффициент различия между самыми богатыми и самыми бедными показывает: мы далеко вырвались за уровень полосы терпимости, который лежит в пределах от 23 до 32 процентов. У нас он зашкаливает до 58%.

Это уже не просто разговор о том, что кто-то бедный, а кто-то богатый. При этом хочу отметить: речь идет не о том, что у нас не должно быть богатых людей. Наоборот, мы считаем, что богатых людей должно становиться как можно больше. Речь идет о доступе к результатам заработанного национального богатства. Речь идет о справедливом распределении доходов, которые зарабатываются в государстве.

Проблема в том, что неолиберальная теория, которая позволяет нашим экономистам говорить, мол, рынок все рассудит и расставит на свои места, не выдерживает критики даже с точки зрения ведущих нобелевских экономистов. По их мнению, для стран так называемого переходного периода влияние государства на прогнозирование развития и распределения доходов является основополагающим элементом становления новой экономики.

Еще один вопрос: как сохраняем тот интеллектуальный потенциал, которым отличался Советский Союз? К 2004 году затраты на научные исследования в России упали до 43%. В структуре ВВП они составили в 2004 году 1,17%. В 1990-м году эта цифра достигала 2,03%. Сегодня величина затрат в расчете на одного человека, занятого наукой, в России в 8 раз меньше, чем в Южной Корее, в 12 раз, чем в Германии.

По экспертным оценкам с 1989-го по 2002 год за рубеж уехало более 20 тысяч ученых, и около 30 тысяч работает за границей по временным контрактам. США, например, решили проблему прикладных математиков, программистов на 80% за счет эмиграции из Советского Союза.

За этот же период в нашей стране резко упал престиж профессии ученого. Первый заместитель премьера Украины сообщил мне о том, что они с большим трудом подняли уровень заработной платы членам-корреспондентам Академии наук аж до 500 долларов. При таком подходе престижность научной деятельности для молодых людей упала до самого низкого уровня. И если не будет интеллектуальной подпитки того, что делается в стране, то даже такими мощными конференциями, как наш Собор, эту проблему решить положительно не удастся. Даже в нашей отрасли средний возраст ученого два года тому назад был 60 лет, в этом его удалось снизить до 48 лет. Это уже не наука, а дом для престарелых ученых.

Я также хочу обратить внимание участников Собора на неэффективность модели, которая сегодня реализуется в стране. Основные инвестиции у нас вкладываются в добывающую промышленность, но даже там они не вкладывается в исследования и поиск новых природных ресурсов. Мы потребляем то, что было найдено до нас. Мы вкладываем деньги, если судить о положении дел с точки зрения экономического развития, в наиболее неэффективные отрасли, вместо того, чтобы выполнять указания президента страны, который дал совершенно четкий ориентир на развитие инновационных технологий.

Да, экспорт сырья — энергоресурсов, руды, угля сегодня основной источник доходов в Российской Федерации. Но проведенный анализ показывает: в тот период времени, когда обрушился рынок, а это, собственно говоря, и привело к краху Советский Союз, он очень мощно влезал на горку экспорта нефти и нефтепродуктов.

Если судить о ситуации по нынешнему дню, то мы эту горку, ее пик, уже преодолели. И симметричность происходящих процессов, ставят вопрос: что произойдет на вершине этой горы в 2010 году? Поэтому необходима ориентация на развитие производства, на переработку. Мы здесь ничего нового не говорим, но, к сожалению, очень мало делаем.

Это касается и лесопереработки. У нас воспроизведение леса по сравнению с его вырубкой не поддается совершенно никакому сравнению с той политикой, которая проводилась 15—20 лет тому назад. Это природный ресурс, который возобновляем, но мы его упорно не возобновляем.

Стоит задуматься, почему нормативный акт, регламентирующий порядок выдачи лицензии на эксплуатацию природных ресурсов, утвержден постановлением Верховного Совета в 1992 году «О порядке введения в действие Положения «О порядке лицензирования, пользования недрами»?! Оно до сегодняшнего дня ни разу не пересматривалось. Все, что происходит в этой сфере, хорошо представляет и знает вся страна, но только не те, кому нужно в силу своих должностных обязанностей.

Я могу очень долго докладывать уважаемым членам Собора о природном потенциале России. Но в завершение своего выступления хочу сказать о необходимости формирования внутри нашего общества уважительного отношения к профессионалам, к людям, качественно делающим свое дело, к людям успешным, которые хотят жить хорошо и при этом осознают свою ответственность перед обществом, которое им предоставило такие возможности. К тем, кто думает и заботится об обездоленных, готов жертвовать многодетным семьям.

В то же время, критикуя совершенно справедливо власть за то, что она безответственно использует природные ресурсы, как нам представляется, мы, прежде всего, должны задать себе вопрос: «Все ли сделали для того, чтобы было иначе, было праведно?» Многие из нас страдают грехом безразличия и надеждами на «авось». Идя в новую Россию, рассчитывать на это не приходится, а поэтому мы должны решительно с безразличием расстаться, а слово «авось» выкинуть из своего словарного запаса.

 

Выступление Председателя Центрального духовного управления мусульман России муфтия Талгата Таджуддина

Во имя Бога, создателя небес и земли! Ваше Высокопреосвященство, владыка Кирилл, досточтимые архи пастыри Русской Православной Церкви, братья, представители традиционных религий нашей страны, сердечно приветствую вас от имени Центрального духовного управления мусульман России и желаю вам мира и милостей Божьих!

Для делегации центрального управления мусульман России огромная честь участвовать в XI Всемирном Русском Народном Соборе. Слава Всевышнему, мы участвуем, внимательно следим и черпаем для себя огромный опыт с первых дней работы Собора.

Слава Всевышнему, с 1989 года мы также проводим Народный собор на берегах великой реки Волги в древних Булгарах, где наши предки 1118 лет тому назад добровольно приняли смирение Божье ислам, а 1425 лет тому назад три сподвижника пророка Мухаммеда заложили основу государства Булгар. В прошлом году в нашем Народном соборе участвовало около 15 тысяч представителей прихожан и духовенства. Звучали и приветственные слова Его Святейшества, Святейшего Патриарха Алексия II.

Мы заинтересованно участвуем в работе Всемирного Русского Народного Собора, ежегодно обсуждающего темы, которые ставит сама жизнь. Вот и о богатстве и бедности говорят веками. Ответ на него для каждого верующего человека ясен. Нам еще бабушки говорили: пальцы одной руки неравны. Неравенство всегда было и будет, вопрос в том, как это сгладить? Семьдесят лет в нашей стране пытались решить эту проблему по-своему. Не получилось.

Думаю, представители традиционных религий понимают, как это сделать. Надо сначала богатеев увещевать добрым словом батюшек, мулл, раввинов. Пусть они идут и объясняют олигархам: так нельзя, ради Бога делиться надо. А если те не понимают, не делятся, пусть другие приходят и делят. Для этого и есть налоговая полиция, милиция, прокуратура.

А то сейчас представители духовенства — православного, мусульманского, иудейского — ходят по фирмам и просят ради Бога храм построить или обновить. Устают, ожидаючи в высоких кабинетах, когда они подадут чего-нибудь, а это «чего-нибудь» всем ведь Бог дал. Богатство нашей Отчизны, все, что под землей, на земле и на небесах — принадлежит Богу. Он — создатель небес и земли, поэтому, если кому-то дает неожиданно много, то выбрал его своим завхозом. А если этот завхоз начинает через задние двери таскать, то значит надо эту заднюю дверь закрыть.

В своем выступлении я хочу остановиться на исторических вызовах России. Она для нас сегодня главное. Россия — наша Родина, наша Священная Держава. О ней надо думать. Мы, старшее поколение, уже, слава Богу, большую часть отведенного нам времени прожили, но как наши дети, внуки будут жить, каким путем пойдет Россия дальше?

Россия — православная страна, но мы, басурмане, тоже ее часть. В России 20 миллионов мусульман. Мы тут жили и живем давно, когда еще Киевская Русь была. Булгары первые, кто воевал с монголо-татарами. Потом нас почему-то татарами обозвали. Ну да ладно, мы согласны.

Наша единая держава имеет два полюса — Азию и Европу. Здесь были два великих государства — Киевская Русь и Великий Серебряный Булгар, о чем говорится во всех исторических книгах. И когда наши предки принимали ислам, у булгаров крепость составляла окружностью семь километров. Больше, чем был тогда Париж. Этот народ затем разделился на три части. В 670-м году одна его часть под руководством Аспарух-Хана ушла на Балканы, где объединила славян и приняла православие. Другая часть направилась на Кавказ, где булгары приняли ислам. Третья часть осталась на Волге, соединилась с Киевской Русью. И весь нынче огромный мир России создали наши общие предки, поэтому мы говорим: славься страна! Мы гордимся Россией вместе с вами, и, даст Бог, на века.

И вместе думаем, как идти дальше? Что, ответ спрашивать то у Буша, то Миттерана, то еще у кого-нибудь? И они будут нас учить? Нет, самим нужно утвердиться. Я с восхищением слушал выступление Его Высокопреосвященства владыки Кирилла. И согласен: национальную идею нам не придумывать надо, а сохранить ту, которая выковалась веками, за нашу тысячелетнюю историю. И если обратиться к геральдике, то не зря на сердце двуглавого орла — святой Георгий Победоносец. Мы, мусульмане, как и говорил пророк Мухаммед, называем его Махди — вдохновленный Богом, который принесет победу над антихристом, над дьяволом. Слава России!

 

Председательствующий Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, Заместитель Главы ВРНС, член Бюро Президиума ВРНС:

Благодарю Вас дорогой Брат Талгат! Нам очень важно присутствие на Всемирном Русском Народном Соборе представителей исламского духовенства, наших братьев- мусульман. Действительно Россия — великое древнее государство, в котором русские объединены со многими национальностями и культурами, и вместе мы составляем это единое, великое целое.

 

Выступление Заместителя Главы ВРНС Валерия Николаевича Ганичева, Председателя Правления Союза писателей Росии

Я бы хотел свое выступление начать с одного исторического примера. В 1959 году я первый раз был за границей. Это был Всемирный фестиваль молодежи и студентов Вене. Были острые дискуссии. Был красивый город. Были дружелюбные люди. Наш переводчик-австриец попросил нас встретиться со своей мамой, которая очень хотела посмотреть на русских и побеседовать. Пригласил нас двоих в кафе. Мы пришли, пришла мама. Побеседовали. В конце беседы подошел официант и принес счет на четыре шиллинга. Переводчик положил шиллинг. Мы посмотрели, пришлось и нам положить по шиллингу, хотя наши финансы отнюдь не были рассчитаны на эту встречу. И потом положила шиллинг мама. Мы переглянулись, а переводчик сказал: «Я понимаю вас, но у нас каждый рассчитывается сам за себя». «И мама тоже?», — спросили мы. «И мама — тоже», — ответил он с неким вызовом. Конечно, мы были потрясены в то время. Не думали, что через 50 лет нас будут упорно приучать к тому, что мама и самые близкие люди не должны рассчитывать на участие, на помощь, на взаимность. А если и должны рассчитывать, то за особую плату.

У нас у всех на слуху газовые расчеты с Белоруссией — родной нам по вере, истории, культуре, с которой мы собрались строить единое союзное государство. И безжалостными расчетами почти похоронили эту идею. Наверное, об этом будут говорить. Я о другом — о том, что наше общество почти согласилось на разделение на бедных и богатых. Или точнее, на очень богатых и на очень бедных — нищих. В словаре Даля богатство определяется, как некое изобилие, избыток, а бедность — это недостаток, убожество, нищета и нужда. Понимаю, вряд ли кто из нас будет возражать против богатства и изобилия. Но когда это следствие неправедных трудов, грабежа, то избыток, излишество — это уже почти порок. Да не почти, а порок. Когда оно состоит из двух-трех замков, дворцов, трех-пяти яхт, из двух-трех самолетов, из собственного гладиаторского, футбольного клуба, то это уже грех и очень немалый.

Пока наши законодатели на это не замахиваются, но ясно, что когда в стране 30 или 60 процентов населения, а то и больше пребывают в нужде и нищете, то такого рода излишество остается грехом, с которым следует бороться.

А что наша литература? Продолжает ли она быть литературой совести, сочувствия к простому маленькому человеку? Как бы ни протестовала совесть, такой человек есть. Как она, литература, располагает свой вектор между богатством и бедностью, между совестью и бессовестностью, справедливостью и несправедливостью, благости и обольщения в том, что литература и литературный мир встает на путь борьбы, правды, добродетели, конечно, нет. Но есть те книги, которые позволяют спасти честь нашей русской литературы, ее святоносный ряд. Четыре года назад вышла книга Валентина Григорьевича Распутина «Дочь Ивана, мать Ивана».

Сколько же в ней было горечи, правды, предостережения, ошеломления от неправедности такого богатства, от бессовестности людей, воспитанных на рыночных ценностях. Писатель обращался ко всем нам, к обществу, власти, людям — остановите вторгнувшийся на русскую землю торгашеский, прикрывающий этнической спайкой беспредел! Остановите подкуп и бессовестность, взятку, коррупцию! Иначе будет беда. Беда и случилась, как вы помните. Многие читали: мать Ивана совершает самосуд, стреляет в этнического насильника своей дочери. Хотя, откровенно говоря, тут мог быть любой, безнациональный наглец, развратник и торгаш.

Мать идет в тюрьму, болит ее душа, болит ее сердце, но не болит она у следователя и судьи, не спохватывается общество и власть. Не так давно в миллиардном Китае, где разворачиваются процессы частнособственнического обогащения, повесть Распутина была признана лучшей книгой года. Так вот, прочти ее внимательно тогда наш обыватель, вздрогнет администратор, милиционер, предприниматель. Прочти ее тогда наш соотечественник с Кавказа или Средней Азии, не было бы многих стычек. Уясни он урок, возможно, не было и Кондопоги. Повысилось бы самоуважение граждан. Стало бы больше борцов за справедливость. Вместо того, чтобы бороться с вопиющим социальным неравенством, бедностью, коррупцией, с олигархической наглостью и культурным невежеством, приезжающих в Россию граждан, как, впрочем, и собственных — тоже, умело запускается кампания о русском фашизме, массовой ксенофобией. Понадобилось твердое слово Президента, чтобы потребовать место на рынке для коренного населения, чтобы приезжающие уважали законы и обычаи страны и земли их пребывания.

Валентин Григорьевич Распутин вообще обладает даром художественного пророчества. Вспомните «Прощание с Матерой». Он призвал к обществу — не сгоняйте человека с его укорененного родового места, не устраивайте уничтожение неперспективных деревень. Материализация, — так процесс этот уже назывался по проекту академика Заславской, уничтожила многие деревни, как нынче уничтожают малокомплектные школы. Ну, а «Пожар»? В 1985 году выходит повесть, и там была нарисована картина будущего расхищения всего того, что было в наших отечественных закромах во время перестроечного бедствия. Он сказал: кто больше всего радел об этом богатстве, тот был немой. А архаровцы, помните, так назывались те, кто хватал мешки, перебрасывал за забор, это будущие олигархи, сумели перебросить к себе через забор народное добро. «Пожар» предупреждал словами героя: врагов-то иноземных мы научились побеждать, а собственное ворье, к сожалению, нет. Правда писателя, к сожалению, не всегда видна людям и от этого ему горько. Валентину Григорьевичу Распутину, выдающемуся писателю нашего времени, в эти дни исполняется 70 лет. Не знаю, соберемся ли мы в таком составе на его юбилей, но давайте поприветствуем его от имени Всемирного Русского Народного Собора.

Нынешний год у нас — год русского языка, год сбережений и приумножений нашего богатства. Родная речь — это священная, духовная скрепа русской цивилизации, без которой нас просто бы не было. И мы обязаны бороться с его обеднением и вытаптыванием. Под фальшивым лозунгом дерусификации, как вы знаете, закрылись очень многие школы. На Украине, в Прибалтике, в Средней Азии русским людям даже не позволено учиться на русском языке. Стыдно признать, но эта эпидемия захватила и вытаптывает, сокращает программы по русскому языку и литературе в пределах самой России.

