Всемирный Русский Народный Собор

Секция «Природные ресурсы — путь к богатству или бедности? Перспективы экономического развития России»

6 марта 2007 года

Руководители секции — заместитель Главы ВРНС, Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл; Панина Елена Владимировна, заместитель Председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, предпринимательству и туризму.

Митрополит Кирилл

Доброе утро! Приветствую всех участников секции. Наша секция — «Природные ресурсы — путь к богатству или бедности? Перспективы экономического развития России». Сегодня вместе со мной руководить секцией будет Елена Владимировна Панина. Она является заместителем Председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, предпринимательству и туризму. Елена Владимировна вчера сделала прекрасный доклад, дала экономическую экспертизу целому ряду проблем, которые существуют сегодня в нашей экономике. Сотрудник ОВЦС Павел Шашкин, который находится здесь будет секретарем нашей секции с тем, чтобы обобщить главные мысли, которые прозвучат во время выступлений и дискуссий с тем, чтобы завтра на пленарном заседании мы могли бы представить все наши соображения пленуму.

 

Выступление Мурычева Александра Васильевича, первого исполнительного вице-президента Российского союза промышленников и предпринимателей, работодателей

 

Разрешите всех поприветствовать от имени Российского союза промышленников и предпринимателей. Вчера состоялся очень, я бы сказал, за последние годы откровенный разговор. В том числе, нелицеприятный по отношению к прослойке предпринимательского сообщества, которое неадекватно реагирует на сегодняшние запросы общества, с чем невозможно не согласиться. Но при всем при этом мы сегодня имеем то, что имеем. Поэтому я в большей степени хотел бы построить свое выступление, связанное с тем, что надо бы сделать с точки зрения предпринимательского сообщества, с точки зрения людей, которые располагают средствами и которые намерены эти средства вкладывать в собственную страну, в ее экономику, потому что они не видят будущего без того, чтобы эти средства работали на собственную страну. Поэтому я хотел бы выступить с точки зрения людей, которые верят в будущее страны.

Сейчас идут активные дискуссии на тему, что такое природные ресурсы для страны — это благо или проклятие для страны? По большому счету здесь по жизни мы однозначно, односложно мы на сегодняшний день с учетом реальности, которая сейчас происходит, в том числе, в нашей структурной экономике, ответить не можем. Риск стран со значительными запасами природных ресурсов очевиден. Это, прежде всего, интенсивная эксплуатация сырьевого сектора в ущерб остальным, что, собственно, сейчас и происходит. Мы никак не можем отойти от сырьевой составляющей нашей экономки. Мы пока в полной зависимости от этой сырьевой составляющей, к сожалению.

Но при этом нельзя построить эффективную экономику на экспорте только сырой нефти или газа. И первый негативный аспект, который очевиден для бизнес-сообщества, это неспособность за счет экспорта сырья обеспечить устойчивый экономический рост в долгосрочной перспективе развития нашей страны. Это может принести значительные краткосрочные во временном факторе прибыли, но на длительном промежутке времени более устойчивые темпы роста покажут только диверсифицированная реструктуризированная экономика России. Вы, наверное, знаете, что российский бизнес отчетливо заявил об этом на встрече с Президентом, которая состоялась месяц тому назад. И именно бизнес, который располагает средствами, пытается продвигать вопросы, связанные с созданием стимулирования производств с высокой переработкой, с новыми технологиями. Я думаю, что эта встреча с Президентом во многом послужила и дальнейшим мерам, которые Президент России и Правительство стали предпринимать. Мы с вами помним Волгоградский президиум Государственного совета, где фактически объявлена новая политика перехода от сырьевой зависимости диверсификационной экономики Российской Федерации.

Второй негативный аспект, который отчетливо проявляется на сегодняшний день — это более высокие риски, как для экономики в целом, так и для отдельных компаний. Имеется в виду зависимость от сырьевой направленности. И значительное падение спроса на него мировых цен. А это очень серьезная конъюнктура на основной экспортный продукт — нефть и газ в России, может привести к экономическому кризису в Российской Федерации. И сейчас не воспользоваться столь благоприятной политико-экономической конъюнктурой, которая в России сложилась, это мягко назвать ошибками. Но для этого надо сейчас предпринимать решительные меры и создавать импульсы для развития инновационной экономики России, пока есть благоприятная политика экономической конъюнктуры.

Есть и третья опасность сырьевой ориентации экономики. Она, скорее, социальная или психологическая, хотя и сильно влияющая на экономику. Ориентация страны на использование природных ресурсов ведет к рентоориентируемому поведению людей. Это снижает стремление страны к развитию, и власть не имеет сильных импульсов развивать нашу экономику. Это снижает стремление страны к инновациям и усугубляет нашу зависимость от сырья. Россия сейчас находится в достаточно сложной ситуации. По данным Росстата, доля топливно-энергетических товаров в экспорте 2006 года составила 65%. В полной мере очевидны ограниченные возможности для устойчивого экономического роста при сырьевой направленности нашей экономики. Нефть и газ рано или поздно заканчиваются. Мы сейчас ответственны перед нашими потомками за то, какую страну мы оставим. Но нельзя за счет ТЭК пытаться решить все задачи экономического развития. Большинство экономических достижений России за последние несколько лет связаны с сектором ТЭК. Сектор можно рассматривать как тягач для экономики. Это действительно так. Который вывез ее на взлетную полосу из трансформационного спада.

А что делать дальше? А дальше надо двигаться с использованием других механизмов, о чем я и сказал выше. Речь никоим образом не должна идти о создании ограничительных условий для сектора ТЭК. С одной стороны, нужны эффективные стимулы для диверсификации самой экономики.

Владыка Кирилл вначале во вступительном слове обозначил несколько положений, касающихся дискуссии, которая сейчас в экспертном, в экономическом сообществе активно ведется. Это энергетическая хартия. Я бы тоже хотел сказать несколько слов об этом. Мы не должны подписывать это по простой причине — она не отвечает интересам российской экономики, она не отвечает национальным интересам нашей долгосрочной перспективе экономике. Если любую державу, тем более страну, поставить, которая не обладает такими ресурсами, которыми обладает Россия на место, которое позволяет подписать или не подписать соглашение или нет, я уверяю, ни одна страна бы не ратифицировала бы этого. А от России требуют этого в ущерб собственным интересам. На Западе мы всегда эту точку зрения отстаиваем.

Сейчас наступил 2007 год, время, когда мы должны пересматривать соглашение о стратегическом партнерстве с Европейским Союзом. Это очень серьезный сейчас период. Не менее важный, чем вступление России в ВТО. Но при всеми при этом мы видим на каких условия нас подвигают подписывать соглашение. Десятилетний срок соглашения в 2007 году заканчивается. Но при этом Российский Союз промышленников и предпринимателей считает и это точка зрения всего бизнесообщества, если и подписывать новое соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Европейским Союзом, то только на взаимовыгодных условиях между Российской Федерацией, экономикой Российской Федерации и Европейским Союзом. Десять лет назад подписывалось соглашение в одних условиях. Мы тогда были очень слабыми. Сейчас аналогичные документы подписывать, мне кажется, очень вредно для активно развивающейся нашей экономики. Лучше уж пролонгировать старое соглашение.

Что касается стабилизационного фонда, я бы здесь так бы ответил. Действительно, экономисты по-разному размышляют. Некоторые говорят о том, что это все-таки в большей степени макроэкономический инструмент стабилизации излишних средств в российской экономике. Российский союз промышленников и предпринимателей во многом разделяет точку зрения, связанную с тем, что средства должны использоваться во благо собственной экономике. Конечно. Но вопрос в том, как это должно использоваться. У нас столько примеров, когда благие намерения заканчивались большими коллапсами. У нас есть механизмы, инструменты, которые могли бы адекватно и транспорентно создать условия для максимально полезного для общества использования этих средств? Я отвечу вам однозначно — нет таких инструментов. У нас да, есть излишек средств. Возьмем даже инвестиционный фонд. Он за 2006 год не в полной мере использован, потому что еще не знают куда использовать. У нас нет инструментов в виде кредитно-финансового механизма. Еще не создали даже банк развития, хотя намерения есть. В первом чтении законопроект прошел. Но через какой институт эти средства проводить? Поэтому я, как банкир, могу сказать смело, что если мы не и создадим институтов развития, институтов рефинансирования в экономике, не создадим пулы гарантий поручительств и экспертных площадок для действительной оценки того или иного проекта, и не создадим возвратных средств, которые поступают в экономику за счет этих средств, у нас толка не будет. У нас средства разворуются, мягко говоря, и пойдут не на те цели, которые первично преследовались.

И последнее. Я хотел бы сказать, что ответа на вопрос — природные ресурсы. Путь к богатству или к бедности, сегодня в нашей стране нет и быть не может, потому что пользоваться конкурентным преимуществом, которое возникает у страны благодаря наличию природных ресурсов, необходимо, нужно, обязательно нужно делать. А решение, как воспользоваться природными богатствами, ресурсами, которыми располагает любая страна, в том числе Россия, принимает каждое государство самостоятельно. Но здесь огромная роль самого правительства, какую политику правительство вырабатывает.

В завершение я всем хотел бы пожелать успехов, здоровья, и поздравить женщин с наступающим 8 марта. Спасибо большое.

Выступление Примакова Евгения Максимовича, Президента Торгово-промышленной палаты России

Уважаемые члены нашего заседания, присутствующие здесь коллеги, друзья, для всех нас, мне кажется, или для большинства из нас, во всяком случае, определенно нет никакого вопроса — богаты мы, это хорошо или плохо, конечно, хорошо. Конечно, хорошо. Но дело-то в том, что Россия богатейшая страна, кладовая природных ресурсов, самая большая страна мира, мост между Европой и Азией, страна, обладающая величайшим интеллектуальным потенциалом, и в то же самое время эта же страна имеет 20% населения, находящегося за чертой бедности. Вот в чем вопрос. Почему это произошло? Такая ситуация произошла потому, что в 90-е годы до экономического руля дорвались те люди, которые имели мало опыта и в хозяйственной практике, и вообще не имели его, и жизненного опыта не имели никакого. И они осуществили целый ряд реформ, провели приватизацию в интересах только того, чтобы разрушить все, что было раньше. И, не скрывая этого, многие из них пишут об этом в своих мемуарах. А дальше на обломках советской экономики и возник этот новый мир, который мы сегодня видим.

Положение усугубляется тем, что не только около 20% населения находится за чертой бедности, но и Россия в сказочные сроки народила огромное число миллиардеров и миллионеров. При некотором сокращении числа людей, живущих за чертой бедности, сохраняется и даже увеличивается разрыв между 10% населения, имеющего самые большие доходы, и 10%, которые получают самые низкие доходы. Это так называемый бессильный коэффициент. Экономисты знают, что это такое. И у нас по данным Росстата растет объем денежных доходов у этих наиболее обеспеченных граждан при неизменности объема дохода у менее обеспеченных. Значит, основную выгоду от экономического реформирования получают именно богатые. Вот единственный вывод. Больше его нет. Это тревожная тенденция. Она далеко не способствует социальной стабилизации России.

Вместе с тем следует обратить внимание на другую, я бы даже сказал, отягощающую сторону проблемы. Известно, что в развитых странах бедность, по сути, локализуется среди безработных, мигрантов, многодетных семей, а у нас в России 35% лиц, находящихся ниже или рядом с чертой прожиточного минимума, составляют семьи работающих с одним или двумя детьми. Вот об этом мы мало задумываемся. Основная масса бедных в России это работающие по найму или пенсионеры. Это не какие-то маргиналы. Это не какие-то подзаборные, списанные обществом, а это люди работающие. Достаточно сказать, что в сельском хозяйстве зарплату ниже прожиточного минимума получают более двух третей работников, а в сфере культуры и искусства более половины.

Попали мы в такую ситуацию в результате того реформирования, которое произведено было в 90-е годы. В последние годы сделано не мало для того, чтобы развернуть экономику лицом к людям. Об этом, наверное, стоит сказать и нужно сказать, потому что сейчас как раз мы переживаем тот момент, когда в результате и названных президентом четырех национальных программ, и т. д. мы пытаемся придать социальный характер нашей экономике. И это впервые. Впервые с момента реформирования. Но это не легкое дело. Не легкое и потому, что наследники тех, кто правил страной в ранние 90-е годы, еще занимают достаточно сильные позиции в правительстве. Давайте называть вещи своими именами.

Между тем, при такой резко очерченной поляризации богатства и бедности населения России лишь государство способно цивилизованными методами, я хочу подчеркнуть, потому что если это будет какой-то всплеск недовольства общества, это может быть осуществлено не цивилизованными методами, а государство может цивилизованным методами осадить тенденцию, которая может привести страну к социальному потрясению. На поверхности лежит один из таких методов — переход к прогрессивному налогообложению. Плоский подоходный налог ныне только в единственной стране мира, в России. Нет других таких стран. Говорят, что, введя плоский подоходный налог, увеличили доход бюджета. Но кто докажет, что прогрессивная шкала, например, от 12 до 20% неприемлема для тех, кто получает высокие доходы, и они предпочтут свои доходы в таком случае прятать. Кто вообще у нас считает? Кто у нас считает, и кто считает коммулятивный эффект, который часто может превосходить какие-то, казалось бы, негативные методы, которые внедряются в жизнь общества. Хотят, чтобы Минфину просто серили на слово. Без подсчета, без проведения экспериментов, без того, чтобы приглашать людей и спрашивать их, и т. д. На слово.

Но дело даже не только в отказе от прогрессивного налогообложения. Минфин нашел альтернативу в том, что следует облагать налогом недвижимость по рыночной стоимости. Вот задумайтесь над этим. Не понимают ли авторы такой меры, что она, не затрагивая наиболее богатую часть населения, будет ударом по образующемуся с таким трудом среднему классу. Причем, и по нижним слоям этого среднего класса.

Посудите сами. В России большое число квартир приватизированных. Большое число квартир. Их реальная цена, рыночная цена взлетела в разы. У многих россиян появились дачи. Не только дворцы, но и небольшие домики. Их строили тогда, когда это было относительно дешево. Рыночная цена на них непомерно высока. Так что, заставлять платить налоги за дачи, квартиры по рыночной цене тех, кто с таким трудом выбился в средний класс, или пенсионеров, если даже и предусматривать какие-то определенные льготы для них. Ведь совершенно ясно, что если перейти к такой системе налогообложения, то все равно все, кто имеет недвижимость, будут платить больше за нее налога, чем они платят сейчас. Но это ударит не по самым богатым. Не по самым богатым. Не по 10%, которые наверху. Это ударит по среднему классу, а без него России не быть.

Или давайте закроем глаза на то, что 10% населения, имеющих самые большие доходы, владеют недвижимостью главным образом за рубежом. И платят налоги там, а не в России. Рыночная цена, как представляется, должна фигурировать лишь в одном случае, когда по ней продается недвижимость. Вот тогда можно брать и 20, и 25%, как хотите. Но тогда, когда продается по этой рыночной цене. А не тогда, когда по этой рыночной цене владеют недвижимостью, которой обладает рыночная цена.

Создается впечатление, что ряд чиновников просто на просто лоббируют интересы тех крупных бизнесменов, которые всячески ограждают свои доходы от перераспределения. Чтобы сократить разрыв между богатыми и бедными в России, нужно не выравнивать всех перед рынком, как некоторые думают, а создавать для бедной части населения, к которой, как говорилось, относится большинство пенсионеров и сельхозработников, надежную социальную защиту и в виде государственной поддержки крестьян, и в виде, не побоюсь быть не модным, различных льгот и привилегий для них. Вместе с тем, государство должно тесно взаимодействовать с предпринимательством, направляя и поддерживая его усилия по решению болезненных для нашего общества задач. Нельзя ни в коей мере игнорировать возможности наиболее обеспеченной и к тому же наиболее динамичной части российского общества.

Возьмем, например, тяжелейшую проблему детей сирот, воспитывающихся в детских домах. Разве не позор, что в некоторых из них на еду ребенка выделяется 8 рублей в сутки. 8 рублей в сутки. Торгово-промышленная палата России образовала фонд помощи беспризорным детям. Этот фонд не занимается коммерцией и живет только на пожертвования, но они мизерные, их явно не хватает на оснащение детских домов всем необходимым. Минсоцздрав нашел общее решение в ликвидации детских домов и передаче их обитателей в семьи. Это, конечно, хорошо по идее, но осуществимо ли в полной мере. И не получится ли так, как уже не раз бывало, когда новаторская активность Зурабова заводит дело в никуда. Уже есть сигналы, что закрывается ряд детских домов путем их укрупнения, а высвобождаемые строения идут на продажу. В условиях, когда многие семьи берут детей на год с испытательным сроком, не приведет ли это к очередной трагедии. Вот где могло бы проявить себя российское предпринимательство, взяв на себя опеку и над детскими домами, и над семьями, берущими детей на воспитание. Конечно, здесь должна проявиться и роль государства, и в том, чтобы наконец прислушаться к призыву вычитать из налогообложения те суммы, которые идут на благотворительные цели. Естественно, в России, а не за рубежом.

Мне думается, что обсуждение на Соборе столь важных вопросов, которые стоят на повестке дня, весьма актуально. Отвечая на призыв владыки Кирилла высказаться по поводу того, что делать со стабфондом, вопрос стоит гораздо шире. Вопрос стоит таким образом, что делать сейчас с теми сверхдоходами, которые получает Россия от своих природных богатств, от высоких цен на эти природные богатства, которые мы экспортируем. То ли это класть в стабфонд и замораживать под тем предлогом, что таким образом проходит стонация денежной массы и не будет у нас никакой инфляции. Кстати говоря, инфляция есть и в условиях закупорки Стабфонда. Она есть инфляция. Это только так могут думать, я уж не хочу здесь пускаться в чисто экономические рассуждения, но так могут думать только те, кто не понимает многофакторные причины, многофакторный характер инфляции.

Вот сказал Владимир Владимирович Путин и я вздохнул, когда услышал эти слова, что нужно тратить средства, которые мы получаем за наши национальные богатства, на развитие нашей экономики, на улучшение положения жизни людей. Кто докажет из Министерства финансов, из правительства, что если мы из Стабфонда возьмем, допустим, сейчас 500 миллиардов рублей и направим на строительство дорог не магистральных, мы только на магистральные по бюджету даем сейчас средства, а у нас 50 тысяч населенных пунктов не связаны с магистральными дорогами, дорогами с твердым покрытием. Что это значит? Это значит что мы можем закупать сколько угодно «скорой помощи», сколько угодно закупать автобусов для перевозки детей, а на самом деле все эти автобусы, «скорые помощи» в течение полугода не смогут добраться до этих мест Их надо будет тащить еще тракторами. Давайте закупать и тракторы тогда, и может быть танки переведем на это дело, чтобы тащить БМВ по этим дорогам. Почему сейчас не можем мы ударно пойти на такое применение? Некоторые говорят — разворуют. Да что мы за государство, и что мы за общество, если мы просто не можем тратить деньги на то, что нам нужно только исходя из того, что все равно это все разворуется?!

Как так можно, что за причина? Неужели у нас нет силы для того, чтобы победить вот эту коррупцию, победить действительно воровство, которое процветает.

Если говорить о Стабфонде, Вы, владыка, говорите, что какую-то сумму надо держать для того, чтобы амортизировать какие-то потери, если будет падение цен на нефть. Насколько хватит? Если будет падение цен на нефть, то это мизер. Это только прикрываются этими вещами.

В то же время я хочу сказать, в прошлом году Министр финансов опубликовал статью в «Вопросах экономики» во втором номере. Он там рассказывает о том, куда можно не тратить средства и почему не тратить средства из Стабфонда. Он приводит таблицу и говорит о зарубежном опыте. Из этой таблицы совершенно ясно, что все тратят эти средства. Очень поучителен пример Аляски, где также, как и у нас очень тяжелая демографическая ситуация, и как у нас — это беднейшая часть Соединенных Штатов, как у нас Дальний Восток и Сибирь. И там Стабфонд делится на две части, и тратят они все равно обе части для того, чтобы выросла экономика. Почему мы выдумываем что-то другое, я не понимаю.

Я думаю, что обсуждение многих вопросов здесь, на Соборе, это очень важная актуальная тема. Спасибо за внимание. (Аплодисменты).

Выступление Шаронова Андрея Владимировича, заместителя министра экономического развития и торговли Российской Федерации

Уважаемый владыка! Уважаемый Евгений Максимович! Уважаемые участники Собора!

Я бы хотел коротко изложить первоначально некоторые экономические результаты. Затем более подробно остановиться именно на вопросах социальной поддержки, и сказать о тех механизмах, которые государство создает для развития гражданского общества, для развития благотворительности. Но поскольку дискуссия уже началась, я бы хотел немножко отойти от своего первоначального плана и высказать свои соображения в той глобальной постановке, которую владыка Кирилл сделал, начиная с природных ресурсов — почему мы такие бедные, если живем в такой богатой стране?

Мне кажется, что все-таки богатство любого общества состоит, как минимум, из трех вещей. Это, конечно же, та среда или то, что мы называем природными ресурсами, в которых это общество живет. Это, конечно же, человеческие ресурсы. И это назовем так — порядок вещей. Порядок вещей, который складывается в каждом обществе. Мне кажется, что ответ напрашивается сам собой. Если мы при фантастических богатствах, а этого никто не оспаривает, остаемся и сравнительно и абсолютно бедными… У нас действительно больше 20 миллионов человек живут за чертой бедности, которая достаточно скромная сама по себе. Значит, у нас что-то не в порядке либо с человеческими ресурсами либо с порядком вещей, который мы сами создаем и который у нас возникает. Вообще общим местом стало говорить, что у нас замечательные люди, хорошие, квалифицированные, недорогие ресурсы, блестящая система образования и здравоохранения. Я думаю, что здесь есть большая доля лукавства. Здесь можно говорить о разных аспектах, над чем нам надо работать — и система образования, на мой взгляд, уже отстает от того, что хочет рынок. И человек, с одной стороны, имеет образование, но с другой стоны, уже испытывает трудности по нахождению своего рабочего места. Это уже серьезный сигнал, и мы должны прислушаться к нему, а не продолжать себя нахваливать, что у нас самая лучшая система образования. Она была когда-то такой, но мир меняется и мы тоже должны меняться.

Еще более серьезные проблемы в этой связи — это вопросы трудовой этики. Мы тоже не должны забывать. Я думаю, что предпосылкой явилось то, что мы в течение многих поколений в XX веке не работали на себя, а работали на государство, а принято было говорить, что работаем на дядю. И это исказило мотивы. На мой взгляд, мы тоже сейчас пожинаем эти плоды, и нам тоже нужно всерьез думать, в том числе, силами гражданского общества, как изменить мотивацию, как дать человеку понять, что, работая на общество, на предпринимателя, он работает и на себя, что здесь может быть ситуация, когда выигрывают обе стороны. Не обязательно обманывать для того, чтобы сделать хорошо себе.

И самое сложное, на мой взгляд, — это порядок вещей. Если выражаться научно, то это гражданские институты, государственные институты и экономические институты. Здесь, на мой взгляд, у нас наибольшие проблемы. Здесь нам предстоит наибольшие усилия, чтобы создать тот порядок вещей, который будет умножать богатство, а не проедать его, делая общество более бедным и более несчастным.

Что касается гражданских институтов, то, мне кажется, как раз Всемирный Собор является одним из инструментов, который и призван трансформировать наше гражданское общество, влиять на вопросы морали, ставить, по крайней мере, эти вопросы, заставлять задуматься и каждого в отдельности и какие-то профессиональные, политические объединения об этих вопросах. На мой взгляд, это серьезная проблема, что мы утратили многие институты гражданского общества, без которых государственные институты не полноценны и зачастую не базируются на тех ценностях, которые нам бы хотелось разделять.

Поскольку я представляю я здесь экономическое ведомство, мне ближе говорить об экономических и государственных институтах. Здесь существует масса подтверждений, что правильно выстроенные экономические институты, государственные институты умножают небольшое богатство. И неправильно выстроенные экономические и государственные институты проедают, теряют большое богатство, которое нам дано природой, Богом, историей. И здесь, если говорить о государственных институтах, прежде всего, я хотел бы обратить внимание на независимую судебную систему. Когда мы разговариваем с российскими и западными предпринимателями, они указывают нам на низкое качество инвестиционного климата. Попросту говоря, боятся вкладывать деньги в российскую экономику. Здесь в качестве главного инструмента, повышения этого предпринимательского климата, конечно, выступает судебная система. Когда любой гражданин может найти справедливую быструю защиту от неправильных действий конкурента, чиновника, представителя власти в суде, это снижает риски и повышает привлекательность. И, наоборот, мы можем выстраивать кучу институтов, но если у нас нет справедливого и доступного суда, то мы вряд ли убедим не только чужих, но и своих предпринимателей свободнее и активнее работать в России.

Что касается экономических институтов, которые тоже очень важны, то здесь их много можно называть. Но я бы назвал три. Это — налоговые институты. Мы не должны забывать, что налоги — это не только фискальные инструменты, которые наполняют казну и позволяют осуществлять социальные функции и другие государственные функции. Но это и стимулирующие инструменты. И если мы начинаем перегибать палку, то мы подавляем экономическую активность. И посмотрите, даже многие процветающие страны в Европе сталкиваются с тем, что капитал уходит из страны, потому что слишком большой объем налогов, слишком большой объем перераспределения со стороны государства. Поэтому это очень важный и обоюдоострый инструмент.

Второй этап — антимонопольное законодательство. Мы целый век практически жили в ситуации во многом монополии. И сейчас нам надо выходить из этого положения. Если есть сферы, в которых государство должно уменьшить свое присутствие, то в антимонопольном регулировании государство должно увеличить свое присутствие, потому что монополизация — это всегда зло. Почти всегда, если это не естественная монополия, это зло, которое подавляет конкуренцию, которое неумеренно выращивает аппетиты тех, кто стоит за монополией. И это ведет к уменьшению общественного пирога.

И третье я назову. Это — корпоративные институты. Мы должны создать нормальные правила взаимодействия различных компаний, деятельности внутри компаний, предоставление отчетности, которая давала бы информацию всему обществу, тем же вкладчикам, насколько благополучно или неблагополучно обстоят дела в той или иной публичной компании. Поскольку ее крах или ухудшение положения может сказаться на многих гражданах и наемных работниках и кредиторах этой организации. Поэтому я бы все-таки говорил о том, что нам всем вместе надо думать над этими двумя факторами, которые позволят нам стать задачи. Это — человеческие ресурсы, и здесь я бы обратил внимание на систему здравоохранения, образования. И на порядок вещей, на создание государственных институтов.

Теперь очень коротко попытаюсь сказать то, что хотел сказать. Два слова об экономической ситуации. Она действительно хорошая. Последние 7 лет Россия растет темпами в среднем по 7% в год. Это очень высоко. Существенно выше, чем развитые страны. Это примерно так, как растут развивающиеся страны. Это чуть ниже темпов, которыми растет, например, Китай — лидер экономического роста среди развивающихся стран. В прошлом году у нас был темп 6,8. Это выше, чем в позапрошлом году 6,4%. Причем, очень важная даже не сама по себе цифра, а то, что 70% — это плод наших внутренних факторов. Это не мировая конъюнктура на нефть, газ и металлы. Это наши внутренние факторы, что делает нашу экономику менее зависимой от того, как сложатся цены на мировом рынке. Хотя, конечно, для нас это очень важно, но мы хотим уменьшить относительную долю этих факторов. Положительным является усиление инвестиционной активности. В прошлом году прирост инвестиций составил 13,7%. По сравнению с предыдущим годом это очень много. В экономику было вложено 4,6 триллиона рублей в прошлом году, а, например, в 2003 году — всего 2,2 триллиона рублей. Это хорошие цифры. Например, из каждого заработанного рубля мы инвестируем 19 копеек. Остальное мы проедаем. А вот в Китае с каждого заработанного юаня инвестируют 40 местных копеек и проедают только 60. Это говорит не только о том, что мы более прожорливы, чем Китай. Это говорит о том, что меньше доверяем своей экономике. Мы боимся откладывать на завтра, на послезавтра, стремимся потратить это сейчас. Во всем мире это характеризуется как некое недоверие к экономике. Это еще один повод говорить о том, что нам нужна стабильность, нужны стабильные экономические институты.

Хорошо росли инвестиции в жилищном строительстве, и объем жилищного строительства вырос на 15% по сравнению с 6% в 2005 году. Это тоже важно. Это социальная политика Причем, деньги- то здесь, в основном, частные. Значит мы создаем условия, что частникам становится более выгодно вкладывать в жилищное строительство, и это происходит более свободно.

Еще важный показатель — вклад иностранных инвестиций. Ни одна страна не обеспечивает экономический рост без инвестиций. И в данном случае все источники хороши, в том числе, иностранные инвестиции. В прошлом году прямые иностранные инвестиции составили 31 миллиардов долларов. Это почти в два с половиной раза больше, чем в предыдущем году. Это говорит о том, что нам стали больше доверять. И деньги несут сюда с меньшей опаской. Хотя, конечно, надо понимать, что в этих цифрах сидит много и отечественных инвестиций, которые возвращаются к нам из-за рубежа под видом иностранных, но это позитивный факт.

Еще одна хорошая новость экономики. Это — снижение инфляции. Мы можем очень много зарабатывать, но если инфляция высока, то все наши деньги обесцениваются иногда гораздо быстрее, чем мы их зарабатываем. Впервые за всю постсоветскую историю инфляция составила меньше 10 процентов. Она составила 9 процентов.

(Из зала: «20 процентов по официальным цифрам!»)

На самом деле здесь два экономиста обвиняют здесь во лжи. Еще раз повторяю, официальная цифра Госкомстата — 9 процентов. Мы можем позже остаться в неком экономическом кружке и поспорить, как считают инфляцию. Конечно, правдой является то, что инфляция выше для более бедных. Чем ты бедней, тем инфляция выше, потому что это структура потребительской корзины. Но Госкомостат дает среднюю инфляцию. Я просто не имею права называть другую цифру. Я не хочу приукрашивать ситуацию. Я уже сказал, как я ее оцениваю. Тем не менее, эта цифра такова.

