Всемирный Русский Народный Собор

Секция «Историческая правда Победы в Великой Отечественной войне»

Союз писателей России
10 марта 2005 года

ГАНИЧЕВ  В. Н.

Дорогие друзья, братья и сестры! Продолжаем работу нашего Собора.

Наша секция рассматривает исторические аспекты, историческую правду Победы, то, что связано с ее истинным отражением и научным и общественным сознанием. Да, конечно, мы будем говорить о фальсификации, но будем говорить и о тех публикациях, которые, на наш взгляд, и на взгляд выступающего, проливают истинный свет на это. С первых и до последних дней войны эта фальсификация шла. Здесь сидят люди знающие, историки, наши ученые, наши писатели, ветераны Великой Отечественной войны. Мы вчера об этом говорили. Но так сложилось вчера, что эти вопросы перенесли сюда, на нашу секцию. Фальсификаторы были разного масштаба, наверное, многие помнят, что в свое время фактически перестали отмечать День Победы. Стараниями Никиты Сергеевича Хрущева эта дата уходила на второй план, не считаясь великим достижением. И только в 1965 году, когда мы стали отмечать 20-летие Победы в таком широком масштабе, появилось известное обращение деятелей отечественной культуры Леонида Леонова, Аркадия Пластова, Коненкова и Павла Корина «Берегите святыни наши!», в общественном сознании закрепился подход к Великой Отечественной войне, великому подвигу нашего народа, как самой значительной, выдающейся исторической дате нашего Отечества, утвердившись и в жизни, и в научном представлении. Фальсификаторы были разные. Но мне хотелось бы, чтобы мы поговорили не только о фальсификации, не только об искривлении событий войны, но и о тех серьезных публикациях, о тех реальных подходах, которые сейчас у нас есть, о том, что нам следовало бы сделать на этом пути.

Мы переходим к работе нашей секции. Ведет секцию доктор исторических наук, сопредседатель Союза писателей России, первый заместитель главного редактора «Роман-журнала XXI век» Сергей Вячеславович Перевезенцев. С нами в Президиуме находится директор «Воениздата», издательства которое раньше было мощным очагом историко-патриотической мысли, оно продолжает и сегодня работать и книгу С. П. Куличкина «Вставай, страна огромная!», главного редактора этого издательства, вы видите на столе.

Николай Петрович Бурляев, наш духовный воитель на ниве культуры, искусства. Присутствует Валентин Григорьевич Распутин. Я хотел бы поблагодарить Валентина Григорьевича за прекрасное вчерашнее выступление, за связь времен. Многие участники Собора, писатели, ученые, представители нашей церкви, казачества присутствуют здесь.

КУЛИЧКИН  С. П.
главный редактор «Воениздата», автор книги «Вставай, страна огромная!», полковник

Нынешний год особенный, год 60-летия победы нашего народа в Великой Отечественной войне. Весь мир, наша страна готовятся отметить 9 мая — это величайшее событие 20 века в истории человечества. Мы знаем, что создан комитет по празднованию 60-летия дня Победы во главе с Президентом страны. На празднование приглашены главы делегаций едва ли не всех государств мирового сообщества, готовятся грандиозные мероприятия, в том числе парад Победы. Готовятся к празднованию государственные структуры, общественные организации, Церковь, и, конечно, немногочисленные оставшиеся в живых, ветераны Великой Отечественной войны. Без сомнения, работа проводится огромная. Казалось бы, нет причин для беспокойства. Страна, да и весь мир должны достойно встретить славную дату, почтить память погибших, прославить оставшихся в живых и в очередной раз заявить на весь мир об огромном, решающем вкладе Советского Союза в общую победу над действительно сатанинской силой, терзавшей мир в середине XX века. И все же, все же...

Все же, к сожалению, я вынужден остановиться на многих фактах и нюансах, которые уже сейчас омрачают будущие торжества. Остановиться сейчас, ибо еще есть возможность достойно отреагировать на эти факты. В последнее время мне пришлось очень плотно заниматься тематикой Великой Отечественной войны в связи с подготовкой целого ряда статей, книги, и выступлениями перед различными аудиториями слушателей: военными, студентами, научными работниками, рабочими, школьниками. И везде, в вопросах слушателей возникало некоторые недоумение и озабоченность тем, что в последнее время информационное пространство буквально наводнили материалы, художественные произведения с так называемым новым осмысление событий войны, ревизией оценок ее хода и исхода. Все-таки, 60 лет — значительный срок для жизни одного поколения. Ушли многие участники и очевидцы тех событий, да и сами события становятся все более далекой историей, уходят в глубину времени, размываются и со временем приобретают новые черты, новое осмысление. Что ж, это естественный процесс. Но люди каким-то чутьем отмечают не только естественность, но и зачастую имеющую место явную искусственность, заданность так называемого нового подхода, новых оценок тех величайших событий, что по сути дела приводит к ревизии и переоценке незыблемых ценностей. При этом официальная власть, ее идеологические институты, не только не замечает этой ревизии, но нередко и потакает этому.

Казалось бы, ну что стоят демарши некоторых руководителей стран Прибалтики и Восточной Европы по поводу их прибытия на празднование Дня Победы в Москву. И что можно ожидать от привезенной аж из Канады русофобки, поставленной у руля Латвии, или целого ряда ее коллег из стран европейской демократии, которые никак не могут вылизать до блеска ботинки нового хозяина, демонстрируя по поводу и без повода лютую ненависть теперь уже не к советскому, а к русскому. Такая уж участь у этих вечных слуг правящего миром порядка, будь то абсолютизм, дикий капитализм, фашизм, социализм, теперь вот развитая англосаксонская демократия. И что удивительно, практически все эти страны, пытающиеся поставить нас ныне в один ряд с гитлеровцами, в годы Второй мировой войны в той или иной степени тесно сотрудничали как раз с гитлеровской Германией. Как говорится, на воре и шапка горит. И как же реагируем мы на эти внешне жалкие, но несущие глубокий смысл наскоки? По законам политкорректности (еще одно новшество современной демократии, которым она успешно заменяет всяческие нравственные законы и принципы) наши власти или не замечают этих выпадов, или вяло реагируют в средствах массовой информации, или призывают смотреть в будущее, забыв о старом. Но, забыв прошлое, которого нам нечего стыдиться, более того, мы должны им гордиться, мы как бы и соглашаемся с предъявленными нам вздорными и оскорбительными обвинениями. Мы соглашаемся встать в один ряд с нацистскими преступниками, от которых наша страна, наш народ своими жертвами, страданиями и победой спасли мир. Такие оскорбления не прощаются. И наши люди, в отличие от властей предержащих и доморощенных общечеловеков, остро чувствуют это оскорбление. Стоит его проглотить, и новая волна русофобии, ревизии итогов и оценок Второй мировой войны пронесется по так называемому цивилизованному миру.

По-прежнему не дают покоя ревнителям нового осмысления эти итоги. И что очень печально, небывалую активность они развили в нашей стране, как раз перед празднованием славной даты. Страницы газет, журналов, книг, экраны кинотеатров, телеэкраны, сценические площадки буквально заполонили так называемые «новые откровения о войне». Приведу только свежие примеры. Вот предатель из предателей, бывший член Политбюро и коммунистический идеолог Александр Яковлев в который уже раз со страниц самой читаемой в стране газеты убеждает нас, что официальные цифры наших жертв и потерь в войне занижены. Ну мало ему 27 миллионов! По его мнению, само собой именно оно истинно, хотя и ни на чем не основывается, их значительно больше 30-ти, а то и 40 миллионов. И как тут неискушенный обыватель может не поверить бывшему морпеху, искалеченному на той войне, на передовой? Как не поверить ветерану? А о том, что этот человек большую часть своей жизни лгал всем и вся, в том числе и самому себе, знают очень не многие.