Все мы, в первую очередь, писатели, деятели культуры, соборяне обязаны отнестись к этому году, как к главному году нашей жизни в борьбе за русский язык. Правда, очень удивительно и прискорбно, что в Государственном комитете по проведению Года русского языка не оказалось ни одного писателя, ни одного деятеля культуры. Какой изящный маневр, чтобы отделить отечественную литературу от русского языка. Русский язык явился в полном смысле мостом для многих народов.

Ныне в наших СМИ поубавилось русофобии, но надо ведь еще и заметить положительное. Надо еще заметить и рассказать о том, что русский язык, русская культура единит народы и людей. В прошлом году в Дагестане, крае Расула Гамзатова был открыт памятник русской учительнице. Выбирали много представителей специальностей, работали в Дагестане вместе с братским дагестанским народом. Избрали учительницу, ибо с ее помощью через русский язык дагестанцы приобрели свой путь к русской культуре, мировой цивилизации. С помощью русского языка соединились 33 народа и создали свою Республику.

На митинге, посвященном открытию этого памятника, было сказано слово благодарности русскому народу. И с опорой на это утверждалось, что именно здесь, в Дагестане, началось по большому счету собирание страны, был дан отпор международным террористам. Именно здесь стало восстанавливаться единство армии и народа, нанесен смертельный удар по этническому сепаратизму. Вот одна из граней русского языка, которая стала средством не только культурного, но и духовного, цивилизационного, общественно-политического объединения, хранителем безопасности и целостности России.

Действительно, наш народ на протяжении веков создал великое богатство от Нестора-летописца, митрополита Иллариона, Дионисия, Рублева. Через все века, великий Ломоносов, Тредиаковский, Бортнянский, Пушкин, Гоголь, Достоевский, Суриков, Глинка, Мусоргский — золотой век нашего Отечества, перелом века — Толстой, Чехов, Блок, Репин, Скрябин. Революция, кажется, все вытоптано, уничтожено. Ничего подобного! Русская культура пробивается — Есенин, Шолохов, Прокофьев, Шостакович, Свиридов, Вучетич, Бондарчук, Твардовский, Распутин.

И вот на протяжении XX и XXI века появилось племя разрушителей, извратителей, свергателей русской культуры. Они принимали разное обличье, шли под разными знаменами. Но главное для них было — низвергнуть, разрушить образец и образ и представить его в виде разлома, распада, то в рифмованных несуразностях, то в разорванных кусках мелодий, то в черных квадратах. Они передовые, прогрессивные, революционные, современные, во имя грядущего завтра, как сказано в стихах начала XX века, во имя будущего растопчем искусство, сожжем Рафаэля, и объявим фальсификаторами Шолохова, эпигонами мировой культуры русских писателей и так далее. Эти неистовые ревнители, овладев печатью и средствами массовой информации, постоянно понижали уровень художественного восприятия, уровень понимания культуры. Это соответствовало и их уровню, в том числе. Но это и был социальный заказ на невежество масс.

К сожалению, нынче богатством великой культуры могут воспользоваться далеко не все. Массы не могут воспользоваться. В стране закрылось множество сельских, школьных библиотек. Билет в Большой театр стоит какие-то несусветные деньги, в консерваторию — до 1500 рублей. Разве можно туда попасть студенту? А мы ходили в оперный театр. Где взять такие деньги? Фонд библиотек пополняется плохо и не тем, чем нужно.

Невиданная пелена невежества опускается на страну. Она обеднена и не может пользоваться своим художественным богатством. Массовая культура подчиняет культуру, вносит свои суждения, играет на понижение, развенчивает святыни, оскверняет их. На первый взгляд, это стихийный процесс, — мы же не вмешиваемся в культуру. Но на самом деле коммерциализируют ее, обедняют. А поскольку надо получить прибыль — это единственный критерий и ценность для нашего экономического человека — то идет постоянная игра на понижение. Высшее измерение культуры, да и всего бытия, выводится из оборота и вместо них появляются подделки, которые умело раскручиваются до уровня шедевров. И эта коммерческая культура уже не может быть обращена к морали, ибо та ограничивает беспредел массовой культуры. Тут уже не может быть обращения к разуму, ибо он адресован к самой примитивной стороне человеческой сущности.

Я хочу сказать об одной важной, но парадоксальной части нашего бытия — рынок в его нынешнем проявлении делает бедной, а порой, нищей нашу истинную культуру. Ее повсеместная коммерциализация приводит к вымиранию или уходу на общественные задворки таких институтов высокой культуры, как библиотека, филармония, сельская школа, симфонический оркестр небольшого города. Мы имели самую читающую страну. Теперь 37 процентов, по информации на съезде книгоиздателей, заявляют, что они не читали, не читают и читать не будут. Разве это не воинственная нищета невежества?

В России перед всем миром всегда и в прежние времена была задача сохранения культурного слоя на планете. Весь мир ждет от нее не просто сопротивления мировому злу, но и сохранение культуры, не зависимой от рынка, культуры, которая позволит всему миру выжить одухотворенной святостью подвижничества, подвига «за други своя».

И если государство желает жить, оно неизбежно будет вынуждено строить свою жизнь на культурном слое высокого образца, не потакая низменному, рыночному, создавая издательства с государственной поддержкой лучших писателей, пропагандируя и поддерживая классическую музыку, школу национального пения, художественный реализм в искусстве. Неизбежно это произойдет. Если богатые не будут заботиться о доступности культуры для бедных, о доступности образования для бедных, неизбежны новые кондопоги, социальные конфликты и расслоения.

Думаю, что следующий вывод приведет в ужас либералов-рыночников, но от этого его истина, к сожалению, не уменьшается. Сегодня рынок довел критерии в культуре до самой низкой оценки. Он готов ее кастрировать, если она не коммерческая и самодостаточная, если она не приносит прямую финансовую прибыль. Рынок проявляет сегодня себя как самый отъявленный тоталитарист по отношению к культуре. Вот истинная для нее опасность.

Сегодня на Всемирном Русском Народном Соборе мы должны твердо сказать: если общество и власть не отринут чисто коммерческий подход к культуре, не заявят о борьбе за торжество высших ценностей, нас ждет всеобщее культурное обнищание, невежество, бедность духа. Наша культура не будет способна рожать не только гениев, но и просто талантливых людей с широким взглядом на мир, людей, способных открывать новые горизонты, людей нравственных. Мне представляется необходимым, чтобы Собор высказался за немедленное и решительное выдвижение национального проекта в области культуры, где были бы прочерчены основные линии движения общества и государства, в поддержку духовно возвышенной, национальной, гуманистической культуры. И проект этот должен быть не однодневным, а программой национальных приоритетов.

 

Выступление Предстоятеля Русской Православной Старообрядческой Церкви митрополита Корнилия

Тема нынешнего Собора «Богатство и бедность: исторические вызовы России» сегодня приобрела особую остроту. От времен принятия Русью христианства — несколько веков идеалом земной жизни русского человека было достижение святости через молитвенное подвижничество, аскетизм, личное нестяжание, доброделание, борьбу с низменными страстями и грехами. Удостоиться святости было заветной целью многих русских христиан. Уже к XVI веку десятки и сотни таких подвижников были канонизированы Русской Церковью и получили всенародное признание и почитание. Русь благодаря их духовным подвигам справедливо стала называться Святой.

Сегодня Росси брошен вызов, вызов ее традиционным духовным ценностям. Прежние идеалы потеснены с пьедесталов и туда возведен новый идол, кумир — богатство. Людьми овладело стремление к богатству как сильнейшему средству расширения возможности обладания нынешними приоритетами: властью, силой, возможностью другим диктовать свою волю, свободой действий, понимаемой как вседозволенность, неограниченность доступа к наслаждениям и удовольствиям, к осознанию своего «превосходства» над прочими. И как автоматическое приложение высокое благосостояние и комфортность жизни.

В последние годы в России обнаружилось беспримерное социальное расслоение между небольшой частью сверхбогатых людей и остальной частью населения, что создает нездоровое напряжение и грозит социальным взрывом. Современные научные труды и всевозможные СМИ полны рассуждениями на эту тему.

В связи с этим возникает вопрос: благо или зло богатство с христианской точки зрения? При недостаточно глубоком знакомстве с Евангелием можно подумать, что Господь наш Иисус Христос однозначно осуждает богатых: «Трудно богатому войти в Царство Небесное… Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши…» (Мф. 19. 23—24). Евангельские притчи показывают нам бессердечного богача, у ворот которого лежал в струпьях нищий Лазарь (Лк. 16. 19—31), и безумного богача, который мечтал свое богатство сохранить «на многие годы» (Лк. 12. 16—20).

Но каких богачей осуждает Христос? Юношу, у которого было «большое имение» и который пожалел расстаться с ним; бездушного богача, получившего в жизни всё «доброе» и ни чем не поделившегося с Лазарем, вынужденным питаться крохами, падающими с его стола; безумца, забывшего о Боге и людях и возжелавшего жить чуть ли не вечно в покое и удовольствиях. Таковым богачам поистине трудно войти в Царство Небесное.

Не осуждая само богатство, Спаситель осуждает людей, для которых золото стало божеством, а беспокойство о сиюминутном благополучии заменило мысли о вечной жизни. Мораль евангельских притч: «Так бывает с теми, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (Лк. 12. 21). От тлетворного и разлагающего действия богатства не застрахован никто, даже праведник, молитвенник и постник, если только он начнет собирать сокровища для себя, а не в Бога богатеть.

Отталкивающий образ человека, порабощенного богатством и потерявшего самое человеческое достоинство, рисует на святой Иоанн Златоуст: «Не малый для тебя вред будет заключаться в том, что ты будешь прилеплен к земному, будешь рабом вместо свободного, отпадешь от небесного, не в состоянии будешь помыслить о горнем, а только о деньгах, о процентах, о долгах и о прибытках. Что может быть бедственнее этого? Такой человек впадает в рабство, более тяжкое, чем рабство всякого раба. И что всего губительнее, произвольно отвергает благородство и свободу, свойственные человеку. Сколько ни беседуй с тобой, имея ум пригвожденный к богатству, ты не можешь услышать ничего полезного для себя. Но как пес в логовище, прикованный к заботам о деньгах крепче цепи, бросаешься ты на всех приходящих к тебе — занимаешься только тем, чтобы для других сохранить лежащее у себя сокровище».

Кстати, начало знаменитой великопостной молитвы св. Ефрема Сирина, которую как раз в эти дни многократно все мы должны повторять, в старопечатных книгах читается так: «Господи и Владыко животу моему! Дух уныния, небрежения, сребролюбия и празднословия отжени от мене». Надо сказать, что в сирийской иноческой традиции грех сребролюбия считался изобретателем всех грехов, корнем страстей, ибо рассматривался как самое сильное человеческое искушение — искушение присвоением и обладанием.

Во избежание этой опасной болезни — греха сребролюбия, чтобы богатство не стало ядом, отравляющим душу и разум, Христос предостерегает нас: «Берегитесь любостяжания, ибо жизнь человеческая не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12. 15). Нам надлежит «богатеть в Бога», собирая сокровища на небе и там же пребывая сердцем своим! Эта великая христианская премудрость вполне была усвоена нашими благочестивыми предками. Щедрая благотворительность и социальная активность старообрядческого купечества и промышленников широко известна и может служить хорошим примером для нынешних богачей. «Аще богатство течет, не прилагайте сердца» — говорит пророк Давид.

В последние годы, когда Россия стала вновь приходить в себя, обнаружился странный парадокс. Сегодня оправдывать надо не богатство, оно, по мнению большинства, в оправдании не нуждается. Сегодня надо оправдывать бедность. Бедность однозначно считается бедой, позором, признаком несостоятельности, жизненной неудачи.

Результаты опросов общественного мнения свидетельствуют: многие молодые девушки мечтают стать моделями, звездами эстрады, выйти замуж за банкира, а не, например, за ученого, учителя, рядового врача. Повсеместно насаждаемый культ успешности (неважно какой ценой), множество рекламных щитов с радостными улыбками самодовольных хозяев новой жизни завлекают неокрепшие души наших молодых людей лететь, как мотыльки на огонь, на призрачный свет этого якобы стремительного и легко обретаемого богатства.

И вот мы слышим Господне изречение: «Блаженны нищие духом». Как это понимать? Одно из церковных толкований таково, что здесь имеется ввиду не всякий нищий, но свободно, осознанно избравший такой путь. Господь говорит о блаженстве бедняка, ставшего таковым не из-за собственных грехов: пьянства, лени, нерадивости и даже не в результате, например, стихийных бедствий. Господь здесь имеет ввиду тех нищих, которые добровольно выбрали свой путь в результате отказа от греха, от участия в преступлении заповедей Христовых. Кто же они?

Это не только подвижники иноки, отрекшиеся от мирских благ, но и зачастую самые обычные люди, живущие рядом с нами. Это и научный работник, бескорыстно преданный своему делу, сидящий на мизерной зарплате, которому предлагали трудиться за рубежом на более выгодных условиях, но он остался на Родине. Это и сельский врач в тяжелейших условиях в любое время суток готовый исполнить свой долг. Это и молодая пара, имевшая мужество отказаться от так называемого «планирования семьи» и возлюбившая многодетность, хотя и постоянно слышащая от близких и дальних: «Зачем плодить нищету?».

В России и во все времена простой народ жил материально небогато, но семьи, особенно в крестьянстве, были, как правило, многодетными. Нынешние однодетные семьи таковыми становятся не только от нищеты, а, в основном, по причинам эгоистического характера. Дети «мешают» родителям то в учебе, то в работе, то в продвижении по службе, то в общественной деятельности, то мешают «пожить для себя». И в материально благополучной Европе рождаемость уменьшается, значит, дело не столько в отсутствии достатка, сколько в психологии изнеженного потребительства и эгоизма, помрачившего умы наших современников. А исконно русские традиции самоограничения и самоотречения позабыты. Это результат отступления от истинной веры в Бога. И только возврат к святым истокам Православия может помочь нашему народу физически выжить.

Сегодня можно с благодарностью приветствовать первые шаги Государства в поощрении рождаемости и поддержке многодетных семей. Например, недавно в Саратовской области губернатор подарил семьям, имеющим более 6-ти детей, по микроавтобусу «Газель». К сожалению, таких семей обнаружилось в области всего 28, причем подавляющее большинство из них нерусской национальности. Вот о чем свидетельствует отец старообрядческой семьи — священник, у которого 10 детей и который присутствует в зале. В школе русского города Саратова в классах из 25 человек русских учеников всего от двух до пяти. Тает на глазах государствообразующая нация. Нужны более решительные и разнохарактерные меры государства, способные вдохновить наш русский народ к восполнению и приумножению главного богатства страны — людей, тружеников и патриотов своей Родины.

Мы, церковные люди, не имеем рычагов светской власти. Ей решать свои задачи свойственными ей методами. Церковь же может способствовать возникновению положительного и привлекательного образа праведной бедности, блаженной бедности во Христе Иисусе. Но и те, кто имеет ныне богатство, да не обольщаются и не надеются на них. Пусть стремятся умножить богатства, но не тратить его на развлечения и удовольствия, а «богатея в Бога», вкладывать средства в приюты для бездомных, в больницы, дома престарелых, детские дома и храмы Божии.

Пусть и богатый и бедный, потрудившийся для Царства Небесного, услышит на Страшнем Суде милостивый глас Господа своего: «Добрый рабе, благий и верный!.. Вниди в радость Господа своего!» (Мф. 25. 23).

 

Выступление Председателя Общественного совета Центрального федерального округа Евгения Леонидовича Юрьева

Сегодня много говорилось в разных версиях о социальной структуре нашего общества. Очевидно, что в нем существуют очень богатые, совсем бедные и около 70% тех, кто по середине. Но наших «середняков» нельзя отнести к типичным представителям среднего класса. Они разделяются примерно так: половина из них чуть-чуть близка к среднему классу, а половина это некое промежуточное состояние на грани с бедностью. Получается, что примерно половина населения России живет на уровне двух прожиточных минимумов и находится в зоне риска маргинализации. Именно тут мужчины живут не 57—58 лет, а 54 года, хотя средняя продолжительность жизни образованного человека превышает 70 лет.