Еще из положительного. Это рост золота валютных резервов, но это то, что нам дало проведение, что называется. Это дорогие нефть и газ. И сейчас золотовалютные резервы достигли 304 миллиардов долларов. Россия вышла на третье место в мире после Китая и Тайваня по объему золотовалютных резервов. Это говорит об устойчивости нашей финансовой системы. Это важный показатель. Напомню, что у нас было время в начале 90-х годов, когда золотовалютные резервы были почти в 5 тысяч раз меньше, чем сейчас. Это действительно была страшная ситуация для страны. Поэтому я говорю, что это фактор, который позволяет с оптимизмом смотреть в будущее.

Несколько слов по социальным результатам. Здесь отмечу, что опережающий рост заработных плат — 13,4 процента по сравнению с общим ростом. С одной стороны, это хорошо, с другой стороны, надо быть осторожными. В мире боятся ситуаций, когда рост заработных плат опережает рост производительности труда. Мы должны эти факторы соблюдать. Зарплаты должны расти по мере повышения эффективности труда. Реальные денежные доходы населения увеличились на 12,3 процента против 10,5 процентов. Хотя, конечно, и Евгений Максимович об этом говорил, рост происходил весьма не равномерно по доходным группам. И уровень бедности достаточно высок, хотя он сократился. Бедных по официальной статистике стало меньше примерно на 3,5 миллиона — с 26,3 миллиона до 22,8 миллионов человек. Однако, все равно это гигантская цифра. И порог бедности у нас весьма невысокий. Это говорит о том, что те, кто живут не намного выше порога бедности, конечно, тоже нельзя считать не средним классом, ни тем более обеспеченными людьми.

У меня есть данные по национальным проектам. Не буду их озвучивать. Они известны из прессы. Довольно большие деньги были направлены в образование и здравоохранение. Повышены и заработные платы, оснащение школ и медицинских учреждений.

Хочу сказать, что нас в данном случае настораживает только одно, на что правительство должно обратить внимание, что увеличение заработных плат и качество оснащения учреждений здравоохранения и образования должно обязательно сказываться на удовлетворенности потребителей. Эта связь, к сожалению, не всегда прослеживается. Условно говоря, более оплачиваемый врач не всегда становится лучше и не всегда оказывает более качественные услуги. И здесь нужна более жесткая увязка между тем, насколько ему повышается заработная плата, и насколько более довольными становятся посетители.

На этом я объективную экономику закончу. Хотел несколько слов сказать об институтах, которые предлагает правительство и которые уже существуют для поддержки гражданского общества, для развития благотворительности. Прежде всего скажу, что решение всех социальных проблем не может быть достигнуто только усилиями государства и правительства. Более того, существует ряд видов деятельности, где правительство никогда не будет столь эффективно, сколь эффективными могут оказаться некоммерческие благотворительные организации и просто граждане. Поэтому в данном случае более нормальным, более умным, в конце концов, является создание таких условий для негосударственного сектора и уход оттуда государства с предоставлением возможности работать благотворительным и религиозным организациям. И мы вправе после этого рассчитывать на рост качества услуг в социальной сфере, на повышение охвата этих категорий. Это прежде всего, на наш взгляд, должно касаться проблем социального сиротства, интеграции в социальную жизнь инвалидов, профилактики правонарушений несовершеннолетних, формирование системы социальной реабилитации бедных и здесь, конечно, в большей степени нужно придерживаться принципа — не рыбу, а сети. Давать бедным не деньги, а давать бедным квалификацию. Возвращать их в число трудоспособных, а не сажать их на иглу социального пособия. Это развращает и опыт богатых стран говорит об этом.

В заключение я остановлюсь на нескольких решениях, которые уже приняты, и которые способствуют этой деятельности. Во-первых, в прошлом году был принят закон о формировании и использовании целевого капитала некоммерческих организаций. Речь идет о том, что появляются дополнительные возможности для роста благотворительности. Речь идет о том, что деньги, которые благотворители передают общественным организациям, могут не сразу использоваться на благотворительные цели, а быть положены на счет в банке, и с процентов может осуществляться деятельность. Причем, эти проценты не облагаются налогом. Мы не пионеры, не мы эту схему придумали, но вот наконец-то она появилась и у нас, и это повышает, на наш взгляд, устойчивость негосударственных благотворительных организаций. Хотя мы до сих пор не решились на то, чтобы освободить от налогов благотворительные взносы. Пока мы на это не решились, но такая дискуссия в правительстве идет. Мы боимся появления различных схем ухода от налогов под прикрытием благотворительности. Но я думаю, что если мы год, полтора нормально отработаем по этому закону, то следующим шагом будет и налоговое стимулирование жертвователей, снижение налога на прибыль при выплате в благотворительные фонды.

Сейчас мы готовим ряд подзаконных актов. Надеемся, что в этом году уже несколько организаций воспользуются механизмом целевого капитала. Еще подготовлены поправки в налоговое законодательство. Они, в частности, касаются исключения из налоговой базы подоходного налога той материальной выгоды, которую получают инвалиды, дети сироты в виде оплаты за лечение некоммерческой организацией и т.д. Также по ряду других категорий. В частности, на детей, оставшихся без попечения родителей, также распространяются льготы по подоходному налогу.

Сейчас готовится законопроект об освобождении от обязанностей плательщика налога на прибыль некоммерческих организаций. Это коснется тех организаций, которые отвечают установленному перечню общественно-полезных видов деятельности и принимают на себя обязательства по ограничению заниматься предпринимательской деятельностью. Вот эти организации также получат налоговые льготы.

Еще один важный момент, который сейчас предполагает правительство, это выравнивание налоговых условий государственных и негосударственных организаций, оказывающих социальные услуги. Речь идет о том, чтобы, в частности, льгота по уплате налога на добавленную стоимость касалась не только бюджетных учреждений, но и любых негосударственных организаций, которые оказывают услуги, в частности, в отношении граждан пожилого возраста, инвалидов, и граждан, находящихся в трудной ситуации. Мы тем самым простимулируем больше организаций заниматься этой деятельностью.

И совсем последнее, о чем я хотел сказать, это социальное партнерство. Опять же невозможно решить все эти проблемы, в том числе борьбу с бедностью, только силами государства и только силами благотворительных организаций. У нас есть огромный целый социальный слой — предприниматели, работодатели, которые выполняют важнейшую функцию. Они создают рабочие места, они обеспечивают процветание страны и здесь мы стимулируем развитие так называемого института социальной ответственности, бизнеса и социального партнерства. В частности, уже шестой год подряд правительство проводит конкурс «Российская организация высокой социальной эффективности». В этом году тысяча разных организаций — от обувной мастерской до Норильского никеля участвовали в этом конкурсе. Им интересно. Они заявляют о том, как они работают со своими наемными работниками в области оплаты труда, здравоохранения, обучения, охраны труда, взаимодействия с местными сообществами и т.д. Мы также стремимся поддерживать это движение предпринимателей. Очень важно, чтобы общественные объединения предпринимателей стимулировали компании, стимулировали руководителей, владельцев бизнеса к тому, чтобы они декларировали приверженность вот этому социальному партнерству, публиковали корпоративные социальные отчеты. Как раз то, о чем я сказал. И, в частности, есть интересный опыт по созданию фондов развития территорий и местных сообществ. Наиболее интересные такие организации у нас существуют в Тольятти, в Саратове, в Калининграде, в Бурятии, в других регионах, где реализуется трехстороннее партнерство власти, прежде всего местной власти, бизнеса и общественных и религиозных организаций в осуществлении приоритетных социальных проектов.

На этом бы я хотел закончить. Спасибо.

Выступление Селезнева Геннадия Николаевича, депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

Уважаемый владыка Кирилл, уважаемые члены сегодняшнего заседания, участники и делегаты Собора, Творец создал нас богатыми. Он дал нам ресурсы для жизни, дал наставления и дал веру. Он дал нам свободу выбора. Совсем недавно он вывел миллионы людей из темноты атеизма и административной системы. Но мы как будто ослепли от света и свободы. Мы перестали спрашивать себя, а куда мы идем и куда нас ведут те, кто вновь собрал в одних руках бразды правления и одел шоры на глаза общества. За красивыми фразами о класторном подходе к структурному развитию, о технопарках, о прорывных проектах мы до сих пор не имеем информации о самом главном — сколько стоят активы нашей страны. Сколько стоят активы нашей страны, переданные нам предыдущими поколениями, создаваемые нашим трудом. И что мы оставим нашим потомкам. Мы не имеем информации, потому что нас целое столетие приучали не спрашивать об этом. Но это время прошло. Приходит новое поколение, которое задает и будет задавать этот вопрос.

Мы превратились в сырьевую державу не по воле Всевышнего, но по воле слепых поводырей у прозревающего народа. Статистическими манипуляциями с показателями инфляции сегодня уже никого не обмануть. Сегодня все больше людей видят, как поводыри бюджета экономики скрывают от президента за высоким курсом рубля и дешевым статистическим набором импорта тот факт, что активы предприятий ежегодного теряют 20—30% своей покупательной способности. Мы провели два национальных балансовых конгресса и вывели страшную формулу — чем больше мы работаем? тем дешевле мы стоим. Сегодня спросите любого директора предприятия, как надо ему изворачиваться, чтобы в качестве залога описать свои станки 50-летней давности, чтобы можно было получить кредит под какие-то заказы. Поэтому это просто кричащая тема. Сегодня правительство о ней знает. Мы направляли рекомендации этих форумов, потому что это вопрос вопросов в связи с таким старением. Мы видим разную статистику, сколько закрывается предприятий, в силу чего они закрываются. Мы никогда не будем конкурировать ни с кем при той производительности труда, которую можно достичь на том оборудовании, которое сегодня на большинстве предприятий.

Власть ориентирует общество на получение иностранных кредитов, забывая Библейскую истину — он будет давать тебе в займы, а ты не будешь давать ему в займы. Он будет главою, а ты будешь хвостом. Сот сегодня мы как раз в роли хвоста. Обесцененные активы машиностроителей, авиастроителей, судостроителей, транспортников заменяются импортными технологиями с последующим импортом запчастей, сервисного обслуживания, услуг по обучению персонала. То есть эти отрасли тонут, импортозамещающие технологии приходят, а потом мы за каждую резиновую прокладку, гайку, болт платим уже в долларах.

Мы, по сути дела, свели к нулю то, что щедро принадлежало нашему народу. Обладая самой большой территорией с богатейшими землями, трудолюбивым крестьянством, мы пустили на ветер активы сельского хозяйства. Мы, христиане, забыли тоже библейскую заповедь: пей воду из своего водоема, текущую из твоего колодца. Мы пили воду в долг, и продолжаем эту воду в долг пить. От одного долга мы ушли к другому. Раньше это долг мы платили, закрывая дыры в бюджете государства. Теперь нам предлагают вновь платить своим трудом, пенсиями, активами социального обеспечения, медицины, образования и закрывать новые дыры в активах отечественного производства, в ресурсах своего настоящего и будущего.

Утрачивая веру в свое будущее, люди отказывают себе в самом главном —это рождение детей. Где нет больше дров, огонь погаснет. Сегодня уже целые регионы страны стали экономической пустыней. Проедьте, пожалуйста, по трассе Москва — Санкт-Петербург, вы увидите матерей, сдающих своих малолетних детей в индустрию проституции. Приезжайте в угольные регионы, войсковые городки наши, на вас будут смотреть подъезды с разбитыми окнами и люди с такими же разбитыми надеждами. Поезжайте в Сибирь и на Дальний Восток, полностью ассимилированный народами сопредельных государств. И это тревога очень серьезная.

Давайте спросим себя, почему когда другие страны развивают главные ресурсы, данные творцом, — интеллект человека, и движутся в век высоких технологий, Россия оставляет своим потокам лишь метлу и напильник? Прозревший народ обязательно найдет новую дорогу. Я верю в то, что Россия найдет истинную дорогу к своему возрождению. Я верю, что рано или поздно уйдет в прошлое мрак валовой экономики и ей на смену придет экономика активов. Верю, что за лукавыми процентами роста ВВП, от нас перестанут скрывать потери ранее созданного национального богатства. Я надеюсь, что мы научимся считать нашим богатством не темпы роста ВВП, но рост стоимости и качества активов нашей экономики. Я верю, что с отказом от валовых ориентиров развития мы уйдет от двух вечных спутниц нашего народа — нищеты и бедности. Уйдем от старых формул претензий к богатым странам, восстановим свое собственное богатство и создадим новые грани открытости и международного сотрудничества. Я предлагаю прислушаться к новым идеям, свободным и от давления апологетов монитаризма и либерального рынка, уйдя от порочной налоговой системы, ориентированной на прибыль. Вообще отказаться от налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, заменив их регрессивным налогом на имущество, введя прогрессивную шкалу подоходного налога и обязательно, может быть, вернуться к налогу с продаж, который, как вы помните, оставался для бюджетов муниципальных образований и очень многие были не согласны тогда, когда его пришлось отменять. И поощрять тех налогоплательщиков, которые не выводят активы и капитал за рубеж, но воссоздают их в Отечестве и для Отечества. Я стою на тех позициях, что благополучие федерального бюджета должно зависеть от благополучия граждан, а налоги от бизнеса должны находиться в ведении федеральных и муниципальных бюджетов, создавая на местах значительный ресурс для экономического и социального развития и переключая финансовые потоки от Москвы на наши российские регионы.

Поиск новых путей всегда открывает для тех, чьи сердца наполнены любовью к Творцу и помыслами о благе своего народа, своего Отечества. И мы найдем эти новые пути. Я бы хотел Вас попросить, владыка, когда появятся рекомендации, ради Бога не отправляйте их в правительство. Это будет долго ходить по кабинетам. Там сидит довольно чванливый, высокомерный народ, который ничьи рекомендации не слушает, сколько рекомендаций дает Академия наук, сколько дает Торгово-промышленная палата, мало что интересует. Интересует только то, что рождено ими самими. Даст президент отмашку на наших рекомендациях, закрутятся. Вот туда надо идти с рекомендациями и просить их посмотреть.

Выступление Львова Дмитрия Семеновича, академика Российской Академии Наук

Уважаемый владыка! Уважаемые коллеги и друзья!

Мне хотелось бы остановиться, как мне кажется, на принципиальных вопросах, которые отражают основную направленность нынешнего нашего форума и нашей секции. Мне кажется, очень удачно выбрана тема Собора «Богатство и бедность», очень четко сформулированы задачи, которые стоят сегодня перед нашей секцией — ресурсы, которыми располагает страна и, прежде всего, природный потенциал, являются благом или нет. Я хотел бы в своем выступлении ответить на вопросы, которые поставлены на повестку дня.

Первое. Вопросы бедности и богатства, вообще говоря, мне кажется, мы ставим не совсем в правильной плоскости. Если мы посмотрим историю развития земных цивилизаций, то их развитие, подъем, процветание и гибель в значительной мере определялись не тем, каков объем богатого населения или какая в том или ином государстве прослойка бедных. А решающее фундаментальное значение, на это хотел бы обратить ваше внимание, имело соотношение между уровнем богатых и бедных в той или иной стране. И можно проследить очень четкую зависимость — те или иные катаклизмы, смена той или иной цивилизации происходила тогда, когда соотношение между уровнем богатых и бедных достигали некоторого предельного уровня. Я думаю, именно это послужило в значительной мере то, что Россия весь XX и конец XIX века, в настоящее время переживает целый ряд трансформационных неурядиц благодаря тому, что до сих пор мы не решили эту проблему. И первое, на чем надо сконцентрировать внимание, — на том, что, как мне кажется, мы неправильно говорим о России. На самом деле сегодня перед нами несколько Россий, удивительно не похожих друг на друга. Это России с разным менталитетом, с разным представлением народов о богатстве, о своем будущем, о будущем своих детей. По крайней мере, мне кажется, правомерно говорить о двух Россиях — Россия богатая и Россия бедная.

Уже произошел помимо нашей воле водораздел, который разделил Россию на 15 процентов богатых и 85 процентов остального населения России. И вот как распределяются сегодня основные денежные потоки. 15 процентов — это 57 процентов всех денежных доходов. Значит, на долю 85 процентов приходиться 43. Но самое существенное, на что я хотел обратить ваше внимание, что 15 процентов богатого населения России сегодня располагают 92 процентами всех доходов от собственности. Значит, на всю остальную часть, составляющую основной состав России, 85 процентов народа России, — 8 процентов.

Но водораздел проходит не только по уровню среднедушевых доходов. Идет расслоение по отдельным регионам. Если мы посмотрим сегодня соотношение наиболее благополучных регионов в России и наименее, то мы увидим следующую, очень печальную картину. Например, по душевому производству, если мы возьмем наилучшие, скажем, 5 наших дотационных регионов, обеспеченных ресурсами и так далее, и бедные регионы, то разрыв по душевому потреблению составляет на 2006 год в 64 раза. Если мы посмотрим, сколько инвестиций на душу в числителе максимум, а в знаменателе минимум. 156 раз. Если мы посмотрим по безработице, — 34. И так далее. В Европейском союзе эти соотношения сегодня составляют 4—7,5. В Америке, вчера приводились эти данные, — где-то 9—10. Поэтому позволительно, как мне кажется, сделать первый вывод, что страны, например, того же Евросоюза сегодня имеют гораздо больше оснований называться единой страной, чем 89 регионов в единой России. И в этой части очень важно понять, что же произошло с нами. Действительно, богатейшая страна, по основным запасам на душу населения занимающая, если не первое, то ведущее место в мире, имеет такой огромный разрыв, который чреват революционными потрясениями, если власть не обратит на эти процессы должного внимания.

Что произошло и что является причиной? Но прежде, чем я назову эти причины, мне хотелось бы сказать об одном принципиальном следствии. Это принципиальное следствие я назвал законом самовоспроизводящейся бедности. Вы просмотрите, что мы сделали, благодаря так называемым экономическим реформам? Если взять все население России и разделить на пять 20-процентных групп так называемой статистики ….. группы и посмотреть, как за все годы реформы с 1991 по 2005 год менялась доля доходов каждой из этих групп. Не в среднем, как нам говорит Правительство, а как менялась в отдельных социальных группах доля доходов, которые они получают. Первая группа — это позор России — 20 процентов. Из этих 20 процентов примерно 70 процентов ниже прожиточного чрезвычайно низкого нашего уровня.

За 15 лет реформ доля этой группы позора России, доля доходов снизилась в два раза. Следующая за ней — 20%, 40% ниже прожиточного уровня. За 15 лет доля доходов в общих доходах населения России сократилась в полтора раза. Третья группа — 30%. Четвертая, которая могла бы претендовать на так называемый средний класс, примерно на уровне нуля. И заметьте, только одна пятая, последняя, 20%-ная группа наиболее обеспеченного населения России за все годы реформ увеличила долю своих доходов в полтора раза. Значит, это расслоение связано с тем, что если мы и завтра сохраним то, что сегодня проводит правительство и наша власть, и увеличим, например, лозунг —давайте ликвидируем или снизим нашу бедность, а для этого увеличим долю доходов наименее обеспеченных первых групп, 60% населения, первая, вторая, третья, хотя бы на один рубль, автоматом пятая группа наиболее обеспеченного населения увеличит свои доходы в 49 раз. Поэтому не в два раза, не в три раза увеличение ВВП не решает проблему бедности. Эта проблема бедности при сохранении нынешнего механизма управления экономикой неизбежно является самовоспроизводящейся бедностью. А, следовательно, соотношение между богатыми и бедными не только не будет сокращаться, а в ближайшие, до десятого года резко возрастать. И поэтому не надо быть провидцем, чтобы с достаточно высокой степенью вероятности утверждать, что нас ждут осень серьезные, вплоть до революционных, потрясения нашей России.

И теперь о причинах. Мне кажется, фундаментальная причина того безобразия, которое творится и которое связано с тем, мы задаем все время вопрос — почему такая богатая страна и такие бедные люди? Но главное, мне представляется, что мы должны хорошо и четко себе отдавать отчет в том, что является основным источником богатства России. Это природные ресурсы. На их долю приходится сегодня 75% всех доходов. Труд — 5%. Капитал, то есть наш бизнес, 20%. Но главное природные ресурсы. А природные ресурсы это то, что в России от Бога. Следовательно, и должны принадлежать Богу, а, следовательно, всем нам. Эти ресурсы как раз и оказались совершенно незаконно приватизированы 15% населения, а по существу 80% оказались в руках меньше одного процента населения. То, что не является делом рук человеческих, а даровано нам свыше от Господа Бога, оказалось в России в руках тех, кто никакого касательства к этому богатству не имеют. А это породило первую фундаментальную, корневую причину того, что мы имеем сегодня колоссальный разрыв между уровнем богатых и бедных. Наше богатство, если бы оно было, за счет вложения своего капитала, за свой страх и риск, надо снять шляпу и поприветствовать. А когда это воровство, когда ты отбираешь то, что от Бога и для всех, это является аморальным и антиобщественным делом.

И в этой связи, конечно, сразу же вытекает вторая проблема, которая требует своего решения. Она состоит в том, что каждый человек в нашей стране лишен фундаментального права равного доступа к тому, что от Бога. Каждый гражданин должен иметь права доступа к природно-ресурсному потенциалу. Как это понимать? Это не значит раздача каждому, а это есть следующее — бесплатное образование, бесплатное и качественное здравоохранение, развитие науки и решение социальных проблем, которые стоят сегодня. Почему мы забыли фарисеи, которые сегодня провозглашают Красную книгу для флоры и фауны исчезающие виды растительного и животного митра. А человек? Я вспоминаю, в 87-м году я непосредственно принимал участие в решении ЮНЕСКО ООН. Заработная плата — было принято решение, и там стоит, по-моему, подпись СССР, заработная плата часовая ниже трех долларов выталкивает человека из нормального воспроизводственного процесса. Делает его не человеком, а поэтому содержалась рекомендация не обсуждаемых ограничений — часовая заработная плата не может быть ниже трех долларов. Часовая заработная плата не может быть ниже трех долларов, и хватит разговаривать о производительности. Это ограничение человеку. Три доллара это минимум. Мы сегодня, прожив 16 лет в реформе, имеем 1,8. И нам говорят следующее — так у нас же низкая заработная плата. Сегодня замминистра повторяет. Я считаю, это неприлично даже произносить, потому что у нас более низкая производительность труда. Это что? Безграмотность или что? Давайте посмотрим, сколько на один доллар заработной платы создает ВВП наш сегодняшний, усталый от реформ работник. На один доллар заработной платы он создает 4,8 доллара ВВП в сопоставимых ценах. А американец? На один доллар заработной платы 1,8. Вдумайтесь. 1, 8 и почти 5.

В чем дело? А дело в том, то, что мы говорим о производительности в четыре, в пять раз отставание, это правда. Но почему же мы скрываем какой разрыв в заработной плате? А разрыв в заработной плате не в четыре, пять раз, а в 12, 22 раза. Этот значит, что такой эксплуатации наемного труда, я подчеркиваю, не знает сегодня ни одна цивилизованная страна мира. А отсюда второй вывод, который надо делать, что мы покрываем безобразие в своем управлении, покрываем недостатки, заложенные в сути реформ, не только нефтью и газом, не только за счет своих природных ресурсов, но постоянно за счет недоплаты заработной платы основной массе нашего народа.

И вот в этой же связи надо же решать этот вопрос, а этот вопрос должен решаться изменив систему распределения, которая сегодня существует в нашей экономике. Уже Евгений Максимович касался этого вопроса. Мне хотелось бы два слова сказать по этому поводу, поскольку выступил заместитель министра экономразвития. Ведь сегодня правительство отказывается, Минфин, Экономразвития от того, чтобы изменить плоскую шкалу налогообложения, которая существует, действительно в отдельно взятой нашей стране. Сколько нужно было бы нам иметь ресурсов, чтобы ликвидировать за один год проблему бедности в стране? Что я имею в виду? Хотя бы довести все население России до прожиточного уровня? Я вам отвечаю — 8—9 миллиардов долларов в год. Если вы возьмете один Одинцовский район, вы посмотрите — продажная цена Николина Гора 120, 160 тысяч долларов сотка. Если мы посмотрим по одному этому району, по одному району, то это в год 12 миллиардов долларов. То есть, если бы мы построили систему налогообложения не советского типа, а прогрессивную шкалу, прогрессивную налоговую систему, я никак не могу понять. Я ученый, вроде бы работаю с практикой, я не могу понять наших реформаторов. Они говорят: мы идем в рынок. Я с ними согласен, но при чем тогда марксовская схема налогообложения, которую мы сохраняем. Вдумайтесь. Ведь как мы считаем прибыль? В основе фонд оплаты труда. Как мы считаем НДС? Опять от фонда заработной платы. Социальный налог? Опять от фонда заработной платы. Самый нищий фактор мы все время обкладываем. Почему? Марксизм торжествует. Вспомните трудовую стоимость. Эти вот рыночники, так называемые, они же марксисты по своей генетической структуре. А как нужно было поступить? Нужно было поступить совершенно иначе. Мы сегодня должны были, скажем, с дохода до 20 тысяч рублей как класс убрать подоходный налог. Мы должны были бы убрать социальный налог. Мы могли бы вдвое сократить НДС и тем самым сделать более дешевой свою продукцию, более конкурентоспособной. А как же погасить эту разницу? Рентой от природных ресурсов. Это стало бы хуже абрамовичам, фридманам, но это было бы благо для страны. И, казалось бы, эти очевидные вещи, которые надо было делать, сегодня вызывают какую-то дискуссию, когда это очевидно. Мы могли бы, действительно, быть очень богатыми не только ресурсами, но и по уровню своей жизни.

Последнее, на чем я хотел сконцентрировать свое внимание, это на то, что мы не обращаем внимания на то, что же является тормозом для решения этой проблемы, достаточно очевидной для науки, для практики, для мира. Главным тормозом является власть. Вчера мне было очень приятно, когда на нашем пленарном заседании это прозвучало из уст владыки Кирилла. И, действительно, в целом ряде случаев (я прошу меня правильно понять и извинить) всегда в России были две беды — дураки и дороги. Но я думаю, сейчас на нас свалилась более страшная беда, когда дураки указывают неправильные дороги. Я прошу извинения. Я никого не хотел обижать, но это действительно так. Мне кажется, сегодня надо было бы сделать, и бы очень просил, владыка, Вас сделать наши рекомендации.

Первая наша рекомендация. Надо конституционно закрепить — то, что в России от Бога, должно принадлежать всем. А, следовательно, природные богатства должны четко, однозначно — общественное достояние, общественная собственность и у фридманов никакого касательства к этому не должно быть. Это первое.

Второе. Каждый гражданин России, будь то русский, украинец, чеченец, конституционно им дать это право, имеют равное право доступа к тому, что от Бога, а, следовательно, к доходу от ресурсного потенциала страны.

Третье. Мне кажется, чрезвычайно важно принять закон, рекомендовать власти, закон об обязательствах, ответственности власти. Ведь она совершенно оторвана от народа. Что это значит? Например, такой министр как Зурабов. Ну, напишите ему функции в законе. Смертность сокращается или нет? Нет — немедленно в отставку. И в этой части мне хотелось привести только следующие данные. Почему вымирает население России? Потому что власть такая. И это не огульное, чтобы меня не упрекнули в популизме, существует международная статистика, которая исследует причины смертности на сто тысяч населения. Возьмите онкологию. Я вам привожу средние данные за 12 лет. Для примера, естественно. В благополучной консервативной Англии на сто тысяч 205. В неблагополучной нашей с Вами России 192. И так со всеми европейскими странами. Мы ничуть не отличаемся от Европы. Онкология это внутренняя генетика прежде всего, с чем мы приходим в мир, наши грехи индивидуально. Но вы посмотрите, совершенно меняются причины сердечно-сосудистых заболеваний. Россия опережает ту же Англию в восемь раз по инфарктам и инсультам. А это отчего? Это то, что власть не спросила народ. Дело в том, что до сих пор реформаторы, правительство не поняли, что модернизация экономики это не только изменение реальности той собственной экономики, а это еще надо перестроить отношение людей к этой реальности. То есть внутренний мир человека, его предания, его вера, его внутренний уклад жизни не соответствуют этим реформам. Он никогда не согласится этим, а отсюда обязательно выплывают два феномена (я хочу этим поделиться с вами) социальных, которых никогда не было. Это социальная агрессия. Когда с двумя извилинами вчерашний продавец мебели управляет, не понимая, что он предпринимает, и безответственно, я делаю поступки. Действительно, сколько в сельском хозяйстве? На круг 35, 37 миллионов. Как прокормить население России? Наука отвечает — для этого нужно всего на всего 3,5 миллиона. Куда девать 35? На селе-то ведь нет уже никого. Так вот, эта молодежь и сбивается в бригады.

И второй феномен — апатия. Когда не верят этой власти, избирательной системе. И что интересно медики показывают. Что 73% сверх смертности населения в России стоят не на стороне медицинских факторов, а на стороне этих двух социальных феноменов. Не принимает народ эти реформы. Внутренний мир разрушается. Божественное, духовное начало отсутствует в этих реформах, и отсутствует самое главное — человек.

Я вспоминаю беседу свою с митрополитом Кириллом. Когда мы беседовали, владыка, я прошу прощения, он говорит: вот Вы академик, а знаете, как переводится с древнегреческого слово кризис? Даю слово, я не знал. Он мне говорит: ну, как же так, академик Я говорю: владыка, ну, как? Он говорит: это очень просто, это суд. Вот сейчас действительно идет суд. Суд над нашей цивилизацией. И если мы говорим смертность, вы посмотрите, не только эти феномены. А почему же по убийствам мы опережаем все страны мира? По самоубийствам в шесть раз опережаем Европу, а это же величайший грех. Значит, над нами-то грехи, а мы взялись за экономику. С какой стати и кто? Я экономист. Почему мы не ставим принципиальные вопросы? Надо поменять совсем, ну совсем, другой аксиоматикой надо пользоваться. Ну что толку — я выстроил экономическую модель, инфляцию. Нам говорили с этой трибуны. Какое это отношение к делу имеет? Самое-то существенное — в основе должны лежать ограничения, заповеди Иисуса Христа, а тогда у нас пойдет экономика, как часть вселенной.