Продолжают терзать простого человека цифры наших невиданных боевых потерь по сравнению с немецкими. Хотя сейчас даже большая часть западный историков, в том числе и германские, согласились с сопоставимостью боевых потерь советской и германской с союзниками армий, наши «правдоискатели» продолжают свою линию. И все только для того, чтобы доказать трусость и забитость русского солдата, бездарность наших командиров и военачальников только и занимавшихся бессмысленным истреблением собственных солдат. Продолжают втаптывать в грязь себя, да ладно бы себя, а то память тех, кто жизнь свою положил за право нашей жизни.

Само собой с новой силой обрушились на Сталина. То, что он руководил страной годы Великой Отечественной войны, был фактическим, а не номинальным Верховным Главнокомандующим в расчет не берется. Точнее берется, но с маниакальной настойчивостью доказывается, что все, чего мы добились, в том числе и сама Победа, случилось вопреки его злой воле. Ну не глупость ли это? Вообще, имя Сталина стало знаковым для определения «свой-чужой» в среде ревнителей новой правды о войне и нового мирового порядка. Лягнул давно умершего вождя — свой, сказал хоть что-то положительное о Сталине — чужой, подлежащий неукоснительному шельмованию и остракизму. И пользуются этим паролем все, приспособившиеся к нынешнему мировому порядку, от рьяного демократа, до рьяного монархиста. Например, всесоюзный «кот Матроскин» к месту и не к месту не устает повторять, как он едва ли не с пеленок ненавидел Сталина, да и советскую власть. Правда, получая от этой власти все возможное и невозможное. Сейчас другие требования, а значит, ату его, Сталина. «Комсомольская правда», давно превратившаяся из острой молодежной газеты в вульгарный бульварный листок, именно в год 60-летия Победы раскручивает фальшивку о переговорах Сталина и Гитлера летом 1941 года и готовности Сталина к перемирию. И ведь прекрасно знают «правдорубы пера», что глупости говорят, но говорят. Во-первых, потому что таков социальный заказ. Во-вторых, потому что народ, т. е. в их понимании «быдло», всё «схавает». А целая обойма кинороманов и телесериалов, телепрограмм, выпущенных в последнее время и буквально вдалбливающих в головы обывателей мысль, что руководил страной и армией в годы войны преступник, бездарный политик, ничтожная личность, причина всех бед и несчастий Красной Армии, страданий народа. Сталин, безусловно, виноват во многих крупных военных просчетах, особенно в начальном периоде войны, но в той же мере причастен, причем в самых первых рядах, ко всем нашим победам, в том числе и окончательной. Ну а как политику, руководителю страны, ему не было равных в те годы. Об этом существует единодушное мнение его современников, как друзей и соратников, так и врагов. Об этом открыто заявляли и Черчилль, и Рузвельт, и Чан Кай
Ши, и Мао Цзедун, и Гитлер. Да, вообще-то все. Заметьте, деятели — не чета нынешним, не говоря уж о бесчисленных политиках, историках, журналистах, писателях и прочих, прочих.

Особенно печально, что под прикрытием ненависти к Сталину, оплевывается Красная Армия, весь народ-победитель. Под видом новой правды нам навязывают такую развесистую клюкву, как сериалы «Диверсант», «Снайпер», «Штрафбат», «Курсанты», «Московская сага», «Дети Арбата», где с гитлеровцами воюет какая-то не существовавшая Красная Армия, в лице выдуманных воспаленным воображением авторов военачальников, красноармейцев, командиров, медсестер, партизан и пр. А эти мифические НКВД-шники, заполнившие все армейские структуры, без совета, а то и без прямых указаний которых не принималось ни одно решение, ни на одном уровне на фронте и в тылу. Причем авторы лгут сознательно. Что, разве такой опытный, профессиональный сценарист, автор многих достойных сценариев Э. Володарский или режиссер П. Тодоровский, не знали, что состряпали далекую от правды заказуху? Знали, ибо всегда работали с архивами, консультантами, да и сами были очевидцами многих событий.

То, что некоторые из авторов новой правды войны участвовали в ней, не аргумент. Мы уже говорили об одном участнике Александре Яковлеве. Попытки же других ветеранов, пытающихся опровергнуть заведомую ложь, просто игнорируются и не допускаются на страницы газет и телеэкраны. Так, фактически безрезультатно возмущается бывший штрафник Герой Советского Союза Владимир Карпов правдой о штрафниках Э. Володарского. Возмущается правдой о курсантах П. Тодоровского бывший курсант того самого 2-го Киевского артиллерийского училища, эвакуированного в пригород Саратова. Но голоса их не слышны даже в так называемых полемических передачах Швыдкого на государственном канале «Культура». Впрочем, это не удивительно. Под патронажем нашего главного чиновника от культуры проводилась, и пока, слава Богу, провалилась кампания по передаче трофейных ценностей Германии без всякой компенсации. Под его патронажем в год 60-летия Победы прошла в театре «Современник» премьера спектакля «Голая пионерка» о 14-летней пионерке, полковой «шлюхе» Маше Мухиной. Вот она, главная правда войны! Вот она! Придумал эту грязную, насквозь лживую историю, живущий ныне в Германии литератор Кононов аж в 1980 году. Но именно в годовщину победы ее вытащил через 25 лет из помойки и поставил на столичной сцене очередной ниспровергатель классики режиссер Серебрянников. И что удивительно, немедленно хвалебная рецензия на спектакль появляется в главном официальном печатном органе страны «Российской газете». Это, по-моему, похлеще, чем готовящаяся под патронажем того же Швыдкого на сцене Большого театра опера по либретто литературного хулигана, матершинника и русофоба Сорокина.

Вообще, если принять за истину откровения этих ревнителей новой правды о войне, то бойцы Красной Армии — это сборище недалеких, озлобленных людей, пьяниц, мародеров и насильников, людоедов, ненавидящих своих командиров и друг друга. Командиры же и военачальники, тоже в основной массе — шкурники, трусы, опять же людоеды, пьяницы, мародеры и насильники, к тому же непрерывно бросающие людей на бессмысленную гибель. Женщины в Красной Армии — само собой сплошь ППЖ или просто «шлюхи». Ну, а обыватели в прифронтовой полосе и в тылу — забитое, замордованное НКВД «быдло». За исключением, конечно, узкого круга своих, окопавшихся в Ташкентах и прочих очагах культуры военного лихолетья. И, конечно, все: и соль земли, и «быдло», на фронте и в тылу — в душе своей антисоветчики, люто ненавидевшие Сталина и советскую власть. Господи, до какой же степени можно не любить, да что там — хотя бы уважать, свой народ, чтобы даже в святые для нас дни памяти и торжества великой Победы говорить и показывать такое!

И, повторяю, есть прекрасные произведения литературы и искусства, ушедших от нас и ныне еще творящих авторов о Великой Отечественной войне, которые в упор не замечаются, замалчиваются или вообще не доходят до массового читателя. Вот еще в чем большая печаль нас с вами, в том числе и здесь присутствующих, дорогие друзья.

И уж, конечно, не могли оставить в покое ревнители новой правды такую тему, как возрождение в годы войны Православия на Руси. И тут их тоже не смущают даже общеизвестные, не выбираемые факты. Еще в 1939 году безбожная пятилетка прямо ставила задачу «закрыть последний храм и уничтожить последнего священника». Кстати, на 22 июня 1941 года был назначен взрыв храма Рождества Богородицы в Путинках, но началась война, и народ буквально повалил в храмы. Известно, что в тот же день Патриарх Антиохийский Александр обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны и народа России был избран друг и молитвенник за нее из братской Церкви — митрополит гор Ливанских Илия. После обращения Патриарха Александра митрополит Илия решил затвориться и молитвенно просить Божью Матерь открыть, чем можно помочь России. Через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Богоматерь и объявила определение Божие для страны и народа: «Должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Священники должны быть возвращены с фронтов и тюрем, должны начать служить. Сейчас готовиться к сдаче Ленинград — сдавать нельзя. Пусть вынесут чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на святую землю. Это избранный город. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве; затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война окончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена».