И эта маргинальная язва является абсолютным риском. Она проявляется в самых разных последствиях — от демографического кризиса до полемики по этому поводу, когда активная социальная политика с подачи ультралиберальных политиков легко обзывается неким собезом. Но при этом мало кто из них осознает, что активная социальная политика, направленная на преодоление поляризации в обществе, на выравнивание доходов, является мощнейшим фактором экономического роста.

Что можно сказать о самых бедных? Наш бедный и некий среднестатистический бедный, живущий в Европе, — это тоже абсолютно разные величины. Их положение характеризуется не просто признаками доходов и потребительской корзиной. Это некое состояние уже деградации неких слоев населения, чьи маргинальные язвы, разрастаясь, вбирают в себя все больший и больший процент нашего народа, приводят к разрушению то, что в экономике называется социальный человеческий капитал.

Эти люди воспринимают уже совершенно иначе культуру, иначе относятся к своему здоровью, иначе образованы. И самое ужасное, что все это воспроизводится теперь уже в последующих поколениях, а движение вниз очень сложно компенсировать обратным движением вверх, даже целенаправленными мерами активной социальной политики.

В завершение я хочу сказать: мы будем настаивать на активной социальной политике, а в ответ получим упреки в том, что мешаем конкурентоспособности нашей экономики и навязываем обременительные расходы. Если приведем в ответ пример Австрии, Швеции, Франции, то нам скажут: эти страны уже устали от активной социальной политики, эти страны много зарабатывают и много тратят на социальную политику. Но при этом умолчат, что они много зарабатывают от своей успешной экономики, от вложений в человеческий капитал. И намекнут: давайте не повторять их ошибки.

Мой вывод таков: России необходима сбалансированная, понятная, очень четкая в своих задачах политика, направленная на поддержание и развитие человеческого и социального капитала.

 

Выступление Татьяны Михайловны Боровиковой, Председателя Совета Сообщества многодетных семей «Много деток — хорошо!»

Дорогие братья и сестры!

Приветствую Вас от имени Сообщества многодетных семей «Много деток — хорошо!», которое возникло стихийно, можно сказать Божьим Промыслом, в ответ на демографический вызов президента на сайте ]]>http://www.mnogodetok.ru/]]>. Многодетные, которых осталось в нашей стране всего 3 %, «зашевелились». Мы стали обсуждать на форуме многодеток.ру животрепещущие темы, обсуждать самые острые проблемы современной жизни, делиться опытом, предлагать конкретные решения по актуальным для нас проблемам, в том числе в контексте исторических вызовов современности и нашей реакции на них.

Мы становимся свидетелями метаморфозы общественного сознания ранее социально пассивных многодетных, и смены общественной парадигмы с тезиса «мы хотим, чтобы нам что-то дали» (бизнес, власть, общество) до осознания «надо делать то, что мы можем сделать вместе».

Сегодня наше Сообщество объединяет около тысячи молодых, активных, многодетных, в большинстве своем православных семей со всей России. Это уже не только те, кто зарегистрировался на нашем форуме, но присоединившиеся к нам существующие организации многодетных из Москвы и различных регионов страны. Участники форума активно формируют местные сообщества многодетных при Храмах, школах, по месту жительства, объединяют многодетные семьи для реализации живых и насущных дел.

По благословению Святейшего Патриарха начата работа по созданию Всероссийского Сообщества многодетных семей «Много деток — хорошо!», намечен Всероссийский Форум многодетных семей.

Мы уверены, что здесь присутствуют те люди, для кого Вера, Родина, Семья составляют существо жизни, кто является солью нашей земли и духовным стержнем нашего народа. Вы — наши единомышленники, наше плечо.

Господь дал всем нам послушание жить в непростое время, в ключевой момент истории нашего народа, великого русского народа, как писал И. А. Ильин, имеющего за собой величавую и трагическую историю, перенесшего великие страдания и крушения и выходившего из них не раз к подъему и расцвету. Этот ключевой момент — исторический вызов нашего времени.

В течение последних месяцев наше Сообщество принимало активнейшее участие в общественной жизни России. Я выступала на различных круглых столах, конференциях под эгидой Администрации Президента, депутатских слушаниях в Госдуме, общественных слушаниях по демографии в Общественной палате. Не только выступала, но больше слушала. И ужасалась. Из фактов, из выступлений демографов и государственных деятелей следует, что положение очень серьезно. Стоит вопрос быть или не быть русской нации. Продолжиться ли славная история нашей России или мы исчезнем с лица земли, вымрем, растворимся в других этносах, других культурах. Русские перестали рожать детей. Половина семей сегодня бездетны. Статистика чудовищна. На каждого рождающегося ребенка двое-трое убиваются в утробе матери. Зачем тратить деньги на войну с применением жесткой силы? Проще убедить мать избавиться от еще нерожденного солдата! Проще растлить, разрушить семью, споить и оболванить. Это — мягкая сила. Фактически сейчас в нашей стране ведётся война на самоуничтожение нашего народа и вопрос отношения к нашим исконным ценностям, семье и демографии стал вопросом национальной безопасности. Наши демографические потери сопоставимы, а вернее на порядок больше потерь в мировых войнах. Запущен механизм самоуничтожения нации. Вот она, бедность ума, бедность любви, бедность духа, которая оборачивается бедностью на новых граждан! Многодетные семьи не вписываются в этот исторический контекст, они сегодня воспринимаются обществом как изгои общества, как ненормальные!

А между тем, в смертельно больной стране, которой является наша Россия, многодетность, увеличение состава коренной семьи  — единственная столбовая дорога, которая выведет народ из демографического тупика. Дети, новые достойные граждане — вот что сегодня должно восприниматься как главное богатство нашего народа!

Мы должны объяснить нашим согражданам, что по замыслу Божию любая нормальная здоровая семья — это многодетная семья. Перед лицом страшной угрозы, вымирания нации, возрождение института многодетной семьи в России — единственная возможность выжить, реализовать свою духовную, историческую и культурную миссию. Нужно показать людям, что создание крепкой, многодетной семьи — самое большое счастье в жизни, огромная каждодневная радость. Нужно говорить и о том, что огромный грех противостоять Богу и отказываться от счастья материнства и радости отцовства

Пропаганда многодетности, как нормы социального поведения, всесторонняя (моральная, физическая, финансовая) поддержка многодетных семей — долг государства, Церкви, каждого нормального человека.

Однако, вопреки расхожему мнению, многодетные сегодня не пользуются льготами на жилье, нас даже не включили в национальный проект по «Доступному жилью», да что говорить — в нашей стране нет даже Закона о многодетных! О нас просто забыли! Я уже не говорю о том, как многодетных обошли с «материнским капиталом», а если исходить из того, что это плата за родительский труд, то не должна плата за труд по воспитанию двоих детей превышать плату за родительский труд по воспитанию троих, четверых, пятерых детей, тем более уже рожденных. Это нарушает принцип социальной справедливости. Но реальность такова: многодетные не вошли к число получателей материнского капитала

Возможно, благодаря именно факту осознания угрозы депопуляции как угрозы национальной безопасности государство и власть наконец повернулись лицом к семье. Мы видим сегодня беспрецедентные решения о поощрении рождаемости, программы поддержки материнства и детства. К сожалению, они очень неуклюжи и в большинстве своем ориентированы на тех, кто может быть родит второго ребенка, и пока не затрагивают тех, кто уже родил нескольких детей. Эй, спросите у нас, мы скажем что надо делать, чтобы вся страна стала рожать! Спросите: что нам надо? Как нам помочь выжить? Как поддержать рождаемость? Вобщем, хочешь улучшить демографию — спроси меня как?

Какие же задачи ставит перед нами жизнь? Как мы должны ответить на новые исторические вызовы?

Святая Русь дала нам множество примеров и светлых образов святых многодетных семей: Петра и Февронии, князя Димитрия и его жены Евдокии, святых царственных мучеников, родителей преподобного Сергия Радонежского Кирилла и Марии. Отношения отцов и детей как нельзя лучше переданы через образы святых Константина и Елены. Это те, с кого должны брать пример все семьи сегодняшней России. И эти образы должны быть доступны.

Говоря современным рекламным языком, они должны быть «раскручены». Мы предлагаем сделать День многодетной семьи, объявить всероссийскую акцию «месяц семьи», наконец объявить следующий год Годом многодетной семьи.

По мнению членов Сообщества, с рождением третьего ребенка семья должна получать комплекс новых возможностей, переходить на качественно новый уровень. Многодетные должны стать привилегированным социальным VIP-классом нашего общества.

Задача сегодня — сформулировать и всенародно озвучить социальный заказ со стороны многодетных на государственную семейную политику, предполагающую комплекс идеологических, законодательных, административных мер, ориентированную на поддержку многодетности. Мы должны сфокусировать взгляд государства на самых острых и актуальных проблемах, инициировать такие «просемейные» общественные программы, которые радикально изменят катастрофическую ситуацию с семьёй и рождаемостью, обеспечат реальную поддержку многодетных семей и стимулируют демографический прорыв. Мы все обязаны противостоять разложению, разрушению наших ценностей, деформированным представлениям о Семье и низменным отношениям, брать на себя новую ответственность за свои поступки, за свои отношения с окружающим миром, выходить на новый уровень решения жизненно важных вопросов, как это делали в критические моменты русской истории наши предки, которыми мы гордимся.

Что конкретно предлагают многодетные?

«Много деток — хорошо!» — совсем молодое сообщество, но мы уже многое сделали вместе. После выступления на конференции «Семья дети, демографическая ситуация в России» был снят с полки Закон о многодетной семье и многие позиции его сегодня дорабатываются. Московские семьи приняли участие в анализе и тестировании нового Закона о поддержке семей с детьми в Москве. Были внесены поправки, поставлен вопрос о принятии городской целевой программы поддержки многодетных семей. Сообщество предложило включить в национальный проект «Доступное жилье» блок: «Многодетным семьям — доступное жилье».

Летом 2006 г. был организован совместный отдых нескольких московских многодетных семей — членов Сообщества. Многодетные семьи поселились вместе в большом доме в экологически чистом районе Тверской области. Каждый делал то, что ему ближе к сердцу и на пользу всем. Вместе вели хозяйство, занимались с детьми, делали домашние заготовки. Такая форма совместного семейного отдыха позволяет не только эффективно кооперироваться в хозяйственных вопросах, но также активно отдохнуть детям и мамам, реализовать программы по всестороннему развитию и оздоровлению детей. Ведь сегодня не каждая городская семья может позволить себе иметь дачу в пригороде, тем более многодетная семья с маленькими детьми. А вместе — можно.

Инициативу москвичей подхватили и другие регионы. Начата работа по созданию детских деревень «Много деток — хорошо!» для многодетных в Московской, Рязанской, Тверской, Новгородской, Ярославской, Нижегородской областях. Такая организация совместного летнего отдыха городских многодетных семей и постоянное проживание в такой детской деревне сельских многодетных семей позволит решить сразу несколько проблем, в том числе — даст работу и жилье многодетным в своем селе.

Для решения своих жилищных проблем члены московского Сообщества «Много деток — хорошо!» обратились в Московское правительство с предложением о строительства дома. В настоящее время по рекомендации Департамента жилищной политики формируется специализированный кооператив московских многодетных семей «Много деток — хорошо!».

Многодетная мама, как правило, сегодня не имеет рабочего стажа, не может претендовать на приличную трудовую пенсию. Это несправедливо! И этот вопрос обсуждался и ждет своего решения.

Мы озабочены формированием положительного имиджа российской многодетной семьи. Не секрет, что и по сей день многодетность ассоциируется с маргинальностью, бедностью, безответственностью перед детьми. Это абсурд! Такие семьи, разумеется, сегодня есть, но не они составляют большинство многодетных. Надо изменять отношение общества к многодетной семье, реабилитировать социальную роль многодетной матери, заново создать адекватные представления о значимости материнства, повысить престиж деторождения, объяснить людям, что «Много деток — хорошо!».

Готова к реализации широкомасштабная кампания по социальной рекламе, («Много деток — хорошо!», «Трое? Легко!», «Россия, рожай!»), формирующая позитивный образ многодетной семьи. Пусть повсеместно на щитах висит социальная реклама нормальной многодетной семьи, а ролики о радости материнства вытеснят, или, по крайней мере, подвинут коммерческую рекламу!

Сегодня мы пишем сценарий сериала о многодетных семьях, готовим цикл телепередач. Разрабатывается «фирменный стиль» многодетных. В ближайшее время будет проведен Всероссийский конкурс на лучший детский рисунок о многодетной семье, готовится выставка фотографий.

Сообщество инициировало общественную благотворительную программу поддержки многодетных семей «Всё лучшее — детям!», в рамках которой московским многодетным семьям и семьям с приемными детьми бесплатно передаются товары и продукты различных московских предприятий и организаций, оказываются безвозмездные услуги, предоставляются существенные скидки и льготы при обслуживании.

Интересен проект создания Волонтерского корпуса из студентов и групп милосердия при православных храмах для организации помощи многодетным семьям. Часто маме не хватает рук, а все детки ещё маленькие. Хорошо, если в семье есть бабушка или возможность платить няне, помощнице по хозяйству, тому, кто отведет детей на кружки или позанимается, например, английским, музыкой, танцами — репетиторам. Но большинство многодетных мам крутятся как белки в колесе, и доходы семьи невелики. А ведь есть и такие люди, кто готов помочь многодетным семьям в качестве волонтеров. Для молодежи это может стать школой жизни, для бездетных и пожилых людей — утешением в старости.

Всех проектов не перечислить. Сообщества многодетных обмениваются опытом их реализации и призывают всех тех, кому не безразлична судьба России помогать в создании местных и региональных сообществ «Много деток — хорошо!» и в реализации конкретных дел в поддержку многодетных семей России.

Основу рабочих групп по реализующимся проектам составили сами многодетные, пока у нас нет ни организационных, ни финансовых ресурсов, но мы постоянно призываем активно взаимодействовать с многодетными все институты нашего общества, власть, бизнес, Церковь. И нас слышат! Мы уверены. Что мы сможем не только обеспечить и защитить корпоративные интересы многодетных, не только найти союзников и партнеров для совместной эффективной и профессиональной реализации наших конкретных проектов, инициированных самими многодетными, не только сделать многодетных социальным ВИП-классом нашего общества, но и самое главное — объединить все здоровые силы нашего общества для победы в демографической войне.

Мы сегодня обязаны помочь России выйти из духовно-нравственного кризиса и жесточайшего демографического пике. Другой альтернативы нет. И, похоже, уже не будет.

23 марта 2007 года под эгидой Общественного Совета Центрального Федерального округа и Сообщества многодетных семей «Много деток — хорошо!», при поддержке других общественных организаций, состоится Первый Всероссийский Форум многодетных семей.

Цель Форума — сформулировать и всенародно озвучить социальный заказ со стороны многодетных на государственную семейную политику, ориентированную на поддержку многодетности, привлечение внимания государства и общества к проблемам рождаемости и поддержка многодетных семей на законодательном, административном и социальном уровне, а также сформировать единую монолитную организацию, объединяющую многодетные семьи всей России.

Приглашаем к участию в Форуме всех заинтересованных лиц.

И еще. Мы должны потребовать от государства защищать нас от демографической агрессии, сделать в нашем Доме генеральную уборку, удалить с тела нашего народа раковую опухоль, все то, что убивает Россию, что мешает демографическому росту, что ежегодно уносит миллионы русских жизней. Мощь и адекватность реакции государства и общества должна быть прямо пропорциональна масштабам угрозы, ставшей национальной. Посмотрите вокруг и выясните: кто наши враги. Вон отсюда!