И в этой части я хотел ответить, если позволите, извините, на вопрос о стабилизационном фонде. Ведь вы представляете, какая глупость. Так сложилось в мире, что цены на нефть выросли. Теперь мы мучаемся, как быть с этими нефтедолларами. Что мы сделали? Мы создали Стабилизационный фонд на всякий случай. Первая глупость. Если бы даже это было так — завтра упадут цены. Но если я сегодня боюсь инфляции, Шаронов здесь говорил, так если у меня все рухнет, тогда вообще будет фантастическая инфляция. Тогда я совсем эти деньги не возьму. Но самое-то чудное следующее. Сегодня больше 100 миллиардов долларов в этом фонде. Куда он ушел? Англия, Америка, НАТО, и на развитие американской экономики, резервной системы. Что же мы делаем? Мы берем деньги, говорим, что они спекулятивные, что они раскручивают инфляцию здесь. Это действительно опасно — сегодня выкинуть деньги, поменять на рубли. А если материальная база, что нам объясняют по этому поводу? Нет. Неужели трудно сообразить, возьми в той же Италии, купи комплексные заводы, построй дороги здесь, дай науке. Да завтрашний день все тебе окупит. Никакой инфляции нет. Неужели эта безграмотность и дальше будет существовать? (Аплодисменты).

И самое удивительное — это же не просто академик Львов. Два года тому назад вышла наша монография «Реформа в России глазами американских и российских ученых». Пять лауреатов нобелевской премии говорят одно и то же, — что вы делаете в России? Почему у вас макроэкономические показатели инфляции, темпов роста стали во главу угла? Президент, который был молчит. И новый молчи. И Правительство считает возможным не реагировать на свою науку. Почему? Потому что наука пересела во власть и ни в какой другой науке сегодня не нуждается. Губернатору сегодня неприлично быть не доктором наук. Вы понимаете, что сегодня произошло? Они сами наука. Я хотел бы закончить более оптимистично. На крещение я летал в Петербург. Два контраста. Это Иоанно- Кронштадский женский монастырь — рюшечки, цветочки, игуменьи. Блеск. А наутро надо было лететь на Ладогу в суровый мужской монастырь, Пеневежский. А как туда добраться? Только вертолетом. Вышли в поле, ждали. Посмотрел: какой-то чудной вертолет. Я передаю вам свои переживания. Вроде и лопасти неверно привернуты. Сели. Со мной был изумительный батюшка из Царского села — отец Геннадий. Летим. Уж сколько я прожил, но такой тряски не видел. Я спрашиваю: Батюшка, как думаешь, долетим? Он посмотрел на меня и говорит: на все воля Божья. А потом буквально через минуту говорит — а Вам-то Дмитрий Семенович, что беспокоится. Как? — Вы же у меня утром исповедовались. (Смех в зале. Аплодисменты) Я говорю, да. Причастились? Да. Так будет у Вас второй момент в жизни чистым к Господу отправиться…? (Аплодисменты).

Сейчас предоставляю слово Леонтьеву Михаилу Владимировичу — всем нам хорошо известному публицисту и телекомментатору.

 

Выступление Леонтьева Михаила Владимировича, ведущего телепрограммы «Однако»

Дорогие соборяне! Я постараюсь не отнимать много времени, тем более, после выступления академика как-то неловок. Но я постараюсь следовать заветам уважаемого академика Львова и попробую поменять аксиоматику, потому что ее здесь призывают менять, но она не меняется. Обсуждаем мы какие-то вещи технического характера. Меня особенно умилило выступление представителя нашего экономического блока в Правительстве, которые все время говорят совершенно не о том. По-моему, это находится за рамками их размышления Вот есть такие слова «черт нерусский», что тут сделаешь?

Я хочу сказать о такой вещи, которая, с одной стороны может показаться практически абстрактной, но которая, на мой взгляд, является главной. Все-таки большинство здесь присутствующих, я думаю христиане православные. Мы обсуждаем экономику, некую общественную экономическую модель, которая в принципе и у нас в том виде, в котором она сейчас развивается, и вообще в так называемых цивилизованных странах построена на основаниях абсолютно чуждых, противоположных христианским. То есть это модель, которая находится в некотором противоречии с тем, как вообще положено жить человеку. У нас нынешнее общество в значительной степени экономизировано. Это экономическое общество. И стимулы, и вся структура общества под экономику построено. А экономика эта ориентирована на максимилизацию прибыли. Если сказать проще, на стяжательство. Причем, вот такая посткапиталистическая экономика выродилась просто в торговлю деньгами, где процесс деньги, деньги, штрих. Промежуточные фазы вообще значения не имеют. Они случайны и с ними иногда мирятся, к сожалению, на производстве, где-то еще. В принципе, именно задача максимизации денег.

И вторым элементом этой же экономики является максимизация потребления. Понятно, что конкурентно будет господствовать та экономика, которая сумеет стимулировать как можно более объемное, по сути, паразитическое потребление собственных игроков. То есть появляется потребительский человек, главная задача которого больше сожрать, употребить больше благ. В идеальном итоге человек должен получать как можно больше удовольствий за деньги. Он должен предъявлять спрос на удовольствия. Это такой наркотик, причем, не только в переносном, но и в прямом смысле. Понятно, что это устройство неприемлемо с разной точки зрения. И просто так рассуждать об оптимизации тех или иных моделей в рамках такой экономики, здесь, как минимум, не место, на мой взгляд.

И второй момент опять же признан и вполне прагматически настроенными учеными, экономистами, в том числе, что эта модель сама по себе тупиковая. То есть она приводит к истощению ресурсов, к истощению человека, приводит к вымиранию человека. Потому что отказ либеральных сообществ воспроизводить себя является им приговором, потому что они уничтожают в своей деятельности, ориентированной на потребление, воспроизводство человека как вида. И когда это пытаются заменить миграцией снаружи, то здесь возникает вопрос — если эта миграция связана с ассимиляцией, с адаптацией этих людей к таким же ценностям, то они в ближайшее время тоже перестанут размножаться и воспроизводиться. А если она не связана, значит, это приговор собственной культуре и собственной цивилизации. Но если они так к ней относятся, то это их дело. Почему мы должны так к ней относиться. То есть вообще существует необходимость решения этого вопроса.

Потом вопрос бедности — основная тема. Вот идея о том, что такая экономика приводит к всеобщему богатству, не подтверждается ни теоретически, ни практически. Здесь академик Львов говорил о большом разрыве внутри России. Это очень плохо, это ужасно. Это действительно представляет собой и социальную и нравственную угрозу и так далее. Но некое выравнивание уровня доходов внутри золотого миллиарда вот этих сообществ, собственно, построено на колоссальном истощении всего остального человечества, не входящего в этот миллиард. И получает опять же обратную, как бы реверс со стороны миграции из этих нищих районов, которые несут опять же туда некие агрессивные элементы собственной культуры антизападной. То есть всеобщая бедность — это цена богатства, построенного на максимизации потребления. И все регуляторы, которые сейчас нам пытаются рекомендовать, включая такие вещи как ВТО, какие-то самые элементарные вещи, в виде той же энергетической хартии и так далее, все либеральные регуляторы построены в принципе субъективно, сознательно или бессознательно — вопрос отдельный. На мой взгляд, вполне сознательно построены на том, чтобы сохранить этот разрыв, чтобы сохранить между лидерами, между богатыми, которые получают основные блага цивилизации и между бедными. В страновом плане, в цивилизационном и так далее. И с этой точки зрения, мне кажется, что наша культура, наша цивилизация, наш и ценности никакого отношения не имеют к той культуре, которая провозглашает себя христианской. Мы знаем, что на долларе написано «In God we trust», но у меня такое впечатление, что это не наш «Год». Это какой-то другой «Год», к которому мы никакого отношения не имеем. (Аплодисменты).

Но здесь восстает одна задача, чрезвычайно важная, на мой взгляд, которую так просто не решить. Это не банальная задача. Это задача построения модели эффективной экономики, конкурентоспособной, которая может обеспечить выживание нашей цивилизации, обеспечить внешнюю и внутреннюю безопасность и достойный уровень жизни. И самое главное —она действительно конкурентоспособна. Это не есть цель развития. Я не согласен, что национальная идея должна быть конкурентоспособной. Конкурентоспособность — это необходимое свойство экономики для того, чтобы выжить против врагов, противников, в том числе, и врагов рода человеческого. Понятно, что западная рыночная экономика показала свою эффективность. Она действительно оказалась эффективной. Вот построить такую модель, которая сочетала бы в себе эффективность, безусловно, построенную на рыночных принципах, потому что рыночные принципы подразумевают и некую самоорганизацию, в том числе, элемент человеческой свободы, которая органично присуща христианству. Он не может быть безграничен. Он должен быть вменяемым, но тем не менее, без него тоже нельзя обойтись. Но которая не оптимизируется по принципу извлечения прибыли, по принципу стяжательства, которая имеет в своей основе другие ценности. И все, что мы до сих пор по этому поводу слышали, было связано либо с реанимацией «красного» проекта, который по многим параметрам, как некоторые считают, есть элементы христианского социализма. У него есть два момента. Во-первых, он все-таки «красный», а во-вторых, он не эффективнее, не работает он столь эффективно. Он не обеспечивает конкурентоспособность. Тем более там исламские модели. Там тоже есть разумные элементы. Но я хочу просто обратить внимание, что есть некая протомодель такой экономики. Я думаю, что, может быть, после перерыва будет выступать Михаил Зиновьевич Юрьев. Вот в книжке «Третья империя» я впервые видел с точки зрения даже экспертной вменяемо сформулированную модель рыночной, свободной экономики, с ограниченной, достаточно большой ролью государства, с достаточно большой государственной миссией. Но тем не менее, где существуют свободные экономически индивиды, но где деятельность экономики не ориентирована на извлечение прибыли. Там вообще беспроцентный кредит является основой этой экономики. Я бы просто обратил внимание на эту книгу и на эту модель. И то, что здесь безусловно должно быть гарантированно вне всяких экономических дискуссий, потому что эти вещи лежат в области ценностей социально-нравственного характера. Как это будет организовано, в какой экономической модели — вопрос. Но безусловно Россия должна обеспечить своему населению такие банальные вещи, как абсолютно гарантированное равное базовое образование и равно доступное для всех базовое здравоохранение. Речь идет не о так называемом вариативном образовании для избранных. Наверное, ему должно быть место. Другое дело, что вариативность должна быть выше некой нормальной гимназической нормы, а не ниже ее. И здравоохранение тоже должно обеспечивать гарантии человеку в том, что его жизнь и здоровье будут спасены, независимо от его социального положения и экономических возможностей. Понятно, что там какое-то зубопротезирование сверх элитное или косметология не относятся к этому. Но все остальное базовое должно быть эффективной моделью. Не обязательно это делать в рамках тотального огосударствления. Существуют разные модели, но они должна гарантировать вот эти блага.

Наверное, я на этом кончу. Просто я хотел бы сказать еще раз одно, что надо думать о некой, иначе сделанной экономикой, потому что мы все время … Именно поменять аксиоматику, потому что аксиоматика либеральной рыночной современной западной экономики от нее мы никуда не уйдем. И здесь не место и нам не уместно и не пристало обсуждать такого рода парадигмы. Это убожество. Все. (Аплодисменты).

Выступление Хазина Михаила Леонидовича, президента Экспертного центра «НЕОКОН»

Здравствуйте! Прежде всего, я хотел бы выразить свою благодарность за возможность здесь выступить, а также отметить, что значительную часть того сообщения, которое я хотел сделать, уже на самом деле Михаил Владимирович Леонтьев во многом сказал. Поэтому я немножко изменю направленность своего выступления и буду здесь говорить даже не столько о том, что мы должны делать и что не должны делать, сколько о том, как это делать, потому что процедурные вопросы на самом деле, как мне кажется, сегодня являются более важными.

Во вчерашней своей речи владыка Кирилл и сегодня многие участники говорили о том, что то, что мы построили, это никуда не годится. В общем, это и понятно, что бы там ни говорило Правительство, официальные данные по инфляции за последние три года показывают крайне негативные экономические процессы. В 2003 году инфляция по экономике в целом составляла около 14 процентов, в 2004 было 18, в 2005 — 20,1 процента. 2006 инфляция, скорее всего, еще более выросла.

Это на самом деле только один показатель, свидетельствующий о крайней неблагополучности ситуации. Так вот, проблема состоит в том, что в 91-м году мы не просто сделали некий выбор. На самом деле выбора у нас не было, потому что были в мире две модели всего, две экономические парадигмы. Одна социалистическая, другая капиталистическая, и сама технологическая модель экономики, которая возникла в ХVI веке в результате реформации, она не оставляла возможности дальнейшего роста технологического развития без расширения сферы приложения одной из двух моделей. Грубо говоря, из двух моделей должна была остаться одна. В 70-е годы мог выиграть социализм. В 80-е годы выиграл капитализм. Никакой другой модели мы взять не могли. И, таким образом, возникает один из двух вариантов. Либо сама модель никуда не годится, либо же мы ее неправильно к себе приложили. Я не буду сейчас говорить об ошибках, вредительстве и преступлениях тех лиц, которые деформировали нашу экономику в 90-е годы, но могу сказать одно. Сегодня этой модели в масштабах всего земного шара приходит конец. И то, что мы видим, буквально вчера, позавчера падение фондовых рынков, попытки Соединенных Штатов Америки начать войну в Иране и т.д. и т.п., это следствие.

Можно очень много рассказывать из-за чего кризис произошел, но в реальности он произошел вот из-за чего. Эта модель может сбалансировано существовать только при условии, что она все время расширяется. Сначала она была только в нескольких странах Европы, потом она стала по всей Западной Европе, потом она захватила Соединенные Штаты Америки, потом она захватила Латинскую Америку, потом она захватила часть Азии, потом она разрушила СССР Сейчас она захватила Китай. Расширяться дальше некуда. Модели пришел конец. И вот дальше возникает крайне неприятная ситуация, чрезвычайно опасная для всего мира. Дело в том, что до недавнего времени, последние 400 лет любая смена экономических моделей в разных странах происходила всегда на фоне, когда была модель альтернативная. Грубо говоря, нам социализм не нравится, во тут уже капитализм, и все замечательно. Вот давайте мы его примем и все у нас будет хорошо. Но сегодня альтернативы капитализму нет. Никакой другой мировой модели экономической, экономической парадигмы на сегодня не существует. Это большая проблема. Единственный раз в зримой истории человечества такая ситуация была опять-таки в ХVI веке, когда началась реформация. Собственно говоря, сам капитализм в этом смысле был чрезвычайно опасным решением. Дело в том, что на протяжении полутора тысяч лет с Европе главенствовала, о чем уже говорил Михаил Леонтьев, христианская ценностная база. Капитализм — что это такое? Это общество, в котором главенствует капитал. А на чем основан капитал? А капитал основан на ссудном проценте, на ростовщичестве, на который есть в Библии прямой запрет. То есть иными словами, капитализм был построен как общество, отказавшееся от библейских принципов. И сегодня мы должны совершенно четко понимать, что если мы хотим строить что-то новое, то принцип нужно возвращать. При этом я совершенно не уверен, что это обязательно должна быть модель, в которой ссудного процента нет вообще. Я не исключаю такой возможности. В этом смысле модель, о которой говорил Михаил Леонтьев, и которую придумал присутствующий здесь другой Михаил — Юрьев, не имеет права на существование. Но есть и другие варианты — государственный контроль за ссудным процентом. Это вариант социалистический. Это общественный контроль над ссудным процентом. Это вариант христианский и православный.

Но самое главное сегодня — это обсуждать. На протяжении последних лет обсуждение того, как могла бы выглядеть новая модель, было под запретом. Любые попытки жестко пресекались. Я внимательно прочитал Мюнхенскую речь нашего президента, уже ставшую знаменитой, не с точки зрения вызовов или еще чего-то, а именно с точки зрения обращения к другим участникам дискуссии, в том числе и к тем, кто не присутствовал. Так вот, в этой речи есть очень мощный пласт — предложение к миру, ко всему миру обсуждать тему того, как будет выглядеть наша экономика через год, через пять лет, через десять лет. На этот призыв ответ со стороны Запада был резко отрицательный. Со стороны Востока не скажу, потому что в китайских средствах массовой информации появились статьи, которые можно интерпретировать как предложение такую дискуссию начать.

Я считаю, что сегодняшняя наша конференция, сегодняшний Собор нужно рассматривать как первый из большой череды, достаточно большой, мероприятий, которые посвящены одной единственной вещи — обсуждению того (причем, не толкло внутри российских, но и международных), которые посвящены самой главной на сегодня теме — как будет выглядеть мировая экономика через пять, десять, пятнадцать лет, какова будет парадигма, базовая основа. И при этом наша задача состоит в том. Чтобы в этом обсуждении потребовать, чтобы новая экономическая парадигма была основана именно на библейской системе ценностей, на христианской догматике. Спасибо.

Выступление Медведева Владимира Сергеевича, депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

Ваше Высокопреосвященство, священство, уважаемые, дорогие братья и сестры, я нефтяник в третьем поколении. Десять лет возглавлял корпоративную организацию Союз нефтегазопромышленников России. Могу профессионально говорить о природных ресурсах, но я хочу поддержать академика Дмитрия Львова и поговорить о фундаментальных основах. Важно понимать, что природные ресурсы это не только нефть, газ, уголь, минеральные руды, но и громадная малозаселенная территория России с ее первоклассными черноземами, лесами, огромными запасами пресной воды в многочисленных реках и озерах. Причем, эти Богом данные природные ресурсы имеются у нашей страны в результате многовековых трудов и ратных подвигов наших предков, которые создавали и защищали великую Российскую державу не для личного обогащения, а во благо русского народа и его будущих поколений. Да и вся история нашего Отечества, будь то царство московское, российская империя, СССР, которая проходила в контексте вполне определенной идеологии, основанной на православных, духовно-нравственных принципах, подтверждает возложенную Богом на русский народ историческую миссию — удерживать мир от прихода царства антихриста, навязывающего человечеству квазирелигию — поклонение золотому тельцу, алчности, вседозволенности и необузданного потребительства. Отсюда следует вывод, что природные ресурсы являются по сути своей Божьим даром русскому народу не для обогащения нескольких сотен миллиардеров, а для укрепления российского государства и национальных интересов.

Соответственно ответ — являются ли ресурсы России благом или угрозой для ее народа, зависит от того, для реализации чего именно они используются, какая цивилизационная модель выстраивается сегодня в России. Пора сегодня откровенно ответить на главный вопрос — соответствуют ли нравственные принципы, насаждаемые и реализуемые в России в последние 15 лет подход политики, экономики, общественной жизни, образования, культуры православному духу и традиционным российским ценностям. Ни в коней мере. Наоборот. Это их полная противоположность. В состоянии Россия, такая Россия и далее выполнять роль удерживающей от всемирного распространения нового мирового порядка? Нет, не в состоянии. Отсюда еще один вывод. Любой вариант использования природных ресурсов нашей страны, противоречащих Божьему замыслу, обернется для русского народа только бедой. Достаточно вспомнить высказывание очень информированного западного теоретика господина Бжезинского: новый мировой порядок будет строиться против России, за счет России и на обломках России. И сразу становится ясно, что сегодняшняя ситуация сложилась не из-за безграмотности, Дмитрий Семенович, а из-за осознанной политики по разрушению России. Так оно и происходит. Сегодня данные Богом во владение всему народу природные ресурсы волевым решением пришедших к власти в начале 90-х либеральных политиков переданы в полное, безраздельное владение немногим избранным. Но это еще полбеды.

Совершенно официально высшим смыслом экономической деятельности провозглашено не благо нации, не удовлетворение ее нужд, не решение ее проблем, а рентабельность, выгодность производства для конкретных частных владельцев, в значительном своем большинстве людей, чуждых интересам России и безразличных к судьбе ее народа. Их жизненное кредо — прибыль любой ценой, даже если за счет обнищания и вымирания населения.

Более того, несмотря на катастрофические для страны результаты прошедшей прошедшей ваучерной прихватизации, некоторые политики предлагают сегодня выпустить государственные акции на все оставшееся — нефть, газ, минеральные ресурсы и раздать их, видите ли, пенсионерам, беднейшему населению. Ясно, что бедные-то не разбогатеют. Но можно себе представить, за какой короткий срок все национальные ресурсы вновь окажутся в руках избранных олигархов, но уже на законном основании.

Слушаешь наших министров и их замов и понимаешь, что они даже не наемные менеджеры, а статисты, констатирующие якобы сложившуюся ситуацию. Ну, кто бы из них ответил, почему мы сегодня имеем в итоге внедрения либеральной экономики и западной идеологии даже при нынешних сверхвысоких ценах на нефть и газ ситуацию, когда Россия все более садится на нефтегазовую иглу, когда вся экономика выстраивается, образно говоря, исключительно вокруг трубы и экспорта леса и металлов. Блокируется любое вложение инвестиций во что-либо не связанное с трубой. Поэтому все свалившиеся на Россию нефтедолларовые богатства лежат мертвым грузом в стабфонде и резервах Центробанка. Причем, за рубежом.

Все время прошу Кудрина ответить на вопрос — почему деньги стабфонда и резервов Центробанка вызывают инфляцию, а рекламируемый им же приход иностранных инвестиций не вызовет инфляции, но так ведь до абсурда можно дойти, потому что самая низкая инфляция на кладбище, там никто не продает и не покупает.

В интересах алюминиевого и нефтяного лобби Россия безумно рвется в ВТО, что приведет к выравниванию внешних и внутренних цен на энергоносители, а это значительный рост всех потребительских цен, неконкурентность общественных товаров, крах перерабатывающей промышленности и сельского хозяйства. Как следствие вероятно народное волнение, которое антироссийские силы могут использовать для дестабилизации.

Экономика трубы требует не более 40—50 миллионов человек, считая обслугу, членов семей. Остальное население эффективными менеджерами считается лишним, требующим на свое содержание непроизвоственных затрат. Поэтому-то и происходит все более очевидное сокращение численности россиян, в основном русских. Через нищенскую социалку, недоступность для большинства населения бесплатного жилья, образования и медобслуживания. Господствует совершенно антиправославное отношение к соотечественникам как к трудовому ресурсу, товару на рынке, а не к ближнему. При этом у собственников естественное желание использовать более дешевый ресурс в виде эмигрантов. Отсюда этнический криминал, ксенофобские настроения и рост числа экстремистских организаций, что опять же приводит к дестабилизации.

Наконец наши природные ресурсы являются предметом зависти стран так называемого золотого миллиарда и стоящих за ними мировых транснациональных компаний. Причем, речь не только о сырьевых ресурсах. При грядущем глобальном потеплении Россия становится, согласно ряду данных, едва ли не лучшим для проживания человека местом на Планете в отличие от США, Средиземноморья и Европы. Поэтому Россию все настойчивее призывают не просто поделиться, а отдать малозаселенную Сибирь и Дальний Восток в международные владения. Что это, если не угроза суверенитету и безопасности нашей Родины?

Из-за недостатка времени я не буду перечислять результаты так называемых либеральных реформ, исторического выбора России. Вы их прекрасно знаете. Означает ли все это, что природные ресурсы являются злом для России? Ни в коем случае. Виновны мы, отвергшие Божий замысел России, свернувшие с нашего исторического пути, отказавшиеся в последнее десятилетие от исконных наших православных ценностей и традиционных подходов при выстраивании общества и государства. Все остальное лишь следствие этого.

Есть ли выход? Есть. Вернуться на государственном уровне к реализации Божьего замысла России, к справедливому обществу, построенному на православных и семейных ценностях, и к великой державе, отстаивающей нашу государственную целостность и духовную самостоятельность от внешней и внутренней агрессии. То есть строить у себя модель национального социального общества по принципу государство большая семья, справедливость в котором вызвана не компромиссом, не системой сдержек и противовесов, а господством традиционных ценностей и подходов, действующих в качестве государственной идеологии.

Поддерживая академика Львова, я хотел бы провозгласить лозунг — власть, спроси у народа, в какой стране он хочет жить. По-моему, это главное сегодня Национальные природные ресурсы сегодня должны эффективно работать на благо державы и нации. Участникам по западному опыту остается 15-20% от прибыли, а остальное должно, как природная рента, направляться государством на инвестиции, создание новых рабочих мест, решение социальных проблем, стимулирование переселения из крупных городов на необжитые земли Сибири и Дальнего Воска, развитие науки, образования, разработку новых прорывных технологий, усиление обороноспособности нашей Родины. Да мало ли у России сегодня проблем.

Именно такой подход отстаивали в книгах, изданных нашим фондом. И, по сути, он был озвучен на состоявшейся недавно рождественских чтениях, как позиция Русской Православной церкви, и во вчерашнем прекрасном докладе владыки Кирилла.

Значение этого факта для нас, тех, кто практически работает над воплощением национального пути, трудно переоценить. Уповать на мудрость правительства можно, но бесперспективно, что подтверждается ситуацией последних десятилетий. Был Шаронов, и нет его. Необходимо сделать важнейший шаг — русскому народу самому сделать исторический выбор пути развития России, определить духовно-нравственные основы общества, принять программу конституционных изменений в государственном, экономическом, социальном устройстве нашего Отечества. Как это сделать? Уж, конечно, не в рамках парламентской системы с ее известными особенностями. В свое время предки наши принимали столь принципиальное решение на земских соборах. Было бы правильно исполнительному органу Всемирного Русского Народного Собора вместе с патриотическими силами выступить с инициативой созыва в ближайшие месяцы Всероссийского общественного народного собора России по образу и подобию учредительного собрания, которое пытались провести в 18-м году. И сделать свой истинный выбор, не доверяя его никакой партии. Будет не легко, но поверьте, это единственный способ изменить в интересах народа суть происходящего в России без революций и смут. Это и будет истинная демократия, то есть народовластие.

Что же касается практической стороны вопроса, как делать, то ввиду ограниченности регламента я хочу предложить вам изданную нашим фондом книгу «Идеи будущего или как вернуть Россию на национальный путь». Она есть в фойе, где изложен конкретный национальный проект с названием удерживающим. Я думаю, что это и будет наш вклад в работу Всемирного Русского Народного Собора. Спасибо за внимание. Храни вас Господь.

Выступление Лебедева Валентина Владимировича, Председателю Союза православных граждан

Ваше Высокопреосвященство! Ваши преосвященства! Все честные отцы, братья и сестры!

Приходиться уложиться в пять минут. Причем еще со вчерашнего дня Союз православных граждан, когда уполномочил меня выступать, то просили сократить мое основное выступление и присовокупить к нему, если вы разрешите, небольшое заявление.

Дело в том, что последние выступления в духе наполовину экономическом, а все ближе и ближе, поскольку Собор наш православный, приближались к духовным причинам того, что происходит. Действительно, сколько ни вводи новых экономических методик или не употребляй не новые, но верные, ничего положительного не происходит, несмотря на некоторое оживление экономики в нашей стране.

Пропуская сразу определенную часть доклада, хочу сказать, что русский человек должен жить достойно. Богатство, лучше сказать достаток каждого, конечно, не самоцель, но необходимое средство для того, чтобы наши семьи могли рожать и содержать много детей, давать им образование. Богатство народа, государства необходимо для того, чтобы наша армия была вооружена по последнему слову техники, наша экономика — конкурентоспособной. Без этого Россия не только не будет великой, но и не сохранит вообще свой суверенитет.

Какое же отношение к вопросам использования природных ресурсов и территорий, к бедности и богатству имеет миссия русской православной Церкви? Да, непосредственное. Идея ценностной мотивации в экономической жизни является основополагающей. Об этом собравшимся, наверное, не надо говорить. Вспомним рецепты модернизации России на основе протестантской этики, которую предлагали нам в начале 90-х годов и обвинение в адрес православной церкви в том, что она якобы является тормозом для развития общества, экономики государства, то есть коллективным противником модернизации.

Если понимать под модернизацией вестернизацию, то русская церковь является оппонентом любых проектов, меняющих цивилизационную идентичность России. Но отстаивая эту идентичность, нельзя забывать о том, что в мире глобальной конкуренции выживают и побеждают те, кто умеет держать удар и отвечать на вызовы. Если традиция не будет, м числе, и конкурентоспособной, она погибнет.

Сегодня России предлагают два ложных пути развития. Это — модернизация без учета традиции и стояние в традиции без модернизации. Модернизация вне традиции — это путь растворения в глобальном мире, слом идентичности и уничтожение суверенитета России. Сторонники такой модернизации, как уже говорилось, объявляют православие тормозом на пути прогресса. Традиция без модернизации — это технологическое отставание, превращение в индейцев, живущих в резервации. В итоге — также потеря суверенитета, такое же поражение.

Сторонники второго пути считают любое развитие современных социоокультур, информационных и экономических технологий проявлением антихристианской глобализации, призывают православных уйти в «катакомбы», не участвовать в общественно-политической, культурной жизни и так далее.

Но есть и третий путь, предлагаемый, как видится, Собором. Это модернизация на основе традиции, путь царский, истинно православный. Этот путь имеет ярко выраженные мировоззренческие, стратегические, политические императивы. Хотя православный проект развития современной России еще не сформулирован окончательно, но уже ясны его основные сюжеты.

