Всемирный Русский Народный Собор

Выступление архиепископа Берлинско-Германского и Великобританского Марка на XI ВРНС

Ваше Святейшество, Ваше Высокопреосвященство, собратья архипастыри, братья и сестры, соборяне!

С Божией помощью в мае сего года состоится объединение двух частей Русской Православной Церкви — Церкви на Родине и Зарубежной. Этот долгожданный момент откроет перед нами возможность излечения раны 80-летней давности на теле Русской Церкви.

Процесс, который привел к этому моменту, был длительным и сложным. После десятилетий вынужденного разделения, противостояния и взаимного непонимания, прославление святых Новомучеников и Исповедников Российских на Архиерейском Соборе Московского Патриархата в 2000 году открыло путь к единству. Можно смело сказать, что именно святые Новомученики и Исповедники Российские нас объединили своим стоянием перед престолом Божиим и своими молитвами о многострадальной Церкви нашей.

Вследствие собора 2000 года и прославления на нем сонма святых Новомучеников и Исповедников Российских, Синодами Зарубежной Церкви и Московского Патриархата были учреждены комиссии для переговоров с целью восстановления евхаристического общения. Работа двух комиссий была сложной и потребовала от обеих сторон много терпения и любви. В течение этой работы мы, члены этих комиссий, постепенно знакомились друг с другом, начинали видеть вещи другими глазами, вникать в условия жизни, резко отличающиеся от собственного опыта и кругозора. Но, увы, этот опыт общения почти никому нельзя передать. Это надо пережить, почувствовать самому. Никакая абстракция здесь не поможет. Тем более ясно, что только возможность церковного, евхаристического общения откроет и возможность взаимопонимания. Опыт истории XX века для членов двух частей Русской Церкви настолько различен, что не поддается быстрому объяснению. Быстро разрешить все проблемы нельзя. Самое серьезное препятствие на пути к сближению — это, на мой взгляд, недоверие. Людям, живущим в эмиграции, в течение десятилетий пришлось научиться недоверию ко всему, что было связано с советской властью, и это недоверие, к сожалению, распространилось и на представителей Церкви. Снять или разрушить его простыми методами не удастся. Здесь требуется терпение и воля к единству, искреннее желание и стремление к усвоению христианского доверия.

Если мы в мае этого года, с Божией помощью, подпишем Акт о единстве Русской Церкви, то это будет означать не конец, а, скорее, начало дальнейшего процесса ознакомления друг с другом и проникновения взаимной любовью и доверием. Одновременно можно сказать, что это действие обозначает чудо исцеления раны на теле нашей Церкви. Это чудо стало возможным только благодаря тому, что десятки тысяч русских родителей в эмиграции в течение прошедших с 1917 года десятилетий настойчиво приобщали своих детей и внуков к русской культуре и языку. Только благодаря этому подвигу в наших приходах за границей сохранилось сознание нашей принадлежности к единому телу Русской Православной Церкви и тяга к единству и общению с Церковью на Родине.

При этом мы осознаем, что наши епархии и приходы за рубежом стоят между двумя (или больше) культурами. Поэтому легко ответить на вопрос: что же даст единство Русской Церкви российскому обществу и народу. Зарубежная часть Русской Церкви полностью влилась в жизнь тех стран, в которых она действует. Ее верующие освоили местный язык и зачастую владеют им лучше, чем русским, вошли в культурную и общественную жизнь этих народов, при этом сохраняя и развивая свое сознание, как части Русской Церкви, приобщенной также и к русской культуре. Таким образом наши епархии и приходы могут быть посредниками между этими культурами, могут полноценно, справедливо и непредвзято представлять лицо России и ее народов перед иностранным миром. Это особенно важно потому, что во многих странах существуют серьезные предрассудки в отношении России, ее культуры, общества, политики…

Мы понимаем, что русский православный человек может только в Бога богатеть, взирая на земное, как на временное и преходящее, открывающее путь к высшему, небесному, вечному. В средние века русские монастыри были прибежищем крестьян в голодное время. Монастыри тогда, естественно, кормили крестьян, несмотря на то, что монахи иногда роптали за это на своих игуменов. Соборность сказывалась именно в этом естественном союзе всех слоев населения православной Руси. Для православного человека не важно, богат он или беден, он может быть убогим и этим быть богатым. В этом заключается его истинная мудрость, его настоящее богатство, при котором убожество и богатство объединяются во Христе.

В этом духе я желаю XI Всемирному Русскому Народному Собору успеха в его работе и Божией помощи.