Для этого все мы, русские люди, а в особенности общественный авангард, должны сплотиться, выделить самые главные, приоритетные направления, разумно рассчитать и использовать наши ресурсы для решения вопроса о выживании нашего народа, ведь всех нас Господь спросит: что ты сделал, чтобы спасти страну, которую Я дал тебе?». В практической плоскости это очень простые и конкретные дела для семей с детьми, прежде всего для многодетных.

Мы с вами живем в уникальное время. Мы обязаны воспользоваться этим шансом, это шанс всем миром переломить негативные процессы.

В заключение хочу призвать всех Вас к объединению в рамках решения стоящих перед нами конкретных задач, выйти на качественно новый уровень взаимодействия. Всех приглашаю к сотрудничеству с нашим Сообществом многодетных семей «Много деток — хорошо!». Помоги нам Господи умножить на нашей земле любовь, счастье супружества, радость достойного материнства и ответственного отцовства, укрепить нашу веру, чтобы всем вместе скинуть с нашей матушки-России демографическое иго и возродить Святую Русь!

 

Выступление главного раввина России Адольфа Соломоновича Шаевича

На Соборе собрались те, кто действительно заинтересован в том, чтобы как-то решить больную для всех нас проблему — богатство и бедность. Тут, наверное, некоторые люди подумают: что тебе-то плакаться, наверняка, еврейские олигархи завалили синагогу «зелеными» и «деревянными» по самую крышу. Хочу развеять этот миф — увы, еврейские олигархи ничем не отличаются от тех, кто считает себя православными или мусульманами. Точно также закрыты и глухи их сердца, закрыты и глухи их души. И не волнуют их никакие проблемы общественные проблемы.

В прошлом году мы отмечали столетие нашей Московской хоральной синагоги. Готовясь к этому событию, решили привести ее в божеский вид, поскольку практически сто лет никакого серьезного ремонта в ней не делалось. Можно написать большие тома о том, как мы доставали эти деньги, хотя многие из этих еврейских олигархов без всякого ущерба лично для себя могли бы отреставрировать синагогу и придать ей тот вид, который она сегодня приняла. Мы закончили, слава Богу, эту реставрацию. Правда, остались должны значительную сумму строителям, но, тем не менее, дом божий стоит.

Готовясь к столетнему юбилею, я поинтересовался историей, и в частности вопросом: почему синагога была построена более ста лет назад, но по разным причинам не открывалась? Только в 1906 году тогдашний премьер-министр России Петр Столыпин подписал указ о ее открытии. Я прочитал очень многое, нашел материалы о самом Столыпине. Это человек, который доходчиво и очень просто рассказывал о том, как он видит развитие России. Думаю, нашим нынешним министрам и депутатам было бы очень полезно познакомиться с наследием Петра Столыпина. Вступая на пост премьер-министра, он определил свою цель в том, чтобы вести Россию по пути свободы от нищеты, духовного невежества и бесправия.

Эти слова были сказаны более ста лет тому назад. Судя по тому, что мы и сегодня обсуждаем те же вопросы, мало что изменилось в нашей российской действительности. Может быть, нам не везло с премьер-министрами на протяжении всей нашей истории? Может быть надо что-то исправить? Если мы говорим о нашей стране, то многое надо поправить в самих себе лично. И в первую очередь, восстановить духовность. Ее сегодня у нас, к сожалению, нет.

Наша общая задача — православных, мусульман, иудеев, представителей других религиозных конфессий, людей культуры, науки — восстановить духовность, чтобы мы могли обустроить Россию так, как ее видел великий реформатор Петр Столыпин. Он действительно готовил большие реформы для России, но не удалось. Если мы сегодня, выйдя за ворота этого прекрасного храма, спросим у десяти первых попавшихся человек: «Что значит для них слово реформа?», то девять из десяти, а может быть, и все 10,скажут: повышение цен. Да и здесь, в зале, с этим согласится большинство.

Парадоксально, но то же самое думают люди, которые эти реформы затевают. Они тоже считают, что реформы — это в первую очередь повышение цен, правда, лично никак не страдают от своих реформ. Здесь много говорится о том, где взять деньги, как выправить тяжелую ситуацию буквально во всех сферах нашей жизни?

Есть у нас стабфонд и тоже обсуждается, как его использовать: раздавать деньги или держать далее на тех же счетах? Моя мама всегда шутила, мол, я — нетипичный еврей, потому что у меня нет ни музыкальных, ни экономических способностей. Но даже моих малых-малых экономических соображений достаточно для того, чтобы понимать: никакой Стабилизационный фонд не спасет, если раздать эти деньги людям, нуждающимся сегодня. Если бы он был в десять раз больше, тоже не спасет.

В иудаизме есть такое понятие, как благотворительность. У нее очень большая градация — 18 ступеней благотворительности. Самая высокая предполагает: человек имущий дает возможность человеку нуждающемуся самому зарабатывать себе на жизнь. Это самая высокая степень благотворительности. Я думаю, наше государство должно сделать все, чтобы люди зарабатывали себе на жизнь, а не давать подачки.

Да, есть категории людей, которую государство просто обязано поддерживать, может быть, из того же Стабилизационного? Ко мне приходят десятки, сотни писем со всей России, из бывшего Советского Союза — от чернобыльцев, «афганцев», от воинов, совсем недавно воевавших в Чечне. Пишут молодые люди, лишенные возможности самим зарабатывать из-за контузий, из-за ран, из-за того, что лишились ноги или руки. Кто возьмет на себя эту ношу? Как бы мы ни старались — и церковь, и мечеть, и синагога, и все благотворители - это непосильная для нас задача, чтобы помочь этим людям. Таким людям государство обязано помочь, а всем остальным должно предоставить возможность работать и зарабатывать.

Вот здесь выступала многодетная мать. Прекрасный человек! Ей можно было бы даже не выступать, а просто сказать: многодетная мать. Это заслуживает сегодня всяческого одобрения и аплодисментов. Очень толково выступала. Счастливы дети, которые имеют такую мать. А когда счастливые дети, то счастливое и общество. А что такое счастливое общество? Это уже счастливое государство.

Государство должно участвовать в решении буквально всех проблем, начиная с рождения ребенка, до того момента, когда мы его провожаем в последний путь. А у нас мать родила ребенка, хочет идти работать, но попробуйте сегодня отдать ребенка в ясли или в детский сад. Опять же, ребенок заканчивает школу, поступает в институт, вырастает, хочет создавать свою семью, но где будет жить? На какие деньги купит квартиру?

Молодой россиянин заканчивает институт, поступает в аспирантуру, но не знает, какая перспектива ожидает его? Два наших последних нобелевских лауреата — Алферов и Гинзбург получили свои звания за те наработки, которые делали еще в советские времена. Где сейчас работают будущие лауреаты нобелевской премии, российские молодые кандидаты? В научно-исследовательских институтах США, Германии, Израиля, но только не России.

Кто должен озаботиться этим? Конечно, мы все по мере наших возможностей должны быть помощниками государства в решении проблемах. Однако государство должно возглавлять все это. Именно оно должно серьезно отнестись к решению вопросов и проблем, от которых зависит будущее страны, а это в первую очередь сегодняшние дети. А чтобы они были счастливыми, государство должно сегодня бороться с нищетой, бесправием, бездуховностью, мы же должны сердцем озаботиться, как помочь ему в том, что бы оно действительно стало таким, каким мечтал великий реформатор Петр Столыпин.

 

Выступление лидера Коммунистической партии Украины Петра Николаевича Симоненко

Большинство граждан Украины солидарны с теми помыслами и думами, которые звучали с трибуны Собора. За годы независимости как не пытались определенные политические силы изменить духовный код православной Украины, им это не удалось. Прослушав интересные, глубоко патриотичные доклады, я еще раз убеждаюсь в том, что со всех уголков земного шара под своды Храма Спасителя собрались те, кто понимает — Отечество в опасности!

Проблема — бедные и богатые имеет глобальный характер. Для народов, проживавших на территории Советского Союза, она еще актуальна и тем, что мы, я говорю на примере Украины, движемся от понятия сверх державы к уровню бедной, слаборазвитой страны, с которой практически не считаются в мире. Безусловно, рецепты ликвидации бедности имеются разные. Одни видят решение проблемы в развитии производства и поднятии жизненного уровня своего народа, а другие — в том, как выгоднее продаться?

Глубоко убежден: борьбу против бедности надо начинать, прежде всего, с воспитания гордости и высокого призвания патриота в человеке. Ни у кого в мире нет такой истории, как у наших народов. Мы богаты своими традициями, которые воспитали уникальных людей, патриотов своих народов. Мы богаты природными ресурсам, научным потенциалом. Мы богаты величием тех свершений, которые сделали во имя мира и процветания человечества.

Если говорить об Украине, то ее главная проблема сегодня в том, чтобы научиться жить своим умом. Внедрение либеральных принципов по рецептам Вашингтона, МВФ и Международного банка, навязанных нам с помощью отечественных предателей, сделали нас нищими. Западные доброхоты устранили кризисные тенденции в своих государствах, а нас заставили выживать, добравшись при этом до наших святынь.

Вымывание трудовых ресурсов из наших национальных государств, отсутствие средств на подготовку квалифицированных профессиональных кадров, превращает нас в территорию для их отходов. Я с болью сегодня говорю о том, что на заработки за рубеж массово выезжает наиболее продуктивная часть украинского населения. Сегодня в Италии работает два с половиной миллиона человек, в Испании — два миллиона, в Польше — один миллион. Это не только вымывание трудовых ресурсов, а искусственная ассимиляция граждан Украины в западную духовность, в западный образ жизни.

Бедность, безусловно, используют как фактор усиления противоречий на этнической основе. Особенно между нами, украинцами и русскими. Пример тому — события вокруг Тузлы, во время которых украинское телевидение показывает определенного возраста людей, которые говорят: дай мне автомат, пойду убивать москалей.

Сейчас раздувается голодомор — трагедия наших народов 1932—1933 годов. Украинский парламент по настоянию заокеанских советников принимает решение о геноциде и тем самым закладывает мину замедленного действия во взаимоотношения будущих поколений Украины и России. У нас уже распространяются молодежные футболки, на которых написано: «Слава Богу, что я не москаль!».

Но стоит ли этому удивляться, если президент Украины, находясь в Грузии, заявил о том, что хочет создать в Украине музей советской оккупации. Думаю, все это должно звучать для нас набатом тревоги и побуждать к поиску эффективных механизмов объединения. Не секрет, что усилиями некоторых политиков и богатых людей умышленно организовываются торговые войны по поставкам газа, мяса, молока и сахара. Уничтожается собственность отечественного производителя, зато открывается территория для заокеанских и западных интересов.

Ведется целенаправленная манипуляция сознанием людей вокруг истоков духовности наших народов. Целые гуманитарные институты ведут информационную войну против наших ценностей и заповедей: возлюби ближнего, не убий, не укради. Для разобщения наших народов реализуются изщренные технологии.

Я часто нахожу подтверждение того, что против нас действуют по принципу: если не можешь убить, задуши в объятиях. И душат, создавая ГУАМы, формируя балто-черноморскую дугу противостояния. Против кого? Против России, против наших братьев-славян, с которыми мы прожили тысячелетнюю историю.

Втягивают в ВТО таким образом, что мы вместо создания перспективных совместных проектов уничтожаем друг друга. Этого уже мало, и вот президента Ющенко говорит о вступлении Украины в НАТО. Года три-четыре назад по этому поводу в Верховной Раде проходили парламентские слушания, в которых участвовали и депутаты российского парламента.

Я тогда призвал российских коллег всерьез задуматься о том, что НАТОвские танки вскоре могут оказаться под Воронежем. Сегодня уже воочию видим, сколь реальна такая опасность, как близко она подкралась. Реализация идеи вхождения в НАТО приобрела черты практической деятельности главы Украинского государства. На эти цели направлена деятельность идеологических центров, укрепляющих с помощью грантов пятую колонну.

И вот уже в городе Киеве, нашей с вами общей духовной святыне, мэром избран адепт американской церкви. Руководителем службы безопасности в Украине год назад был также назначен представитель американской церкви. Мы прекрасно понимаем, что таким образом нам через цветные революции навязываются чуждые духовные ценности, ибо цветные революции это механизм, который дает возможность под флагом демократии посадить во властное кресло предателя своего народа. Что делать?

Прежде всего, надо решительно защищать общее экономическое пространство наших государств. Пора переходить от лозунгов и намерений к широкому созданию межгосударственных коопераций. Примеры тому — атомный цикл, газотранспортная система.

Давайте вместе подумаем и над тем, как решить проблему отчуждения. В Украине уже выросло новое поколение граждан, которое ни разу не вступало на Красную площадь, не знакомо с достопримечательностями Золотого кольца. Так же, как и национальное самосознание русской молодежи обогатится посещением Киево-Печерской лавры.

Я предлагаю участникам Собора вернуть в лоно Церкви настоящих патриотов наших народов и защитить их силой ее духовного авторитета. Это будет нашим конкретным шагом к тому, когда мы начнем воистину прославлять патриотов своего народа, и тем самым показывать молодым согражданам, как надо любить и защищать свой народ, жертвовать ради блага своей страны, в которой живут их семьи, родные, близкие, друзья.

Как мне представляется, далее нельзя мириться с тем, что на территории наших стран прославляется западный образ жизни, пропагандируются западные традиции. Пришло время защищать наши духовные и культурные ценности, прославлять наши народы. Считаю, что к этой задаче надо подключить народную дипломатию.

Именно народная дипломатия поможет нашим народам наперекор правителям объединиться и в вере, и в экономической мощи, и в понимании нашего исторического предназначения, которое отводится нам. А также отлучить иуд, а заблудшим встать на путь истины.

 

Выступление князя Ивана Дмитриевича Шаховского, общественного деятеля русского зарубежья

Хочу поделиться своим наблюдением, как человек, который родился за рубежом, во Франции, и уже в сознательные годы приехал жить в Россию. Так вот сегодня очень много молодежи русского происхождения, родившейся за пределами России, возвращается на историческую Родину. Молодые люди приезжают сюда, создают здесь семьи.

Я услышал много самокритики, но сегодня нет ни одной европейской страны, которая бы строила храмы. А Россия возводит, и в этом мне видится ее духовное возрождение, чего нет на Западе. Возвращение русской молодежи — это очень интересный фактор. В советские годы в России старались спрятать происхождение, чтобы не отягощать молодые семьи прошлыми проблемами и традициями.

А русские за рубежом, наоборот, приложили все усилия, чтобы сохранить их. Насколько это получилось — другой вопрос, но был принципиально другой подход. И это является определенным примером. Молодых соотечественников Россия сегодня прельщает духовным возрождением, которое здесь наяву. Сюда сегодня стремятся не только русские, но и очень много французов, потому что очень высока духовная миссия России.

Лишь один конкретный пример. Вернулась в Россию потомок известного фельдмаршала Гурко. Это молодая девушка, которой 23 года. Она вышла здесь замуж, уже ждет второго ребенка. Такая молодежь видит свою миссию в воссоединении с Русской Православной Церковью. Патриарх Тихон осознавал, что есть гонение на Православную Церковь и доверил оставшимся за границей хранить эту Церковь. Сегодня, когда гонений нет, когда в России в отличие от Запада процветает духовная жизнь, все мы ждем воссоединения. Но у некоторых приходских секретарей возникает мелкая корысть, гордыня и они ищут новые камни преткновения. Однако молодежь уже становится единой и направляет свои усилия на обретение духовного возрождения для России.

Я в юности нашел одно письмо отца Иоанна Кронштадского. Он скончался в 1908 году, еще до революции, до гонения на Церковь, но уже писал, что гонение будет и к нему надо готовиться. Он писал игуменье монастыря и очень подробно описывал революцию, богоборческий режим, Первую мировую войну, Вторую мировую войну, крах коммунизма.