Первый. Россия имеет столичные функции, в основном, в реалии восточно-христианской цивилизации. Во всех других цивилизационно-культурных системах Россия в лучшем случае — провинция. В некоторых проектах ее нет вообще. Таким образом, идея Москвы третьего Рима является не только исторической метафорой, как кажется некоторым, но и политическим, актуальным политическим заданием для современной России. В свою очередь, народы православной традиции без сильной России не смогут сохранить свое религиозное национальное самосознание, станут третированным меньшинством, как мы видим это в Сербии, растворенным в постхристианских сверхгосударственных сообществах типа Евросоюза. Отсюда следует, что страны православного мира должны были бы подумать о формах интеграции, создании органов политического, экономического, культурного взаимодействия во главе с Москвой. Очевидно, что основой единства восточной христианской цивилизации является единство исторической Руси. Московский патриархат = это последняя не расчлененная структура на постсоветском пространстве с центром в Москве. Об этом многие наши политики забывают. Украинские и белорусские епархии являются самыми влиятельными пророссийскими политическими силами в этих государствах, опорой грядущего, как верится, объединения отторгнутых частей нашей державы. Именно поэтому наши политические геооппоненты делают все возможное, чтобы отторгнуть украинскую церковь с Московского патриархата. Мы с вами сейчас стали свидетелями беспрецедентного вмешательства светской власти в церковные дела. Президент Ющенко создал так называемую «рабочую группу» по отрыву собственно украинской церкви от Московского патриархата, ее насильственному объединению с раскольниками. На наш взгляд, это как раз та ситуация, когда должна быть реализована норма социальной концепции. Вспомним, русские православные церкви, они давили государственные власти, борющиеся с церковью.

Русская церковь также служит центром консолидации всей мировой диаспоры, превращению ее в единый сетевой организм, во влиятельную мировую силу. В этом процессе ключевую роль играет грядущее объединение, верю, Московского патриархата и русской зарубежной церкви. Зная цену вопроса, недруги церкви делают все, чтобы сорвать восстановление единства Русской православной Церкви.

И тут я перехожу ко второй маленькой части моего выступления. Мы знаем, что сейчас происходит, когда эти самые недруги, лицо, которых как всегда скрыто, а некоторым известно, использовав как ни странно подходящий момент внутрицерковный по существу, о чем говорилось на церковных пресс-конференциях да так и есть, в наших передачах, статьях, внутрицерковный диалог об отношении с инославными, о свидетельстве православия в инославном мире, к тому, чтобы взорвать ситуацию и провести самое страшное, что может быть в церковной жизни, что не смывается даже грехом мученичества, то есть раскол. Как минимум эти люди, опубликовавшее всем известное заявление, хотели, если ни раскола прямо сейчас, о чем они давно мечтают в Русской православной Церкви, то по крайней мере хотели бы сорвать грядущее и исторически крайне важное, судьбоносное, как мы понимаем, двух отторгнутых частей — московской и зарубежной. Конечно, верим, что нашими силами, нашей молитвой им это не удастся. Кстати, я говорил про Украину. То же самое относится и к Украине. Чтобы усилить вот эти процессы выкристаллизовывание так называемой экономической автокефалии. То же самое, смотрите, сразу удар. Это происходит, конечно, перед Всемирным Русским Народным Собором. Мы и организации, входящие в наш Союз приняли заявление, которое распространено, против действия этой раскольнической группы. Я предлагаю сегодня на нашем секционном заседании, пусть не на пленарном, обращаюсь к Секретариату Собора, подумать нам и, может быть, всем соборным разумом не ограничиться только вот этим различных общественных организаций, а принять и определенное соборное постановление против действия вот этих раскольников, которые наносят самый страшный вред нашему Отечеству, поскольку наносят вред Русской Православной Церкви. Давайте подумаем об этом. (Аплодисменты).

В заключении я и хочу сказать, что, говоря о возрождении национальной экономики, мы не можем забыть о вселенской жертвенной миссии третьего Рима. Эта миссия и есть свидетельство о православии в мировом масштабе, которая особенно важна в контексте нарастающего духовного кризиса во всей ойкумене, являясь средством разрушительных либеральных тенденций западных христианских общин. Вот для решения каких задач Господь и даровал нам землю богатейшую в мире запасами энергетических ресурсов, рачительное и эффективное расходование которых возможно лишь в том случае, если рыночная экономика и политика будут основываться на твердом фундаменте христианской этики. Спасибо вам. (Аплодисменты).

Выступление Михаила Зиновьевича Юрьева, Президента промышленной группы «Интерпром»

Здравствуйте. Спасибо, что предоставили слово. Владыка попросил меня представиться. Я бизнесмен, в прошлом советник правительства по промышленности, потом заместитель председателя Государственной Думы.

Я хотел бы начать свое выступление с того, к чему призвал меня митрополит в перерыве, а именно объяснить почему средства стабилизационного фонда, которые были бы направлены в экономику России, якобы, принесут инфляцию, а в таком же размере средства, поступившие в страну в виде иностранных инвестиций, такой инфляции, якобы, не вызовут. Я с удовольствием готов ответить на этот вопрос. Он очень простой.

Конечно, при прочих равных одно и то же количество денег, впрыснутых в экономику, это будут средства наших собственных резервов или иностранных инвестиций, приводят к абсолютно одинаковым инфляционным последствиям. Никакой дискуссии быть не может. Это не значит, что эти инфляционные последствия очень велики. У каждой экономики, в зависимости от ее размера, от ее специфики, состояния, есть определенный резерв, определенный люфт, то есть определенное количество денег (подсчитать его не так просто, но можно), которые, будучи в нее впрыснуты, инфляцию еще не вызовут, а вот если больше, то уже плохо. По опыту мы видим, что это количество денег для нашей экономики в настоящее время соответствует примерно нескольким десяткам миллиардов долларов в год. Столько иностранных инвестиций поступило в прошлом году, что это не приводит ни к каким инфляционным последствиям. В этом смысле, конечно, можно было бы вместо этого такое же количество средств инвестировать своих собственных в собственную экономику. Но тогда нельзя было бы сделать иностранных инвестиций. То есть у наших финансовых руководителей, нашего финансового блока правительства есть выбор. Существует несколько десятков миллиардов долларов в год, которые в экономику можно впрыснуть. Надо выбирать — дать их инвестировать иностранцам или истратить свои собственные, принадлежащие народу, резервы. Выбор делается — пусть лучше инвестируют иностранцы. Правилен ли этот выбор, я думаю, в данной аудитории обсуждать бессмысленно. Мы, конечно, понимаем, что этот выбор неверный. Вот и все, и никакой больше хитрости, кроме этого нет, к сожалению.

При этом надо отметить, что разговоры эти немного лукавые еще и по второй причине. Если уж так боится финансовое руководство страны инфляционных последствий инвестиций, то ведь не будем забывать, что инвестиции можно делать и совсем инфляционно безопасно. Если вы хотите построить за десять миллиардов долларов автомобильный завод, то если вы закажете иностранной фирме не только оборудование, как это делается, а полностью строительство под ключ, чтобы оно привезло своих рабочих и строило, то есть все деньги фактически будут за границей же и истрачены. Существует простой экономический закон, по которому любые средства, истраченные за пределами своей финансовой системы, ни к каким инфляционным последствиям привести, естественно, не могут.

Такого рода решения, кстати, не оптимальны для нас, потому что они не дают работу российскому строительному комплексу, российскому производственному оборудованию. Но, тем не менее, лучше иметь наши резервы в виде каких-то живых активов, которые множат национальное богатство, чем в виде пустых бумажек, которые по решению чужих правительств в любой момент могут быть просто заморожены. Не будем об этом забывать.

Теперь то, о чем я хотел сказать, в силу того, что регламент весьма ограничен. Я внимательно слушал те выступления, которые здесь были. Мне кажется, что мы все могли бы совершить некую ошибку, если будем смешивать жанры. Какое ни есть наше правительство, оно правительство. Не надо нам его учить, как ему действовать, а в конкретных тактических вопросах, когда обсуждается вопрос, какого рода должна быть налоговая система, это вопрос достаточно важный, но у меня нет основания считать, что кто-то из нас, начиная с меня самого, разбирается в этом лучше, чем в правительстве.

Наша задача, мне кажется, совсем другая, особенно помятуя решение, в том числе и получившее огромный резонанс в обществе, предыдущих Соборов, и по другим темам. Это показать и четко сказать, какие черты той экономики, которую мы сейчас построили и продолжаем строить, не соответствуют Божьим заповедям, какие черты этой экономики нуждаются в исправлении, а уж там какая должна быть налоговая ставка и какие конкретно виды налога, вопрос важный, но я еще раз повторюсь, лично у меня нет оснований считать что я, например, имею право на настаивать перед теми, кто этим занимается профессионально.

Мне кажется, что в нашей нынешней экономике таких черт три, которые совершенно четко отступают от заповедей, и во многих выступлениях частично звучало, если позволите, подытожить. Не в порядке важности, а просто. Во-первых? экономика та, которая у нас есть, как и западная, основана на ссудном проценте, основана на ростовщичестве, а это является прямым нарушением и ветхозаветных, и евангелиевских заповедей. И, помимо всего прочего, это и в чисто земном аспекте создает массу негативных последствий, превращая экономику в большой степени паразитическую, потому что там, где есть кредит, там есть депозит. Там, где есть ростовщичество, там рента появляется абсолютно неизбежно, как обратная сторона той же медали. Появляется возможность имеющегося капитала жить, получать доход, не делая вообще ничего. Это первое.

Второе это природные ресурсы. Те, о которых шла речь. Причем, тут совершенно справедливо выступали люди и говорили, что к природным ресурсам следует отнести и землю, которая является точно таким же Богом данным невосполнимым ресурсом. Мне представляется, что если частная собственность на основные промышленные активы и вообще на бизнес, является нормальной, правильной вещью, которая к тому же обеспечивает достаточно высоко эффективную рыночную экономику, в частной собственности на природные ресурсы быть не должно. В этом смысле те меры, которые предлагаются в виде, например, ренты, о которой шла речь, то есть сильного налогообложения природопользующихся предприятий, это все полумеры. На самом деле, конечно, все природные ресурсы должны быть в государственной собственности. И я обращаю ваше внимание на то, что это совсем не утопия. Как раз добыча полезных ископаемых, например, добыча той же нефти и газа, одна из очень немногих сфер, где по всему мировому опыту государственные компании, работающие в этой сфере, ничуть не менее эффективны, чем частные. В мире очень много крупных нефтяных государственных компаний — Саудовская, Мексиканская, Иранская, которые ничем по эффективности ни в худшую, ни в лучшую сторону не отличаются от Экзона. В этом смысле все эти разговоры о том, что государство не сможет обеспечить эффективную добычу нефти, это все лукавство, это все разговоры лоббистов. Если даже взять опыт нашей собственной страны, то именно при государственной собственности во времена СССР государственная советская экономика многое делала неэффективно, но уж добывать нефть и строить трубопроводы уж это-то она умела. Нынешние частные владельцы ровно на этом и паразитируют. Хотел бы я знать, каким образом у нас добывали в Сибири нефть, если бы не построенная нашими отцами и дедами та же самая труба, о которой шла речь.

Я хочу обратить внимание еще на один момент. Если бы наши природные ресурсы находились в государственных компаниях в общественном владении, то это не просто дало бы лишние доходы. Это в духе сугубо рыночных регуляторов позволило бы снизить налоговую нагрузку на остальную часть экономики, потому что тогда можно было бы иметь экономику, в которой основная часть дохода проистекает от общей эксплуатации общих ресурсов, а на тех, кто создает что-то новое, налоговое бремя могло быть очень небольшое. Ровно так была устроена налоговая система российской империи до революции, кстати сказать. В ней были подоходные налоги, но они были очень небольшие. По прогрессивной шкале высшая ставка составляла 7%. Это была не первая статья доходов бюджета российской империи. Первая по величине статья доходов были доходы от государственных имуществ. Я не вижу никаких причин, почему бы у нас не могла быть экономика, устроенная точно также и в настоящее время. Это помогло бы решить очень много вопросов. Не говоря о том, что главное, с чего я начал, только это является соответствующим нашим христианским представлениям.

И то же самое относится к Земле. В Ветхом завете Бог прямо говорит землю насовсем не продавайте, ибо вся земля моя. Вы у меня на земле лишь пришельцы и поселенцы. И я нигде в отечественной литературе не встречал, чтобы Ветхозаветное откровение отменило эту часть Моисеева закона.

Мне представляется, что наличие частной собственности на землю, по крайней мере, в размерах больших, нежели земля под дачи и или огороды, это не то, что неправильно. Это такой же абсурд, как иметь в собственности участок неба, допустим. То, что мы к этому абсурду привыкли, то, что нам, как попкам, повторяют: так устроено в цивилизованных странах, точнее в странах, которые сами себя назвали цивилизованными. На мой взгляд, нам на это ориентироваться не приходится и не нужно.

И, наконец, третья, последняя вещь, третья последняя черта в той капиталистической экономике, которая у нас строится, которая, мне кажется, никак не соответствует христовым заповедям и это самый сложный вопрос, это как раз вопросы, связанные с тем, что современная капиталистическая экономика в обязательном порядке (других моделей пока нет) построена на безудержном росте потребления. На этом я хотел бы немного остановиться. Этот вопрос, мне кажется, принципиально важный. Во вчерашнем выступлении владыки Кирилла о богатстве и бедности говорилось о том, что богатство не является злом само по себе, и может быть использовано людьми, и изначально люди могут пытаться его собрать для использования на всякие благие дела. И так было испокон веку на Руси, а не для того, чтобы безудержно развивать свое потребление. Это так, но есть другая проблема. Если люди не будут покупать через три года новую машину новой модели из-за того, что эта считается круто, хотя старая еще прекрасно ездит, беда заключается не в том, что у них нет других использований для денег. Беда заключается в том, что этом случае не сможет существовать конкурентоспособная автомобильная промышленность. Это означает, что объем рынка любого товара определяется как количество штук этого товара, реализуемого в данной стране за единицу времени. А объем рынка будет очень маленький и, соответственно, автомобильная промышленность или любая другая, будет испытывать очень большие проблемы.

То, что я говорю, имеет на самом деле очень общее значение. Я не готов предложить готового решения. Но нам обязательно следует об этом думать. Дело в том, что любая рыночная экономика, которая построена не на потреблении, будет испытывать дефицит стимулов роста. Это, к сожалению, объективная экономическая закономерность. И для такого рода экономики, которая построена на истинно христовых заповедях, нужно решить очень серьезную задачу — нужно придумать и создать другие стимулы роста. Причем, стимулы роста, находящиеся не в противоречии с нашими традиционными религиозно-нравственными представлениями. В СССР, обращаю ваше внимание, поскольку экономика была не рыночная, а плановая, задача была частично решена, но решена таким способом, который вряд ли нам с вами сейчас покажется достойным подражания. Она шла на безумные очень часто проекты, которые губили окружающую среду вокруг нас. И, главное, не очень понятно было, какой прок. Я сторонник очень сильной обороны, сторонник оборонного бюджета, но все должно быть в разумной мере. Доведение чего угодно до абсурда вряд ли является достойным подражанием. В любим случае понятно, что та экономика, которую нам надо делать, должна в первую очередь по стимулам роста базироваться не на росте потребления, а на инвестиционных, на освоительских мотивациях. Важно, что это достаточно серьезная проблема, я не готов ее с ходу решить. Скорее вижу свою задачу в том, что я ее обозначил.

Завершая свое выступление, я хотел бы еще раз сказать о том, что наша задача не поучать правительство как ему конкретно решать те или иные задачи, не потому, что оно лучше знает. Сплошь и рядом, может быть, оно знает хуже, но его, правительство, никогда не убедить в том, что оно знает хуже. Оно все равно будет считать, что оно знает лучше. И, наверное, это правильно. Наша задача сказать так. Есть, извините за такой может быть некоторый элемент легковесности, но нельзя не вспомнить в этот момент такой анекдот про аспиранта и обезьяну, как обезьяну засекали, сколько времени у не уйдет, чтобы догадаться что палкой надо банан сбить. А аспирант, который потом на себе ставил этот опыт, с этой палкой прыгает, прыгает, не догадается на кубик встать. Его коллега спрашивает: вы бы подумали немного. Аспирант говорит: некогда думать, работать надо. Нам следует обратить к нашему правительству именно этот вопрос. Конкретные задачи пусть вы и знаете как решать, но подумайте, для того ли вы это делаете, на тех ли основах вы развиваете. Вы принимаете как аксиому то, что аксиомой не является. Вы принимаете как факты, как данность, как единственную возможность для нас совершенно неприемлемо. Мне кажется, что целью нашего Собора должны быть именно такие вещи, то есть возвысить свой голос для того, чтобы указать на неверность в целом ряде положений самого того фундамента, на котором строят нашу нынешнюю экономику, а не тех конкретных решений, которые по этому строительству применяются. Спасибо.

Выступление Буркина Александра Ивановича, Председателя Центрального совета общественного движения «Россия Православная»

Ваше Высокопреосвященство, все честные отцы, дорогие братья и сестры, сегодня явление Всемирного Русского Народного Собора, поднимающего такие судьбоносные темы, касающиеся каждого человека, каждой семьи, общества в целом, государства очень сложно переоценить. Я с первых слов хочу выступить с неким предложением. Мы в газете «Десятина» делаем специальный выпуск по Всемирному Русскому Народному Собору. Я думаю, все секции там будут отражены. Это информационное пространство и так довольно наполненное в этот раз будет нашей лептой расширено, будет пользой для всего очень благого и праведного дела.

Сегодня мы говорим о бедности и богатстве. Конечно, эти категории экономические, они определяются разными показателями. Я хочу сразу оговориться, что сейчас трудно что-либо добавить к сказанному, потому что здесь выступали очень серьезные люди, авторитеты в своих областях.

Я хотел бы сказать еще о такой категории, как достаток и его понимание. Его, возможно, сложно определить какими-то экономическими показателями. Скорее, это нравственный параметр, а, может быть, даже духовный. Надо ориентироваться в будущих перспективах экономических теориях, в развитии экономической науки на достаток в России. Наверное, это всегда будет правильно.

С другой стороны, мы говорим о бедности, как о категории, с которой можно проживать земную жизнь. Но есть еще нищета. Вы знаете, такое удручающее состояние, когда просто болит сердце и люди теряют человеческий облик, какие-то личностные ориентиры. Просто скатываются в такую бездну, что мы с ними сталкиваясь, не знаем, что делать. Это тоже существует. И это отчуждение людей от собственности на сегодняшний день идет повсеместно. Ведь трудные вопросы, которые сегодня поднимались и владыкой, были частично сформулированы в перерыве. Это и сельское хозяйство, в том числе. Вспомните на сегодняшний день, вот Михаил Зиновьевич говорил, что земля — она моя и все мы на нее пришельцы, ее нельзя продавать. Но как ее нельзя продавать, если 70 процентов ее уже продано. И на сегодняшний день те люди, которые имеют активы, шагнули в губернии и скупают сейчас все подряд. Известные дамы, известные мужи, государственные, не государственные… Ведь мы на сегодняшний день настолько привыкли к сращению власти и собственности, что мы даже и вопросов-то не задаем. Раньше была такая постановка вопроса — кто сумеет отделить власть от собственности, тот и найдет ту парадигму, которая расставит все на свои места. Сейчас человек в Правительстве, в других государственных институтах является акционером ряда крупных корпораций. Он получает серьезные дивиденды, разъезжает в шелковых костюмах и так далее. И в кожаном кресле размышляет о крахе и подъеме Голливуда, очень весело и хорошо. Но отчуждение людей от собственности, как сегодня и говорилось, отчуждение общественной собственности в какую-то другую пользу, капиталистическую ведет к необратимым последствиям. Покупаются активы, земля, строения, недвижимость, акции — все в регионах уже раскуплено. На это стоит обратить внимание.

Потом. Категория труд сегодня исчезает из фразеологии политиков. То есть труд как некая обязанность человека перед ближним и Господом. На сегодняшний день о ней не говорится. Есть предпринимательство, малый, большой бизнес. Ну, о малом говорить трудно, он никогда никому не был нужен. Всегда был отдан на откуп чиновникам низшего класса, и они за счет него проживают свою жизнь. С учетом того, что я состою в Общественной палате у Георгия Сергеевича Полтавченко, мы просматривали по малому бизнесу, в частности, в Воронеже, как формируется булочная. Чтобы открыть простую пекарню, нужно столько заплатить в разные инстанции. То есть теория одного окна существует, но где-то не здесь, в другом месте. Есть желание тоже обратить на это внимание.

Если мы возьмем любой хозяйствующий субъект на сегодняшний день в любом правовом статусе и посмотрим одну из первых записей, там написано, получение максимальной прибыли. Вот эта порочная запись на сегодняшний день, тиражируемая из одного устава в другой просто под копирку, не глядя, в любой юридической литературе вы найдете такое положение, рекомендованное для написания уставных документов. Получение максимальной прибыли ведет весь наш мир к максимальному потреблению, в общем, к тупику. Поэтому все же надо ориентироваться на какое-то изменение внутреннего состояния человека, его сознания, на какую-то самодостаточность. И в этом плане ныне существующие экономические теории, засевшее у нас глубоко в сознании, в том числе, в Правительстве от Адама Смита до неоинституционализма, разрушает наш жизненный традиционный уклад. Многие люди не хотят этого, но им всячески это навязывается и предлагается как какая-то особая избранная модель.

Здесь правильно было сказано — мировое сообщество. На сегодняшний день наша экономика довольно серьезно интегрирована в мировую общую экономику. Есть мировые процессы, они объективны, они есть. И если мы сейчас выйдем на улицу, увидим, что все виды транснациональных корпораций у нас в России уже давно представлены.Для справки могу сказать, что на сегодняшний день существует около 70 тысяч транснациональных корпораций и около 900 тысяч их филиалов. Это огромная сеть. Причем, эта сеть как правило торгует полуфабрикатами. Вы знаете, что ВВП составляется из готовых услуг и готовой продукции. Они сами себе все продают. Естественно, никуда не ходят. Вот там заключена особая стать. Это те люди, которые как бы управляют мировым сообществом. И транснациональные корпорации — это серьезные слова. Но тем не менее, давайте будем создавать свои. Да, надо создавать. Но не вместо этого, а вместе с этим, как бы постепенно наращивая. Люди умирают на циновках, не потребляя лекарств. Вот давайте свои лекарства будем делать. Если человек хочет купить зарубежную но-шпу, что ему делать? Я хочу купить венгерские лекарства купить, куда мне идти? Мы будем свои производить, и этого не будет и того не будет. Здесь нужна какая-то разумность. Вот сейчас Михаил Зиновьевич объяснил, что Правительство лучше знает. Да не всегда оно лучше знает. И в этом смысле я со многими согласен, что надо обращаться. И надо обращаться, возможно, не в Правительство. Такие судьбоносные вопросы как бедность и богатство, влияющие на государственное устройство всего Отечества, должны выносить на государственный совет. Если бы наш форум обратился к Президенту России с неким тактичным предложением — вынести соборное обсуждение на государственный совет о бедности и богатстве, а потом выступить перед народом по итогам этой встречи, это было бы очень эффективно. На сегодняшний день, я понимаю, что Президент очень загружен. У него много обязанностей. Он занимается национальной безопасностью, у него послание к Федеральному собранию, Бюджетное послание, конституционный круг его обязанностей, в основном, И общее управление государством. Он не является, как в Америке, распорядителем кредитов, чтобы подписывать финансовые документы. Это довольно большая власть и довольно малая мера ответственности, я бы так сказал. Но тем не менее, он всегда вправе поменять, предложить, но сам он финансовые и экономические новые парадигмы не проводит, не предлагает, а рассчитывает на Правительство, которое, по его мнению, эффективно работает. Если мы это сделаем, то получим обратную связь. От Правительства, правильно здесь было сказано, нечего ждать каких-то заявлений. К Президенту можно обратиться, чувствуется, что он духовно растет, позиционирует откровенно, как христианин. Это приятно в том смысле, что человек верующий всегда опирается на какой-то религиозный серьезный опыт. Мы не изучали все русские экономтеории. Вы вспомните Дмитрия Менделеева, который создал известную периодическую таблицу. Он считал себя химиком только по совместительству, как было принято говорить. Он считал себя крупным экономистом. Но на сегодняшний день во всех учебных заведениях все равно преподается Карл Маркс, а Дмитрия Менделеева с его экономическими трудами, я думаю, вряд ли кто знает. Может быть, нам стоит опереться на Свод законов Российской империи, уставы благочиния, которые были раньше. Я понимаю, что сегодня власть ростовщического капитала и финансов. Сегодня деньги дешевые, завтра дорогие и так далее. Но вот … на проценты, которая была внесена на обсуждение, как некий необходимый документ по тому времени, потому что ростовщики даже тогда уже стали пагубно влиять на всю окружающую атмосферу. Это была необходимая акция. Но тем не менее было сказано, что, если ссудный процент необходим, вы можете его давать. Но он не должен превышать основной планки, установленной Законом. Но вы должны знать, что внутри мы это осуждаем, естественно осуждаем. Может быть, стоит вернуться и к таким понятиям из далекой древности.

Что касается налоговой системы, налогового обложения, которое формирует бюджеты многих стран. Будучи в Дании по перезахоронению Марии Федоровны я столкнулся с такой интересной темой. У них очень серьезный налог на средства роскоши. Допустим, есть машина. Покупается дорогой автомобиль иностранной марки, который стоит 150 тысяч долларов. Пожалуйста, 300 процентов налога в коммунию. У них местное самоуправление на высоком уровне. У нас, к сожалению, сейчас Федеральный закон о местном самоуправлении привел к тому, что люди плачут. Сейчас руководители на нижнем уровне в нищете, мэры городов. В Администрации Президента был разговор. Выступал мэр города Курчатова. Он говорит, что из-за нищеты они вынуждены, из-за вхождения этого Закона в силу отменять молоко, которое давали детям по 150 граммов в школах. Мы вынуждены воспитателям в детских домах сокращать заработную плату и так никакую.

Этот прогрессивный налог, когда поступает в коммунию, когда человек, выезжая на этой дорогой машине, просто смело смотрит людям в глаза. Все говорят — мы за тебя радуемся, еще купи. Мы получаем эти проценты, строим детские площадки, социально укрепляемся и так далее. А вообще на дорогие машины налог до 600 процентов доходит. При всем при этом есть общая культура, есть чему поучиться. Не надо все отвергать. Есть такая транснациональная корпорация «Ново…». Я не знаю, какое там состояние у президента этой компании, но он на работу ездит на велосипеде в какой-то своей тужурке. Вот отношение к своим людям, к сотрудникам. Он не позволяет себе как-то уничижительно к ним относиться, заезжая туда на «Ролс-Ройсе».

У нас бы, возможно, это было бы по-другому.

Еще один такой тезис, который нельзя пропустить, оценивая такие категории, как бедность и богатство. Богатство, как состояние души. Оно абсолютно вышло из оборота, но это тоже очень серьезное богатство в постановке вопроса.

Не буду больше ничего расшифровывать. Что касается оценки, цены, чем мы обладаем — землей, недрами, народной общественной собственностью, как говорил сегодня академик Львов, которая сегодня отчуждена таким варварским способом. Вы понимаете, впереди ВТО. Никто не знает, системного подхода нет. Если кто занимается этим серьезно, спросите, что ты будешь делать завтра? А я еще не знаю. Никто ничего не знает. Недавно я был в милицейской аудитории, спросил в Управлении по налогам и экономическим преступлениям — вы как-нибудь готовитесь к вступлению в ВТО, потому что будет другая шкала налогов. Как правоохранительная система сейчас реагирует на это, какие-то профилактические меры вы ведете? Говорят,- мы ничего не знаем. Никаких семинаров, ничего не ведется. Ведь завтра эта стена возникнет перед нами, либерально-фундаментальная стена, с которой мы будем вынуждены считаться. Мы не можем дотировать свое сельское хозяйство. Они нам будут говорить, сколько денег из государственного бюджета мы должны вложить в сельское хозяйство.

Если сейчас мы позвоним в Сибирь, спросим, сколько у вас стоит лиственница? Сколько стоят такие-то поделочные камни в Иркутской области? Не знаем, сколько дадут. У нас подписан контракт, сейчас приедут японцы. Нужна котировка. Но не котировка на лондонской, токийской или нью-йоркской бирже. Нужна котировка очень серьезная на нашей территории, на нашей бирже. Если мы сами будем котировать свой товар, то будем продавать его тогда не за 10 долларов, а за 50. Вот реальные деньги. Здесь-то они заложены. Здесь много денег. Просто этот механизм нужно создать. Нужна единая российская биржевая система, о чем сказал Президент, мы об этом тоже давно говорим. Надо здесь инициативу Президента, как человека, болеющего за Россию, просто поддержать Собору. Это очень важный момент, я считаю.

И в заключении я бы остановился на двух вопросах. Первый. В России, в ее цивилизационном историческом срезе, в ее некой русификации, не надо от русскости убегать. Я понимаю, что семья народов, но Собор-то у нас Русский Народный. Не надо убегать от русскости. История этого не простит. Нужна новая экономическая теория, которая будет основана на какой-то самодостаточности. Я не знаю, как это сделать, но работать над этим надо. Надо уставом исправлять максимальную прибыль. Да, прибыль нужна на благие дела, но я не знаю, как это надо делать. Здесь должен институт работать, вносить свои предложения, механизмы реализации этой теории в жизнь. Мы не можем по тем теориям, которые были заказаны на Западе корпоративными ребятами, жевать здесь до сих пор. У нас должны быть свои теории, для нашего государства.

И второе. Еще раз повторюсь. Обратиться очень тактично к Президенту России с предложением вынести этот вопрос на заседание Госсовета. Попросить его выступить перед народом, дабы уврачевать эти социальные нездоровые вибрации и сказать, что у нас в перспективе намечается. Спасибо за внимание.(Аплодисменты).