Владыка связался с представителями Русской Церкви, с советским правительством и передал им все, что было определено. И теперь хранятся в архивах письма и телеграммы, Сталин не только как великий политик, но и бывший семинарист, отреагировал мгновенно. Уже одно его обращение «братья и сестры» в своем первом выступлении говорит о многом. И о каком лицемерии вождя говорят нынешние правдорубы, если он немедленно приступил к практическим шагам. Мобилизуя все силы страны, в том числе и Церковь, Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) и обещал исполнить все, что передал митрополит Илия. И выполнил эти обещания полностью, вплоть до прибытия митрополита Илии в страну после победоносного окончания войны. Более того, Сталин, и никто другой вернул на Русь патриаршество в 1943 году, вернул патриаршество в Армянскую Церковь в 1945 году. Обратил самое пристальное внимание и на другие конфессии. В том же 1943 году разрешил провести съезд мусульманского духовенства и верующих в Ташкенте, организовать в ныне печально известном Буйнакске Духовное управление мусульман Северного Кавказа, в Бухаре, Казани и Ташкенте открываются медресе. Мы как-то забываем, что в то время в стране ничего невозможно было сделать без воли Сталина. За время войны в страну вернулось патриаршество, было открыто более 14 000 храмов, стало действовать 80 монастырей, 8 духовных семинарий и 2 духовные академии. Вновь затеплилась лампада у цельбноносных мощей преподобного Сергия. Вся Русь молилась тогда и начала молиться с первого дня войны. Ставиться в упрек Сталину и то, что восстановление патриаршества на Руси он приурочил к началу Тегеранской конференции, а в Армении — к началу Ялтинской конференции, тем самым, заигрывая с союзниками. Но Сталин вообще никогда не заигрывал в политике, а уж осенью 1943 года и тем более весной 1945 это ему было совсем ни к чему. Скорее с ним заигрывали Черчилль и Рузвельт. К тому же Сталин прекрасно понимал, что восстановление Православия на русской земле совсем не обрадует союзников, ибо оно окончательно оформляло статус СССР как великой державы. Для Запада Россия всегда была и остается предпочтительней безбожной, и он, не смущаясь, всегда прилагал и доныне прилагает к этому усилия. Вот так, господа хорошие, факты упрямая вещь.

А воспрявшая духом Русская Православная Церковь с первых дней включилась в борьбу с ненавистными оккупантами не только своими молитвами, но и рукотворной помощью голодающим в Ленинграде, госпиталям, детским домам. А миллионные пожертвования верующих, которые пошли в фонд обороны и на которые были построены танковая колонна «Дмитрий Донской» и авиационная группа «Александр Невский». А поистине героическое пастырское служение митрополита Ленинградского Алексия в блокадном Ленинграде, а окормление паствы священниками на оккупированной территории с проповедями о победе над ненавистным врагом. А сколько бойцов Красной Армии война не только вернула к истинной вере, но и сделала служителями Церкви. Приведу один только пример. Иерей одного из приходов Иркутской области отец Платон. До войны насквозь светский человек, атеист. Детдомовец, семь классов школы, ремеслуха, слесарь на одном из ленинградских заводов, выпивка с друзьями, танцульки, девушки. Он сам напишет об этом в биографическом очерке. И вот война. О том, как воевал, говорят награды: орден Ленина, Боевого Красного Знамени, четыре ордена Красной Звезды, кавалер всех трех орденов Славы, три медали «За отвагу». Такой набор наград имел не всякий профессиональный военный. Для добровольца же едва ли не уникальный случай. И вот совсем молодой человек, красавец, вышедший из такой войны живым, целым и невредимым вернулся в Ленинград. Весь мир был у его ног, но он подал заявление в семинарию. Как только не обрабатывали героя войны партийные и специальные органы, парень остался непреклонен. Кстати, хочу заметить, если бы не соответствующее отношение в то время вождя и государства к религии, не знаю, чем бы все кончилось. Во всяком случае, при любимце шестидесятников Хрущеве и душке Брежневе такое было бы просто невозможно. Более подробно о жизни Церкви в годы войны можно узнать из моей книги, хотя там тоже приведены не полные сведения, и эта тема требует еще пристального внимания и кропотливой работы.

Удивляет и печалит еще один момент. Стремление в последнее время совершенно разнородных сил, даже некоторых православных, осудить иерархов Церкви военного и послевоенного периодов не только за лесть властям и лично диктатору, но и молитвенное благословение жизни и трудов Сталина. Уж и Русская Зарубежная Православная Церковь старается не заострять на этом внимание, а у нас это любимая тема при рассмотрении роли Церкви в годы войны. Осуждаются Патриарх Сергий и Патриарх Алексий за то, что пели дифирамбы Сталину. Стыдно, что это делают не только враги Православия, но и люди, считающие себя православными. Уж им-то надо знать отношение православного к власти. Уж им-то должно было быть понятно, что не случайно Господь ввергал Россию в такое духовное безобразие, что причины всех наших бед надо искать в себе, а не во власти, данной Богом. Им же хочу напомнить из соборного послания святого апостола Павла к римлянам: «Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены...». И именно Господь в нужный, Ему только ведомый, момент подвиг и Сталина, и советскую власть на официальное восстановление Православия на Руси.

Вот на чем я хотел бы вкратце остановиться в своем выступлении, высказать свою озабоченность и призвать вас не только в оставшиеся до празднества дни усилить активность по развенчанию усиленно навязываемой нам извне и изнутри новой правды войны, но работать в этом направлении все время. Не можем мы отдавать нашу великую Победу на откуп всяким смердяковым.

БУГАЙ Н. Ф.
доктор исторических наук, Институт Российской истории РАН и Министерство регионального развития России

Мне вчера очень понравились на пленарном заседании доклады писателей Ганичева, Распутина, руководителя ветеранов Москвы Долгих, которые обстоятельно и подробно дали освещение всех тех успехов, одержанных советским народом, Красной Армией в Великой Отечественной войне.

Наверное, так и положено на пленарном заседании, чтобы не особо акцентировать внимание на отрицательных сторонах того социального явления, которое пережила наша страна в 1941-1945 годах, в предвоенные и послевоенные годы. Но, тем не менее, мы не получим той подлинной правды об истории войны, если не будем обращать внимание и на эту сторону истории. Поэтому, наверное, сегодня необходимо обратить внимание и на такой аспект истории.

Я полностью согласен, что мы не должны сегодня в нашей политике ориентироваться на высказывания Президента Латвии о том, как относиться нам к советским людям и русскому народу, к Великой Отечественной войне. Есть и другое поколение молодых лидеров, сегодняшних руководителей бывшего Содружества Социалистических Стран. Например, я прослушал интервью руководителя Венгрии, который недавно выступал по телевидению в программе «Вести», и как он высоко отзывался о русском народе, который спас венгерский народ от порабощения фашизмом. И благодаря именно мужественному сражению русских в годы войны, Венгрия выстояла как самостоятельное государство. И таких оценок гораздо больше, чем тех, которые нам сегодня посылают из Латвии.

В любом случае, в 2005 году гражданское общество государств СНГ и прогрессивное мировое сообщество будут отмечать 60-летие Победы народов Союза ССР над фашизмом. И вряд ли удастся затмить эту Победу и, особенно, роль участия русского народа в этой войне высокооплачиваемыми шоу в Западной Европе, естественная цель которых очевидна. Прежде всего, это умалить роль народов Советского Союза в достижении Победы над фашизмом и приуменьшить значение побед Красной Армии в этой войне.