В завершение своего письма он писал, что невозможно избежать тех испытаний, которые будут, ибо на то воля Божья, а необходимость испытания вызвана необходимостью возрождения духовности в России. И вот, когда мы говорим о бедности или о богатстве, то может быть наша сегодняшняя бедность как раз является основным богатством, потому что мы ищем Бога, а это очень сильно отличает нас от остального европейского мира.

Более того, все те, кто пострадал либо погиб мученической смертью, оказался в изгнании либо пал, защищая Россию, совершили этот подвиг ради нашего духовного возрождения. И все, что было пожертвовано — пожертвовано ради каждого из нас, ради духовного возрождения нашей страны, нашего народа. Все это заставляет нас ответственно отнестись к своим помыслам, к тому, что есть на душе, ко всему, что влияет на решения, какие примет Собор.

 

Выступление Татьяны Аркадьевны Жданок, депутата Европейского парламента (Латвия), сопредседателя партии «За права человека в единой Латвии»

В Европейском парламенте 23 официальных языках, русского среди них нет. Это понятно: Россия не является членом Европейского союза. Тем не менее, по данным евробарометра, изучавшего, какими иностранными языками владеют жители Европейского союза, русский язык вышел на четвертое место. Казалось бы, можно порадоваться, но в реальности не так все однозначно.

Этот показатель образовался за счет стран Восточного блока, где русский язык учили в школах. Сейчас самым молодым носителям русского языка примерно сорок лет. Молодежь русского языка уже не знает. И это определяет задачу, которую нужно решать срочно. Я говорю о Европейском союзе, но в странах третьего мира ситуация похожая — там много людей, которые получили высшее образование в Советском Союзе. Они прекрасно говорят по-русски, но опять же — сорокалетние.

Сейчас главная государственная задача России — обеспечить распространение и изучение русского языка во всем мире вне России. Для этого на создание сети институтов можно потратить, думаю, и деньги того же самого Стабилизационного фонда. По такому пути идут очень многие страны — Франция, Германия. В Риге, например, работает Институт Гете. Ты можешь прийти и изучать немецкий язык и сделать это практически бесплатно.

У нас есть Институт Пушкина, но он только в Москве. Надо срочно создавать государственную федеральную структуру, которая бы создала сеть институтов Пушкина, программу для изучения русского языка, в первую очередь в Европейском союзе. Сейчас на Западе живет очень много тех, для кого русский язык остается родным, которые хотели бы его сохранить таковым для своих детей и внуков.

При этом надо дифференцировать страны. В тех, где русскоязычная диаспора является приезжей, нужно создавать школы при посольствах. А если дети учатся на языке государства, то необходимо помогать создавать воскресные школы. Сейчас это делают подвижники и исключительно за счет средств родителей, а такое дополнительное образование очень дорогостоящее и не всем доступное.

В таких странах, как Латвия, где русский язык является языком меньшинства, наша позиция сводится к тому, что это государство должно за счет своих средств финансировать образование на русском языке. Причем, образование всех ступеней. Нам предстоит еще многое сделать для того, чтобы добиться частичного обучения на русском языке, чтобы оно было качественным. Но, к сожалению, мы получили предательский удар из тыла.

Мы были поражены, когда на недавних парламентских выборах в Латвии полномочные представители нашей исторической Родины поддерживали не те политические силы, которые твердо представляют интересы русскоязычного меньшинства, а конформистов. Сейчас имеется риск того, что эта конформистская политика задавит политику сопротивления.

Совсем недавно к нам приезжали представители высших руководящих органов государственной власти России. И на вопрос «Какая судьба ожидает латвийских русских?», мы вдруг услышали, что через два поколения все уже перепутают: где — русские, где — латыши.

Буквально в эти дни приезжал к нам полномочный представитель предпринимательских кругов России и оправдывал необходимость заключения различных договоров между Россией и Латвией, в том числе об экономическом сотрудничестве, тем, что якобы политика государства в отношении русскоязычного меньшинства, улучшилась.

На самом деле политика государства продолжает оставаться чрезвычайно жесткой. И партия «За права человека в единой Латвии» продолжает настаивать на увязывании подписания соглашения о границе между Россией и Латвией, соглашения об экономических инвестициях с подписанием социального договора. К сожалению, именно этот социальный договор почему-то отложен в дальний ящик по вине России, поскольку в Латвии приняли несправедливый закон для не граждан — при расчете пенсий в стаж не учитывается время, проработанное вне Латвии.

Российские компенсации за стаж на территории бывшей Российской Федерации могли бы вывести людей из состояния нищеты. К нам в Латвийский комитет по правам человека обращаются люди приходили, у которых пенсии от 7 до 30 латов — это от 15 до 60 долларов. Таких сейчас 16 тысяч человек. Россия могла бы помочь этим людям выкарабкаться из нищеты. Это социально незащищенные слои, как раз те люди, о которых здесь говорят. Это люди, которые не могут сами себя содержать и нуждаются в помощи со стороны своей исторической Родины, со стороны той страны, где проработали значительную часть своей трудовой жизни.

Когда я готовилась к своему выступлению на Соборе, то тему своего доклада обозначила так: «Русские за пределами России — это иждивенцы или партнеры?» Те, о которых я говорю, то есть старики, ветераны войны, инвалиды, — это иждивенцы, которым нужно помогать. Все остальные, те, кто состоялся, работает, имеет свои источники существования, кто политически и социально активен — ваши партнеры. Наше сотрудничество должно быть обоюдовыгодным. Мы не имеем права быть просителями, но хотим быть равноправными партнерами для всех слоев российского общества.

Это партнерство может быть разным. Вот один пример. Сейчас в определенном тупике находятся взаимоотношения Европейского союза и России. В 2007 году истекает срок действия договора о партнерстве и сотрудничестве. Он, конечно, будет пролонгирован автоматически, но все были уверены, что будет подписан новый договор между Россией и Европейским союзом.

Для нас, конечно, очень важны проблемы трудоустройства, а также признания дипломов, которые могли бы решаться в ходе двусторонних переговоров России и Европейского союза. И, разумеется, очень важны вопросы сохранения русского языка, и противодействия насильственной ассимиляции.

Все эти вопросы для нас чрезвычайно важны. В какой-то мере мы можем их решать и собственными средствами. Скажем, моя партия имеет представительство в 18 муниципалитетах Латвии, в сейме, в Европейском парламенте.

Мы создали Европейский русский альянс для того, чтобы наши русскоязычные люди могли избираться в местные и государственные органы власти, в Европейский парламент, решать на европейском уровне, как проблемные вопросы своей страны, так и взаимоотношений с Россией.

Мы предложили расширить формат встречи Европейского русского альянса с тем, чтобы в нем участвовали все русские, проживающие в Европейском союзе. Форум состоится в европейской столице, в Брюсселе в начале октября 2007 года. Нашу идею поддержала Русская Православная Церковь, спасибо Владыке Кириллу. Мы приглашаем на нашу встречу представителей Православной Русской Зарубежной Церкви, традиционных конфессий России. Думаем, что в ней могли бы участвовать и политики, и представители органов власти России. Тем самым будет положено начало новой традиции, которая со временем может стать на европейском континенте такой же авторитетной как Всемирный Русский Собор.

 

Выступление Александра Сергеевича Ципко, главного научного сотрудника Российской Академии наук, политического обозревателя «Литературной газеты»

Владыка Кирилл в своем блестящем и, на мой взгляд, историческом выступлении, просто и ясно обозначил: мы не решим проблему бедности без модернизации. И предлагает переосмыслить мировоззрение и христианское православное отношение к модернизации, к труду, к накоплению, к экономическим стимулам, к собственности. Это чрезвычайно важная задача — соотнести с новым временем наши представления о самих себе, о русских, о Православной Церкви.

Есть ли этим ценностям место в Православии или нет? Владыка сказал — есть. Ибо точно так, как для Всевышнего все созданное — это его мир, точно так и для русского человека его дом, его хозяйство — это продолжение его. И успешное крепкое хозяйство, и прочная семья, от себя говорю — богатая семья, это божественно, нормально.

Без такого понимания невозможно решить проблему бедности, нашего неустройства. Отношение к бедности, слава Богу, в России понятно: бедность — не порок. Бедность — иногда интеллектуальный, духовный выбор, когда ученый, например, может посвятить себя своей профессии, не думая о каком-то особом поощрении. Само такое философское мировоззренческое поощрение бедности, не побоюсь сказать, у нас в сознании есть.

У нас и в патриотическом движении и в патриотической публицистике, и в русской общественной мысли есть как бы два понимания русского человека. Одно понимание, идущее от домостроя, было характерно для русских купцов, крупных промышленных предпринимателей, которые строили Россию. Русскость — это прочность, основательность. Это богатство, но богатство христианское не во имя наживы, а во имя блага других. Такой мир материально запечатлен в Соловках. Каждый, кто бывал там, невольно удивляется, как можно на Севере воссоздать такой удачный, благополучный мир?

И второе понимание русскости — это человек-странник. Русский человек — странник Божий, с миром никак не связанный, поэтому легко все прощает, легко уходит, легко со всем расстается, но душа его открыта к Богу. Вот это понимание русского человека, не связанного с миром, неукорененного, отрешенного от всех благ, очень характерно для нас. За ним стоит резко негативное отношение к рационализму.

Я посмотрел все русские тексты и сборники, связанные с русской идеей. И пришел к интересному выводу — это появление русскости как противника рационализма и противопоставление духовности рационализму, противопоставление сытости (тогда еще не было понятия «потребительство») творчеству и морали начинает появляться у нас только в XIV веке.

Наиболее резко оно появляется у помещика Александра Ивановича Герцена — нашего первого русского социалиста, где он пишет страшные вещи: лучше периодический русский голод, чем буржуазная сытость, в которой умирает все духовное. Это мир русского человека как противника рациональности.

Тысяча лет нашей истории недвусмысленно подтверждает: мы народ–идеалист, народ-мечтатель, народ–подвижник, зачастую руководствуемся в своей практике не доводами разумного и соображениями выгоды или трезвого расчета, а сердечными порывами невероятной силы. Все это красиво.

Но если мы говорим: модернизация, то это — предельный рационализм, это — технология, рынок. Я услышал на Соборе, как в советские времена, прекрасные речи против торгашества. Но, мои дорогие, рационализм — это еще и дух торгашества, это накопление, предельное высчитывание выгоды.

Прочтите «Домострой», там есть главка «О пользе прибыли». Дальше главка — «Об аккуратности и экономии в быту», о том, что надо каждую вещь сохранять. В ней же определено, сколько давать чаевых своему слуге.

Нам надо решить, и это намного тяжелее, чем заниматься разоблачениями торгашества, как быть духовным, православным, верующим, и одновременно заниматься бизнесом, думать о благосостоянии своей семьи и детей? Это намного тяжелее, так же как и выбор духовности, намного тяжелее, чем просто взять монашескую аскезу, все бросить и уйти ото всего, ни с чем не связываясь.

Это чрезвычайно важная и серьезная проблема не только будущего России. Если мы будем играть в эти игры и убеждать себя, что мы — народ-идеалист, которому чужд рационализм, который не приемлет торгашества и частной собственности, то сможем превратиться в такое красивое этнографическое гетто.

Я в последние два года оказался в роли лектора и езжу по нынешней России, чему очень благодарен. И активно общаюсь с молодыми патриотами, в том числе «Молодой гвардией». За последнее время было минимум 40 публичных лекций. За это время об особом русском пути практически было три вопроса, а все спрашивают, что мы потеряли от Великого Октября, что было бы с нами, если бы был Столыпин? Это современные дети, которые понимают, что мы, спустя век после революции, учимся торговать, создавать ипотеку…

Глубоко убежден, мы стоим перед очень серьезным переосмыслением нашего русского самосознания, нашей русскости, достойной, с одной стороны, нашей истории, нашей духовности, наших особых качеств, а с другой — всего того материального мира, что мы создали. И здесь важно не создавать мифов, не лишать человека рациональности, прочности и устроенности. Только избавившись от красивой иллюзорности, мы увидим путь в будущее России.

 

Выступление Елены Владимировны Паниной, председателя Комиссии президиума Генерального совета партии «Единая Россия» по вопросам промышленной политики

В течение всех последних лет прогнозы экономического развития России намертво привязаны к одному фактору — мировым ценам на российскую нефть марки «Юралс». Исходя из этого, прогнозируются цены, рассчитываются темпы роста валового внутреннего продукта, доходы бюджета, рост экспорта, инфляции и другие важнейшие, в том числе, социальные показатели развития страны. Но это не удивительно: ведь нефтегазовый комплекс обеспечивает на 65% общий экспорт страны в стоимостном выражении.

Возникает парадоксальная перспектива, противоречащая здравому смыслу: чем больше ресурсов мы извлечем из наших недр, поставим нашим зарубежным партнерам, тем выше будут темпы роста ВВП, но тем беднее мы станем. Ведь эти ресурсы невосполнимы. Мы верим, что Бог сотворил порядок из хаоса, и он же наделил лучшее свое создание — человека, способностью к созиданию. Господь ввел человека в Эдемский сад, чтобы возделывать его и хранить его.

Мы же на сегодняшний день опустошаем наши недра, бросая нефтяные скважины, не пригодные для дальнейшей эксплуатации, оставляя земли, не пригодные для проживания. При этом вырученные от продажи природных ресурсов средства, фактически направляются на субсидирование экономик наших конкурентов в борьбе за мировое лидерство, размещая их в низкодоходных облигациях ведущих стран Запада. Создается впечатление, что не будь на территории России запасов нефти и газа, наша экономика перестала бы существовать, а вместе с ней исчезло бы и наше государство.

Сегодня уже нелегко понять, каким образом Россия в период 1881—1914 годов вошла в пятерку наиболее промышленно развитых стран, в то время, как нефть в нашей экономике в тот период не играла той роли, которую она играет сегодня. И каким образом нам удалось в 1945—55 годах восстановить разрушенное войной хозяйство и добиться мирового лидерства в ключевых направлениях научно-технического прогресса, например, в авиастроении, когда большинство из ныне разрабатываемых нефтяных месторождений еще не были открыты.

В мире есть немало стран, не обладающих запасами нефти и газа: Япония, Великобритания, Германия, Швеция, Франция, Италия, Испания, Корея. Есть и страны, в которых нефть имеется, но они предпочитают ее не добывать, а импортировать. Например, Соединенные Штаты Америки. Между тем уровень и качество жизни в этих странах многократно выше, чем в России. Очевидно, что в современном мире богатство определяется не наличием полезных ископаемых, а чем-то иным. А именно тем, что все эти упомянутые государства в своей экономической политике делают ставку на развитие высоких технологий, на внедрение новейших достижений научно-технической революции, на развитие наукоемких производств.

Что же, наличие нефти, газа и других природных богатств — это плохо? Это тормоз для эффективного экономического развития? Думаю, нет. Плохо другое — неумение ими эффективно распорядиться. И здесь мы имеем уже собственный печальный опыт. В первый раз в нашей стране это случилось в 70—80-е годы прошлого века, когда после арабо-израильского конфликта, войны 1973 года, цены на нефть резко взмыли верх и составили примерно 80 долларов за баррель. А в ССР как раз начали разрабатывать новые месторождения «черного золота» в Сибири.

К сожалению, советское руководство в тот период не нашло ничего лучшего, чем истратить обрушившиеся на страну нефтедоллары на закупку импортного ширпотреба, циклопические долгострои, помощь идеологическим союзникам, начисто забыв о том, что на дворе новый этап научно-технической революции, основанный на внедрении информационных технологий. И при этом много говорилось о новом этапе глобального кризиса капитализма, в то время, как Запад осуществлял активный переход на новые, в том числе, ресурсосберегающие технологии. После кратковременной эйфории наступило горькое похмелье. Резкое, почти десятикратное падение цен на нефть, кстати, умело срежисированное, стало одним из детонаторов распада Советского Союза. К сожалению, как известно, история никого ничему не учит. Она только наказывает тех, кто не делает выводов из ее уроков.