Выступление Шашкина Павла Александровича, сотрудника Секретариата Отдела внешних церковных связей по взаимоотношениям Церкви и общества

Сегодня в этом зале уже много говорилось о природных ресурсах, о растущем разрыве доходов между богатыми и бедными. Эта тема, на мой взгляд, имеет самую тесную связь с проблематикой, к которой обратился предыдущий Собор. А именно с темой концепции прав человека, ее интерпретацией. В своем выступлении мне бы хотелось обратить особое внимание на ту парадигму не только экономическую, но и ценностную, которая лежит в основе политики так называемого золотого миллиарда в международных экономических отношениях. Парадигма, которая усиленно навязывается не только современной России, но и многим развивающимся странам. А парадигма эта неолиберальная, которая диктует свою логику экономического и политического развития, весьма далекую от традиционных ценностей христианской цивилизации.

Так, неолиберальное понимание прав человека (я сознательно делаю акцент на слове неолиберальное, поскольку от классического либерального понимания прав человека западная политическая элита постепенно отходит) уже стало своего рода библией глобализма, проекта, направленного на захват власти и навязывания так называемых гуманистических ценностей всему человечеству. По сути, неолибералы подвергают ревизии не только традиционные взгляды на государство, нацию, мораль, но и фундаментальные либеральные ценности, в том числе в сфере экономики. Конечно, важно различать глобализацию как естественный процесс сближения и интеграции народов, и глобализацию как идеологический проект, направленный на навязывание единой системы ценностей.

Что же происходит, на мой взгляд, под маской экономической глобализации, в том числе в нашей стране? Происходит явное циничное попрание прав человека, политических и социально-экономических. Причем, под лозунгом их защиты. Во-первых, ситуация в современном мире характеризуется очевидным кризисом демократии. Важнейшие решения в экономической и политической сферах принимаются не либеральными политиками, а чиновниками международного уровня. Руководством транснациональных корпораций. Затем эти решения навязываются большинству стран мира под лозунгом безальтернативности. Это касается как сферы международных отношений, где открыто попирается принцип суверенного равенства государств, так и внутригосударственного устройства органов власти, где происходит резкое снижение роли представительных органов власти в принятии решений. Цель&nbps;— максимальная концентрация политической власти и материальных ресурсов. Это к вопросу о взаимоотношениях власти и собственности.

Результат, как правило, один&nbps;— разрушение социальной сферы, тотальная приватизация фактическая потеря национальных правительственных рычагов управления, экономическая и политическая маргнинализация большинства населения. Эта картина общая для очень многих стран третьего и второго мира.

Во-вторых, существующая неолиберальная модель экономического развития явным образом нарушает экономические и социально-культурные права человека. Причем, с точки зрения международного права, нарушение так называемыми международными финансовыми организациями, Всемирным банком, Международным валютным фондом общепризнанных стандартов прав человека при проведении экономической политики является нарушением принципов, имеющих верховенство над другими международными обязательствами, в частности, является прямым нарушением Всеобщей декларации прав человека. Тех целей, ради которых эти институты создавались ООН.

Приходится констатировать, что формируемое неолиберализмом социальное неравенство постепенно приобретает новые агрессивные формы, где неприемлемый уровень бедности соседствует с высоким уровнем благосостояния небольшой группы населения. В свою очередь экспансия экономического глобализма неизбежно выливается в военно-политическую экспансию развитых стран, неоколониализм. Суть данной парадигмы заключается в том, что человек рассматривается в качестве товара в условиях рыночной экономики. Одновременно снижается роль национальных правительств в обеспечении гармоничного устойчивого социального развития, проводится в жизнь политика монетаризма, как правило, направленная на постепенный уход государства из сферы регулирования экономики, тотальную приватизацию, создание нерегулируемой рыночной экономики. Главная ставка при этом делается на частный капитал и нерегулируемые рынки с целью концентрации ресурсов и содействия экономическому росту. Это обычная схема. В результате, ставя во главу угла капитал, неолиберализм рассматривает все в качестве товара, имеющего свою цену, сакрализует жизнь во имя стяжания и конкуренцию, которую провоцирует как на внутриполитической арене, так и в межгосударственных отношениях.

Неолиберальная парадигма глобальных свободных рынков способствует концентрации невиданного ранее количества материальных ресурсов в руках незначительного меньшинства людей. Здесь уже приводились данные российской статистики, а по мировой статистике на 20% наиболее богатых людей в мире приходится 86% потребления всех товаров и услуг. Ежегодный доход одного процента богатых в мире равен ежегодному доходу 57% бедных. В центр общественной жизни поставлен культ денег, стандарты монетаризма, экономический рост, нацеленный на концентрацию капитала. Экономический рост сам по себе рассматривается как некая панацея, в том числа в решении проблем бедности. При этом почему-то забывают сказать о том, что рост доходов государства сам по себе проблему не решает без создания эффективной системы распределения полученных доходов во благо всего общества в целом. Российский стабфонд тому яркий, но далеко не уникальный пример.

Давление, оказываемое в целях поддерживать кредитоспособность и конкуренцию на глобальном рынке наносит ущерб политической воле в национальном правительстве инициировать и проводить в жизнь сильную социальную политику. Разрушение системы социального обеспечения, сокращение бюджетных расходов на здравоохранение и образование подтверждает тот факт, что национальные правительства по всему миру, и наша страна здесь не исключение, теряет контроль над своими финансами и бюджетной политикой.

Хотел бы обозначить ряд принципов неолиберального глобализма, нарушающие, на мой взгляд, общепризнанные социально-экономические права человека. Назову лишь некоторые из них. По мнению неолибералов, глобалистов, существующий мир состоит из индивидуумов и корпораций, которыми двигают их частные интересы. Поэтому общество представляет собой простую совокупность эгоистических интересов. Коллективные права человеческих сообществ в этой ситуации защите не подлежат.

Экономический рост посредством создания так называемых свободных рынков является первостепенной задачей. Только посредством данной экономической модели возможно искоренение бедности и обеспечение устойчивого развития, что, очевидно, не совсем так. Экономический рост требует созидательного разрушения, при котором неэффективным видам деятельности позволяется погибнуть, уступая место успешным предприятиям, использующим передовые технологии. Это классическая шоковая терапия, которую наша страна тоже прошла в начале 90-х.

Наконец, нерегулируемая рыночная экономика всегда более экономически эффективна, чем государственное регулирование. Тоже довольно сомнительный постулат, потому что он противоречит важнейшему праву человека&nbps;— праву на достойное управление через демократические государственные институты. В конце концов, государство является просто инструментом общества. И оно гораздо более открыто и транспорентно, подотчетно обществу, по крайней мере, в теории, чем частные корпорации.

Наконец происходит централизация свободного рынка, свободной торговли, которыми управляет якобы невидимая рука, по выражению Адама Смита. Очевидно, что такой невидимой руки не существует, а вот свободные рынки в действительности контролируются транснациональным капиталом и действуют под давлением международных финансовых корпораций.

Необходимость альтернативы неолиберализму, основанной на уважении национальных и религиозных традиций, солидарности и социальной справедливости, очевидна. Она осознается не только в православном мире, но и в Католической Церкви и протестантским сообществом. Нужен альтернативный проект модернизации. В противном случае конфликт неизбежен, но это будет не пресловутый конфликт цивилизаций, на мой взгляд, а глобальное противостояние золотого миллиарда и всего остального человечества.

Какой же ответ может дать христианство на это? Думается, что таким ответом должна стать концепция социального консерватизма, основанная на принципе сочетания идей сильного социального государства и патриотизма, укорененном в христианском универсализме. По точному выражению владыки Кирилла, общение многообразие и свободное сотрудничество целостных общин, хранящих свои традиции, свой образ жизни, может быть нашим ответом на вызов унификации и глобализации. Необходим равный партнерский диалог, подчеркну, диалог, а не слияние, с религиозными, философскими традициями, противостоящими неолиберальной унификации и нравственному релятивизму. Русская Православная Церковь может и призвана возглавить этот процесс в нашей стране.

Альтернативная глобализация, построенная на принципах солидарности, справедливого распределения экономических благ и равного доступа всех людских сообществ к политической власти, материальным ресурсам может стать реальность, и это отнюдь не утопия. Во-первых, для устойчивого развития, которое не может обеспечить существующая глобальная экономическая система, необходимо возрождение института сильного национального государства. Необходимы независимые политики, независимое общественное мнение, национальная идеология, основанная на идее корпоративности, преемственности поколений, где ответственность не только перед земными судьями, но и перед высшим судьей. Иными словами, нравственный, духовный традиционализм, политический по форме и религиозный по содержанию.

Во-вторых, эти государства должны быть социальными, то есть стремящимися к социальной справедливости, общественной интеграции и созданию возможностей для персонального развития. Иными словами, опирающиеся на христианские ценности в политике и экономике. Приведу известные слова экономиста Норберта Нойхауза «Социальная рыночная экономика не низводит государство до положения ночного сторожа, как при либеральном капитализме, но предусматривает сильное, самосознательное государство, которое заботится об общем благе и обеспечивает экономическую, социальную функцию конкуренции. Построить такое государство на глобальном уровне, мировое государство это, действительно, утопия. Такое государство может существовать только на национальном уровне и опираться на национальные традиции, имеющие, как правило, религиозные истоки. Применительно к популярной сейчас идее суверенной демократии это означает, что только развитая национальная экономика и политическая система позволяют стране сохранить свой суверенитет. Национальный суверенитет не может быть обеспечен не национальной экономикой, тем более экономикой транснациональной. Он является очевидной помехой на пути к наднациональной власти экономических кланов, не заинтересованных в демократии, которая объективно существует только в рамках национального государства. В противном случае потребовалось бы создание официального мирового правительства, формируемого демократическим путем, что в обозримой перспективе представляется мало вероятным.

Рост ВВП, тем более, если он достигается во многом за счет высоких мировых цен на углеводороды и развитие добывающей промышленности в ущерб остальным отраслям, в этом контексте не является для нашей страны панацеей, не решит проблему разрыва доходов богатых и бедных. Необходим механизм справедливого распределения нефтегазовых сверхприбылей. Только в этом случае рост экономики будет гарантировать национальные суверенитеты и интеграцию в мировую экономическую систему на равных правах. А это и есть социальный патриотизм суверенной демократии, если угодно.

Доходы от сырьевого экспорта должны быть направлены на реиндустриализацию нашей экономики, промышленный потенциал которой за последние 15 лет упал до опасно низкого уровня. На мой взгляд, лозунгом дня должна стать именно новая ндустриализация страны. Реиндустриализацию и прямую государственную поддержку ведущих отраслей экономики необходимо сделать новым национальным проектом. И ключевым моментом здесь является опора на развитие реального сектора экономики, передовых технологий, а не реализация проектов пресловутой энергетической империи, обреченной на очевидный и скорый провал. Последние события на пространстве СНГ тому пример.

Нам необходимо реализовать свой собственный национально-экономический проект, в котором нравственными мотивациями труда будут служить традиционные для нашей страны моральные ценности: взаимопомощь и солидарность, выраженные в преодолении социального разделения при объединении людских и материальных ресурсов во имя блага как конкретной личности, так и общества в целом, учет не только личных, но и коллективных прав при планировании и приведении в жизнь экономических проектов. Только в этом случае развитие реального сектора экономики, справедливое распределение доходов внутри общества с целью достижения социальной справедливости, поддержания малоимущих слоев населения, базирующихся на общей системе ценностей, станет основой для возрождения экономического, политического и военного суверенитета Российской Федерации.

Необходимо также признать, что эффективное управление экономикой в существующих условиях возможно только при условии официального признания приоритетной роли государства в ведущих отраслях. В том, что раньше называлось командные высоты в экономике. В остальном, государство, будучи инструментом общества, обязано обеспечить гармоничную реализацию демократически сформулированного проекта развития, должно проводить политику, гарантирующую доступ для всех слоев общества к товарам и ресурсам, справедливое распределение доходов и материальных благ. Актуальным также является воспитание социальной ответственности предпринимательского сообщества и создание нравственной атмосферы в обществе с целью развития национального производства и модернизации экономики. Любые ресурсы, которыми располагает общество, должны быть использованы для улучшения положения человека и развития его духовного потенциала. Важно обеспечить большую корпоративную социальную подотчетность частного бизнеса, гарантируемого через внедрение механизмов социальной ответственности. Напомню, что именно с этой целью VШ Всемирным Русским Народным Собором был принят Свод нравственных принципов и правил хозяйствования, получивший широкую поддержку экономической и политической элиты страны.

Завершая свое выступление, хотел бы еще раз сделать акцент на том, что проблема бедности зависит не только от того, что именно превалирует в экономике страны, сырьевой сектор или реальный сектор экономики. Стабильное суверенное государство невозможно без доверия между различными слоями населения, а при таком разрыве в уровне жизни между богатыми и бедными ни о каком доверии и единстве элиты и народа речь идти не может. Причем, чем больше разрыв, а разрыв, как показывает статистика, из года в гол только увеличивается, тем меньше доверия. Это очевидно. Вывод&nbps;— необходима модернизация государства на принципах солидарности, справедливого распределения экономических благ и равного доступа всех активных слоев общества к политической власти и материальным ресурсам, а это невозможно сделать без активной социальной роли Русской Православной Церкви как института, объединяющего на основе общих ценностей подавляющее большинство российской нации.

Выступление Зангеевой Светланы Бальжиновны, Президента национального совета по развитию малого и среднего предпринимательства при Председателе Совета Федерации

Глубокоуважаемый Владыка Кирилл! Уважаемые Соборяне, участники XI Всемирного Русского Народного Собора!

Позвольте по поручению экспертов и аналитиков Национального Фонда развития малого и среднего предпринимательства и Национального (экспертного) Совета по развитию малого и среднего предпринимательства сердечно приветствовать высокое Собрание и Вас лично. От всей души благодарю Вас за предоставленную возможность стать участником XI Всемирного Русского Народного Собора и выступить со столь высокой трибуны.

Эпохальная речь Владыки на открытии Собора, яркий и беспрецедентно смелый по своему содержанию доклад Академика Д. С. Львова, выступления крупных политических и общественных деятелей России и зарубежных стран оставили неизгладимый след в моей душе.

Хотела бы очень кратко сообщить Вам, что Национальный Фонд был создан как деловой партнер и исполнительный орган Совета по развитию малого и среднего предпринимательства при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в целях оказания помощи предпринимателям и объединения их усилий для решения проблем в сфере малого предпринимательства России.

Основными целями при его создании были: формирование при Совете мощной экспертно-аналитической группы из числа предпринимателей, ведь кому, как не предпринимателям быть лучшими из лучших экспертов, поскольку именно они ежедневно решают совершенно конкретные предпринимательские задачи, знают хозяйственную практику и могут предложить пути решения проблем в сфере развития малого и среднего предпринимательства, в том числе, за счет создания качественно новой, эффективной законодательной базы для развития малого и среднего бизнеса в нашей стране; оказания поддержки в претворении в жизнь предпринимательских проектов, которые, по сути дела, являются квинтесценцией их предпринимательской деятельности, если хотите их божественным планом.

Национальный Совет был образован позднее по инициативе предпринимателей — членов Совета, в целях объединения усилий экспертов, скажем так, «живых» экспертных сил, успешных предпринимателей, имеющих большой опыт предпринимательской деятельности, а также привлечения к решению проблем малого и среднего предпринимательства, так называемых «тяжеловесов», VIP-экспертов, из числа министров федерального Правительства, депутатов Государственной Думы России, сенаторов, руководителей регионов РФ, депутатов регионального и муниципального уровня, мэров больших и малых городов России, крупных общественных и политических деятелей России, желающих и могущих своим именем и авторитетом повлиять на создание благоприятных условий для предпринимателей малого и среднего бизнеса.

В настоящее время Национальный Фонд и Национальный Совет являются надежными партнерами администраций и Правительств субъектов Российской Федерации, муниципальных органов управления, выступает в качестве экспертно-аналитического института взаимодействия в области малого и среднего предпринимательства со всеми организациями и структурами законодательных и исполнительных органов власти Российской Федерации, общественно-массовых движений, политических партий, российских и международных неправительственных организаций, — всех тех, кто желает активно участвовать в развитии малого и среднего предпринимательства в РФ, поддерживать словом и делом предпринимателей малого бизнеса страны.

При этом мы исходим из того, что малое и среднее предпринимательство является сферой обеспечения политической, экономической и социальной стабильности в нашей стране, устойчивого развития России на рубеже веков, а также средой для формирования многомиллионного среднего предпринимательского класса, людей созидательных в своих помыслах и инициативных, настоящих пассионариев своего частного предпринимательского дела, от которых во многом зависит будущее нашей Родины.

Экспертами Национального Фонда с привлечением специалистов и крупных экспертов из Торгово-промышленной палаты РФ, Министерства по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства РФ, экспертов из регионов России в 2003 году были подготовлены по заказу сенаторов две Концепции для Совета Федерации:

  • Концепция законотворческой деятельности Совета Федерации в области развития малого и среднего предпринимательства;
  • Концепция активизации работы в регионах Российской Федерации по развитию малого и среднего предпринимательства.

В соответствии с последней, Национальный Фонд и обрел статус делового партнера и исполнительного органа Совета по развитию малого и среднего предпринимательства при Председателе Совета Федерации, почему к нам обращались предприниматели за поддержкой, помощью и содействием, как к структуре при Совете Федерации, и в соответствии с которой Национальному Фонду было поручено формировать экспертно-аналитическую группу по вопросам развития малого и среднего бизнеса.

Концепции затем были приняты и утверждены Советом, переданы всем сенаторам, разосланы во все субъекты Российской Федерации как руководство к действию во благо предпринимателей малого и среднего бизнеса, как настоящие рекомендации: что необходимо сделать в первую очередь, в целях поддержки одного из самых созидательных секторов национальной экономики.

Известно, что в экономически развитых странах в сфере малого и среднего бизнеса создается от 50% и более валового внутреннего продукта этих стран, большое количество рабочих мест и значительная доля инноваций, а у нас в России по официальной статистике эта доля в ВВП составляет 10—12%, многие годы оставаясь практически на «нулевом уровне», а доля, так называемого «теневого бизнеса», по оценкам наших экспертов, достигает от 30% до 50%. Многие предприниматели не скрывают, что если будут полностью платить налоги, то могут, как говорится, «ноги протянуть», этим и объясняется высокая доля теневой составляющей.

Созданный в 2004 году Национальный Совет по развитию малого и среднего предпринимательства, был сформирован в целях объединения усилий конкретных и «маститых» экспертов, ведущих экспертов, в целях пояснения этого обстоятельства, мы в круглых скобках и указываем Национальный (экспертный) Совет. В настоящее время число экспертов перевалило за две сотни, включая число Почетных «дипломистов», VIP-экспертов. Таким образом, в Национальном Совете мы сконцентрировали главные экспертные силы, а деятельность Национального Фонда больше стала нацеленной на реализацию и сопровождение конкретных проектов малого и среднего бизнеса, проведение Конференций, заседаний Круглых столов экспертов, семинаров, других «активных» мероприятий по консолидации предпринимательских усилий и инициатив.

Уже к июлю 2004 года наши эксперты участвовали в создании Концепций развития малого и среднего предпринимательства в ряде регионов Российской Федерации, муниципальных образований, но самое главное, о чем мы хотели бы Вам сообщить, уважаемые Соборяне.

Уместно, наконец, и нам признать свою «пионерную» роль в формировании нового института государственной социально-экономической политики в форме приоритетных национальных проектов, ведь именно эксперты Национального Фонда развития малого и среднего предпринимательства еще в июле 2004 года, за год до провозглашения Президентом России В. В. Путиным общенациональных приоритетов, написали бесплатно, по принципу «жила бы страна родная», несколько Концепций в области развития малого предпринимательства в России для сенаторов, депутатов, регионов РФ:

  1. Концепцию «Здоровье российской нации» через использование методов традиционной народной медицины, достижений интегративной медицины (в качестве примера, обобщив опыт Центра Древнеславянской медицины и культуры Петра Кирпиты);
  2. Концепцию образовательного проекта «Кадры для предпринимательства России»;
  3. Концепцию Федерального пилотного проекта обеспечения жильем населения России через создание в массовом порядке жилищно-строительных кооперативов.
  4. Концепцию создания Этнопарка народов России, в рамках которого ставилась цель воспроизвести экономику, жизнь и быт народов России, исторически сложившиеся традиционные национальные хозяйства (казачий курень, жилища коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, чумы, улусы и т.д.), показав традиционные способы производства в России.

 

Концепции были опубликованы малым тиражом в Краснодарском крае, в журнале «Дело и Деньги» (сейчас — «Дело. Общество. Деньги»). Без преувеличения отметим, мы рады данному обстоятельству, что именно наши эксперты стояли у истоков создания идеи приоритетных национальных проектов.

«Гвоздевая» квинтесценция идеи проекта состояла в том, что если государство не в силах решить проблему обеспечения доступным и достойным жильем граждан России по принципу 2Д: жилье должно быть доступным, жилье должно быть достойным, — что у нас в России леса, кирпича (из глины, песка, гипса), стекла и бетона или землицы мало, на всех не хватит?! Кому же еще решать жилищную проблему, как не самим гражданам России, объединившимся в жилищно-строительные кооперативы?!

Концепция пилотного проекта создания жилищно-строительных кооперативов для обеспечения населения нашей страны жильем по принципу 2Д является самой актуальной сегодня для миллионов россиян, ждущих десятилетиями решения, как мы считаем, самой насущной, животрепещущей, жилищной проблемы. При этом, мы исходили из того, что эта проблема не решается во многом из-за «дыр» в законодательстве, которые надо срочно «зашпаклевывать». Ведь в настоящее время строится довольно много жилья и оно темными, несветящимися окнами смотрит на нас, так как инвесторы и застройщики (не будем углубляться в экономическое содержание этих категорий, ведь инвесторами и застройщиками могут выступать и сами будущие жильцы, некоторые из которых могут оказаться «обманутыми вкладчиками») не могут его продать из-за дороговизны этого, в основном, элитного жилья, либо они вложили свои ресурсы, инвестиции, спасая их от инфляции, желая их приумножить, капитализировать, поэтому не желают это жилье продавать.

Самое приятное для нас в данном случае, что наши эксперты трудились по принципу «жила бы страна родная», на общественных началах разработав эти Концепции. А самое плохое состоит в том, что когда они к сентябрю 2005 году «легли» на стол нашего Президента Владимира Владимировича Путина, то они оказались практически выхолощенными. Из Концепций, можно сказать «вынули душу», ведь самое основное их содержание состояло в том, чтобы подступиться к решению жилищной проблемы, включив главный ресурс, инициативу самих людей, объединившихся в жилищно-строительные кооперативы (ЖСК). Ведь именно ЖСК могли бы стать консолидирующей силой для совместного решения проблем с жильем.

Добавим, что в новом Гражданском Кодексе РФ даже нет теперь такой организационно-правовой формы как жилищно-строительные кооперативы (ЖСК), иначе как же чиновничество будет земельными участками распоряжаться, ведь надо будет «делиться» с объединениями граждан в многочисленных ЖСК. Но данная тема является самостоятельной, более глубокой, острой и актуальной для всех нас, так как затрагивает интересы миллионов российских граждан, не относящихся к достаточно обеспеченным кругам.

Глубокоуважаемый Владыка! Уважаемые Соборяне! Мне хотелось бы сегодня обратить ваше внимание на насущную необходимость принятия чрезвычайных мер в поддержку малого предпринимательства в нашей стране. Ведь малое предпринимательство является важнейшим источником решения проблемы борьбы с бедностью в России. И Вы, уважаемый владыка, и академик Д. С. Львов, и академик Е. М. Примаков, и практически все выступающие в один голос заявили о существовании вопиющего неравенства в нашей богатейшей стране, по наличию природных ресурсов, супердержаве.

Мое обращение к Вам продиктовано общей и повсеместно сложной ситуацией в сфере малого предпринимательства в нашей стране. Оно продиктовано голосом отчаяния, который слышу от предпринимателей. При этом мы отчетливо понимаем: если предпринимательская структура не является каким-то образом (через личные или родственные контакты, неформальные связи) аффилированной с представителями власти, то ей очень трудно добиться оказания мер государственной поддержки.

То есть, не смотря на увеличивающиеся год от года объемы средств, направляемых государством на поддержку субъектов малого предпринимательства, предусмотренные в Федеральном законе РФ «О государственном бюджете РФ» (в 2004 году — 3 млрд. руб. государственных гарантий, в 2005 и 2006 годах — 1, 5 млрд. руб. и 3 млрд. руб. соответственно реальных денежных средств, распределяемых по известному механизму конкурсов Департаментом государственного регулирования в экономике Министерства экономического развития и торговли РФ),они не дали ощутимых результатов, поскольку механизмы их распределения весьма несовершенны и неэффективны.

Вывод единственно верный: у нас в России нет системы государственной поддержки предпринимателей мелкого (микро-) и малого бизнеса, такой как, например, в других странах с рыночной экономикой. Имеется в виду массовой и «тупой» (в хорошем смысле слова) системы, не взирающей ни на какие лица, ни на какие звания, ни на какие связи, — системы государственной поддержки, предоставляющей безвозмездные субсидии, субвенции, беспроцентные кредиты, налоговые освобождения и налоговые каникулы для предпринимателей, особенно это касается, малых инновационно активных фирм и начинающих предпринимателей.

На их фоне атавизмом времен нашего развитого социализма представляется такая мера государственной поддержки, как «материнский капитал», ибо, на наш взгляд, людям прежде всего целесообразнее было бы создать условия для их занятия малым и средним бизнесом, самой массовой формой частного предпринимательства, тем самым дать возможность зарабатывать и содержать и себя, и детей, уважать себя, и не дожидаться три года богоугодных проявлений власти, чтобы обеспечить своих детей всем необходимым. Важно за счет развития малого и среднего предпринимательства дать людям способы «самозарабатывания» средств, вооружив их собственной удочкой для ловли рыбы, образно говоря, а не брать государству божественную функцию раздачи рыбы.

Наш Президент В. В. Путин пошел навстречу чаяниям россиян. Президент России вынужден был «ускориться», изобрести своею политической волей и державной рукою такие регуляторы. «Материнский капитал» нужен и он особенно приятен как некий стимул, если хотите как «подарок» российским семьям от Президента Великой державы.

Необходимо всемерно развивать малое предпринимательство, поддерживать частную инициативу, давать возможность предпринимателям реализовывать их бизнес-планы, претворять в жизнь их божественные планы, их светлые помыслы и мечты, провести либерализацию предпринимательского пространства России, как того требует Президент России В.В.Путин в своих Посланиях Федеральному Собранию РФ.

Кстати, любопытная цифра мелькнула в «Российской газете» от 01.03.07 г.: согласно официальной статистике и информации банков России, большинство малых предприятий являются самыми дисциплинированными в плане возврата кредитов; процент невозврата составляет всего 0, 12% от общего объема выданных кредитов.

А невозврат кредита возникает, как правило, тогда, когда банк сознательно в целях последующего захвата имущества предприятия за бесценок и реализации собственно политики рейдерства, слияний-поглощений, недружественного захвата, искусственных банкротств, не предоставляет в полном объеме, в соответствии с бизнес-планом предпринимателя, запрашиваемый объем кредита, действует половинчато.

Сектор малого и среднего предпринимательства является многомиллионным по людскому наполнению и бесценным по своему содержанию, это, без преувеличения, сфера божественной самореализации личности, осуществившей свой выбор в пользу развития своего собственного направления в бизнесе, частного предпринимательского дела в России.

Убеждены в том, что возрождение России как Великой державы возможно при вовлечении потенциала малого и среднего бизнеса в хозяйственный оборот. Предприниматели малого бизнеса «на своих маленьких плотах сквозь бури, шторм и грозы», по аналогии со словами из известной песни Юрия Лозы, сопротивляясь всем и вся препонам, находят свои ориентиры в океане российского бизнеса благодаря прорывному характеру своих идей, управленческим инновациям и инновационным проектам, благодаря пассионарности человеческих характеров. Они отстаивают свои позиции в жесточайшей конкурентной борьбе с крупными «акулами» бизнеса. Предприниматели малого бизнеса являются своего рода пассионариями частного предпринимательского дела в России, лучшими их лучших экспертов в своем деле.

В условиях, по сути, отсутствия должного внимания со стороны государства вопросам развития малого предпринимательства, по своей природе, многообразного и многоотраслевого сектора национальной экономики, пронизывающего практически все сферы и экономической (начиная с торговли, общественного питания, всех видов платных услуг, транспорта, производства, туризма, сельского хозяйства и т. д.), и духовной (науки, образования, культуры) жизни российского общества, наш Президент В. В. Путин был вынужден создать такой специальный институт социально-экономической политики, как приоритетные национальные проекты, создав тем самым президентские рычаги и регуляторы улучшения качества жизни населения России, осуществив тем самым «расшивку» «узких мест» и заполнив «бреши» в государственной социально-экономической политике РФ.

В Соборной речи Владыки Кирилла на открытии XI Всемирного Русского Народного Собора огромное внимание уделено рассмотрению вопроса о перспективах развития России через модернизацию. Именно поэтому считаю важным обратить Ваше внимание, уважаемые Соборяне, на инновационную составляющую процесса модернизации страны.

Ведь большая часть инноваций, как правило, создается «в головах» конкретных ученых, конструкторов, разработчиков научно-технической продукции, в том числе, и в небольших лабораториях, фирмах, компаниях малого и среднего бизнеса, на малых инновационно активных предприятиях. Сегодня можно с большой долей уверенности отметить, что предприниматели малого и среднего бизнеса создают научно-технические достижения и делают открытия, которые многократно коммерциализируюясь, превращаясь в инновации, могут сыграть решающую роль в модернизации России.

Сегодня инноваторы России достигли новых высот и значительно расширили таблицу Д. И. Менделеева, создают уникальные инновационные проекты, способные вывести Россию на самые передовые рубежи научно-технического прогресса. За счет освоения громадного рынка лекарственно-технического сырья, внедрения современных биотехнологий и развития заготовок дикорастущих, лесных трав, растений мы можем полностью решить проблему производства любых лекарств в России из собственного сырья.