Вывод истории войны 1941-1945 годов однозначный: главную роль в победе над фашизмом сыграли народы Союза ССР. В достижении Победы участвовали представители всех шестидесяти двух народов. Вы знаете, что по переписи 1939 года в нашей стране значилось 62 народа. Все их представители участвовали в Великой Отечественной войне. И, безусловно, никто не станет оспаривать тот вклад в Победу всех народов, который были различным по своим масштабам.

Главная тяжесть, естественно, выпала на долю русского народа. Однако следует заметить, что накануне войны народы России, если рассматривать персонально каждый из народов, находились на разном уровне социально-экономического и культурного развития. Не одинаковыми были в этом отношении и территории, на которых они проживали.

Эта характеристика в полной мере относится и распространяется на такую важную сферу, составляющую характеристику развития общества, как уровень национального самосознания, состояние которого в значительной мере воздействовало на состояние взаимоотношения и взаимодействия по вектору — народы и власть.

Исследователи, занимающиеся изучением истории, называют цифру погибших — 27 миллионов советских людей. Среди них, по данным Генерального Штаба, погибло 8 668 419 военнослужащих. Это офицеры, солдаты, рядовой состав армии. Но не надо опускать другую сторону войны, хотя и оставался единым порыв граждан государства, понимание необходимости защиты его от наседавшего врага, но, тем не менее, в стране немало было и деструктивных сил. Об этом тоже нельзя забывать, ибо это тоже правда истории о войне.

Хотя эта сторона и слабо исследована, но я считаю, что в этой ситуации просто необходим спокойный анализ складывающейся ситуации, последовательное выяснение причин, имевших место проявлений в жизни советского общества, связанных с расстановкой сил по различным сторонам баррикад.

На этом хотелось бы остановиться несколько подробнее.

Наличие названных сил вполне объяснимо. В государстве, несмотря на пропаганду, проводимую государственным аппаратом, властью, оставались острыми противоречия в реально существующих межнациональных отношениях.

Имели место проявления недовольства положением со стороны групп населения, принадлежавшим к разным национальностям, разочарования в тех ожиданиях, которые ими возлагались на объявляемые время от времени курсы партии по улучшению жизни общества. Это были, как вы знаете, и коллективизация, индустриализация, раскулачивание. Сегодня никто не будет говорить о том, какие огромные лишения потерпели народы России в ходе этих всех кампаний, но как раз именно в этой когорте населения были недовольные формами и методами проводимых коллективизации, индустриализации и других курсов партии.

Способствовало созданию конфронтационной ситуации и наличие присоединенных накануне войны к Союзу ССР совершенно новых территорий на северо-западе и западе страны, когда не были завершены процессы врастания или встраивания, адаптации этих сообществ в структуру Союза ССР. А вы, старшее поколение, знаете, как тяжело развивались события на Украине в годы войны и т. д. У многих групп населения, этнических меньшинств военная обстановка в канун вторжения, непосредственного начала боевых действий на территории Союза ССР создавала в определенной мере иллюзии, кажущиеся возможности поправить свое положение. Поэтому каждый из них, естественно, по-разному относился к войне, пониманию необходимости участия в защите Отечества. Об этом говорят следующие данные. По пяти географическим регионам страны (Северный Кавказ, Закавказье, Средняя Азия, Казахстан, Центральные области) дезертиры и уклоняющиеся от службы в Красной Армии, по приблизительным данным (сегодня упоминавшимися писателем Куличкиным) отдела НКВД СССР по борьбе с политическим бандитизмом, за три года (вторая половина 41-го года и первая половина 44-го года) составили 1 миллион 210 тысяч человек. Уклоняющихся от службы в Красной Армии — полмиллиона человек. Всего 1 миллион 766 тысяч человек.

Если соотносить эти показатели по регионам, то наибольшее количество дезертиров приходятся на центральные области — 391 тысяча человек. На Северный Кавказ — около 200 тысяч человек. По Средней Азии (с учетом Казахстана) — более 150 тысяч человек.

Что касается силовых ведомств, то наиболее высокие показатели у этих категорий приходились на особые органы НКВД в годы войны. Дезертиров было 484 тысячи человек, уклоняющихся от службы — не зафиксировано.

Транспортные органы милиции: дезертиров — 167 тысяч человек, уклоняющихся — 80 тысяч.

Эти данные как раз позволяют сделать вывод о том, что в самом НКВД не было благополучной обстановки в плане военной и политической подготовки, с воспитанием патриотизма, которым должны обладать солдаты. Приведенные данные еще раз со всей убедительностью подтверждают тот факт, что в СССР не все так было безоблачно накануне войны. В стране имели место острые противоречия в реальной жизни народов, они проявлялись в столкновении интересов народов, различных когорт населения.

В этой ситуации любое сопротивление естественно расценивалось правительством как проявление национализма с последующим применением экстренных мер чрезвычайного характера. А именно: виновные подвергались репрессиям, депортациям в принудительном порядке, что означало на практике грубое нарушение конституционных прав человека. Но мы можем возразить и сказать, что этого требовала война. Есть такое понятие, как защита государства от тех проявлений, которые имели место, которые наносят ущерб самому государству.

Объективное изучение процессов 41-го и 45-го годов выявляет и такой парадокс. Например, граждане, с одной стороны, оставались репрессированными, а с другой — выступали как защитники Отечества. И это были и чеченцы, и ингуши, и балкарцы, и карачаевцы, и турки-месхетинцы, курды, корейцы, финны, калмыки и представители других народов, в целом, почти 60 народов.

Однако у руководства государства на сей счет были свои соображения и планы. И не случаен тот факт, что функционирующий режим не скрывал своего отношения к отдельным народам, проявляя одновременно к ним недоверие. Были депортированы 3,5 миллиона человек за период с 35-го года по 45-й год, в канун войны и непосредственно в ходе войны.

Подтверждением этого является предписание 19 сентября 1941 года по Закавказскому фронту о прекращении призыва в армию и увольнения из ее рядов представителей некоторых народов, родственных населению сопредельных государств — Ирана и Турции. Но мы не должны забывать и тот факт, что представители этих народов добровольно шли в военкомат и просили отправить их на фронт защищать свое Отечество, то есть Союз Советских Социалистических Республик.

Этой цели служил и приказ Народного комиссариата обороны от 30 июня 1942 года, в который вносились уточнения о запрещении призыва в Красную Армию до особых указаний представителей некоторых горских народов, это особенно относилось к народам Северного Кавказа.

Естественно, что такое отношение не могло не оказывать влияние на формирование самого национального сознания, на отношение этих народов и этнических меньшинств к понятию «государство», к атрибутам, символам власти, к самому вождю государства, в отношениях между самими народами. Приходили сотни писем. Если вы возьмете архивы особой папки Сталина (это Государственный архив Российской Федерации) и познакомитесь с ним, то увидите, что шли сотни писем от простых солдат, офицеров из армии с единственным вопросом: «Ответьте, за что я принудительно демобилизован из состава вооруженных сил и отправлен как враг народа?».

Исследование позволяет выявить такие данные, что после принудительной демобилизации из Красной Армии (1943-44 годы) представителей этнических меньшинств и народов, которые были подвержены депортации, а их переучет был произведен в 1949 году, конечно, цифры 1944-45 годов будут гораздо выше. Но вот по 49-му году: офицеров из Армии было демобилизовано 8343 человека в принудительном порядке; 28 тысяч сержантов и 173 тысячи 201 рядовой. Всего 209 545 человек, представителей этнических меньшинств в принудительном порядке покинули армию.