Что мы имеем сегодня? В результате высокой ценовой конъюнктуры на энергоносители все последние годы Россия имеет устойчивый темп роста валового внутреннего продукта (в среднем 7% в год), гигантский профицит бюджета, Стабилизационный фонд сегодня 2,64 триллиона рублей. Это примерно 100 миллиардов долларов. Золотовалютные резервы выросли до умопомрачительной цифры — 304 миллиардов долларов. И вот эти внешне благополучные макроэкономические показатели парадоксальным образом сочетаются с перспективой замедления темпов экономического роста, о чем Правительство уже заявило официально.

Мы сталкиваемся с углубляющимся отставанием России в сфере высоких технологий, с нарастающим социальным расслоением, с деградацией социальной и технической инфраструктуры. А вообще с вымиранием и деградацией всего нашего народа, которого мы теряем более 800 тысяч человек в год. К 2030 году ожидается снижение численности трудоспособного населения на 25%. О каком экономическом росте и освоении пустующих территорий можно говорить? Впору опасаться утраты огромных пространств Сибири и Дальнего Востока, особенно с учетом странной дискуссии, которую сегодня ведет российский либеральный истеблишмент: а не уступить ли нам «лишние земли» цивилизованному миру, не сделать ли наши ресурсы общечеловеческим достоянием? Это недавний Давос.

Еще хуже обстоит дело с качеством роста. Как недавно отметил Президент Путин, доля продукции с высокой степенью добавленной стоимости в российском экспорте непрерывно уменьшается и составляет всего лишь около 5%. Доля нашей страны на мировом рынке наукоемкой продукции составляет менее 1%. Подавляющее большинство российских предприятий относятся к третьему и четвертому технологическим укладам. То есть работают на технологиях, которые были созданы в 30—40 годах ХХ столетия.

Между тем как на Западе все большее число предприятий переходят уже к пятому технологическому укладу, то есть тому, который базируется на электронике, телекоммуникациях, оптоволоконных и лазерных устройствах, биотехнологии. Более того, сегодня интенсивно осуществляется переход к шестому технологическому укладу — нанотехнологиям, генной инженерии, нетрадиционной энергетике, постинтернетовским информационным сетям.

Даже если, как предсказывают некоторые аналитики, рост цен на сырье продолжится, сам по себе фактор этот Россию к процветанию не приведет. В ближайшие 15 лет годовой объем рынка высокотехнологичной продукции вырастет с 3 до 12 триллионов долларов США. Объем рынка топливно-энергетического комплекса с 0,7 до 1,4 триллионов долларов США. К тому же сами темпы роста добычи нефти у нас снижаются. Если в 2000 году они составляли 8%, в 2006 году — 2,1% и дальше прогнозируется дальнейшее снижение. Выработанность балансовых запасов нефти в целом по стране превысила 50%, а многие высокорентабельные месторождения находятся в стадии падающей добычи. Почему это происходит? Потому что проедается открытое, разведанное и обустроенное для промышленной добычи в Советском Союзе. То есть хищническая эксплуатацию природных богатств, которая приводит к тому, что богатства проедаются, не развивая дальше нашу экономику.

По прогнозу экспертов, разведанные и подтвержденные запасы нефти в нашей стране могут быть полностью исчерпаны в течение ближайших 20 и даже 15 лет. Но может быть, обрушившийся на нашу страну тропический ливень из нефте- и газодолларов, не приведя к ускоренному технологическому развитию, позволил хотя бы накормить и обустроить Россию? Нет, по таким показателям, как среднемесячная зарплата и пенсия, прожиточный минимум, уровень здравоохранения, обеспеченность жильем, строительство новых дорог наше отставание от развитых стран Запада за эти годы многократно увеличилось. По качеству жизни Россия, по данным журнала «Экономис» за 2005 год, находится на 105 месте в мире, опережая, правда, Зимбабве, которая заняла 111 место.

Чем объясняется такое положение дел? Дело в том, что наш сырьевой сектор объективно не заинтересован ни в углубленной степени переработки продукции, ни в направлении прибыли на создание внутри страны высокотехнологичных производств. А зачем? В 2006 году из 480 миллионов тонн добытой нефти поставлено на мировой рынок 250 миллионов тонн сырого продукта, то есть больше половины. И ведь сам по себе рынок этого положения дел не исправит. Нужна долгосрочная государственная стратегия. Но ее-то как раз и нет. Нам долгое время преподносили как фетиш свободный рынок. А между тем, как говорил когда-то экономист Василий Леонтьев, рынок подобен ветру, который надувает паруса, а государство подобно моряку, который управляет парусами и ведет судно заданным курсом, иногда даже не совпадающим с направлением ветра.

На сегодняшний день долгосрочной стратегии развития у нашего Правительства нет. Зато есть странная теория, отстаиваемая финансово-экономическим блоком Правительства — так называемая теория «голландской болезни». Согласно этой теории, деньги, поступающие в нашу страну от продажи невосполнимых природных ресурсов, не просто не нужны нашей экономики, но, видите ли, они чрезвычайно опасны для нее. Приток в страну нефтедолларов ведет к укреплению рубля, а это, мол, ослабляет позиции отечественных производителей, делая более выгодным импорт зарубежных товаров, чем их производство внутри страны. Поэтому средства надо стерилизовать, то есть пополнять Стабилизационный фонд и накапливать золотовалютные резервы. Автором стабфонда и теории этой «голландской болезни» был бывший советник Президента Андрей Илларионов, который в настоящее время перебрался в США, вероятно, к своим настоящим работодателям. 27 марта 2006 года он заявил, что стабфонд сохраняет больше жизни, чем бюджетные расходы. Непонятно только, о какой стране он говорил? Может быть о той, куда он уехал.

Но вот ведь что получается — Илларионов уехал, а идеи живут. И уж как-то забылось, что изначально стабфонд создавался как средство обеспечения погашения внешнего долга на случай резкого падения цен на нефть. И долг давно погашен, и цены не упали, а стабфонд все растет и растет. Причем, если бюджетные расходы строго контролируются, то кто и на каких основаниях размещает средства стабфонда, буквально за семью печатями. Лечить нашу страну от «голландской болезни» ровно тоже, что лечить дистрофика от ожирения.

В высокоразвитой Голландии или той же Норвегии основные инфраструктурные и социальные проблемы практически решены. Там газовые или нефтяные деньги действительно лучше отложить будущим поколениям, благо для преумножения этих средств у них имеются необходимые финансовые инструменты. В Норвегии, например, реальная доходность нефтяного фонда с учетом инфляции вознаграждения управляющим достигла 8,6%. Иными словами, у них эти средства преумножаются, а у нас теряются, в том числе, за счет высокой инфляции, низкой доходности под 2—3 % от размещения средств стабфонда в западных облигациях.

В России имеется огромный массив проблем, без решения которых наша страна никогда не станет конкурентоспособной. Их нужно решать незамедлительно. И здесь ни один доллар, полученный от продажи нефти, газа, не может быть лишним. Задача Правительства не в том, чтобы омертвить избыточные, как они говорят, средства, а в том, чтобы найти механизмы, которые позволили бы им работать на нашу страну.

Размещая средства стабфонда в западных облигациях, Правительство фактически кредитует под чрезвычайно низкие проценты экономики и без того чрезвычайно развитых стран. Вот только спасибо нам за такую заботу об их благосостоянии они не скажут, как не сказали спасибо за роспуск Варшавского договора, развал СССР, сдачу важнейших позиций в эпоху Ельцина. Утверждение о том, что в России нет инфраструктурных и технологических проектов, где вложенные средства могли бы дать многократную отдачу, чистый абсурд.

Возьмем вторую после дураков во власти традиционную беду России — дороги. Вспомним, что именно строительство дорог в США во времена Рузвельта и Эйзенхауэра стало мощнейшим локомотивом вывода из кризиса американской экономики. А разве не нужно нам производство антибиотиков, которое в России упало почти до нуля? И, если, как утверждают, средства стабфонда категорически нельзя тратить внутри страны, отчего бы ни закупить на них на Западе современное оборудование с тем, чтобы кардинально обновить нашу обветшавшую технологическую базу? Неужели было бы ошибкой выделить средства стабфонда для закупки современного экспериментального оборудования для российских научных центров, научных лабораторий?

Конечно, это не означает, что средства стабфонда необходимо потратить как-нибудь. Наши чиновники умеют освоить любые средства, сколько не дай. Нет, необходимо разработать такие механизмы, чтобы эти средства принесли реальную отдачу и в повышение качества экономики и в повышение качества жизни людей. Органический порок сырьевой экономики заключается еще и в том, что она приводит к вымыванию из страны творческих, образованных, не стандартно мыслящих людей, тех, кто хотел бы заниматься наукой, создавать высокие технологии, внедрять их в производство. Нашим либеральным реформаторам впору повторить боевой клич кровавых комиссаров конвента времен Великой французской революции, которые, отправляя на гильотину великого Лавуазье, провозгласили: Республике не нужны ученые.

В обществе, где сказочные состояния возникают из воздуха, девальвируются такие традиционные для России ценности, как созидательный труд, стремление к новому, забота о ближнем. Вспомним, как строили отечественную промышленность наши православные капиталисты до 1917 года. Это были купцы, в основном, выходцы из крестьянских семей, которые помнили, что «царство Боже внутри вас есть». И они стремились не только накопить капитал, но и оставить свою страну на многие столетия вперед благополучной, процветающей, развивающейся. Вспомним, например, вологодского купца, получившего образование в Кэмбридже, Христофора Семеновича Леденцова. Благодаря его капиталам мы имеем сейчас «бауманку», Институт биофизики и физики, Центральный аэрогидродинамический институт (знаменитое ЦАГИ), другие научно-технические учреждения, которые выросли из училищ и лабораторий, находившихся на леденцовском балансе.

Именно этот православный человек финансировал работы Вернадского «Исследование радиоактивных материалов», Циолковского «Опыты по дирижаблестроению», Чичибабина «Получение медицинских препаратов из отходов нефти». Это были не отдельные акты меценатства, а хорошо продуманная национальная стратегия, ибо таких леденцовых были десятки и сотни. Капитал созидал, а не разорял. В России богатые и предприимчивые люди думали о будущих поколениях. Именно это так нужно сегодняшней России.

К сожалению, в 1991 году мы не вернулись в 1913 год. Увы, невозможно вступить дважды в одну и ту же воду. Итогом либеральных реформ стало то, что уже не раз случалось в российской истории — вместо духа созидания восторжествовал дух разрушения. Нельзя, конечно, не отметить, что в последние годы в первую очередь благодаря усилиям высшего руководства страны стала понемногу преодолеваться эта разрушительная политика.

По крайней мере, сегодня наши министры-экономисты уже не шарахаются от словосочетания «промышленная политика», а прошедший недавно президиум Госсовета определил основные направления инновационного развития страны. Создаются определенные механизмы его проведения. И экономические зоны, инвестиционный фонд, венчерные компании и так далее. Но это очень медленно все происходит. Очень медленно, потому что у нас мало времени осталось, которое еще определено и требованиями вступления России в ВТО. Приходится буквально сквозь тернии преодолевать сопротивление наших монетаристов в Правительстве.

Идеология российских реформ замыкалась на достижении тех или иных экономических показателей. Но вот чего было в этих реформах очень мало, так это поспешание делать добро, заботы о людях, любви к России. Спешите делать добро, — говорил наш великий соотечественник, как его называли, «святой доктор» Федор Гааз. Эти слова должны стать девизом всех тех, кому не безразлична судьба России.

 

Выступление священника Александра Абрамова, представителя ВРНС при ООН, секретаря представительства Московского Патриархата в Нью-Йорке

Всемирный Русский Народный Собор, как оказалось, единственная общественная организация, которая постоянно представлена в Организации Объединенных наций. В период, когда распался Советский Союз, очень многие общественные организации, происходящие из Российской Федерации, были аккредитованы при ООН, но никогда там более не появлялись.

Наш диалог с ООН на этом фоне протекает в условиях понимания очень простой ситуации. Можно критиковать Организацию Объединенных наций, некоторые воспринимают ее как источник зла, но пока другой, более авторитетной площадки, которая объединяет 192 государства международного переговорного процесса, не придумано. И если мы там не будем выражать свою точку зрения, которую вырабатывает Собор, то за нас это будут делать другие. Это будут делать люди, которые получают гранты откуда угодно, но не из Российской Федерации, а, значит, будут выражать интересы той стране, откуда приходят им деньги.

Мы в силу тематики ООН участвовали в целом ряде мероприятий, которые связаны с пониманием бедности и богатства. Как убедительно сегодня было показано в докладе митрополита Кирилла, мы должны говорить в первую очередь о ценностных основах бедности и богатства, потому что понимание модернизации, понимание бедности, понимание неравенства встречаются с очень разным отношением в стенах ООН.

Так, например, 8 декабря прошлого года, когда праздновался Всемирный день защиты прав человека, в ООН прошел очень интересный семинар, который назывался «За пределами благотворительности. Равенство, нищета, власть и права человека». Обнаружилась удивительная разность позиций стран с так называемыми традиционными режимами, стран, которые идут путем модернизации, но без вестернизации, и стран так называемой западной традиции. Люди, которые представляли и мусульманские страны, и некоторые страны Восточной Европы говорили о том, что невозможно преодолевать отдельно проблему нищеты, не создавая этически ориентированную экономику.

А этически ориентированная экономика — это не подачки со стороны богатых людей, это не попытка откупиться от государства и общества щедрыми разовыми пожертвованиями. Это совершенно иное. Это система частичного распределения ресурсов и система выхода за пределы так называемой чистой благотворительности. Один из очень ярких примеров мы видим в деятельности нобелевского лауреата этого года Юноса, который создал банки для наиболее бедных людей в своей родной стране Бангладеш, где люди могут получить кредиты на предельно льготных началах.

Мы старались в своих выступлениях на этом форуме опровергнуть тезис о том, что если ты такой умный, то почему такой бедный? Мы знаем, что реальный потенциал нашего государства очень велик. И если мы бедны в этих условиях, то значит, очень многое не работает. Сегодняшний день заседаний помог нам значительно лучше понять и разобраться в том, что именно не работает?

Деятельность представительства Всемирного Русского Народного Собора при ООН в этих условиях нацелена на то, чтобы показать, как классические религиозные ценности, традиционные ценности могут быть интерпретированы и применяться в условиях стран, которые действительно стремятся к модернизации, не сводя ее при этом к перестройке общества на западный лад.

Здесь хотел бы отчасти подискутировать с Александром Сергеевичем Ципко. Тезис о том, что рационализм входит в черту характера россиянина и не является необходимым для какой-то отдельной модернизации, известен. Но, по-моему, речь в докладе митрополита шла немного о другом. Разговор идет не о том, что нам надо деактивировать какие-то черты характера русского человека, а о том, что они и ранее присутствовали. Но необходимо выявить и дополнительно подчеркнуть ныне утраченную связь этих качеств с тем, что митрополит Кирилл в своих выступлениях называет «культурным кодом русского человека».

И если это выявление будет происходить на фоне раскрытия картины всей православной цивилизации, а не только одной России, не только Русской Православной Церкви, но и всех религиозных, культурно-общественных организаций, которые действуют в Российской Федерации и в странах восточного мира, то будет всем только на пользу. Когда мы выходим на трибуну ООН и говорим о том, что должен учитываться особый тип развития русской цивилизации, не подразумевая под этим домотканность, то встречает возражение тех, кто настаивает на универсальных правах человека.

Мы говорим: да, права человека есть, но нищета, например, является коренным нарушением прав человека. И в этом смысле очень многим странам, которые считают себя передовыми и развитым, есть о чем задуматься.

Есть о чем задуматься и тем людям, которые формируют и внешнюю политику. Я должен сказать, например, что когда Всемирный Русский Народный Собор высказывает на форумах Организации Объединенных Наций свою позицию, очень многие страны, от которых мы могли бы ожидать доброго отклика, не дают его. Они предпочитают вести дело таким образом, чтобы ООН стала органом, штампующим решения лишь стран, прибегающих к силе, как только в этом, по их мнению, возникает необходимость.