Еще один пример: талантливые русские физики XXI века из Дубны создали проект низкотемпературной трансмутации химических элементов, который является новым уникальным способом извлечения альтернативных источников энергии. Это новое русское изобретение, которое может перевернуть современные представления человечества и является новым словом русских ученых поколения новой физики. Необходимо развивать и поддерживать малое инновационно активное предпринимательство, создавать благоприятные условия для предпринимателей малого и среднего бизнеса, предотвратить «утечку мозгов» из России. Известно, что рынок инноваций стоит на первом месте по своей сверхприбыльности, опережая торговлю оружием и наркотиками. Инновационное будущее России во многом в руках предпринимателей малого и среднего бизнеса.

Как отметил вскользь А. В. Шаронов, заместитель министра экономического развития и торговли РФ в своем выступлении: для умножения богатства страны надо менять порядок вещей.

Мне хотелось бы продолжить эту, как мне представляется, не до конца законченную мысль крупного чиновника (ввиду краткости его выступления и строгости регламента заседания Собора). Прежде всего, необходимо изменить порядок вещей в системе управления сферой малого и среднего предпринимательства (МСП), если хотите, сам хозяйственный механизм управления сектором МСП.

На мой взгляд, складывающаяся на сегодня ситуация в среде малого и среднего бизнеса России, требует создания новой методологической основы для формирования системы государственной поддержки развития малого и среднего предпринимательства, которая базировалась бы на более профессиональном и реалистичном видении проблем в данном секторе национальной экономики, с учетом его многоотраслевого характера (торговля, общественное питание, сельское хозяйство, транспорт, связь, производство, туризм и спорт, все виды и формы кооперации, платных услуг населению, финансовая и банковская деятельность, консалтинг, наука, культура, образование, и т. д., плюс, экономика домашних хозяйств, доля которой в экономически развитых странах составляет от 5% до 15—20% ВВП этих стран, а у нас она пока не принимается в расчет).

Следовательно, возникает необходимость в Программе межведомственной координации действий правительственных структур, исполнительной и законодательной власти РФ в области развития малого и среднего предпринимательства, придания его развитию стратегически важного значения как сферы обеспечения экономической, политической и социальной стабильности в обществе, формирования среднего класса в стране.

Министр экономического развития и торговли Российской Федерации Г. О. Греф неоднократно заявлял о необходимости провозглашения развития малого предпринимательства приоритетным направлением экономической политики государства и разработки соответствующего федерального закона о государственной политике в области развития малого и среднего предпринимательства в РФ, с принятием ряда важных, прогрессивных, по своему содержанию, и судьбоносных для миллионов предпринимателей страны, государственных решений, причем на самом высшем уровне. Каково будет мнение других министерств и ведомств по данному вопросу?! Удастся ли подчиненным Министра Г. О. Грефа претворить в жизнь тезис о приоритетном развитии малого предпринимательства?!

Малое и среднее предпринимательство как созидательная сфера российской экономики, исторически основанная на традиционной национальной модели ведения хозяйства, с учетом многонационального характера российской экономической жизни, имеет исключительно важное значение для возрождения былого величия нашей страны. Ведь девизом российского предпринимательского сословия, известных коммерсантов и предпринимателей, таких как, Демидовы, Морозовы, Коноваловы, Рябушинские, Четвериковы, Сорокоумовские, Абрикосовы, и многие, многие другие, был и остается девиз: «И маслом, и головкой сыра будем славить свое Отечество».

Этот призыв актуален и сегодня, когда мы видим, как на наших глазах практически вымирает российская деревня, трудна жизнь предпринимателей в малых городах и поселках, высока дифференциация по уровню экономического развития между различными регионами РФ, нищета и отчаяние поселилось во многих российских семьях из-за безработицы, а тем, кому государство поручило непосредственно заниматься этими вопросами по большому счету и некогда этим заниматься. Сегодня чиновники по большому счету переживают настоящую «золотую лихорадку», осваивая мощные финансовые потоки, образующиеся в результате благоприятной мировой конъюнктуры на рынках нефти и газа, благодаря высоким ценам на них и сверхприбылям. Они заняты созданием собственных институтов богатства и встраиванием в них приближенных к ним людей, реализацией всевозможных глобальных и страновых мега-проектов, учреждением крупных фондов, банков и т. д.

Мы будем стоять на том, и мы утверждаем, что развитие малого и среднего предпринимательства в нашей стране является стратегической задачей, стержневой в реформировании национальной экономики, способной «разбавить мутную воду» постсоветской рыночной экономики с «олигархической » природой частного капитала в современной России, новыми, созидательными формами и видами массового частного предпринимательства. Мы считаем, что до тех пор, пока не будет создана качественно новая и эффективная законодательная база для развития малого и среднего предпринимательства в целях формирования высококонкурентной рыночной экономики в Российской Федерации, говорить о возрождении былой мощи России, означает скатиться до уровня пустых деклараций.

 

Сегодня архиважно, на наш взгляд:

  • стимулировать появление большего количества частнопрактикующих врачей через развитие рынка страховой медицины, бесплатной для населения России, через опережающую профилактику заболеваний и мощную пропаганду методов традиционной народной и интегративной медицины, здорового образа жизни людей, сокращение психологических факторов жизненных стрессов, разрушающих природу человека, уменьшающих жизненную силу и энергию человека;
  • наладить государственное регулирование многомиллиардного (в долларах США), по своей емкости, рынка репетиторов и учителей, дающих частные уроки, системы бизнес-образования;
  • всемерно поощрять развитие кооперативного движения и объединение частной инициативы граждан страны для обеспечения их нужд в жилье, доступном и достойном для граждан Великой России с ее колоссальными ресурсами. Что у нас в России мало земли, леса, воды, глины, песка, гипса, стекла и бетона, других стройматериалов, в том числе, и более дешевых инновационных?! Предоставьте людям такую возможность, создайте только соответствующие экономические условия для их собственного обустройства и проблема может стронуться с «нулевого» уровня.

 

Глубокоуважаемый Владыка Кирилл, уважаемые Соборяне! Мне хотелось бы воспользоваться счастливой возможностью выступить с высокой трибуны Собора и поблагодарить Владыку Кирилла за благословление проведения Первого Всемирного Конгресса «Альтернативная энергетика и экология» (WCAEE) у нас в России, в августе 2006 г., на борту теплохода с победным именем Георгий Жуков по Великой русской реке Волга. Низкий Вам поклон! Выражаем признательность сотруднику отдела внешних связей Павлу Александровичу Шашкину за конструктивное взаимодействие с нами.

Национальный Фонд и Национальный Совет выступили соорганизаторами проведения заседаний Круглых столов экспертов, посвященных роли малого и среднего предпринимательства в развитии альтернативной энергетики и реализации экологических проектов. Мы считаем данную тему очень важной для будущего России и мира. Имея громадные ресурсы углеводородного сырья Россия, по мнению наших экспертов, не должна отстать от других стран в области создания экологически чистых альтернативных источников энергии, водородной энергетики и водородной экономики, уделять большое внимание сохранению природных ресурсов и бережному природопользованию, созданию благоприятной среды жизнедеятельности людей на основе принципов ноосферы, провозглашенных великим русским ученым В. И. Вернадским.

В связи с этим, не могу не обратить внимание участников XI Всемирного Русского Народного Собора к проблеме сохранения светлого Ока Земли, Жемчужины Земли, Озера Байкал. Меня очень беспокоит состояние Озера Байкал. Мне очень больно было обнаружить на прилавках московских магазинов байкальский омуль, размером меньше самой маленькой и худой селедки. Неужели надо уже констатировать факт исчезновения прекрасного серебристого байкальского омуля, породистого, сочного, жирного, тающего во рту, уникального по своим вкусовым качествам?! Нам подан самый тревожный сигнал: если уже рыба стала в Байкале «мутировать», то что будет дальше со священным Байкалом, дающем для нас 20% мировых запасов чистейшей пресной питьевой воды?!

И с этих позиций важно вокруг Байкала развивать экологический, научно-технический, паломнический туризм, сопряженные с туризмом инфраструктурные отрасли, надо обеспечить население рабочими местами, в том числе, в сфере реализации природоохранных и экологических проектов. Российское государство обязано в срочном порядке создать благоприятные условия и дать твердые гарантии для гармоничного и устойчивого развития природы, общества и человека на берегах Байкала. Надо срочно разработать долгосрочную Стратегию сохранения Байкала и пересмотреть существующие подходы к развитию территорий вокруг Байкала, сформировать внешнюю и внутреннюю политику с учетом реалий глобализации, чтобы в перспективе не лишиться ресурсов Байкала из-за хищнического хозяйствования.

Архиважно занять малым предпринимательством людей, живущих на берегах Байкала, чтобы они, вынужденные выживать в суровых условиях современной рыночной экономики, не истребляли хищнически ресурсы и богатства Байкала, а наоборот, оберегали Байкал для собственных нужд, прежде всего, и для всей человеческой цивилизации как уникальное явление природы и как громадный источник чистой пресной питьевой воды.

Необходимо развивать экологическое сознание и обучать экологии духа человеческого, чтобы рядом с Байкалом не накапливалось отрицательных энергий. С этих позиций является сверхактуальным сегодня развивать миссионерское движение и воспитывать волонтеров мира, способных сохранить Байкал для их же собственного блага и блага всех народов России и мира.

Веками наши предки оберегали Байкал, молились о приумножении богатств. Вокруг Байкала намоленные тысячелетними молитвами святые места, священные для обитателей Байкала и моих сородичей. Озеро Байкал является прежде всего достоянием тех, кто веками молились и счастливо жили на его берегах, в настоящее время объявлен Организацией Объединенных Наций территорией Всемирного наследия.

Уважаемые участники Собора! Настойчиво обращая Ваше внимание на проблемы развития малого и среднего предпринимательства в нашей стране, прошу отметить в Соборном слове, что именно в сфере малого и среднего предпринимательства трудятся люди особой созидательной природы, творческие и инициативные, креативные, способные сделать все возможное для возрождения Великой России!

Хотела бы завершить выступлении четверостишьем известного поэта о России: 

«Касаясь трех великих океанов,
Она стоит раскинув города,
Покрыта сеткою меридианов,
Непобедима, Велика, Горда!»

Убеждены в том, что могущество России будет прирастать за счет развития малого и среднего предпринимательства, вовлечения его потенциала в хозяйственный оборот. Поддерживать всемерно предпринимательские инициативы и проекты миллионов людей, занятых в сфере малого и среднего предпринимательства — созидательном секторе национальной экономики — вот главное на сегодня.

Благодарю за внимание!

Выступление Гусарова Андрея Валерьевича, председателя Совета директоров ООО «ФПК САТОРИ»

Добрый день, Владыко! Добрый день, участники Конференции!

Я здесь хотел выступить и как член «Опоры», и как предприниматель, который в это тяжелое время. Я перейду от макро таких проблем, перейду к тому, что волнует меня непосредственно как предпринимателя. Нашей компании уже исполнилось 14 лет и слава Богу мы живем и развиваемся, несмотря на те условия, о которых здесь говорилось.

Я бы хотел поднять вопрос, который мы можем решить непосредственно с вами. Я через бизнес пришел к вере, потому что я открывал бизнес под девизом «Хочу быть здоровым и богатым». И потом на каком-то этапе развития пришел к тому, что понял, что это тупиковая ситуация. И таких людей, как я, на самом деле очень много, которые хотят работать, развивать бизнес, решать многие социальные вопросы. Но вот четкой идеологии, о которой я мог бы прочитать сегодня в какой-то книге, ее нет. Все мы идем каким-то опытным путем. У кого-то, хорошо, есть батюшка, у кого-то нет. Но взять на сегодняшний день такую литературу, где можно было бы четко прочитать, как вести бизнес, нет. Мне случайно попались «Нравственные правила», которые мне очень помогли. Но я хотел, чтобы была создана какая-то система, которая бы православных людей, которые занимаются сегодня бизнесом, поддерживала. (Аплодисменты).

Я профессионально не получал управленческого образования. Я много искал, ходил на курсы. Вся эта управленческая система построена, в основном, на протестантизме. Взять такие же подобные книжки, почитать, которые были бы основаны на христианской идеологии, на нашей православной мере, их очень мало. Я даже зашел в Даниловский монастырь в книжную лавку, спросил что-то, чтобы прочитать про наши православные традиции, про наших православных купцов. Мне говорят — ты не сюда пришел, у нас этого нет. Поэтому я хотел бы внести конкретное предложение. Нас несколько человек таких предпринимателей, которые готовы профинансировать работы, связанные с тем, чтобы другим людям, которые также, как и я прошли путь, помогли бы идти по пути бизнеса, помогли развивать и коллектив и людей. И при этом опирался бы на наши православные основы. Я думаю, что в ближайшее время в рамках «Опоры» можно было бы провести какой-то «круглый стол» на тему «Православие и бизнес». И именно там выработать какие-то конкретные статьи, которые мы можем применить. (Аплодисменты).

Еще говорили про сегодняшние СМИ. На сегодняшний день этот нарождающийся класс, у которого есть экономические возможности, мы его упускаем. Поэтому надо объединять людей, у которых есть экономические возможности и направлять в правильное русло. А девиз, как я понял, сегодня у нас такой, что «величие России возможно только при развитии духовности». (Аплодисменты).

Выступление священника Александра Миняйло, ректора Уральского института (школы) бизнеса

Ваше Высокопреосвященство! Все честные отцы, братья и сестры!

Вот когда матушка варит борщ, а я прихожу и говорю: сделай мне из борща компот. Она скажет — да ты что? Аксиоматика борща не позволяет сделать компот. Здесь было предложение — нам надо изменить аксиоматику всей экономической жизни, что мы и сделали в нашем Институте 10 лет назад. Мы читаем курс духовно-нравственной экономики. И поэтому я предлагаю. Учитывая это, не надо рассматривать какие-то там налоги, а записать Всемирному Русскому Народному Собору, что Россия должна идти по-другому пути — по пути создания духовно-нравственной экономики. (Аплодисменты). В этой экономике мы рассматриваем категории труд, земля, хозяйство, достаток, финансы. Они совершенно по-другому рассматриваются. А то получается — чуть-чуть беременна, если беременна, то уже полностью беременна.

Вот категория земля. По этой категории духовно-нравственной экономики она не нам принадлежит, ее нельзя продавать. Вот поэтому просто нужно и записать, что мы сделали глупейшую ошибку, пустив в оборот землю. Надо вернуться к национализации земли, так же, как к национализации всех природных ресурсов. Тенденции мировой экономики в ХХ1 веке говорят о том, что индустриальная экономика закончилась. Сейчас все вкладывается в человека, а это связано с нашим духовным образом жизни. Это же очень хорошо, потому что идет духовное возрастание нашего народа, строятся храмы. Как раз из-за этого возрастания человек не может ориентироваться на рыночную экономику, которая совершенно противоположна духовному состоянию. Поэтому хотели бы или не хотели, если мы будем очевидцами духовного возрождения нашего народа, то мы придем именно и к духовному хозяйству, к духовно-нравственной экономике, к которой и призвал наш Святейший. Я просто порадовался этому. Поэтому мы своим студентам читаем основы духовно-нравственной экономики, в которой экономические категории совершенно иные. Скоро у нас выйдет такой учебник. Почему мы это делаем? Может быть, мы и не доживем до того, чтобы преобразовалась Россия, пошла на духовный православный путь. Но мы должны готовить смену, которая совершенно по-иному мыслит, совершенно по-иному живет, живет по евангельским заповедям.

Та же категория финансов. Оказывается, нас уже исламские страны опережают. Нельзя брать проценты. Владыка, Вы сказали, что в Правительстве хороший закон вышел, и сейчас есть фонды православные. Это хорошо. Но это плохо, если фонды будут расти за счет процента. Это великий грех. Нельзя этого делать. На пользу не пойдет. Что Богом не благословляется, оно практической пользы не дает. Поэтому и ресурсы-то по-другому рассматриваются. Нефть и газ — это не главные ресурсы. Такие, как ванадий и другие элементы играют очень большую роль. И самая важная — конечно, вода. Ресурс воды — это неисчерпаемый ресурс, который может совершенно преобразить нашу страну, если мы правильно будем его использовать. Вот этот наш магистральный путь развития. Тогда все становится на свои места. Мы должны исправить ошибку — продажу земли исключить. Вот у меня под институтом, мне пришлось 1,5 миллиона выкуп заплатить за землю. А это удорожание нашей продукции. А учитывая то, что мы живем северных широтах, наша продукция не конкурентоспособна. Да и вообще категория конкуренции не свойственна духовно-нравственной экономике. Если Бог дал Иванову больший талант, как я могу с ним конкурировать? Это совершенно не тот посыл. Мы свободно можем решать все хозяйственные вопросы. У нас очень много примеров. Наша русская артель на 150 лет обогнала знаменитые бригады качества Японии. А если взять вопросы кооперации, так мы к ней еще вообще не подошли. Это колоссальный труд по кооперации в начале века был написан нашими русскими экономическими мыслителями. Мы к ней еще не подошли. Это колоссальный рывок. Мало того, что у нас надо проводить, конечно, модернизацию экономики. И она была проведена. Начиная с 30-х годов у нас построен «Уралмаш».

Это был флагман индустриальной экономики, это был фундамент всего нашего машиностроения, а сейчас такие заводы не нужны. Я хочу поддержать мысль, что Сибирь это заселение. Как решать стабилизационный фонд. Говорят, что 10 миллиардов вливать из этого стабилизационного фонда Но его можно пустить на что? Первое — развитие инфраструктуры. Эра индустриальной экономики прошла. Мы должны строить индивидуальные дома. Материалов у нас много. И тогда мы решаем вопрос части населения, решаем вопросы сельского хозяйства и, самое главное, мы закрепляем народ на родной земле. Совершенно новое воспитание у человека, когда он живет в своем доме. Вот куда надо направить средства стабилизационного фонда. А по тем президентским проектам решить жилищную проблему не удастся. Если в Екатеринбурге квадратный метр жилья стоит 50 тысяч, а однокомнатная квартира, 18 метров, стоит полтора, два миллиона, если он по ипотеке возьмет, только через 40 лет выплатит квартиру. Какая это семья? Это же абсурд. Спасибо.

Выступление Кобякова Андрея Борисовича, доцента МГУ им. М. В. Ломоносова

Ваше Высокопреосвященство, позвольте мне немного отклониться от намеченного плана выступления и отреагировать на вопросы, которые Вы просили, чтобы мы касались в своих выступлениях. Тем более, будучи профессиональным экономистом, мне следует это сделать.

Вы справедливо поставили вопрос в полемической форме касательно стабилизационного фонда, можно ли его расходовать, на какие цели, нужно ли его держать в иностранных банках в обязательном порядке и т.д. Насколько это правильно, выгодно. Давайте посмотрим на те аргументы, которые мы слышали. Нам говорят — раз это стабилизационный фонд, государственный, то есть некая высшая категория ценностей, то и требуется соответствующий уровень надежности вложения этих средств. Поэтому есть в мире рейтинговые агентства, которые раздают соответствующие ранги надежности различным видам активов, а том числе ценным бумагам.

Руководители нашего Центробанка и Министерства финансов утверждают, что бумаг высокого класса надежности в России просто не существует, поскольку существует негласная практика, что выше суверенного рейтинга ни одна частная компания быть оценена не может. А так как на сегодняшний день суверенный рейтинг России еще пока не относится к высшему инвестиционному классу, то они вынуждены брать в качестве таких бумаг, обеспечение я имею в виду, наши финансовые чиновники, и в них размещать эти бумаги. Давайте посмотрим, какая в этой связи проистекает странная вещь.

Мы их не храним в наличности Мы их кладем в надежные бумаги, тем самым кредитуем фактически иностранные экономики. Это в основном долговые бумаги, облигации. Но говорят: мы же еще какие-то проценты на этом получаем. То есть мы приумножаем стабилизационный фонд. И вот тут начинается лукавство, лукавство очень серьезное. Дело в том, что этот стабилизационный фонд подлежит учету в рублях. У нас с вами экономика, где есть одна законная валюта, это рубль. И, соответственно, во всех документах он будет проходить в рублях. Какая у нас рублевая инфляция? Нас сегодня пытались убедить, что она около 10% . На самом деле реально она, конечно, выше. А какова доходность этих бумаг, в которые вкладывается наш стабилизационный фонд? Этих американских государственных облигаций? 4%. Получается, что эти бумаги вкладываются под проценты, которые в два с лишним раза ниже, чем процент инфляции. Это значит, при обратной конвертации, даже с учетом наращенных 4% в год, мы потеряем, как минимум, согласно официальным данным, 10% от стоимости этих средств. То есть они просто убывают. Они убывают. А если при этом мы еще учтем тенденцию, объективную в условиях роста цен на нефть, укрепление рубля, то получается, что, вкладывая их в иностранные валюты, мы будем выкупать их по все более дорогой стоимости рубля и все более дешевой стоимости этой валюты. Сколько теряется еще на этих инверсационных операциях. И плюс к этому будут теряться, естественно, все те комиссионные, которые мы платим посредникам, инвестиционным банкам и т.д. Так какие потери? Получается, что это деньги, которые мы не хотим использовать. Говорят, что это акции по стерелизации избыточной денежной массы. Это некоторая нелепость.

Вообще говоря, действия нашего правительства отличает удивительная подчас, даже поразительная непоследовательность. Сейчас объявлена налоговая амнистия. Само по себе дело полезное. Это понятно. Можно спорить об уместности в данный момент формах проведения, методах и т.д., но само по себе мероприятие вроде бы не вызывает сомнений. Но если эта амнистия эффективна, мы получим огромные новые поступления средств в бюджет, а бюджет у нас и так сверстан с профицитом каждый год. Тоже немыслимая ситуация. То есть все время есть превышение доходов в бюджет, как будто нам некуда больше потратить деньги. Получат они еще деньги. А куда их тратить, если они и так стабилизационный фонд стерилизуют как избыточные деньги. Что, и эти деньги будут стерилизовать? Тогда зачем сейчас проводить налоговую амнистию? Это какая-то нелепость.

Дальше. Если последовательная борьба с инфляцией, сегодня Евгений Максимович говорил, что удивляется относительно уровня компетентности или профессиональности многих наших членов правительства, поскольку помимо монетарной инфляции существует еще масса других факторов этой инфляции. И один из главных не монетарных факторов инфляции это ценообразование на продукции естественных монополий. Сам Евгений Максимович этим и прославился в среде профессиональных экономистов, что он сумел организовать это экономическое чудо на волнах кризиса. Из беды мы вышли действительно обновленными. Он заморозил цены на продукции естественных монополий, и мы получили в тот же год 17, .5%-ный промышленный рост. А сейчас что мы видим? А сейчас мы видим, что цены на газ, на электроэнергию и на продукции других естественных монополий растут со скоростью больше, чем даже официальный и неофициальный темп инфляции. То есть это и есть тот самый поток инфляции, в который правительство собственной рукой заводит, поскольку именно правительство утверждает цену на продукции этих монополий. Ничем иным, кроме как избыточной жадность и алчностью этих монополий объяснить подобное положение вещей невозможно. И где же здесь последовательность действий правительства? Так что это целый комплекс вопросов.

И, наконец, любой серьезный экономист вам скажет, что есть два способа расходования средств. Есть вливание средств в увеличение зарплаты бюджетникам, стипендий студентам, пенсий и т.д. Можно считать, что это чисто затратный путь, в результате которого не создаются новые товары, хотя на самом деле создается новый спрос и, с точки зрения классической модели, это уже может служить определенным мотором экономики. Да, наверное, это будет сопровождаться определенным повышением уровня инфляции. Но есть ведь другой путь расходования этих средств. Это государственные инвестиции. Тогда, когда вы создаете новые ценности, стоимости, говоря языком экономистов. Если вы создаете стоимости по закону, само новое предложение порождает новый спрос. То есть те средства, которые были потрачена на его изготовление, идут в уплату этого нового предложения. По большому счету это не изоляционный путь развития экономики. И практика это показывает. Наиболее активно это внедрялось во время великой депрессии в Соединенных Штатах. Это под огромным мегапроектом в масштабах Америки. Это общественные работы по строительству дорожной сети, они до сих пор обязаны этому периоду. Эти прекрасные дороги Америки все проложены в этот период. Они уже многократно окупились. Это не выброшенные деньги. С помощью этого они еще сумели выйти из великой депрессии, поскольку они ликвидировали безработицу и создали новый платежеспособный спрос. А каскады гидроэлектростанций, комплексные мелиоративные устройства долины реки Тенеси. Нам почему-то кажется, что эти мегапроекты у нас осуществляло только советское руководство. Нет. Есть разумные проекты. Есть куда потратить деньги. Тогда, заметьте, избыточных средств у государства не было. Оно еще залезало в долги. Это было дефицитное финансирование. А сейчас избыток средств, и мы не знаем, куда их вложить.

Недавно даже Чубайс был вынужден признать. Что к 2010 году мы столкнемся с ситуацией, когда на какие-то часы в крупных городах придется отключать электроэнергию. Не хватает энергетических мощностей. Хватились. С 90-го ничего не строят, правда, был 50%-ный спад производства, сейчас выходим наконец на уровень 91-го года, выясняется, не хватает мощностей. Может быть надо строить электростанции на эти средства. Это наверняка давало бы нам новый доход во всех отношениях, потому что, с точки зрения нормальной экономики, не монитарной, появление новой электроэнергии это значит новые производственные мощности, новые производственные способности нации. Это в конечном итоге наше богатство. Вы правильно говорите, владыка, не то богатство, которое порождает зло, а то богатство, которое есть наше призвание — облагораживать ту землю, которая нам дарована Господом. Вот этим и должно было бы заниматься разумное государство.

Еще несколько слов. Я хотел бы поддержать вашего сотрудника. Сегодня именно он этой темы коснулся. Я имею в виду докладчика из Отдела внешних церковных связей Павла Шашкина. Я тоже считаю, что лозунг энергетической империи себя уже изжил. На определенном этапе он сыграл определенную позитивную роль.

Во всяком случае, он нас вывел из некоего состояния самоуничижения. Но дальше он начинает играть деструктивную роль. Я уже молчу про то, что он очень негативный начинает создавать какой-то образ России в мировом окружении и среди наших ближайших соседей, но главное, что он нас самих ведет в неправильном направлении. Если дальше мы будем развивать только сырьевую сторону экономики, если мы еще будем мыслить в категории сверхдержавы, то считайте это не своей слабой стороной, а исключительно сильной. А есть уже такие попытки именно так изображать дело. Я думаю, что это нам отыграется очень больно, особенно в условиях, когда цены на нефть возьмут и резко сыграют вниз. И вот тогда энергетическая останется, а от сверхдержавы останется только пшик. Поэтому на сегодняшний день нужно отказываться от этой модели., она свое отработала, и ставить вопрос о серьезной диверсификации экономики и ее качественной модернизации.

В 2001 году Фонд «Русский предприниматель» который я представляю здесь, начал издавать одноименной журнал «Русский предприниматель». Презентация его прошла 1 ноября 2001 года там же, где открылся вчера Всемирный Русский Народный Собор, то есть в зале церковных соборов Храма Христа Спасителя. И на этой презентации мы заявили кредо журнале. Уже боле десятилетия к тому господствовало утверждение, что нравственность не является экономической категорией. Так прямо и говорили, что экономично, то не нравственно, помните, был такой любимый тезис. Мы же поставили перед собой цель вернуть нравственный статус экономической категории, заявив, что экономично в конечном итоге только то, что нравственно. Нам говорили — вы с ума сошли, издавать деловой журнал с таким слогом. Это совершенно бесперспективно. И, пожалуй, следует признать, что в то время мы были «белыми воронами». Поэтому, может быть, меня особенно радует тот факт, что сегодня понимание этой важной истины — нравственной экономики все более уверенно прокладывает себе дорогу и даже в ближайшее время может стать политическим экстримом. Я думаю, что это хорошо.

Все эти годы мы последовательно отстаивали понимание того, что экономика инструментальна. Хотя я, как профессиональный экономист, хочу сказать, что среди экономистов это не принято. Мы любим говорить, что сложные законы экономики не доступны понимаю со стороны и вы хотите от экономики совсем не того, что она может делать. Это все лукавство. Экономика действительно инструментальна. Инструментальна в том смысле, что она должна служить целям общества и быть по отношению к этим высшим целям общества уже категорией второго порядка. Та модель, которую мы имеем сегодня, вынужден, к сожалению, констатировать, — это экономический рост без цели. В данном случае экономика как бы существует то ли сама для себя, то ли вообще непонятно для чего. Это очень бесперспективная модель.

Я уже не буду повторять то, что в условиях отсутствия серьезной нормальной модели, мне кажутся предельно не последовательными действия Правительства. Я привел всего лишь несколько примеров. Или, скажем, вопрос — а как нам измерять наши экономические достижения? Меня опять очень радует, что сегодня уже много раз поднималась эта проблема. Но ведь по большому счету это представляет и глубокий научный интерес. Идущий экономический рост — это хорошо? На первый взгляд. — да. Но если экономический рост является однобоким, как мы говорили, если он ведет к усилению структурного перекоса в нашей без того гипертрофированной сырьевой экономике, к качественному ухудшению этой деградации, то вывод может быть уже несколько иным. Рост инвестиций — это хорошо? Вроде опять любому экономисту понятно, — да. Тем более мы так долго ждали этих самых инвестиций. Наверное, хорошо. Однако, если инвестиции не идут в геологоразведку, в природоохранные сооружения, если они практически не идут в социальную сферу, то, возможно, радоваться-то и нечему. Потому что это тоже путь к деградации. Мы опять-таки вкладываем только в то, что сегодня приносит мгновенную прибыль.