Если рассматривать этот вопрос по национальному составу, то это распределение выглядело следующим образом. Российские немцы — депортировано было 33 615 офицеров, солдат, сержантов. Чеченцы — 8894 человека. Ингуши — 4248 человек. Крымские татары — 8895 человек. Турки-мес-хетинцы — 2517 человек. Балкарцы — 1045 человек. Карачаевцы — 2543 человека. Калмыки — 6148 человек. Поляки — 926 человек. Греки — 569 солдат, офицеров и сержантов покинули Армию. Все они рассматривались, естественно, как враги народа и направлялись в те места, куда были депортированы основные контингенты этого населения без права выезда. Это Казахстан, Средняя Азия, Сибирь, Дальний Восток. Это офицеры, имеющие высокие воинские звания, без права выезда в те места, где находилась их историческая родина.

Мне кажется, что сегодня нельзя забывать об этом. Правда, я имею свои соображения на этот счет, у нас нет еще пока исторического исследования, которое бы выясняло проблемы призыва в Красную Армию, как он проходил. У нас сегодня ситуация такая, что если возьмешь, например, исследования по Чечне, то вы можете увидеть данные от 5 тысяч призванных до 37 тысяч. Каждый новый национальный историк все повышает и повышает эту цифру. А если обратиться в архив, то там совершенно другое. Когда в той же Чечне проводили 5 раз призыв, все время они разбегались и оставалось по 2 тысяч человек, и их сопровождали на фронт. Об этом тоже нужно знать правду, но пока мы не сказали здесь свое слово. Несмотря на трудности становления национальных обществ, имевшиеся грубые нарушения в конституционных правах со стороны режима, все, кому пришлось участвовать в Великой Отечественной войне, активно сражались на ее фронтах. Из них многие стали Героями Советского Союза, правда, эти звания получили многие в 90-е годы, особенно представители депортированных национальностей, стали видными, известными военачальниками.

Заканчивая свое выступление, я бы хотел сказать, что они достойны уважения и тех почестей, которые им обязаны представить и государство, и общество, и мы с вами, наш Союз писателей и историков.

ШУРТАКОВ  С. И.
писатель, ветеран Великой Отечественной войны

Наша секция называется «Историческая правда Победы». Если кратко, то она состоит в том, что несмотря на вероломное нападение, да еще огромные преимущества нападающего, несмотря на наши отступления от линии обороны, неизбежные большие потери в самом начале войны, мы все же остановили грозного, могущественного, подмявшего под себя перед этим всю Европу, врага. Мы выстояли и победили. Весь мир оценил нашу победу, как великую победу, поскольку мы победили не просто страну Германию, а победили фашизм, угроза которого висела над всей Европой, а, может быть, и над миром. Именно потому такого великого авторитета, такой великой славы наша Россия — тогда она еще называлась Советским Союзом — не имела за все свое тысячелетнее существование.

Я немного отойду от темы. Я люблю это повторять: история не знала такой великой литературы, такой гуманистической литературы, какая была создана об этой страшной войне, нашей советской литературы. Я подчеркиваю: гуманистической. Какой гуманизм? Люди убивают друг друга. Но сейчас весь мир это знает, потому что эти книги переведены. Я не буду перечислять здесь фамилии, скажем, Бондарева, Носова и Астафьева. Все знают их. Гуманистическая литература.

Я не очень хорошо знаю немецкую литературу, но мне от знающих людей приходилось слышать, что у нас целая антология песен об этой страшной войне. И каких прекрасных песен, которые живут и по сей день. Мне говорили, что в Германии нет песен об этой войне. На самом деле, о чем петь-то?

Я сказал о великой Победе. Но война еще только-только кончалась, а уже наши союзники думали, как обесценить эту войну, как ее всячески унизить. Только напомню, что это сразу же — и выступление Черчилля в Фултоне, а это же наш союзник, это умнейший государственный деятель. И чуть раньше него на закрытом заседании Сената выступление Далласа, где было сказано, что «Мы бросим все, что имеем, чем располагаем, все золото, всю материальную мощь на оболванивание, на одурачивание людей. Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их верить в эти фальшивые ценности. Так мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России».

И после этого, конечно же, не надо удивляться, когда отмечалось 50-летие высадки десанта в Нормандии, все это было подано, как величайшее сражение. Просто их напугала наша Победа. Они даже не пригласили нас на это торжество. Мало того. Подали это так, как главное сражение, которое решило исход этой Второй мировой войны.

И параллельно шло, как у нас, обесценивание, я бы даже сказал, и затаптывание нашей Победы. Патриотизм, фундамент и основа нашей Победы, по телевидению был объявлен «последним прибежищем негодяев». Передача так и называлась на государственном телевидении.

Целая передача была посвящена объяснению-пояснению: почему русский фашизм страшнее немецкого. И у меня возникает вопрос: как это так можно? Это что, никто не слышал, никто не знает? Как можно делать такие передачи? И это в той стране, которая победила фашизм.

И постоянно, изо дня в день, ведется бухгалтерский подсчет наших потерь. При этом начисто забывается, а точнее сказать, подло умалчивается, во имя чего все эти великие жертвы были принесены. Что они перевираются, это само собой. А вот во имя чего? Ведь незваные гости шли к нам не чаю за самоваром попить, не всего лишь нас победить, а доказать свое арийское превосходство перед славянами. И, потешив свое национальное самолюбие, вернуться восвояси.

Они шли — и об этом было заявлено во всеуслышание — уничтожить наше государство, наше Отечество, а народ превратить в рабов. И разве не наглядным подтверждением этому служат миллионы советских людей, которые были угнаны в рабство еще в годы войны, еще до предвкушаемой ими Победы.

И кто из пиарщиков может указать адрес той валютной биржи, где производится котировка стоимости Родины? Пиарщики заняты тем, что едва ли не каждый день по всем каналам показывают «Штрафбаты», «Заградотряды» и другие фильмы, где вдалбливают в сознание зрителей, что наши солдаты шли в атаки и побеждали под расставленными им в спину пулеметами. Об этом я не буду говорить подробно.

И у меня еще такой недоуменный вопрос. Я поделюсь с вами. Название одной секции «Духовные и нравственные основы победы над фашизмом, терроризмом, расизмом, сепаратизмом». Здесь сидят ученые люди. Оправдана ли такая постановка вопроса? Сепаратизм. Друзья, так основоположником сепаратизма является кто? Борис Николаевич Ельцин, наш первый президент, который сказал — глотайте суверенитета сколько проглотите. Причем тут победа над фашизмом?!

ИЗ ЗАЛА

Право на самоопределение нации было заложено еще раньше.

ШУРТАКОВ  С. И.

Это разные вещи. Расизм. Фашизм — это и есть расизм. Зачем же размывать-то? «Победа над фашизмом, терроризмом, расизмом, сепаратизмом». Мы отмечаем 60-летие Победы над фашизмом.

И еще вопрос. Вот приглашение наших прибалтийских республик на празднование 60-летия Победы. Вы все читали, слышали. Это был плевок нам в лицо, сказать, что ветераны войны будут на газете пить водку, закусывать воблой и т. д. Так почему же мы утираемся, нам плюют в лицо, а нам «Божья роса»?! Вчера слушали выступление нашего министра иностранных дел, я признаться, ожидал, что он хоть как-то что-то объяснит. Но как это, почему не отозвать это приглашение? Ну как это наши ветераны рядом с этой президентшей будут стоять, и перед ней будут проходить их собратья по оружию?