Естественно, против такого положения дел мы возражаем. Именно поэтому в истекшем 2006 году и в начале нынешнего мы добились того, чтобы включенные итоговый документ Всемирного саммита религиозных лидеров положения нашего предшествующего, десятого Всемирного Русского Народного Собора, были одобрены особой Резолюцией Генеральной ассамблеи ООН. Она подчеркнула большой вклад документа Всемирного саммита религиозных лидеров в развитие межрелигиозного диалога. Впоследствии этот документ был распространен в качестве официального документа Организации Объединенных Наций. Думаю, что и документ, который соборяне выработают по итогам заседаний Собора, будет серьезно рассмотрен на экономическом и социальном совете ООН.

 

Выступление Александры Васильевны Очировой, председателя комиссии Общественной палаты по вопросам социального развития

В течение многих лет я занимаюсь вопросами преодоления бедности. И главную технологию преодоления бедности в нашей стране вижу в эффективной социальной политике. Мы говорим, что бедность российского населения — это и вызов социально-экономическому развитию страны и большая нравственно-политическая проблема нашего народа.

Но давайте задумаемся о том, что сегодня даже по официальным данным более 20 миллионов человек живут за чертой бедности. Практически каждый седьмой россиянин не имеет возможности в полной мере удовлетворить свои базовые потребности, не говоря уже о более высоких социальных и духовных потребностях. Вполне очевидно, что России нужна стратегия социального развития страны, и в рамках этой стратегии — стратегия преодоления бедности, о чем неоднократно говорил наш Президент Владимир Владимирович Путин.

Но, к сожалению, до сих пор не удалось достичь серьезных стратегических успехов в преодолении бедности с учетом тех масштабов, в которых она существует в стране. Я лично вижу причину того в низкой исполнительской дисциплине государства и в отсутствии ответственности за исполнение поставленных Президентом России задач.

Профиль бедности в нашей стране имеет свои особенности. Прежде всего, среди бедных преобладают не просто лица в трудоспособном возрасте, но имеющие работу, так называемые «новые бедные», что составляет около 66% бедных всей России. Среди работающих бедных — пенсионеры, ветераны, много работников бюджетной сферы, образования, здравоохранения и даже военных.

Это означает парадоксальную ситуацию, когда наличие оплачиваемой работы не является гарантией достойной жизни. Работающие бедные во многом определяют масштабы бедности других категорий населения. В настоящее время в России к категории бедных даже по официальным данным относится более 20% детей до 16 лет. В России, к сожалению, прописана самая страшная бедность — это семейная бедность. Бедность, которая воспроизводит бедность. Те задачи, которые поставлены Президентом и стоят на национальной повестке дня, не могут быть решены без эффективного социального сопровождения семей, где есть дети.

Мы вынуждены констатировать: на протяжении реформ произошло ухудшение практически всех показателей здоровья россиян. Наша страна сегодня находится на 130 месте во всемирном рейтинге по этим показателям. А с учетом существующей проблемы доступности медицинских услуг и лекарственного обеспечения не трудно сделать вывод о возможностях улучшения здоровья для тех, кто находится за чертой прожиточного минимума.

Особый разговор о пенсионерах в контексте последних дискуссий по пенсионному обеспечению с учетом того, что мы не принимаем рекомендаций Конвенции Международной организации труда, которая предлагает делать пенсию не менее 50% от заработной платы. Речь идет и о том, что недостаточно средств выделяется на эту сферу, и о плохом администрировании Пенсионного фонда, который до сих пор не имеет подтверждения своего статуса по Закону. Мы эти проблемы должны решить серьезно, и Общественная палата будет в ближайшее время рассматривать этот вопрос в специальных российских слушаниях.

Сегодня на Соборе очень много говорили о нравственных стандартах. По существу речь идет о том, чтобы в России был новый нравственный порядок с учетом сложившихся на протяжении истории, факторов. Конечно, эта проблема должна решаться с учетом общественности, как это делается во всех странах, но помимо нравственных стандартов решение многих вопросов в России упирается в отсутствие четко проработанного механизма социальных стандартов. Мы не имеем даже закона о минимальных социальных стандартах, а при разработке социальной стратегии мы должны понимать, что она может базироваться только на внедрении системы социальных стандартов, разработанных вместе с обществом.

И эти стандарты должны являться не стандартами нищеты, а стандартами качества жизни. Поднят очень важный вопрос о перераспределении дохода. Наши природные ресурсы даны нам от Бога и защищались поколениями россиян, поэтому основные части природной ренты должны идти в казну государства и использоваться на нужды общества. Если в цивилизованных странах государство забирает 90% прибыли с добычи природных ресурсов и энергоносителей, то в России это не более 25%. Например, в такой стране как Норвегия природная рента служит источником не только государственных расходов социальной сферы, но и выполняет функции для развития экономики.

Пришло время формировать социальную политику на муниципальном уровне, которая решала бы проблемы занятости, выплаты социальных пособий, социального сопровождения семей с детьми с учетом особенностей своего региона. И тут у нас имеется не только мировой положительный опыт. Давайте вспомним меры по борьбе с бедностью, связанные еще с именем Ивана Грозного, который поставил задачу переписать всех нуждающихся в строительстве богаделен, с созданием системы государственного призрения Екатерины Великой и Земской реформы 64-го года, которая просуществовала до ХХ века, с именем Александра I, который включил призрение в сферу общественного самоуправления, оставив за Правительством функции общего руководства.

Хочу сказать, что базовой стратегией снижения бедности является все-таки рост заработной платы, занятости, снижения неравенства и адресная поддержка. Повышение заработной платы улучшает нам возможность получать достойную пенсию и делает реальным нравственный выбор в пользу того, чтобы решалась демографическая проблема. А одна из ее главных задач — преодоление бедности.

Мы живем в великой стране, которая имеет корневую культуру, классическую религию, высокую нравственность и природные ресурсы. Общество разберется с природной рентой, самый большой ресурс — это люди. И они достойны того, чтобы жить в безопасной стране, где социальная политика стала бы гарантией социальной безопасности.

 

Выступление Сергея Юрьевича Глазьева, депутата Государственной Думы ФС РФ, член-корреспондента Российской Академии наук

Все же попытаемся найти ответ на парадоксальный вопрос: как победить удручающую бедность в нашей самой богатой стране? Ведь по объему национальных богатств на душу населения Россия по-прежнему занимает первое место в мире. Несмотря на все потери, разорения и вывоз капитала, который подбирается под триллион долларов, мы по-прежнему самые богатые в мире в расчете на душу населения.

Наша главная проблема заключается в неумении распорядиться этими богатствами. По объему производства на душу населения мы даем примерно в десять раз меньше по отношению к национальному богатству, чем развитые страны. А если подсчитать, сколько мы тратим на самих себя для развития, то и вовсе попали уже в разряд африканских стран.

В чем корень наших бед? В ситуации, когда наша страна является крупнейшим в мире донором мировой экономики, а мы занимаем второе место в мире по вывозу капитала, вряд ли можно говорить о том, что нам чего-то не хватает для обустройства беспризорных детей, для того, чтобы дать каждому россиянину достойную возможность трудиться и получать соответствующее вознаграждение. Вся беда в той экономической и социальной политике, которая проводится.

Благосостояние общества определяется соотношением доходов и цен. Я начну с доходов. Наша заработная плата сегодня примерно вчетверо ниже ее производительности в расчете на единицу продукта труда по сравнению с развитыми странами. То есть наш труд занижен с точки зрения его вознаграждения по сравнению с мировыми стандартами в четыре раза.

Какова доля труда в распределении национального дохода? В мире существуют определенные пропорции, которые считаются сложившимися. В развитых странах на долю труда приходится примерно 80% национального дохода, у нас — менее половины. Таким образом, наши работники с точки зрения вклада труда в национальный доход и создания потребительских благ, получают в два-четыре раза меньше, чем должны были бы получать при разумной системе распределения.

Соответственно, занижение оплаты труда влечет за собой занижение пенсии. Если уровень пенсии в мире составляет примерно 50—60% оплаты труда, то у нас этот уровень опустился до одной четверти. Мало того, что труд занижен в два-четыре раза, так еще и пенсия занижена в два раза в расчете на тот же труд.

Теперь рассмотрим цены. Притом, что у нас доходы крайне низки, цены — на мировом уровне. Не случайно Москва уже многие годы входит в тройку самых дорогих городов мира. Надо сказать, что остальные российские города не очень сильно отстали от столицы. И причина не в том, что мы с вами потребляем роскошные вещи и питаемся лакомствами. У нас нет конкуренции в экономике.

Да, формально есть рыночная экономика, но в ней не работают механизмы конкуренции. Товаропроводящая сеть криминализирована. Организованная преступность контролирует даже продовольственные рынки, где сотни тысяч продавцов. Я уж не говорю про известных всем монополистов, которые задирают тарифы на свои услуги. Практически по всем ключевым позициям — по продовольственным товарам, по сырьевым товарам, по транспортным услугам мы фактически превышаем уже мировой уровень и в три раза превышаем то, что называется добросовестной ценой.

Конечно, у нас сохраняются относительно низкие цены на некоторые энергоносители, но, судя по последнему заседанию правительства, осталось недолго ждать, когда Газпром поднимет цены до европейского уровня. Примерно через три года это обещано сделать для промышленности и через десяток лет для всех остальных. Получается, что цены у нас завышены. Причем, если взять группу продовольственных товаров, которая наиболее важна для бедного населения, то цены завышены на продовольственные товары примерно в три раза по отношению к тому, что называется уровнем добросовестной конкурентной цены.

Чтобы проверить это, достаточно съездить, скажем, в любое село Ростовской или Астраханской области, посмотреть по какой цене продают там овощи и фрукты и сравнить их с московскими. Разница примерно в десять раз. Можно далеко и не ходить, а всего лишь посмотреть, по каким ценам покупается молоко, скажем, в Подмосковье или в Калужской области, и опять же сравнить по каким ценам оно продается в Москве. То же самое касается и хлеба. Если бы наш рынок был рынком добросовестной конкуренции, то мы сегодня могли бы при тех же доходах потреблять продовольственных товаров в три раза больше.

Наконец, последний фактор доходов. Это — роль государства, которое обязано нивелировать социальное неравенство, выправлять перекосы рынка и обеспечивать народу социальные гарантии. Накануне рассмотрения бюджета уместно напомнить, что государственные ассигнования на образование, на здравоохранение у нас занижены в два раза. Если в мире минимально траты на здравоохранение составляют примерно 5% валового продукта, то у нас — 2,5%, на образование такое соотношение составляет 8 и 4 процента. На науку мы тратим в три раза меньше, чем уровень затрат в других странах.

При всем этом наше государство дает колоссальную прибыль с точки зрения мирового разделения труда. Мы выжимаем из нашей страны примерно 100 миллиардов долларов ежегодно, которые направляем в валютные резервы. И еще примерно 50 миллиардов долларов выжимаем из налогоплательщиков и направляем в Стабилизационный фонд за рубеж. Примерно по 150 миллиардов долларов каждый год наше государство вкладывает за границей в приобретение иностранных ценных бумаг, кредитуя другие страны.

Если посчитать объем недофинансирования социальной сферы (это примерно 6% от валового продукта) и объем профицита бюджета, за счет которого мы делаем все эти «подарки» загранице, то получается равенство этих величин. Профицит нашего бюджета образуется не потому, что у нас лишние деньги, а потому, что мы в два раза недофинансируем образование и здравоохранение, в три раза — науку. А как недофинансируем культуру, промолчу.

При таких «хороших» показателях мы остаемся единственным государством, наверное, за исключением Молдавии и Таджикистана, которое до сих пор имеет минимальную зарплату примерно втрое ниже прожиточного минимума.

Нам говорят, что такое недофинансирование труда и социальной сферы необходимо для борьбы с инфляцией. Конечно, с инфляцией можно бороться разными способами. Можно бороться, как Китай, наращивая объем и производство товаров в большей степени, чем накачивается деньгами экономика. Можно бороться с инфляцией, как борются в Америке, в Европе, в Японии, при помощи технического прогресса, осваивая новые технологии.

А можно бороться так, как боролись средневековые врачи с болезнями. Многие, наверное, знают, что главным методом лечения средневекового врача в Европе было кровопускание. От всех болезней один рецепт — кровопускание. Так вот, борьба с инфляцией, которая сводится к экономии на зарплате, к сокращению расходов, это все равно, что уже известное кровопускание при лечении лихорадки.

Конечно, если в экономике нет конкуренции, доминирует преступность и монополия, то как бы ни экономили на зарплате, как бы ни сокращали доходы граждан, цены будут неуклонно расти, что мы и наблюдаем все последние годы. И, наоборот, если будет добросовестная конкуренция, производство товаров начнет расти, то и доходы граждан будет расти, а вместе с ними и благосостояние, начнет расти экономика, а вместе с ней и развиваться страна.

Собственно, именно этим и должно заниматься государство. Не экономить на оплате труда и на социальных гарантиях, а развивать конкуренцию, очищать товаропроводящую цепь от организованной преступности, проводить декриминализацию рынка. Государство должно не сдерживать расширение денежного предложения, а обеспечивать рост кредитов для расширения производства. Не экономить на социальных расходах бюджета, отправляя профицит за границу, а проводить сбалансированную бюджетную политику, тратя столько денег на социальную сферу, сколько необходимо. Наконец, не направлять сотни миллиардов долларов за границу, а использовать наши природные богатства и сверх прибыль от эксплуатации для подъема экономической активности.

Природные богатства страны должны служить народу. Сегодня мы добились того, что практически 85% природной ренты изымается государством и аккумулируется в государственном бюджете. Но государство не тратит эти деньги, а накапливает уже сверх всяких разумных пределов, отправляя за рубеж. Об этом сегодня уже много говорилось.

Такая политика безумна не только с точки зрения текущего состояния наших дел. Она безумна еще и потому, что эти деньги были заработаны людьми, которые осваивали природные богатства, поднимали месторождения нефти и газа. Получается, что мы отдали все долги иностранцам за счет этих сверхприбылей нефти и газа, а тем людям, которые вкладывали свой труд в освоение месторождений, мы даже не вернули дореформенные сбережения. Деньги у государства для того, чтобы вернуть свои долги собственному народу, имеются. И нам, участникам Собора, надо понимать: пока мы этого не добьемся, вряд ли можно рассчитывать на то, что в стране будет нормальная, эффективная экономика и стабильная социальная обстановка.

В завершение еще раз подчеркну: наш народ всегда работал старательно. И мы видим, что при справедливом распределении национального дохода люди могли бы жить в три раза лучше, чем живут сейчас, даже без увеличения объемов производства. Конечно при условии, если цены будут приведены в соответствие с уровнем добросовестной конкуренции, если минимальная зарплата будет приведена в соответствие с прожиточным минимум, если государство профинансирует социальные расходы как положено.

А если, к тому же, будем еще и расширять производство, вкладывать деньги в новейшие технологии, обеспечивать устойчивый экономический рост, то можем ставить вопрос о подъеме уровня жизни в обозримой перспективе в четыре раза. Но почему этого не происходит? Мы построили совершенно уродливую экономику, когда богатыми становятся не те, кто хорошо работает, кто что-то полезное сделал для общества, а те, кто присвоил чужое.

И до тех пор, пока мы не обеспечим справедливое распределение национального дохода в соответствии с вкладом каждого в создание этого национального дохода, пока не обеспечим справедливую оплату труда, у нас не будет экономически эффективного рынка. Для того, чтобы исправить ситуацию, много ума не надо. Нужна политическая воля, политическое желание устроить жизнь по справедливости. Добившись этого, мы обеспечим и высокие темпы роста, и эффективность производства, и быстро пройдем ту модернизацию, о которой говорил владыка Кирилл.

 

Выступление Галины Васильевны Боголюбовой, заместителя председателя Комиссии Общественной палаты по сохранению культурного и духовного наследия

Общественная палата Российской Федерации была создана как раз для того, чтобы активизировать гражданское общество в социальных преобразованиях в России. Наша основная задача состоит в том, чтобы обнажать болевые точки и привлекать к ним общественное внимание. Как мы полагаем, это может заставить бюрократический аппарат, наконец-то, работать. Как видим, пока этот процесс идет очень трудно.