Рост доходов населения — это хорошо? Об этом уже сегодня много говорилось. Наверное, это хорошо. Однако, если практически весь этот рост сосредотачивается в категории 20 процентов самых богатых людей, а для остальных это ничего не прибавляет, а для большей части населения еще к тому же их доходы падают, то, наверное, мы уже не сможем дать такой однозначный ответ, хорошо это или плохо. В конечном итоге это, может быть, вообще вредно для самой экономики, не только для общества. Потому что ведь массовый спрос — вот основа самодостаточного механизма, который позволяет экономить и развиваться без зависимости от какой-то внешней конъюнктуры. И замечу, что этот массовый спрос прямо связан с вопросами распределения, поскольку этот массовый спрос может существовать тогда, когда есть массовый средний класс. Но почему-то мы так крепко признаем тот факт, что этот средний класс нигде, ни в одной стране мира не сложился сам по себе. Его искусственно создавали. Рузвельт создавал его в Америке в свое время. После войны этим занимались сознательно социал-демократические правительства в европейских странах. И в конечном итоге во всех тех странах, в которых сегодня мы называем развитыми, эта ситуация была создана искусственно. Есть ли хоть какие-то подобные усилия или хотя бы постановка задач, которую сегодня могла бы предъявить власть в России? Я ни разу с этим не сталкивался. Это что, никого не заботит?

(Из зала: «Но есть и обратное!»)

Обратное мы видим по факту. Во всяком случае, нам никто не говорит, что мы стремимся к обратному. Если бы мы хотели обозначить такую установку, мы потом бы вынуждены были за эти слова отвечать. Но никто даже не обозначает такой установки. Поэтому, я считаю, что назрела необходимость преобразования, но преобразования в экономике окажутся непродуктивными, вероятнее всего и контрпродуктивными, если они будут иметь изолированный характер. Как я только что сказал, экономика не сама по себе, она — инструментальна. И если они будут оторваны от духовно-политического, от нравственного контекста нашего, социального… Поэтому России нужно не просто преобразование, но преобразование комплексное, системное, взаимообусловленное и взаимосвязанное. Нужна комплексная стратегия, формулировка комплексной стратегии. Я хочу сказать, что попыткой, может быть, скромной и робкой, построения такой стратегии стала наша работа над «Русской доктриной»,инициатором которой выступал также Фонд «Русский предприниматель». В работе было задействовано около 70 экспертов. Многие из них, кстати, принимают участие в работе Собора — и Михаил Леонидович Хазин и Михаил Леонтьев, в соседних аудиториях я встречался на обеде с Юрием Федоровичем Годиным, например. Работа была выполнена в очень короткие сроки. Вообще, может быть, было дерзостью взять на себя работу, которой, наверное, должны были бы заниматься какие-то крупные институты. Работа была выполнена за 0,5 года, и осенью 2005 года мы ее издали презентовали. Так как, к сожалению, дальше наши средства были весьма ограничены, и массовый тираж этой работы должен был выйти только в марте, мне бы хотелось, пользуясь случаем, попросить у Вас, владыка. Я знаю, что работа вызывала у Вас интерес. Может быть, руководство Собора сочло бы возможным и полезным организовать Соборные слушания и продолжить обсуждение «Русской доктрины». Более того, мы вынашиваем впредь планы создания программы среднесрочных преобразований в развитии идей Русской доктрины. Я думаю, что очень важны подобные инициативы. Думаю, что они будут множится. Сегодня мы слушали Михаила Зиновьевича Юрьева, который выступает со своими интересными инициативами. Мы знаем про существование Русского проекта и другие инициативы. Они очень важны. Кстати, они и в мире имеют много параллелей, когда всевозможные негосударственные институты фактически разрабатывают эти программы, которые потом, может быть, кладутся в основу каких-то властных решений. Как раз этого бы и хотелось. Я думаю, что Собор — это как раз то самое место, где и должны были бы оттачиваться наши представления, с которыми мы могли бы достаточно в аккуратной форме обратиться к Президенту. Думаю, что это самый правильный путь и никакого другого не представляю, поскольку законодательная власть у нас достаточно ограниченную сферу ответственности и полномочий чувствует. Правительство, к сожалению, очень слабо персонифицировано. Поэтому, когда обращаешься к Правительству, каждый думает, наверное, это к соседу, но не ко мне. Мы никогда не услышим там никакого конкретного ответа. Поэтому, думаю, что нам ни на кого больше уповать не остается, кроме как на мудрость Президента.

Я понимаю, что я превысил свой регламент, хотя у меня заготовлено больше. Извините, пожалуйста. (Аплодисменты).

Выступление священника Вадима Коваля, делегата Башкортостана

Владыка, благословите. Уважаемые соборяне!

Я отношусь к священникам, которые с первого своего дня 11 лет служу в маленькой деревне. Это башкирская деревня, совершенно не пьющая, 90 процентов хорошего трудолюбивого населения. Но вот, что поражает — как-то незаметно есть одна проблема. 11 лет при мне каждый год эти люди весной и осенью выходят на работу. Весной сеют, осенью, летом убирают, и поэтому знают, что это будет всегда бесплатно. Всегда! .Я не знаю, как в городах, но 50 рублей нам дается на 1 сентября. Люди забыли, как выглядят деньги. О какой уж тут бедности говорить, когда просто не дают заработать! Причем, когда человек приходит туда просить эти деньги, почему-то его еще за это упрекают, говорят, что сена тебе не дадим, пайку отберем и газ выключим. Может быть, не имеет отношения экономика к священнику. Но мы живем рядом, все вместе, вроде небольшая деревня — 500 человек. Деревня с традициями. И я смотрю, насколько злоба и зависть возросла за эти 11 лет в сердцах людей. Эта такая несправедливая ситуация, когда люди работают. То, что менеджеры ими неграмотно управляли, это второй вопрос. Эффективность работы не от людей зависит. Они все утром ходили на работу. То, что корова дает по 3 литра молока, при этом же люди доят. То, что нет фуража…

Я не знаю, какая это экономика, но я скажу примерно систему. Это не только в нашей деревне, это везде. Каждой осенью выгребается зерно, выгребается семечка, выгребается свекла. При этом ноль возврата. Руководство совхоза, которое каким-то образом пытается это вернуть, тут же снимается. Какая это экономика — рыночная, бандитская. Я не знаю, как это назвать. Но сплошь и рядом большая масса населения живет при такой экономике.

Так вот что тревожит, хочу подчеркнуть, что злоба в людях очень сильная и растет безмерно. Священники на местах уже тушат все эти пожары, которые творятся в человеческих сердцах. Я не знаю, что дальше будет, но зомбированность, наплевательство на все — это уже есть. Они уже не тюрем не боятся, ни смерти. Уже такое состояние, когда совесть у человека теряется. И это у психически нормальных людей. На сегодняшний день ни одного трактора, зябь не пахана. Лизинг был, забрали зерно в прошлом году, забрали сахар, забрали масло. Технику забрали руководители, объявили, что они сеять не будут. Просто не успеют — март месяц. Это опять зреет социальное напряжение, которое выльется потом обязательно на чем-нибудь.

Я просто не знаю, как это назвать. И это не только в моей деревне. Это везде. Это — обман, злоба, зависть, какая-то ругань между собой. Я приехал, у меня олифа стояла на улице, другие материалы, гвозди, все было. И не было ни одного случая воровства. Мрамор лежал на улице. Подходили, просили дать олифу. Я говорю — не дам, это церковное. Все просили, никто не украл. Сейчас все метут. Это уже какой-то хаос. Плачет мужик, говорит дали 50 рублей всем. На Новый Год тоже дали по 50 рублей. Мужики разозлились, начали все крушить. И это деревня с традициями.

Я не сторонник критиковать кого-то, но если мы хотим сохранить страну, надо что-то делать в этом отношении. У нас еще больной вопрос — якобы какие-то старцы собираются бесконечно, по разным вопросам. Уморили! Спрашиваю — объясни мне, почему этого нельзя делать. Говорит — так старец сказал. Ты его слышал? Нет. Где наш православный разум. Почему нельзя давать деньги в рост? Здесь имеется в виду евангельское объяснение. Это грех. Но когда такие отношения существуют сегодня между людьми, обладающими финансами, и один, чтобы себе заработать, дал другому деньги, где тут грех. Извините, что я влез не в свою тему. (Аплодисменты).

Выступление Натальи Михайловны Ветренко, делегата Украины

Уважаемый владыко! Уважаемые участники Собора!

Безусловно тема нынешнего Собора актуальна и для России, и для Украины и для других стран постсоветского пространства. Если мы вспомним, в 1990 году Всемирная организация здравоохранения подчеркнула, хотя мы знали проблемы Советского Союза, но ВОЗ подчеркнула — самое главное, что в ССР нет нищих и голодных. Потому что тогда 29 рублей был прожиточный минимум, а минимальная зарплата и пенсия была 60 рублей. Это уже обеспечивало существование народа.

Прошли годы. Мы видим, что природные ресурсы богатейшие, прежде всего, у России. Хотя я должна сказать, что и Украина имеет свои природные ресурсы. А народ вымирает. Вымирает народ, хотя, если подсчитать, на душу населения природные ресурсы именно как сокровища недр России в 6 раз больше, чем в СГША и в 17,5 раз больше, чем в Западной Европе. А продолжительность жизни сокращается. Украина имеет 20 процентов мировых запасов чернозема. И тоже вроде есть и нефть, и газ, и янтарь, и марганец, а население тоже вымирает.

Было 52 миллиона население в 90-м году, сейчас 46 миллионов человек, при этом 7 миллионов выехало за пределы Украины в поисках работы. Почему беда такая в наших странах? Это не случайно, и это не потому что так сложилось. А это потому, что целенаправленно международный валютный фонд представлял кредиты под реализацию экономической модели латиноамериканской колониальной модели периферийного капитализма. Вот оно и было реализовано и в Украинке и в России. Когда коллега Хазин сказал, что в тот момент было только две модели — социалистическая и капиталистическая, неправильно. В тот момент, в 90-м году была проблема выбора. Была уже китайская модель. И все видели, опыт китайских реформ. И когда представитель Российского Министерства сегодня упоминал о Китае, он не корректно провел сравнение. Вот у Китая темпы роста валового продукта, вот такие в России. Модели экономические разные. Китай не брал кредиты международного валютного фонда. Китай не запустил к себе доллар. Китай не разрешил вывозить юань. Китай не разгромил свою государственную собственность, а параллельно, да, разрешил расти частной. Китай не ввел коммерческие банки, а до сих пор все операции проводятся государственными банками. Китай инвестиций иностранных не в уставные фонды предприятий пускает, а создает совместное производство, то есть распределение прибыли. И сегодня, когда уже весь мир видит успехи Китая, земля не продается. Все стратегические объекты и социальная и производственная структура в руках государства, и уровень жизни населения растет большими темпами, чем растет валовой продукт страны. Притом, что населения в Китае было 900 миллионов в 76-м, а сейчас официально миллиард 300 миллионов, а у нас страны вымирают, потому что разные модели.

Отсюда задуматься должны ученые, политики каким же образом выйти из этой ситуации. Ведь нащупали же выход, нащупали, интегрировать наши экономики, создать единое экономическое пространство. В сентябре 2003 года собрались в Ялте четыре президента, договор составили о создании единого экономического пространства, осталось ратифицировать парламенту и создавать вот эту интеграцию. Я вспоминаю выступление Александра Григорьевича Лукашенко на парламентском собрании Союза России и Белоруссии лет пять назад. Он тогда говорил: знаете, когда мы встретились с министром иностранных дел России, то министр мне сказал: вот вернулся из Штатов и в Соединенных Штатах мне сказали — мы России простим все, Чечню, свободу слова. Мы только не простим России интеграцию. Для Соединенных Штатов это было самое страшное. Вдруг мы будем интегрировать экономику. А действительно, такой шанс у нас был, и этот шанс мы могли бы в принципе реализовать.

20 апреля 2004 года парламент Украины ратифицировал договор о создании единого экономического пространства. Тогда три политические силы только не проголосовал «за» и эти силы оказались в фаворе Соединенных Штатов Америки. Это «Наша Украина» Виктора Ющенко, блок Юлии Тимошенко и социалистическая партия Александра Мороза. Но договор был в принципе ратифицирован.

Какие перспективы открывала нашим странам эта новая модель? Это же протекционистская модель — единое экономическое пространство. Это объединяются страны. По льготным ценам используются энергоресурсы. Снимаются таможенные преграды, единый таможенный союз существует. Упорядочивается налогообложение, оно снижается, ликвидируется двойное налогообложение. Выгодно это для наших стран? Безусловно, для всех. За счет этого поднимается экономика и, конечно же, нужно было уходить от внешних кредитов и от моделей дешевой рабочей силы. Переходить на модель дорогой рабочей силы. Такой шанс был. Но сегодня мы вынуждены констатировать печальный факт, что этот шанс не был реализован. Не был реализован почему? Кому так страшно, что наши страны будут интегрированы и что противопоставляется взамен? А взамен нашим странам навязывается вхождение во Всемирную торговую организацию. Это что за организация?

В те же годы создавался международный валютный фонд, мировой банк, была создана ИГАТ — генеральное соглашение по торговле и тарифам. Потом оно получило название ВТО — Всемирная торговая организация. В эти же годы было создано и НАТО. Все эти структуры это инструменты глобализации. Для чего? Для обеспечения мирового господства США. Американцы это никоим образом не скрывают. В последней книге Збигнева Бжезинского «Выбор — мировое господство или тотальное лидерство» мы читаем, страница 191: «Для Соединенных Штатов в их новой роли доминирующей мировой державы доктрина глобализации является полезной системой координат для определения современного мира и взаимоотношений Америки с этим миром. Всемирная торговая организация, Всемирный банк и Международный валютный фонд служат институциональным воплощением этого факта в глобальном масштабе». И дальше Бжезинский пишет: «Соединенные Штаты могут официально заявлять, что не собираются менять свои законы, понижать торговые барьеры или компенсировать другим странам убытки в соответствии с правилами ВТО». То есть Соединенные Штаты для себя создали структуры. Правила этих структур они же не собираются вообще выполнять.

Что такое Всемирная торговая организация? У Тараса Григорьевича Шевченко есть такие строки: село неначе погорило, неначе люды подурилы, сами на панщыну идут и пятачок с собой несуть (село как будто выгорело, как будто люди с ума сошли, сами на барщину идут и пятачок с собой несут) Вот это то, что происходит в Украине с ВТО. Украина бежит в ВТО. Спрашивают, что это такое? Люди не знают. А раскрытие внутреннего рынка. Это переход на условия открытой конкуренции. Это перевод всего хозяйства, и предприятий, и населения на мировые цены по энергоресурсам. Украина сейчас задыхается. Когда цены поползли от 50 до 95, стало 10 долларов за тысячу кубов. А мировые цены 230 и выше. Украина не выдержит ВТО.

Сделали исследование ученые Института экономики Академии наук Украины вместе с учеными Донецкого экономического университета. Посчитали, что будет с Украиной, если Украина в ВТО войдет. Они сказали: да, металлургия и химия могут увеличить на 30% свои объемы, если будут инвестиции и доступные цены на сырье. Но ни того, ни другого не будет. Но они тут же сказали — машиностроение уменьшит объемы на 18%, пищевая промышленность на 10%, сельское хозяйство на 8% . То есть вот вывод. Он же известен руководству. Нет, руководство страны тупо — давайте только в ВТО.

Смотрим, что в России. Русский журнал, читаю статью Елены Черненко, кандидата экономических наук, что с Россией будет в ВТО? Итак, «Исследования показали, что Россия может потерять около двух третей радиоэлектронного комплекса с числом работающих 270 тысяч человек. Примерно в полтора раза увеличится количество нерентабельных предприятий, доля убыточной продукции вырастет почти в два раза, до 58% общего объема продукции гражданского назначения. Станут убыточными около половины всех изделий электронной техники, 60% радиоэлектронной аппаратуры и более 80% средств связи. Вот что ожидает Россию. И дальше читаю статью Глазьева, который точно так же пишет, какие проблемы будут нарастать в сельском хозяйстве России для населения.

Зачем России переходить на мировые цены по энергоресурсам? 70% уровень износа основных фондов Роcсии, c чем конкурировать? Это ж лозунг красивый — открытая конкуренция. То есть и в России энергетическое лобби, газовое и нефтяное лоббируют этот проект. Да, им выгодно, потому что перевод на мировые цены внутри страны и выход на мировые рынки без квотирования увеличит их доходы. Но не выгодно всем остальным. Не выгодно экономике в целом. Не выгодно населению.

Для Украины этот вопрос еще во много раз более жестко стоит. Последствия тяжелейшие. Возникает вопрос, кому это нужно? Ответ — целевой план Украина — НАТО на 2006 год. Экономический раздел начинается с обязанности Украины войти в ВТО до октября 2006 года. И вот, когда новые выборы состоялись, и в парламент пришли новые политические силы, вся страна вправе была ожидать, что партия регионов, что коммунистическая партия, что вся эта антикризисная коалиция, которая в своем соглашении записала: завершение в полном формате вхождения Украины в единое экономическое пространство, все ожидали, что это будут делать эти силы. Эти силы объединились для того, чтобы вместе с президентом Ющенко Украину втянуть в НАТО, а по пути подрезать все корни, втягивая в ВТО. И за последние полгода все законы для вхождения в ВТО, 21 закон принят. Остались процедурные моменты. И, как утверждает и президент, и премьер, до середины 2007 года Украина войдет в ВТО, а до конца 2009 года, как поставил задачу генсек НАТО, Украину должны ввести в НАТО.

Для того, чтобы нам, украинцам, показать, кто в доме хозяин, выпущены новые деньги. Это новая купюра 500 гривен, где мы четко видим масонский знак — лучезарная дельта, а на обороте запись: неравное всем равенство. И, как мне объяснили, знак масонской ложи строителей. То есть получается, от нас, как от народа вообще уже ничего, пожалуйста. Я хочу владыке подарить не в качестве взятки, а в качестве наглядного пособия. Когда я это увидела, я экономист, я политик, я просто была потрясена. Сколько можно издеваться над нашим народом. Что они хотят нам доказать? Там же написано: нервное всем равенство. Они что хотят доказать? Что мы быдло, что мы должны молчать, что они будут за нас вершить то, что они хотят? Учитывая, что для Украины просто так это не пройдет, то есть просто так Украину втянуть в НАТО тихо, спокойно не получится, потому что, по данным соцопроса,80-85% категорически против НАТО, будут бунты, будут теракты, будут взрывы на НАТОвских полигонах. Они это все понимают. Но они же готовят и смирительную рубашку для Украины.

Американцы называют любое национально-освободительное движение терроризмом. Я хочу обратить опять ваше внимание на работу Бжезинского. Вы посмотрите, о чем пишет этот ярый русофоб, ненавистник всего славянского: «Терроризм, вырастающий на почве этнического, национального или религиозного протеста, особенно живуч и менее всего поддается искоренению путем уничтожения терроризма». Он дальше даже пишет, что «терроризм, который возникает на фоне радикального марксизма или другие идеологические догмы, не так опасны. Для них опаснее всего почва этнического, национального и религиозного». Дальше он пишет: «Но максимальную сопротивляемость физическому подавлению выказал терроризм, черпающий вдохновение в подкрепляемом историческими мифами общем этническом происхождении и подогреваемый религиозным рвением». Нам же все время пытаются внушить, что мы с русскими разные люди.

И дальше он пишет: «Вот почему без устранения террористов не обойтись. Корни всего, что питает террористические движения, должны быть политически подрублены». То есть именно то, что нас объединяет, то, что является нашими корнями, при всей нищете, при всех проблемах жизни это хотят и вырубить. Вот почему такая атака в Украине на русский язык. Вот почему такая атака на нашу веру православную. Вот откуда идея, навязчивая идея, американская идея о создании единой поместной церкви.

Все было бы ничего, если бы это не только Витренко понимала в стране, и другие, тем более находящиеся при власти. Однако 27 января 2007 года в газете «Зеркало недели» появляется огромная статья, претендующая на эссе будущего Украины, статья Раисы Богатыревой. Вот Болдырев сидит, он знает прекрасно, что Раиса Богатырева не только руководитель фракции партии регионов, но и координатор антикризисной коалиции. То есть она еще руководит коммунистами и социалистами. И что мы читаем в этой газете в статье Богатыревой, а после убийства Кушнарева, я считаю, что это было заранее подготовленное, зверское убийство Кущнарева. У меня вот такие оценки того, что произошло с ним. Богатырева вроде претендует на идеолога правящей партии. Мы читаем в этой статье — Украина была колонией, кормила одну шестую часть суши. Никакие интеграции для Украины не интересны. Мы ментально чужды России. И дальше читаем: «Конечно, отдельной темой стоит единая поместная Церковь. Не беря на себя ответственность за дискуссию по этой проблеме в нашем разговоре, скажу, что без такой Церкви говорить о завершенном процессе оформления и сохранения украинской государственности преждевременно. И неправильно отдавать эту дискуссию в компетенцию только священников. Они такие же, как и мы, граждане и патриоты».

Вот, уважаемые товарищи, что происходит в Украине. Поэтому, когда вчера выступал вице-премьер Азаров, иначе как фарисейским его выступление нельзя назвать. Он не докладывал Собору, что они обязаны были сделать. Он не докладывал, что мы обещали внеблоковый статус, мы приняли документ — основы внутренней и внешней политики и заложили статус. Нет такого в Украине документа. Он не мог сказать о том, что Украина входит в единое экономическое пространство. Не входит туда Украина. Власть Украины все делает вопреки воле нашего народа. Но когда тот же Азаров выступал по телевидению в Украине, сказал, что Россия потеряла интерес к созданию единого экономического пространства. Вот тут я уже вынуждена была уличать его во лжи.

Делегация нашей партии 17 человек приехала в Государственную Думу России и 15 февраля нас принимали и Слиска, и Бабурин. Они представляют разные политические силы. Мы приехали с одним вопросом. Наша партия на баррикадах день и ночь. Это мы в Феодосию не пропустили американский корабль. Мы первыми и вышли на причал. Это мы, наши депутаты проголосовали — территория без НАТО. И объявили территории без НАТО — Николаев, полуостров Крым, Херсонская область, город Запорожье, город Новоднестровск Черновицкой области, несколько городов Донецкой, Луганской области, Одесской области. Мы боремся за каждую пядь земли. Это мы, наша партия не разрешила НАТОвцам проводить учения «Тугой узел» в Николаеве в июле 2006 года. Мы вышли на аэродром Кульбакино и накрыли аэродром нашими палатками. Это мы пикетировали НАТОцев в Житомире, в Одессе, во Львове, когда учения НАТО уже разрешила проводить сессия Верховной рады. Мы идем на баррикады.

Мы приехали в Россию сказать: вы скажите, если не нужна Украина, которая борется с НАТО, если не нужна Украина в едином экономическом пространстве, мы тогда будем знать, что вы все договорились и всех нас вместе отдаете рабами американцам. Нам сказала и Любовь Константиновна и сказал нам Сергей Николаевич — никоим образом не верьте злым словам. Мы только за то, чтобы быть вместе с Украиной. Мы только за то, чтобы интегрирована была наша экономика, чтобы мы совместно решали общие проблемы, чтобы никакие НАТОвские полигоны не были расположены на нашей территории и не превратили нас во врагов друг друга. Вот какие заверения мы получили в Госдуме. Поэтому я хочу сказать высокому Собору — наша прогрессивная и социалистическая партия Украины будет продолжать борьбу до последнего патрона. Борьбу за наше славянское единство, за наше духовное единство, за нашу культуру, мощнейшую культуру, русскую культуру, которая является родной для всех нас. И русский язык для нас родной. Мы будем бороться против того, чтобы Украину не втянули в НАТО. Но, конечно, нам очень нужна помощь, потому что силы не равны.

Выступление Расторгуева Валерия Николаевича, доктора философских наук, профессора, руководителя образовательной программы МГУ «Экологическая политика», заведующего кафедрой теоретической политологии МГУ

Ваше Высокопреосвященство! Уважаемый председатель нашего высокого собрания! Досточтимые архипастыри! Дорогие соборяне!

Сегодня я читал лекцию студентам в университете и начал с очень горькой нотки. Я сказал, что очень тяжело пережил первый день Собора. Мне было очень и очень неприятно. Что меня неприятно поразило? Доклад, который делал наш владыка, должен был сделать Председатель Правительства. Потому что в нем намечена стратегия развития страны. Но я знаю, что я не буду ждать у Председателя Правительства такой постановки проблем.

Сегодня я представляю здесь перед вами два мозговых центра, которые несут достаточно большую ответственность за выбор национальной стратегии. Это корреляционный совет по социальной стратегии, созданный при поддержке Президента России в Совете Федераций, председателем которого является Миронов Сергей Михайлович. И общенациональный экологический форум России, который подготовил экологическую доктрину России, опять же по поручению Президента и при его поддержке. Эта доктрина была принята.

Начну с социальной стратегии России. Действительно, скажу всего лишь несколько тезисов скажу, потому что с Вашего разрешения, владыка, я потом приложу текст доклада. Здесь не время рассказывать обо всех нюансах этой работы. Социальная стратегия России является логическим ответом со стороны государства. Как она задумывается на вызов времени, на те слова, которые были произнесены Русской православной церковью. Речь идет об основах социальной концепции Русской православной церкви. Скажу больше, экологическая доктрина, которую, по сути, создавала та же экспертная группа, была ответом на этот же документ, на доктрину церкви, поскольку ключевая позиция, заложенная в основе социальной концепции Русской православной церкви значительно глубже, чем то, что может быть реализовано в структурах власти. Речь идет о том, что функциональная цель власти заключается в том, что политика — грязное дело, это все знают. Но именно политика осуществляет две важнейших наивысших функции, которые должно осуществлять человеческое сообщество. Это — народосбережение и природосбережение. И эти две функции теснейшим образом связаны между собой. Эта идея, которая заложена в доктрине Церкви, встречает и понимание и уважение со стороны тех, кто разрабатывал экологическую доктрину, принятую в 2002 году, и со стороны тех, кто сегодня разрабатывает социальную доктрину Церкви. Причем, сразу хочу сказать, что Сергей Михайлович Миронов, который передает вам поклон и желание работать над этим совместным документом, совершенно справедливо отмечает в выступлениях, что в данном случае принципиально важные тезисы, подходы к определению социальной перспективы, без которой России не сделать и шагу, действительно заложены Русской православной церковью.

Несколько тезисов очень кратко, учитывая предыдущее очень яркое выступление Натальи Михайловны, в связи с ее выступлением просто, когда невозможно промолчать. Когда речь идет о народосбережении, а сегодня все чаще об этом говорят, то имеется в виду в принципе сохранение жизни, в лучшем случае сохранение здоровья, повышение уровня жизни. Иногда говорят, к сожалению, говорят руководители нашей страны, смешные вещи о повышении качества жизни. Качество жизни повысить невозможно, потому что слишком много показателей связано с экологией. И в данном случае не от нас это зависит. Разрушая Божье многообразие мира, мы не можем повышать качество жизни в принципе. Но мы можем повышать качество жизни отдельных социальных групп. Вот об этом можно и нужно говорить. Тем более, если речь идет о целых народах. И в этой связи о народосбережении. Когда речь идет о народосбережении, как о цели нашей политики, которая сегодня декларируется, в том числе, и Президентом нашей страны, то надо иметь ввиду не эту материальную сторону выживания, а хотя бы те критерии качества жизни, которые рекомендованы хотя бы Всемирной организацией здравоохранения, где среди прочего перечня условий, без которых о качестве жизни не может быть и речи, говорится также о религиозном сознании, о полноте смысла жизни, в котором жизнь человека утрачивает главное свое содержание, главный свой стержень. Вот хотя воспользоваться тем, что известно. Причем, когда мы говорим о народо- и природосбережении, как о национальных целях политики, то в этой связи чем хороши эти цели. Они поддаются абсолютно точному, если хотите, математически точному анализу и прогнозу. Сегодня говорилось, по сути, об изобретении новых наций и новых народов. Это то, что может быть названо этнодемократическими революциями. Это то же самое, как разрушение биологического многообразия. Ведь о каком богатстве и бедности мы говорим? Наше богатство — это многообразие природных даров, это многообразие ресурсов, данных Господом. Это этническо-культурное многообразие, которое мы не создавали. Это многообразие наших духовных способностей, о чем говорится в Библии. Вот богатство! Другого богатства быть не может. И когда речь идет о сохранении этого богатства и о том, что мы должны и о том, что мы должны видеть угрозы этому богатству и минимизировать их, то здесь чрезвычайно важно заложить достаточно четкий прозрачный контур целеполагания. Я не раз был экспертом документов Правительства, которые готовят стратегии нашей страны на будущее. И смею заверить, что вот этого понятного, ясного, простого целеполагания, о котором говорят участники Собора, здесь нет и близко. Например, когда речь идет об основных целях той или иной отрасли. Скажем, образование. Берется конституционный принцип. Конституционный принцип — это не цель. Это те функции в рамках которых можно работать. Например, конституционный принцип — бесплатное, доступное образование, качественное, разумеется, и формируется цель соответствующей отрасли в нашей страны. Изымается всего одно слово. Вы знаете какое. То есть предоставление качественного и доступного образования. Слово бесплатное выпадает. То есть антиконституционная деятельность прикрывается внешней формой, где все вроде бы благополучно и более, чем прилично. И это на фоне социальной хартии Европы, где речь идет всеобщем бесплатном высшем образовании. Замечу: вопросы о Болонском процессе. Или, например, берем цели социального нашего блока, социальных министерств, социальных ведомств. Вот берем документ. Я ради интереса провел его через компьютер, целую вереницу документов. И поинтересовался просто для себя, упоминаются ли там слова — церковь, религия, мораль? Да употребляется 5 раз слово «мораль», 5 раз слово «религия». В каких контекстах? Морально устаревшая …, морально устаревшее помещение, морально устаревшие модели. Все, господа. И здесь речь идет о целях нашего образования, образования в нашей стране, образовании нашего юношества, наших детей. В каких контекстах употребляется слово «религия»? Религиозный экстремизм… Я дальше не буду продолжать, потому что это просто за пределами здравого смысла и абсурда. Ни одного уважительного слова. Полное отсутствие понимания того, с чего следует начинать и на чем следует основывать сохранение народов не в численном исчислении биологических существ, а народов, у которых есть языки, культура. Скажу вам, что по прогнозам всех специалистов, которые работают в этой области, ближайшее столетие будет ознаменовано исчезновением 90 процентов языков и культур, если эта тенденция сохранится. Это общемировая тенденция. В докладе я более детально изложу основные позиции социальной доктрины Российской Федерации, документы, которые сегодня разрабатываются, чтобы увидеть общие плоскости и пересечения. И чтобы все решения и рекомендации Собора, начиная с блестящего доклада владыки, который я хотел услышать, разумеется, от Председателя Правительства, но не услышал, чтобы эти идеи были так или иначе восприняты хотя бы здесь. Спасибо. (Аплодисменты).