Закончу свое выступление на более оптимистической ноте, поделюсь уже личной радостью. Я очень коротко скажу. В свое время я был удостоен Государственной премии, она носила имя великого русского писателя Максима Горького, потом ее отменили. Я выступал в еще не закопченном, не расстрелянном из танковых пушек Белом доме и сказал, что я отдаю свою премию на то, чтобы в моем родном селе, на юге Нижегородской области, был установлен памятник с именами тех моих односельчан, которые ушли на войну и не вернулись. Деньги были отданы. Но с помощью таких «великих» экономистов, как Гайдар, они «сгорели», и все попытки начать с нуля оказались тщетными. Было 55-летие Победы! Там были депутаты Государственной Думы, Законодательного собрания, мы писали, а наше «родное» (как раньше говорили) правительство ни рубля не дало на это святое дело. А ведь по вине правительства деньги «сгорели», но оно ни рубля не дало.

И только усилиями честных русских людей все-таки памятник в моем родном селе был поставлен. Это пять больших мраморных плит, 200 фамилий надо было на них высечь. И я радуюсь, что я в этом году буду со своими односельчанами встречать у этого памятника 60-летие Победы. Там изображен воин и написаны слова, которые он говорит от имени этих двухсот невернувшихся тем, кто подходит к памятнику. «Вам все это, живые. Нам отрада одна: что недаром сражались мы за Родину-мать. Пусть не слышен наш голос, вы должны его знать!».

И вот те, кто будет подходить к этому памятнику, чтобы знали это. И я тоже хотел обратиться: будем слышать их голос, и будем помнить. Вечная им память, тем, кто за Родину-мать сложил голову!

БУРЛЯЕВ  Н. П.
народный артист России, председатель Международного объединения кинематографистов славянских и православных народов, президент Международного кинофестиваля «Золотой витязь»

Я к вам с приветствием от того сообщества, которое создано 7 лет тому назад, — «Кинематографисты православного мира» Нас очень много, нас в три раза больше, чем в Союзе кинематографистов России 12 тысяч членов Союза стоят за моими плечами. От их имени я вам кланяюсь, тем, кто участвовал в этой Великой войне, одержал Победу. Кое-что я могу о ней говорить. Об истории, да ничего вроде бы, потому что я рожден через 9 месяцев после того, как окончилась война. Я — послевоенный московский «асфальтовый» человек, и не понимаю, как через меня пробилось то, что стало двигать мною, всеми моими поступками и душой моей. Видимо, это генетика. Генетика работает в нас, пока еще работает и будет работать. Это особые законы.

Я все время поражался, почему мы так разделены, русские мужики? Видимо, генетика такая: каждый воин, каждый самодостаточен, каждый думает: «да я один одолею всех». Но приходят времена, когда мы становимся единой плотью, единым телом, единым духом, времена великих битв за наше Отечество. Наглядно я, невоенный, понял эту истину на войне. Я был только на одной войне, на югославской войне, мне пришлось прожить какое-то время под бомбами в Белграде и говорить в пасхальное утро перед ста тысячами людей на площади речь от имени России, русского народа. И вы знаете, я там сделал одно открытие. Думаю, что вы все с этим будете согласны. Вглядываясь со сцены в этот огромный собор народа и анализируя, вдруг понял, что в этой маленькой девочке, отроке, юноше, девушке, старце какой-то один, единый дух, одни глаза. Никакого страха не было, они жарили баранов, пели песни, над ними летала авиация НАТО, ПВО отстреливалось полночи, пока были патроны, потом просто плевали на эти летательные угрозы. Так вот, я видел один единый народ, и понял эту простую истину, что и мы в России станем единым народом только тогда, когда почувствуем реальную угрозу нашим очагам.

Пока мы ее не чувствуем, хотя и понимаем, что идет война.

Я к вам приехал в рабочей форме, потому что я с поля боя и опять ухожу в бой. Через день, послезавтра в Сергиевом Посаде мы открываем Первый Международный форум русского боевого искусства «Золотой витязь».

Почему я, не деятель боевых искусств, так сказать, взялся за это? Я сам удивляюсь, но почему-то это делаю. И когда я объявил моим коллегам в Сербии, кинематографисту Марковичу, крупнейшему деятелю в кино, в Болгарии профессору Николову, однокурснику Михалкова, что я затеял это, то у них был такой потрясающий отклик: да, мы тебе привезем чемпионов мира из Сербии, из других стран. И вот уже едут 10 стран, и их надо принимать, и делаем это, как обычно, на нулевом бюджете. Никакой поддержки, поскольку все с колес сделано за два месяца. Я понимал, что это надо делать. И мы это сделали.

Так вот, идет война. Вслед за этим мы проведем 14-й кинофорум «Золотой витязь» в Челябинске. И уже к нам идут фильмы, причем, фильмы потрясающие. Один из них назван «Сталин. Разгром пятой колонны». Поразительный фильм. И там по ходу действия фильма задается вопрос Черчиллю: «Как там в СССР пятая колонна?». А он ответил: «А там нет пятой колонны. Сталин ее разгромил до войны».

Приходит время анализа деятельности и роли этого политика для России и для мира, адекватной оценки всего того, что он сделал. Я не буду говорить ни за, ни против. Надо разбираться — пришло время.

Я думаю, почему мы не один народ? Нет национальной идеи? Да, нет. Мы — нация? Нет, мы не нация. Мы — конгломерат разрозненных народов, которые толкают друг друга плечами и особенно толкают старшего брата, русский народ, который, по промыслу Божию, не агрессивен, по промыслу Божию, защитник, по промыслу Божию — собиратель земли русской.

Толкаются. Но что делать? Придется стать нацией. Выхода нет. Единой нацией всем нам, людям разных национальностей. Говорят о толерантности очень много. Что это такое толерантность? Это — нетерпимость ко злу. Забывают об этом, что под этим. Мы не можем быть толерантны и терпимы. Но мы любим всех и за это платим такую цену.

Итак, приходит это время. Приходит, нет другого выхода. Как говорили сербы в 1914 году, когда их поставили в очередной раз на грань полного уничтожения, воевода бросил клич: «Нам нет спасения. Мы победим, мы должны победить обязательно».

60-летие великой Победы. Вчерашний Соборный зал. После перерыва ополовинился. Почему? Ушли из президиума — ушли из зала. Не интересно. В зале поглядели, думали — придут ли первые лица? Не пришли, не почитают первые лица пока то место, где, действительно, собран Алмазный фонд России, где люди думают без агрессии, миролюбиво и предлагают пути развития. Не интересно.

Когда это станет интересно, когда руководитель Державы, наконец, поймет, в какой стране он живет, кем он руководит, что под ним великий русский народ, обопрется на этот народ — вот тогда мы победим. А национальная идея есть, появляются потрясающие книги. Я только что подарил книгу Владимира Медведева «Национальная идея или чего ожидает Бог от России», в которой автор делает поразительный разбор полета нынешнего времени, опираясь на то, что уже заложено в Библии, которая говорила о звере, выходящем из моря, о семи головах. Мы часто думаем о том, что это за чудовище, семь голов, что это за животное? Это не животное. Это морская, океанская держава Америка вышла из моря. Она вышла — новый мировой сатанинский порядок. Вот где террорист № 1. А они борются с террористами. Это — террорист № 1. И это пора понимать миру.

Нормальные люди это понимают. Но заигрывают с этим новым порядком, боясь этой семиглавой гидры. Семерки, семь голов. Вот она вся разгадка. Видимо, это та правда. Мы на войне, действительно, на войне. 60-летие великой Победы — это, как говорят наши коллеги журналисты, информационный повод. Великий информационный повод для России собраться с силами, с разумом, еще не пробитым до конца, и передать тот факел, который приняли мы от вас, от тех, кто воевал и передать этот факел тем, кто сейчас идет за нами.

Пушкин ответил царю на вопрос в 1826 году в Кремле: «Что бы ты сделал главное в реформе? С чего бы ты начал?». — «С образования, ибо души неокрепшие пойдут за кем угодно». Это самое главное.