Почему? Да потому, что мы постоянно находимся в качке — то вправо, то влево, то вперед, то назад. Мы до сих пор не можем понять, кто мы: товарищи, господа или братья? Какой тип государства строим — либерально-атеистический или религиозно-либеральный? Что у нас первично: власть для народа или народ для власти, кто кого и куда ведет? Мы, наконец, должны понять, что страна без идеологии или, как ее теперь называют, без национальной идеи, постоянно будет находиться в состоянии шторма.

Будущее — вот, что волнует сегодня наш Собор. Каким оно будет — радостным и счастливым или превратится в кошмар и муку для живущих на русской земле? На мой взгляд, чтобы завтра наступило прекрасное будущее уже сегодня надо закладывать фундамент новой идеологии, краеугольным камнем которой должны стать наши традиционные духовно-нравственные ценности.

Мы должны задать себе вопрос, что такое человек? Что это за субстанция такая, которой надо есть, пить, дано чувствовать, любить, но которая, порой, не чувствует, не любит, не хочет работать и есть? Что оставим мы своим детям — разрушенную экономику и звериные инстинкты? Сегодня остро стоит вопрос о духовном состоянии общества, ибо оно отражает интеллектуальный, культурный потенциал человечества. А, следовательно, определяет вектор развития земной цивилизации. Будущему миру нужны новые созидательные люди — строители, мыслители, ученые, иначе все сложности нашей эпохи приводят к замыканию внутри себя или уходу в мир иной.

В России сегодня более 300 тысяч общественных организаций. Более половины из них работают в сфере культуры, науки, религиозной деятельности, но, несмотря на это, наше влияние на власть — крайне ничтожно. Наша коллективная воля слабо выражена, а наш голос по поводу наиболее важных проблем и значимых событий тонет в конфликтах будней и практически не доходит до центра, до власти. Тем не менее, мы рождены с правом на жизнь, с правом впитывать в себя красоту и гармонию существующего мира, с правом влиять на политический курс страны. И наша обязанность — не лишать этого права последующие поколения. Это одна из составных частей идеологии, направленной на формирование гражданской культуры. В это понятие я включаю осознание себя человеком, гражданином, у которого есть честь, достоинство и нравственная ответственность за будущее своей страны.

Сегодня мы говорим о патриотическом воспитании, о формировании чувства гордости за свою страну. С этой целью разработаны целые программы, но патриотизм и гордость будут рождаться только тогда, когда человек увидит позитивное развитие своей страны, достойное будущее для своих детей. Лично я его пока не вижу. Когда я иду по подземному переходу и вижу завшивленных и грязных бомжей, у которых будущее только одно — умереть на помойке, то у меня вместо гордости за свою страну возникает чувства стыда. Мне больно за Россию, когда я вижу брошенных детей, просящих милостыню, деревни с больными старушками, замерзающими в холодных избах.

Но если мы хотим жить в цивилизованном, просвещенном мире и чувствовать себя полноценными гражданами своей Родины, то надо делать все возможное, чтобы этого убожества не было, а духовно-нравственные ценности стали основой развития государства, культура и образование — приоритетными направлениями государственной политики. Для этого нам всем надо задать себе вопрос: я — человек или инфузория? И когда ответим себе на этот вопрос, то поймем, в каком мире хотим жить и что оставить после себя.

 

Выступление Александра Михайловича Бабакова, руководителя фракции «Справедливая Россия. Родина» в Государственной Думе ФС РФ

После выступления моего думского коллеги Сергея Юрьевича Глазьева мне в области экономики практически нечего сказать. Я полностью солидарен с ним в том, что решение проблемы бедности, столь позорного явления для нашей сегодняшней действительности, конечно, может быть решено. Для этого должна быть проявлена политическая воля. Но я понимаю, что корни этой проблемы лежат не только в экономической сфере, хочу посвятить свое выступление именно этому вопросу.

Считаю, что бедность — это одно из наиболее позорных явлений современной России. Сейчас нет смысла искать конкретных виновных в этом. Ведь основная причина бедности не столько в конкретных персоналиях, сколько в отсутствии справедливости и социального равенства, сформировавшихся в обществе в последние два десятилетия. Это подтверждается цифрами. Наша страна, имея в течение длительного времени превышение доходной части бюджета над расходами, непозволительно решает эту проблему. Сегодня проблема бедности стала одной из самых острых. Более всего нашего человека, судя по социальным опросам, беспокоит бедность и нищета.

И бедность, и нищета в России являются результатом социального неравенства и социальной несправедливости. Мы считаем, что системы, которые действуют в нашей экономической сфере и, прежде всего, система доступа наших граждан к распределению богатств, являются системами, в которых даже не заложена социальная справедливость. Поэтому причины бедности нужно искать именно в совершенствовании этих систем, а возможно даже в их коренном изменении.

Мы должны признать, что автоматическое повышение социальных пособий, заработной платы, сегодня не решает проблемы бедности. Ибо бедность нынче является не только физической категорией, но и духовной, морально-нравственной. Глубоко убежден в том, что социальное неравенство и несправедливость при распределении доходов в стране являются следствием низкого уровня морали в обществе и отсутствия четких социальных ориентиров.

Если говорить о преодолении бедности, то мы должны ставить ребром вопрос о том, какую цель преследуем, какое общество хотим построить? Как показывает пример европейских стран, мы можем подойти к обществу потребления. Уже сегодня мы видим в нашем обществе примеры непозволительной демонстрации богатства, непозволительной демонстрации возможностей отдельных наших сограждан. Это говорит о том, что, если мы хотим двигаться вперед в решении проблемы бедности, то не должны забывать о морально-нравственной стороне этой проблемы. Решить проблему бедности можно, создав, прежде всего, условия, при которых возникновение бедности невозможно.

Опыт последних десятилетий западных стран показал: высокий уровень жизни часто превращает современное общество в общество потребления, обратной стороной чего является духовная нищета и нравственная деградация. Этот путь Россия не должна выбирать. Несмотря на все позитивные примеры западной экономики, мы всегда должны думать и помнить о том, к чему может привести навязывание подобная экономическая модель, где основным мерилом является не сам человек, а его экономические возможности в этом обществе.

Возвращаясь к вопросу о борьбе с бедностью, хочу сказать, что основным вызовом для России сегодня является создание общества, которое опирается не только на национальное производство конечной продукции, но и на нравственные ценности, о которых говорилось сегодня очень много. Безусловно, общество должно приложить все усилия для ликвидации физической бедности, для создания более справедливой системы доходов, государственной поддержки нуждающихся и более справедливой системы распределения, в том числе, через более прогрессивное налогообложение.

Сегодня стоит вопрос и о том, что необходимо создать равные стартовые условия для граждан, независимо от статуса. Речь идет об образовании, медицине и социальной защите. Все эти принципы хорошо известны и вряд ли будут оспариваться. Совершенно очевидно другое: в борьбе с физической бедностью должны объединиться все активные и ответственные силы России. И солидарно работать на повышение уровня жизни в стране, оставив в стороне личные амбиции и авторство тех или иных идей.

У нас общая цель: в России XXI века не должно быть бедных. И такая задача должна быть решена, что называется, всем миром. Наша серьезная политическая сила готова взять на себя ответственность за решение проблем бедности в стране. Мы исходим из того, что с преодолением физической бедности, должны сделать нормой жизни нашего общества систему ценностей, которая вернет в жизнь принципы равенства и справедливости, позволит обществу развиваться не только материально, но и духовно.

Для этого мы должны создать в России высокообразованное общество, воспитанное на ценностях патриотизма и семьи. В частности, при решении демографической проблемы всегда говорится о материнском капитале, который, безусловно, важен для решения этой проблемы. Но мы не должны забывать, что без возвращения культа семьи вряд ли можно даже робко подойти к решению демографической проблемы в стране. Вопрос нравственности, вопрос морали стоит более, чем актуально при решении тех задач, которые волнуют общество.

Только эти принципы позволят нам обеспечить и социальное равенство и справедливость, и духовное возрождение, к которому стремимся. Мы понимаем, что сегодня в рамках этого Собора не решим всех проблем, но нужно искать пути к тому. Ясно, что они будут непростыми, но на то мы и депутаты Государственной Думы, что бы найти их и вместе с наиболее активной и продвинутой частью общества обеспечить достойную жизнь граждан Великой России.

 

Выступление председателя Международного детского фонда Альберта Анатольевича Лиханова

2 марта «Московский комсомолец» напечатала статью под названием «Божий промысел» с подзаголовком «Церковные приюты зарабатываю на детях сиротах». На другой день вечером канал НТВ показал большую передачу от детях, брошенных в больницах, о маленьких инвалидах, от которых отказались матери и они очутились в специальных интернатах, путь из которых один — на кладбище. О детях с девиантным поведением, которых даже собственные матери готовы спрятать в психушку, и о прочих неодолимых тупиках детской жизни. Истинно неодолимых. Беспощадный «МК», поддержанный местной прокуратурой, навалился на приют «Никита» при храме святого Никиты в деревне «Бывалино» Павлово-Посадского района Московской области.

Искатели истины много что наскребли незаконного: и приют не зарегистрирован, и в уставе написано не то и не так, и молодые матушки корыстны, потому как оформили над детьми опеку и попечительство, значит, получают за детей деньги. Но если получают деньги, то дети должны находиться не в приюте, а у них дома. Авторам без разницы, что дом монахини — монастырь или храм. А деньги она, если и получает, то тратит на детей. В суждениях же о судьбах детей сплошь и рядом слова: «якобы», «как следует из заявления», «как следует из акта». Хочешь, не хочешь, но возникает ощущение, что и дети-то здесь собраны без особой нужды, а лишь по прихоти настоятеля храма отца Амвросия.

Я бывал в этом деревенском храме и знаю этот приход. Знаю истории детей, там оказавшихся. И для меня работа отца Амвросия и молодых самоотверженных матушек ничто иное, как та самая истинная борьба с беспризорностью, о которой сегодня столько слов изводится в пустую. Я, например, знаком с девочкой Женей, которой отметили шестой день рождения. Матушки выбили от властей свидетельство о ее рождении всего за несколько дней до этого события. Почти шесть лет девочка жила незаконно.

Нашли ее возле умершей бабушки в другом районе Московской области. Мамаша у нее есть, но пьет и пропадает месяцами. Хотел бы я посмотреть на директора любого государственного сиротского заведения, если бы ему привели шестилетнего ребенка без свидетельства о рождении. Принимать таких детей нельзя. В Бывалино приняли, накормили, обогрели. Спасибо приюту.

Другая девочка, вернее, уже девушка, пришла сюда в 17 лет. Она ни дня нигде не училась. Матушки обучили ее с первых же недель пребывания в храме по программе начальной школы. И она сдала экзамен за 4 класса, а ведь раньше и расписаться не могла. Теперь учится дальше. В Никитский храм детей приносят и приводят совсем посторонние люди. Добрая молва о здешних послушницах катится независимо от газетных публикаций.

Да, никто не спорит: порядок надо соблюдать, особенно когда детей много. Но есть такая форма воспитания и защиты брошенных детей, созданная 19 лет назад нашим фондом, — семейные детские дома. Все эти годы они проходят жуткие испытания, хотя результат потрясающий. Из трех с лишним тысяч детей только 20 не приняли любви и помощи, но три-то тысячи получили защиту и любовь, образование, как в крепкой и любящей семье.

Наш проект пробудил множество истинных героев и героинь. Татьяна Васильевна Сорокина из Ростовской области, к примеру, вместе со своим мужем Михаилом Васильевичем, когда-то сиротой, в прошлом году забрали из местной больницы сначала двух, а позже еще трех брошенных новорожденных младенцев. Поскольку опеки и попечительства на этих детей им местные чинуши не дали, они просто усыновили их. И где? В суде. Всего же эта православная семья подняла на крыло 55 ребятишек.

По нашему представлению, такие семьи должны получать от государства элементарный социальный пакет — зарплату, стаж, отпускные. Ведь они принимают сразу не меньше пяти детишек. Но такие детские дома не должны быть казенными учреждениями. Такой же юридический статус, по нашему мнению, могли бы получать и церковные приюты, где принимают проблемных детей.

Я побывал в приютах Малоярославского, Черноостровского, Святотроицком монастырей… Вот где, если и не утешается сердце, то все же утихает боль за брошенное детство. В отличие от казенного детского дома судьбы девочек, выросших в монастырях, не будут забыты, если они, получив защиту, образование, житейские навыки и профессию, не свяжут себя далее с церковным служением, а уйдут в мир. В то время как сироты, выпущенные из государственных учреждений, в массе своей не готовы к жизни. Не имея крыши над головой, без родни и профессии, они в большинстве своем если не погибают, то пропадают. При таких образовательных «победах», на мой взгляд, надо всячески поощрять участие церкви в делах окормления сиротства. Надо не приюты под закон подставлять, а закон обратить не к букве своей, а к духу, сердцу и разуму.

Однако, какие мысли вызывают страшные телевизионные сюжеты, показавшие детей, которые покинуты матерями и годы проводят в больнице. Это наш национальный позор. Кто-то этот грех должен искупать. И здесь впору снова упомянуть семейные детские дома. Из трех тысяч наших детей как минимум тысяча приходила в семьи, их принимавшие, с псевдодиагнозом — олигофрен и олигофрен в стадии дебильности. И в первые же месяцы, любящие взрослые эти диагнозы снимали полностью, ибо речь шла не о болезни, не о диагнозе, а о том, что детей этих просто в жизни никто не обнимал, не целовал, не прижимал к своей груди.

У младенцев в больницах через короткое время формируется синдром госпитализма в результате чего их развитие резко отстает. Специальные комиссии, чтобы избавиться от такого контингента, назначают их олигофренами. У таких ребят путь один — в специнтернат. Туда не всех пускают. Даже уполномоченный по правам человека, как видно из телерепортажа, прорвался туда с трудом.

А общественные организации в такие специнтернаты пропускают лишь с подарками. Всякий, кто побывал там, выходит больным, разбитым, растерянным. Руки опускаются, ибо не знаешь, как такую беду развести. Нянечки, врачи и прочий персонал, — все они, даже самые добросовестные, в лучшем случае являют собой знак присутствия власти, но не инструмент спасения.

Глубоко убежден, что заведения для детей с глубокими поражениями, которых предали родители, должны наполнить люди церкви, истинно сострадающие монахи. Государство должно отдать под покров церкви сиротские заведения, справиться с которыми мирская нравственность, сильно павшая, не в состоянии. Только вера, истинное милосердие, христианская уверенность в правоте способны что-то изменить в сложившейся ситуации.

Когда детский мир оказывается в беде, государство и его граждане должны воссоединиться, ибо нет более страшного возгласа, когда дитя погибает. В 2005 году (более свежих данных пока нет) в стране было 740 тысяч детей-сирот (после войны — 678 тысяч), около 700 тысяч маленьких инвалидов, 100 тысяч несовершеннолетних алкоголиков и наркоманов, из них 75 тысяч хронических. 1200 детей совершили убийство, 3200 — разбойные нападения. 15 тысяч детей сидят в колониях, и на воле их никто, между прочим, не ждет. 150 тысяч детей каждый год привлекаются к уголовной ответственности. Только за один год стали преступницами 13 тысяч девушек. Вся эта информация — статистика МВД, зеркально безупречная. Глянешь в это зеркало — мороз на душе. Помоги, Господи, детям России!

 

Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, заместитель главы ВРНС, член Бюро Президиума ВРНС:

Подхватывая Ваше предложение, хочу сказать, что сам стакивался с трудностями реорганизации церковных приютов для детей. Самая большая проблема кроется в том, как получить в приют детей? Местные власти, к сожалению, часто противятся этому, считая, что детей попам отдавать нельзя. Преодоление такой позиции является сейчас, наверное, самым сложным делом в создании системы церковных приютов для сирот.