Выступление священника Виссариона, делегата Абхазии

Слава отцу и сыну и Святому духу! Дорогие архипастыри, пастыри, благословите! С великим трепетом обращаюсь к Собору, Русскому Собору, потому что для нас в Абхазии это защита духовная, защита материальная. Это конкретно жизнь в молитве и в труде. Если есть молитва, если есть труд, значит народ живет. Поэтому благодаря такой жертвенной любви к Абхазии русского народа сегодня проливается кровь русских миротворцев в Абхазии. Благодаря их самоотверженным подвигам мы живем, молимся, трудимся и радуемся. Я радуюсь здесь вместе с вами тому, что, наверное, правильно сказано о дух молитвы труда. Россия имела это всегда, поэтому она великая держава. Она любимая для нас в Абхазии, потому что она защитница. И труд, который можно назвать подвигом, является для нас особым примером для Абхазии. Россия и русские в Абхазии всегда были примером для нас. Они всегда были как бы творцами добра. И всегда они приносили в Абхазию культуру. Была такая специальная миссия. После того, как Абхазия вошла в состав Российской империи в 1810 году, была специальная миссия — восстановили православие на Кавказе. И эта миссия центром выбрала Абхазию. И во главе этой миссии стоял владетельный князь Абхазии. Мы прекрасно знаем, что вся абхазская интеллигенция — это выходы Калахомского училища, которое было построено конкретно для абхазцев, чтобы они там получали все необходимое, просвещая всякого человека.

Сегодня мы также можем радоваться и говориться и показывать всему миру, что русский пример добра и созидания является для нас особо важным. Я бы хотел оптимистически сказать — Русь всегда великая, православная. И от того, что сегодня есть какие-то шатания, но русский дух всегда был, как пишут некоторые писатели, «здесь русский дух, здесь Русью пахнет». Это вхождение в состав России это не просто так. В первом веке Андрей Первозванный и апостол Симон Канонит, пришедшие в эту небольшую страну, оставили нам благую весть. Они были очевидцами воскресения, были очевидцами той жертвенной любви к нам Богу человеческому, спасителю нашему Господу Иисуса Христа. Это все начало и полная связь между Россией и Абхазией. В первом веке в Киевскую Русь Андрей Первозванный пошел с Пицунды, а Симон Канонит так и остался в Абхазии. Он является нашим небесным покровителем, как и Андрей Первозванный.

Как русские живут в Абхазии? Есть такое высокогорное село название которого в переводе значит «душа в горах».Там живут русские, которые после революционных событий оказались в тех горах. Они там молятся, трудятся и живут. И сегодня, кто был из вас, знает, что эти люди могут так встретить, что ни один человек не смог бы этого сделать — так обильно встречают всех и каждого. Они трудятся, молятся и живут в благочестии чистоте. К великому сожалению, все наше падение связано с тем, что мало благочестия и чести. Если будет благочестие и чистота, то обязательно мы все вокруг России возродимся. И обязательно будет тот Собор, который соберет нас всех вокруг себя и все мы будем чувствовать и знать, что Бог нам дал те национальные традиции после Вавилона. И Русь пусть всегда является как бы оплотом этого мира и созидания. Поэтому хотел бы закончить мое небольшое выступление, потому что для абхазцев это очень важно, они передают большой поклон всему Русскому Собору, чтобы вы всегда помнили, что есть такие люди, живущие в этой стране — абхазцы, что там святые места, чтобы Русь Святая могла там молиться без границ, как это делали апостолы. Спаси Бог вас, русских, за вашу жертвенную любовь к нам абхазцам и всем не русским, чтобы мы могли также жертвенно любить вас, как это делаете вы. Я хотел бы закончить словами Златоуста, который сказал последние слова в Абхазии — Слава Богу за все. Не надо роптать, что у нас все плохо. Не все у нас так плохо. Будем молиться, трудиться и, даст Бог, все будет очень хорошо. Мир вам всем! (Аплодисменты).

Выступление Батышева Бориса Викторовича, представителя Общероссийского земского союза

Глубокоуважаемый Собор, глубокоуважаемый владыка!

Мы общероссийский земский союз, мы работаем в регионах. Мы связаны по всем традициям земства. Земству без малого 900 лет. Земской медициной, земским образованием, земским самоуправлением и, главным образом, сельским хозяйством, землей. То, на чем мы за последнее время сосредоточились в работе. Мы сейчас в работе в основном в 15-ти регионах на юге России. Это экологическое, органическое сельское хозяйство, которое основано на генетическом сельском хозяйстве Докучаево. Мы работаем в Болотово на тех архивах, которые есть на местах, архивах земства по экологическому сельскому хозяйству. Недавно нашли архивы в Чечне по животноводству на альпийских лугах. Эти технологии мы сейчас пытаемся пробивать. Наши проекты, начиная с 2006 года, по 2008 год. Есть определенное решение в администрации президента, в Минсельхозе работать вместе по этим проектам, но противная сторона не выполняет своих обязательств и поэтому земский союз, у нас на сегодня их 15 зарегистрировано в сельских кооперативах, работает в том режиме, в котором всегда жило и работало земство. То есть самовыживание, саморазвитие, самофинансирование, самоуправление и при этом поддержка государственности, то есть честная выплата налогов.

Работа по поводу льготных кредитов, субсидий, которая была объявлена в рамках национальных программ. Мы проделали эту работу на местах, с местными банками, Россельхозбанком, с местными администрациями. В конце концов нам это стоило денег, времени и труда. Сейчас мы от этого отказались. В ближайшее время мы завозим на московские рынки мясную продукцию, в том числе с Альпийских лугов. То есть это высококачественное мясо. И далее другие продукты также с юга, аттестованные по тем стандартам, которые сильно корреспондируются со стандартами ИФА. ИФА —это международная организация экологического сельского хозяйства. Получилось так, что наши организации сейчас в России почти монополисты. Вы видите по телевидению, по другим информационным источникам, что генетически модифицированный продукт это тот массовый продукт, который предлагается вам для употребления в пищу.

У нас экологический продукт по стандартам ИФА. Стандарты ИФА это не только жесткая проверка качества в лабораториях, которые мы создаем на местах. Это еще и рынок сбыта. По рынку сбыта мы сейчас в международном режиме. Цены там на 70-80% выше, чем за обычный продукт. Иногда в 8 раз дороже. Наши экономисты, если не 15 кооперативов, а мы приостановили развитие, как декларировались по национальным программам эти кредиты, которые мы возвращаем в этом случае мы могли бы выходить на массовое производство такого рода продукции, ее экспорт. В этом случае такая продукция сопоставима по показателям с теми доходами, которые сейчас получаются от продажи сырой нефти и газа. Развитие этого направления в наших программах присутствует.

Я хочу обратить ваше внимание на то, что в сельском хозяйстве наши кооперативы базируются на личных подсобных хозяйствах. И личные подсобные хозяйства, когда мы без посредников реализуем продукцию, а это практика, то крестьяне непосредственно, без всяких хитростей, получают достаточно высокую для себя прибыль от выращивания скота на своих участках. Не только скота, но и другой продукции.

Сегодня у нас на Соборе присутствуют представители 12 регионов. Есть директора предприятий, которые выполняют ту работу, о которой я вам вкратце сказал. Если бы мы еще раз вернулись, если Собор найдет возможность в соборное слово включить наши предложения об активной работе в режиме экологического, органического сельского хозяйства, получении органического продукта, мы бы считали это очень правильным.

Кроме этого, сейчас Минсельхоз включил нашу работу со всеми регионами России, не только с югом. Работаем в том направлении, о котором я, может быть, сбивчиво рассказал, по экологическому продукту. И второе это так называемое строительство русских усадеб, которые известны уже сейчас в стране. Это комфортные поселения для крестьян. Это Казачий курень, Вайнахская усадьба, Калмыцккий хатом. Завтра я выезжаю в Кирово-Чепецк. Это пуск, заселение уже 70 дворов, крестьянских поселений русской усадьбы. Там есть ипотека, с которой крестьяне расплачиваются не в 10 лет, а в два, три года. Это не фантазия. Мы это все демонстрировали на целом ряде выставок. Это реальность.

Итак, в заключение. Наши предложения, возможно, были бы сформулированы и в Собором слове. Это наша работа по поводу отрасли экологического сельского хозяйства, ее развитие. Это увеличение строительства сельхозпоселений современной комфортности. Создаются хорошие семьи. Вчера мы много слышал о многодетных семьях, о поощрении рождаемости, с одной стороны. С другой стороны, о сиротах, о подкидышах. Когда крепкие семьи, тогда эта проблема решается без сирот. И сами семьи крайне заинтересованы и справляются с тем, чтобы иметь полнокровные семьи, иметь многодетные семьи. Это, с нашей точки зрения, решение демографической проблемы. Спасибо за внимание.

Выступление Курьяновича Николая Владимировича, депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

Досточтимые архипастыри и пастыри, братья и сестры, Собор называется Всемирный Русский Народный, но хочу отметить, что упоминания в Конституции, основном законе, о русском народе нет. Русский народ, и это юридически установленный факт, употребляется в правовой терминологии только в трех смыслах: применительно к русской водке, к русскому меху и к русскому сувениру. Поэтому начну с выводов и предлагаю в резолюции одним из пунктов внести обращение в высокие инстанции внести изменения в Конституцию, а такая юридическая возможность есть, учитывая юридически квалифицированное большинство проправительственной партии в Государственной думе, что есть русский народ. В настоящее время он лишен права субъектности. Юристы понимают, какие правовые последствия это влечет за собой.

Если в Америке в стоимостном исчислении на каждого жителя приходятся разведанные богатства в размере 1 тысяч долларов, в Европе — 10, то у нас 160. Я думаю, что вопрос, который вынесен в тему сегодняшнего заседания, «Природные ресурсы. Путь к богатству или к бедности», ответ на него, очевидно, положительный. Конечно же, к богатству, но почему-то не в России.

И опять же здесь можно рассуждать много и обо всем, но хотелось бы сказать о главном. У нас есть все — богатая природно-минеральная сырьевая база, замечательные люди. До конца нерастраченный интеллектуальный потенциал. Но нет одного — политической воли. Поэтому нужно употребить политическую волю, чтобы те процессы кристаллизации, которые сейчас имеют положительную динамику в обществе, развивались в контексте возрождения нашего любимого Отечества.

На этой сессии, уважаемые братья и сестры, наша Государственная Дума, депутатом которой я являюсь, рассмотрит 551 закон. Какой огромный вал. И, с точки зрения экономического подхода, вал не может не сказываться на качестве принимаемого законодательства. Древнеримские юристы говорили, что многозаконие убивает закон. Так оно и есть. Но сквозь эту дымовую завесу законотворческую, этот шумовой фон стараются протащить и уже протаскивают, те законы, которые выгодны власти, но которые идут в ущерб интересам нашего народа. Это касается непосредственно темы нашей секции. Это Земельный кодекс, это Водный кодекс, это Лесной кодекс и готовящийся закон о недрах. Если статья 9 Конституции говорит о том, что использование и охрана природных ресурсов это неотъемлемая забота государства, то с помощью этих законопроектов уже приняты и реализуются основополагающая правовая новелла, которая заложена в статье 9 Конституции. Я всегда голосовал против, всегда изобличаю, но силы в нашей русской думе неравны. И чтобы преодолеть смысл русской народной пословицы: на каждый роток не накинешь платок, выдумывать статью 282 Уголовного кодекса за разжигание национальной розни, по которой осуждают только русских, приняли специальный закон об экстремистской деятельности, где всех недовольных записывают в экстремисты, в том числе падает подозрения на многих русских патриотов. Поэтому обстановка в нашем обществе не такая прекрасная и отличная, как мы можем слышать от официальных источников информации.

Что мне представляется важным поставить во главу угла? Это, конечно же, максимальное огосударствление наших отраслей, связанных с минерально-сырьевыми направлениями. По существу национализация. Примеры такие есть. Тот же Уго Чавес 27 февраля издал соответствующий указ. Мы можем с известной долей критики относиться к таким новаторским, государственническим подходам, но, тем не менее, считаю, что здравое звено в этом его политическом курсе в каком-то смысле присутствует.

С вашего разрешения каждому будет роздана моя брошюра, в которой основные тезисы моего доклада изложены. Я изложил их здесь телеграфно. Я думаю, желающие с ними ознакомятся.

Заканчивая, хочу сказать следующее. Вопросы экономические невозможно решить без наличия духовного начала. Я это говорил и своим коллегам по депутатскому корпусу. Национальная идея не может по нашей традиции — исторической, религиозной, культурной лежать в плоскости материально-финансовой. Только духовное начало нас может поднять, и через него мы выйдем уже на решение конкретных экономических вопросов. Почему я предлагал национальным проектом поставить проект сбережения и сохранения нашего народа. Это был бы настоящий национальный проект.

И предлагал следующие меры. Не тот мизерный материнский капитал, о котором сейчас так много говорят, а предлагал несколько иную формулу. Единовременное пособие по рождению ребенка должно составлять 500—700 тысяч, ежемесячно 7—10 тысяч, дешевый ипотечный кредит 2—3% на 30 лет, персональный счет на жителей, как в странах Ближнего Востока от продажи минерально-сырьевых ресурсов. Персональный счет должен заводиться на каждого ребенка. И в таком направлении стимулировать деторождение, поднимать в обществе значимость женщины матери, а не только женщины бизнесмена. Я думаю, что здесь значимость Русской Православной Церкви будет иметь все возрастающее значение. Поэтому выражаю полную уверенность, что наша Русская Православная Церковь, духовная мать возвысит свое слово за русский народ, государствообразующий, становой хребет российской государственности. И сейчас в условиях, когда безверие, безбожие обступают нас со всех сторон, нарастают протесты, которые иначе как хаосом назвать нельзя, это моя точка зрения, возможно, вам она покажется дискуссионной, но я стою на той позиции, что Православие должно быть воинствующим, а не лжесмиренным. Россия ждет. Спасибо за внимание.

Выступление Маркова Евгения Мануиловича, президента Союза малых городов России

Я бы хотел добавить, что Союз малых городов является членом Всемирного Русского Народного Собора. Должен добавить, что это для нас большая честь и огромная ответственность.

Вчера мы с вами слышали впечатляющий и убедительно содержательный вдохновляющий доклад, который был сделан митрополитом Кириллом. Это не пустые слова. Этот доклад для всех нас, я думаю, в одинаковой мере был исключительно важен. И не только потому, что была поставлена на XI Соборе тема чрезвычайно актуальная, затрагивающая мысли и думы каждого из нас сегодня в нашей стране по поводу того страшного водораздела, который непродуманной, поспешной реформой, странным образом ориентированной не совсем на то, чего мы от них ждали, вызывают в нашем обществе. Но и потому, что в этом докладе были сформулированы ориентиры, которых мы все должны придерживаться в нашей деятельности.

В дополнение к сказанному мне хотелось бы обратить внимание, уважаемые участники Собора, еще на один аспект, еще на один водораздел в нашем обществе, наряду с тем водоразделом по вертикали между богатыми и бедными, между различными слоями нашего общества, которое все более и более дифференцируются. Водораздел между городами богатыми и городами бедными. Водораздел в территориальной структуре нашего общества. Водораздел между большими городами и региональными центрами. Столицами субъектов Федерации и небольшим городами, центрами сельскохозяйственных районов, городами, которые являются каркасом российских регионов и которые держат на себе те самые огромные пространства нашей страны, на которые сегодня, в явной или не явной форме, покушается мировое сообщество, говорящее о глобализации.

Мы хотели бы сказать, что в контексте обсуждения проблемы бедности и богатства очень важно не упускать из поля зрения, из нашего внимания и этот аспект. Потому что если мы не поставим задачу выравнивания возможностей и условий развития той части населения нашей Родины, а это почти 40 миллионов наших сограждан, которые живут в небольших городских населенных пункта, населенных пунктах, на которые опирается окружающая сельская местность, а это еще 30 миллионов граждан России, то тогда говорить о России и о сохранении нашей территории в ближайшем будущем уже не сможем. И те посылы, которые были сделаны в докладе, позволяют надеяться, что если мы возьмем их на вооружение, то, дай Бог, мы решим и эту задачу сохранения России, которая в значительной мере является страной малых городов.

Вторая тема, поставленная в докладе, модернизация страны — тоже архиважна, потому что модернизация — это модернизация тех 40 миллионов граждан России, которые живут в российской провинции в небольших городках и поселках. Модернизация среды их жизнедеятельности, модернизация той экономической основы, в структуре которой трудятся эти наши сограждане. Но как можно осуществить эту модернизацию, не прибегая к активной роли государства, не прибегая к использованию того колоссального финансового потенциала, который сегодня выводится за рамки нашего государства? Когда мы встречаемся с представителями федеральных органов государственной власти, обращаясь к ним за государственной поддержкой, предлагая выработать государственную политику развития этой категории населенных мест, мы получаем в ответ высокомерное пренебрежительное отношение и упрек жителей малых городов в том, что они-де не способны реализовать свой потенциал. Они ало продуктивны, что малые города неконкурентоспособны. И поэтому ничего не поделаешь, значительная их часть обречена на исчезновение. И в одном из проектов стратегии экономического развития страны три-четыре года назад, выпущенных в рабочем порядке, это не окончательная версия, это было сформулировано прямо — возможные не перспективные малые города в структуре Российской Федерации. Это хуже деревень, потому что это действительно полный каркас нашего государства не только в северных регионах, не только в дальневосточных, но и в Сибири, и даже в центральной части Российской Федерации, которые успешно опустыниваются. И в этом плане очень важно, что была отмечена та мысль, что та гиперурбанизация, та сверхконцентрация населения в крупнейших мегаполисах, которую мы сегодня наблюдаем, гибельная для нашей страны. И это тоже тема бедности и богатства. Это тоже тема равномерного распределения нашего потенциала, того рачительного использования нашего богатства, о котором говорил владыка Кирилл. Все это архиважно.

Нас крайне беспокоит, что вместо идеалов созидания и производительного творческого, ответственного труда нам все время внедряют идеалы стяжательства на почве ограбления. Мы полагаем, что этот Собор даст новую базу для нашей деятельности, для созидательного труда в наших малых городах, над чем трудится Союз малых городов, объединяющий сотни городов в лице их официально избранных глав, мэров.

Но перед нами все острее стоит вопрос — а может ли или должен ли камень, брошенный в воду, давать круги на воде? Каков итог и этого Собора? Каков тот результат, который сегодня наш народ, наша страна и наши малые города получат в результате нашей совместной, исключительно интересной и плодотворной работы? Всемирный Русский Народный Собор да еще Х1. Все исключительно значимо. И нам очень хотелось бы, чтобы столь авторитетное высокое собрание могло бы активно влиять на процессы, происходящие в нашем обществе и в нашем государстве, на позицию нашей федеральной, исполнительной и законодательной власти. Мы с огромным сожалением отмечаем, что, увы, этого не происходит. Прекрасно, что создана Общественная палата Российской Федерации, но воспринимая те великолепные выступления, которые звучали вчера и сегодня, начинаешь думать — а не та ли это Общественная палата, с мнением которой наше общество и наша власть должны считаться? И почему этого сегодня не происходит? Наверное, как всегда, в первую очередь, мы должны высказать упрек самим себе. Может быть, мы недостаточно активны? Может быть, недостаточно настойчиво проводим в жизнь те великолепные мысли, которые здесь звучали? Здесь представлены мощные общественные объединения, действующие в самых разных сферах нашего общества, на самых разных уровнях нашей общественной организации и в социальной сфере, и в духовной, в производственной, в промышленной, в малом бизнесе, большом бизнесе — это огромная мощь. И если бы мы все скоординировали наши действия, если бы почаще взаимодействовали, обменивались информацией хотя бы, в том числе, на почве тех мыслей, которые сегодня и вчера здесь звучали, я думаю авторитет Всемирного Русского Народного Собора был бы намного выше. А для нас это сегодня архиважно. Потому что приходишь к выводу, что именно Русская Православная церковь, взяв на себя эту миссию, решает такую грандиозную задачу, которую никакая общественная структура не может ее решить. Может быть, я чрезмерно высоко оцениваю возможность и потенциал Собора, но, думаю, что сегодня уже никакая общественно-политическая партия эту задачу уже не способна решить. А вот Русская Православная Церковь, возглавив деятельность Собора, я верю, очень многое может сделать. И мы все должны на поприще этого Собора объединиться для того, чтобы не ограничивая себя выступлениями здесь, подумать о том, что мы сделаем завтра, что мы будем делать все время до следующего Собора для того, чтобы мысли, дела, вдохновляющие идее, которые здесь сегодня прозвучали, вошли бы в плоть и кровь всех нас и были восприняты федеральной и исполнительной властью.

Мы же с вами прекрасно понимаем, что этого восприятия нет не потому, что нас не понимают и не слышат, а потому что наша позиция радикально расходится во многом с идеологией этой власти. Значит, здесь вопрос не в том, чтобы донести, не в том, чтобы убедить, а в том, чтобы, уважая народ, уважая наше сообщество, донести и до этой власти твердое мнение, ясную позицию и безусловную волю к движению вперед. Тогда, я думаю, следующий Собор станет еще более авторитетным, И федеральная власть пришлет сюда не одного из заместителей Министра экономического развития и торговли, а ведущих деятелей и законодательной, исполнительной государственной власти федерального ранга, и регионального тем паче, которые будут с огромным вниманием слушать и записывать те великолепные мысли, которые здесь прозвучали.

Думается, что если мы все это сделаем, если мы станем работать не только от Собора к Собору, а и между ними… Мы сейчас обязательно разошлем по сотням наших городов информацию об этом Соборе. Мы хотели бы, чтобы те мысли, которые здесь были сформулированы, очень плодотворные и очень правильные, конструктивные были бы превращены, переплавлены в какие-то основополагающие принципы деятельности нашего общества, нашего российского, русского народа. Дабы все принципы, распространяя всеми возможными нам средствами, содействовали воплощению их в нашу повседневную жизнь. Тогда, думается, мы наконец решим те исключительно сложные, тяжелые задачи, перед которыми нас поставила сегодня жизнь, преодолеем все то мучительное сопротивление, которое мы испытываем вместе с вами и действительно те наши представления о предназначении нашей Родины, которые так или иначе прорываются в выступлениях, сможем реализовать. Потому что, представляется, может быть, это слишком самоуверенная мысль, но, слушая выступающих, приходишь к выводу, что не исключено, что эта миссия формирования общества с высокой духовностью, плодотворно развивающегося, где каждый человек ценен, самоценен и уважаем всеми другими членами общества, эта миссия — может быть, действительно предназначение нашего народа. И эта мысль опирается не на какое-то самомнение и чрезвычайно неадекватную самооценку каждого из нас в отдельности всех нас вместе, а на то представление, что наш народ очень много пережил. Наш народ накопил огромный богатый опыт позитивного и негативного развития. И вот эта наша 20-летняя мучительная переоценка ценностей и поиска дает нам основание для таких мыслей. Благодарю вас за внимание. (Аплодисменты). Мы готовы активно работать и дальше.

Выступление Романова Юрия Валентиновича, представителя юридического сообщества России

Ваше Высокопреосвященство! Преосвященства! Честные отцы, братья и сестры, коллеги!

Я благодарю за возможность, которую мне предоставили, чтобы выступить на таком высоком форуме. Я первый раз нахожусь на подобной трибуне, чем горд и счастлив.

Я в своем маленьком выступлении хотел бы затронуть один такой вопрос, который, на мой взгляд, является одним из основополагающих в экономической жизни нашей России. Это — вопрос охраны промышленной и интеллектуальной собственности. К сожалению, здесь никто об этом не сказал. Говорили о нанотехнологии в шестом, седьмом, двадцатом поколении. Но как к таковым даже мы — работники очень узкой сферы, мы не можем отнести себя ни к юристам, ни к ученым, мы непосредственно патентоведы, клерки. Даже мы не совсем понимаем, что это такое. Мы знаем одно, что в настоящий момент Российское патентное ведомство, которое осуществляет регистрацию прав промышленной и интеллектуальной собственности, работает не во благо, а вне блага России. Мы провели совершенно недавно такое небольшое исследование. Есть в патентном законе Российской Федерации и существует еще такой международный классификатор промышленных образцов (МКПО) в восьмой редакции.

В двух словах, что это такое. Все товары и услуги, которые производятся на планете Земля, подвержены определенному патентному классификатору. В этом международном патентном классификаторе существует точно так же в 11-й его части ювелирное украшение, к которой относятся предметы религиозного культа. Нам стало достаточно интересно, как предметы религиозного культа находятся в патентном классификаторе. Буквально совсем свежую информацию мы подняли из всех патентных баз Российской Федерации. Мы обнаружили, что порядка 35 патентов, выданные на юридические и физические лица, в описаниях патентов, которых присутствуют (мы были в шоке) ценности нашей Русской Православной Церкви и Вселенской Церкви. Фактически получается, исходя из таких документов, что запатентован образ Николая Угодника, Владимирской иконы Божьей матери. Мы выявили порядка 35 патентов. Я не хочу рекламировать, но мы сейчас готовим материалы, чтобы абсолютно профессионально обратиться в суд так, чтобы другая сторона не искала каких-то лазеек. Мы прекрасно знаем, что существуют определенные профессионалы, которые могут предъявить очень много лазеек, когда скажут: да, так и должно быть. Вот почему мы сейчас ведем эту работу.

Еще один уникальный момент, из которого мы вышли. Охрана промышленной собственности это самое, что предприятие производит свою продукцию, оно имеет право получить на это правовую охрану, получить патент. На основании этого патента никто на территории Российской Федерации не имеет права без разрешения патентообладателя использовать тот или иной продукт, который он выпускает. Исходя из тех патентов, о которых я говорю, фактически даже Московский Патриархат не имеет права выпускать нательные кресты с изображением, не может выпускать подвески, не может выпускать другие вещи, на которые уже получен патент. И в то же время такой интересный момент, что художник, который произвел эти изделия, который их запатентовал, чтобы пустить в промышленный оборот, он в то же время является человеком православным. Я хочу сказать не об этом. Я хочу сказать, что нравственность это самое правильное, что мы можем хранить, русские люди, и нести дальше своим детям. К сожалению, может быть я и мои ровесники, мы не родились в том государстве, в котором мы обязаны были бы родиться. Все мы грешники, безусловно. Но мы в школе не получали того, что сейчас в некоторых регионах существуют основы русской православной церкви в начальных классах. Мы должны сейчас, я считаю, воспитывать наше поколение, наших маленьких, которые только сейчас рождаются. Мы должны спросить Церковь, как нам это сделать, чтобы люди, которые выросли, в дальнейшем не патентовали как предметы культа ювелирные изделия.

Необходимо нашему русскому бизнесу обращаться к нашим исконным ресурсам, к светлым головам и к светлым умам, которые регистрируют патенты, но они регистрируют их ни для чего. Но, поверьте, есть такие разработки, но почему-то мы обращаем внимание на Запад, платим большие деньги, когда все это можно найти вот здесь. Но этим интересуются только лишь китайцы.

Мое выступление, может быть, эмоциональное Прошу меня простить. Я желаю всем добра.

Выступление епископа Зарайского Меркурия, Управляющего Патриаршими приходами в США

Ваше Высокопреосвященство, дорогие соборяне, скажу честно, что для меня предложение выступить было несколько неожиданным, но в то же время желанным. Я не буду вдаваться в какие-то особые экономические подробности. Кратко остановлюсь на своих наблюдениях за вчерашним и сегодняшним заседаниями Собора. Меня больше всего поразило во вчерашнем дне то, что очень многие докладчики замечательно говорили, ссылаясь на президента Российской Федерации, что год 2007 объявлен годом русского языка. Я не могу сказать, что я человек абсолютно тупой, кое-что в жизни понимаю, но слушая вчерашние доклады, изобилующие неологизмами, становилось страшно за русский язык. А ведь русский литературный язык это самое, может быть, большое наше достояние которое объединяет народы, которое служит той основой, которая будет сближать нас, которая даст нам возможность понимать друг друга, общаться друг с другом.

Особенно важно значение русского языка, и мы особенно понимаем это, когда смотрим на то, что происходит в России с русским языком, из-за рубежа. Когда мы видим, как исчезает русский язык, как он растворяется в эмиграции, это самое яркое свидетельство того, что русские за рубежом перестают быть русскими. Поэтому Всемирный Русский Народный Собор, мне бы очень этого хотелось, отражая желание Президента Российской Федерации, отражая чаяния самого народа, чтобы в программных документах, в заключительных документах уделил особое внимание сохранению русского языка, прежде всего в России. От этого будет зависеть, как будут люди, находящиеся в диаспорах, относиться к России, как они будут воспринимать Россию. Чем будет для людей за рубежом Россия? Сырьевой территорией, национально-культурным этносом или она будет их матерью, их Родиной.

Митрополит Кирилл

Я хотел бы от всего сердца поблагодарить всех участников секции, всех участников ХI Всемирного Русского Народного Собора, извиниться перед теми, кто не успел выступить, но вы видели, какой большой список желающих, и всем предоставить слово для выступления невозможно. Всех вас благодарю и до завтра.