Я предлагаю внести в Резолюцию нашего Собора обращение к руководству с просьбой о введении новой культурной политики, позитивной культурной политики, ибо, благо, сейчас на месте Министра позитивная личность. У него право только законодательное, все деньги, по-прежнему, у Швыдкого, который и делает такие фильмы.

Удивлялись вчера участники войны: «Что это такое: „Штрафбат“ и так далее». Да потому, что это их политика. Если раньше предателями и антигероями были эсэсовцы, которые раньше убивали наших русских женщин и детей, то теперь это НКВД — главная злая сила. И НКВД было разное. Одни громили пятую колонну, другие — русский народ. И там тоже боролись два течения. Все это так.

И в заключение я прочту коротенькие строки. И вы поймете, что история проблемы та же самая, что и 150 лет тому назад.

Николай Языков:

О, бранный витязь, ты печален.
Один, с поникшей головой,
Ты бродишь мрачный и немой
Среди могил, среди развалин.
Ты видишь в Родине своей следы пожаров и мечей
И неужель трава забвенья успеет вырасть на гробах,
Пока не вспыхнет в сих полях война решительного мщения.
Или замолкла навсегда твоя за Родину вражда.
Не гордый дух завоеваний зовет булат твой из ножен,
За честь, за веру грянет он в твоей опомнившейся длани.
На бой, на бой, и жар баянов с народной славой оживет.
И арфа смелых пропоет конец владыческим тиранам.
Ужасен гость незваный был, но русский меч его убил.

Мы победим! С Богом!

ВДОВИН  А. И.
доктор исторических наук, профессор исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

Я хотел бы назвать тему своего выступления «Национальные измерения Победы». Я считаю себя специалистом по национальной политике, по национальным отношениям и буду придерживаться этого сюжета. Если говорить о национальных измерениях, то без цифр не обойдешься. Я постараюсь свести их к минимуму и в наиболее обобщенной форме их давать вам.

Что касается национальных измерений, то это предполагает отступление, по крайней мере от тех призывов, которые иногда раздаются о том, что нечего нам делить нашу победу, не считать, кто какой национальности в боях участвовал, и в этом не было нужды на полях сражений.

Но что касается историков, то, по всей видимости, все-таки наша задача заключается в том, чтобы все эти сюжеты так или иначе были выяснены, хотя бы постфактум. И как раз к этим моментам я хотел бы обратиться.

Наша национальная политика никогда не была одинаковой, как мы всегда и отмечали в советское время, что мы реализовали справедливую ленинскую национальную политику и никакой другой не было. Были кое-какие отступления от этой политики, они быстро преодолевались, и всё, вроде бы, шло хорошо.

Но эволюция национальной политики совершенно закономерна, она прослеживается на всем протяжении. К сожалению, начинали мы с отрицания национальных ценностей и, тем более, русских национальных ценностей, поскольку строили мировой СССР, стремились ликвидировать все эти национальные различия, по крайней мере при переходе к социализму. Некоторые у нас лидировали в этом отношении, и считали, что вообще переходный период — это выход из национальных отношений. Поэтому нации не считались, и кто какой нации — тоже такой моды вплоть до середины 30-х годов не было. Здесь отмечалась в выступлении цифра, что накануне войны у нас было 62 национальности. Это было, конечно, упрощенное представление о структуре, поскольку еще при царе их насчитывали 194. В 1926 году примерно такая же цифра существовала. Сейчас у нас тоже что-то около этой цифры в статистических сборниках присутствует, и в 30-х годах все народы находились на своих местах. Просто их пытались укрупнить, объединить и т. д. и т. п.

Были очень большие подозрения к русскому народу, как народу, который является поставщиком шовинизма, угнетения всех прочих народов. Вроде ему была отведена одна роль, компенсировать национальное неравенство, национальное угнетение до революции и тем самым искупить свою историческую вину. И в этом упражнялись особенно в 20-е годы. В 1934 году, когда была восстановлена необходимость изучения отечественной истории, изменилась ситуация и изменилось отношение к русскому народу исключительно с одной целью. Наши руководители поняли то, что в грядущей войне ему придется играть основную роль на полях сражений.

С этого момента начинается реальная эволюция признания русского национального фактора. Правда, если посмотреть на то, как кончилась советская власть и вспомнить, что Андропов в свое время сказал о том, что главная проблема для нашей страны русизм, а диссиденты — это, мол, вообще ничего, с ними мы в одну ночь справимся, а вот если будем учитывать интересы русского народа, то здесь мы изменим всем нашим интернационалистским убеждениям.

Поэтому в нашей истории было очень много моментов, которые были связаны, конечно, с недооценкой русского национального фактора.

В конце 30-х годов начали осознавать необходимость учета этого фактора, и тут под мощным напором гитлеровской пропаганды, поскольку, начиная с 33-го года, они обнаружили слабину в нашем государстве, о том, что у нас власть весьма далека от русского народа, взяли на вооружение тезис о том, что власть наша жидо-большевистская. И успешно играли на этом. Нашим правителям не резон было вдаваться в полемику по этому вопросу с немецкой пропагандой, но в принципе они признали, что нельзя опровергнуть этого факта. Поэтому началась мимикрия. Уже в З6-м году Сталин, скажем, звонит Нехлесту и просит выдать русские фамилии всем журналистам в «Правде», чтобы не звучали еврейские фамилии среди этого контингента. И в одну ночь Нехлест «перекрестил» всех евреев, которые в «Правде» работали. Затем было дано указание Молотову о том, что необходимо освободить Наркомат иностранных дел от этой публики.

Ну и начали считать среди репрессированных тоже по национальности. Выяснилось, что (у нас сейчас до сих пор ведутся эти подсчеты) и в годы большого террора наибольшие потери по репрессиям несли русские люди. Еврейское представительство здесь, без сомнения, было и в 37-м и в 38-м годах. Но здесь цифра — 29 тысяч евреев всех арестованных. Если сравнить эту цифру со всеми расстрелянными в 37-м, 38-м годах, 800 тысяч человек, то, конечно, доля евреев очень небольшая. В принципе, если весь контингент пострадавших в 37-м, 38-м годах сопоставить с национальным составом населения, то, скажем, евреи там пострадали в меньшей своей процентной доле, а значительно преобладали русские, белорусы, украинцы, как наиболее многочисленные нации.

Всего в канун войны у нас было примерно такое соотношение. Около 200 миллионов человек, из них больше 20 миллионов вновь присоединенных в 40-м году. Русские в этом населении составляли 51,8 %. И можно было бы ожидать, что эта цифра затем будет повторяться и среди призванных на фронт, и среди погибших, и по всем другим аспектам этого времени.

Сейчас собирается статистика по всем этим сюжетам, и если посмотреть на нее, то здесь мы видим, что основные тяготы легли на представительство русского народа и на фронте, и в тылу. И вклад его в победу возрастал, начиная с самых первых дней войны и до конца войны шел по нарастающей.

Среди 34,5 миллионов человек, которые были мобилизованы на фронт, (они не все, естественно, воевали, из этой среды формировалась действующая армия, которая составляла примерно 5-6 миллионов в каждую конкретную минуту), а основные тяготы войны вообще пришлись на переломный момент, 1943 год, и к этому времени в действующей армии порядка 66% русских были представлены. Конечно, были мобилизованы все. Вообще пытались мобилизовать всё, что может помочь нашей будущей победе, но, тем не менее, наибольшее число защитников удалось опять мобилизовать из русского народа.

Вот эти цифры. Русские к началу войны составляли 51,8 % населения; украинцы — 17,6%; белорусы — 3,6%; узбеки — 2,6%; евреи — 2,5%; татары — «2,2%; казахи — 1,8%; азербайджанцы — 1,2%. Все остальные народности — это процент или менее процента.

Среди мобилизованных на фронт. Русские — 65,4%; украинцы — 17,7%; белорусы- 3,2%; татары — 1,7%; евреи — 1,4%; казахи и узбеки — по 1,1%. Все другие народности — менее процента.

Что касается вооруженных потерь граждан России, то они составили 71% от общих демографических потерь в годы войны. Среди всех погибших военнослужащих наибольшая доля приходится снова на русских — 5,7 миллионов человек или 66,4% погибших. Украинцы — 15,9%; белорусы — 2,9%; татары — 2,2%; евреи — 1,6%; казахи — 1,5%; узбеки — 1,4%. Другие народности — менее одного процента.

Удельный вес русских был особенно велик в самый трудный момент войны — 66% русских в 1943 году в сухопутных войсках. 12% — украинцев. 1,7% — белорусов.

Это заставляет в годы войны как можно чаще обращаться, как к наиболее вдохновляющим, к исконным стремлениям и ценностям русского народа. И игра на русском национальном факторе в годы войны для меня, скажем, не представляет никакого сомнения, что она целенаправленно проводилась. Просто здесь совпадали и интересы народа и интересы нашей власти.

Что касается темы, которая сегодня была намечена и прозвучала, она тоже имеет свое национальное измерение. В составе германских вооруженных сил — это были войска СС, вермахта, вспомогательные формирования — воевали примерно 1,2 миллиона бывших граждан СССР. В их числе были: самое большое количество, конечно, было русских — заметьте, 32% по сравнению с долей населения, с долей сражавшихся на фронте. Совсем другая цифра и сопоставляется в другом отношении. Украинцы — 21%, латыши — 12,7%, эстонцы — 7,6%, белорусы — 5,9%, литовцы — 4,2%, народы Средней Азии — 3,8%, азербайджанцы — 3,3% и т. д. Я не буду этот список зачитывать до конца.

Обращает на себя внимание, что порядок цифр совершенно обратный.

В некоторых случаях дезертирство приобретало очень значительные размеры. Например, по данным Политуправления Северо-Кавказского военного округа 63% чеченских мужчин, призванных в армию, нарушили присягу и стали дезертирами.

Отсюда потом мы видели и политику — и департацию, и все проче. Она объясняется, помимо всего прочего, участием различных народов в разной степени в отражении агрессии.

Этих цифр у меня приведено довольно много. Но я вынужден на этом закончить. Но хотел только сказать, что более значительная часть того, что я привел, помещена в книге, которую я опубликовал и которая имеет название «Русские в двадцатом веке». И значительную часть из этих цифр нам удалось включить в университетский учебник по Отечественной истории, с 1917 года по 2004 год, который вышел в начале этого года. Если кому интересны эти сюжеты, то кое-какие новые подробности можно найти на страницах этих книг.

КАБЕШЕВ  В. А.
кандидат политических наук, декан исторического факультета Арзамасского педагогического института

Я попытаюсь поделиться с вами своими размышлениями о проблеме, с которой приходится сталкиваться мне и моим коллегам и которую мы вынуждены решать регулярно, ежедневно. Поговорить, как преподаватель вуза с 27-летним стажем, как декан исторического факультета.

Одним из парадоксов современной России, особенно ярко бросающимся в глаза сегодня любому думающему человеку, является призыв, постоянно звучащий в последнее время в речах государственных деятелей, депутатов различного политического окраса. Это призыв — вспомнить о патриотизме, о национальном возрождении России, о патриотическом воспитании. Школы и вузы сейчас последние четыре месяца завалены циркулярами Министерства об усилении патриотической работы, патриотического воспитания. То есть, получилось, что снято, наконец-то, «табу» с таких понятий, как патриотизм. Раньше это было иначе, раньше называли какую-то цивилизацию. Сейчас уже говорят: давайте патриотизм.

Вполне естественно, это должно бы было радовать любого человека, приветствоваться государственно мыслящим русским человеком. Однако, что же происходит с претворением этих задач на самом деле? Я не буду вдаваться в дискуссию по поводу систематического умышленного искажения этих понятий в прессе и электронных СМИ. Об этом много говорилось и вчера. Об этом говорится и сегодня.

А приведу лишь несколько примеров, как пытаются организовать — а другого слова здесь просто невозможно подобрать — это самое патриотическое воспитание в школах и вузах через систему циркуляров, учебных планов и государственных стандартов. Действительно, в последние десять лет сложилась ситуация, что деидеологизация в образовательном процессе как в вузах, так и в школах привела к вытеснению государственного идеологии.

И мы наблюдаем, что при отсутствии общей национальной идеологии возникают самые серьезные проблемы, которые связаны с тем, что Россия и ее граждане потеряли как политический, так и социально-экономический иммунитет. В этой связи особое значение имеет, естественно, формирование исторического сознания.

То есть, исторический склероз не в меньшей степени аномален, как и физиологический, ибо последствия в обоих случаях одинаковые: неадекватная оценка происходящего и соответственно те пути решения этого настоящего, которые не приводят к положительному результату. То есть, говоря словами Пушкина, «дикость, подлость и невежество, не уважают прошлого, а пресмыкаются перед настоящим».

Таким образом, научное, историческое знание, естественно, в учебном процессе в школе и вузе является основным, основой формирования у молодежи, у будущих граждан патриотического отношения, патриотического чувства, национального роста, национального самосознания.

Что же мы наблюдаем в действительности? Наш институт уникален чем? Что 70 лет в городе Арзамасе готовит учителей, в основном, для сельских школ. Понимаете? В этом особенность нашей работы, потому что учитель сельской школы, вы сами понимаете, это совсем другой человек, нежели учитель, который находится в мегаполисе. Там он становится и должен быть центром культуры, воспитания и т. д.

С чем мы сталкиваемся? В течение 10 лет мы испытываем постоянные удары реформ в системе образования. Сейчас это начинает называться несколько помягче, «модернизация». Что же за эти 10 лет реформировали, модернизировали в образовании? Нам это особенно четко видно, поскольку мы являемся учителями учителей. Что же мы наблюдаем? За пять лет нам сменили. Два государственных образовательных стандарта. Что это значит? Это полная ломка учебного процесса, методического и методологического обеспечения. Когда последний стандарт пришел пять лет назад для исторического факультета, я с удивлением увидел...

Политология — 20 часов. История политических учений — нет, убрано. История экономических учений — нет, убрано. Историческая география — нет, убрано. Этнология — нет, убрано. Философия — 50% от того, что было.

Еще интереснее, для учителя русского языка и литературы. По новому стандарту учитель русского языка и литературы прослушивает курс отечественной истории в объеме 36 часов. 18 лекций от Киевской Руси и до современности.

Учитель физики, математики и информатики. 28 часов. Это 14 лекций по отечественной истории. Это новый стандарт. Нам говорят — у вас есть там немножко часов, вы можете включать региональные компоненты. Невозможно. Какой региональный компонент спасет огромный курс. Так получается учитель русского языка и литературы, который не знает отечественной истории.

Анализ базовых учебных планов (а сейчас много их готовится), уже третий готовится базовый план, поскольку сейчас очень активно идет модернизация школы, так называемая профилизация: хочешь выбирай гуманитарные классы, физико-математические и другие классы. Я посмотрел последние базовые планы. Сокращение часов по истории, так как она не является основным предметом. Наиболее преступным, на мой взгляд и взгляд моих коллег, считается то, что без методического, без методологического обеспечения, без усиления блока истории Отечества был введен предмет «История мировых цивилизаций». Это вроде бы как прививают цивилизационный подход и т. д. Да, такой предмет нужен, но, извините, давайте подготовимся к этому предмету, чтобы школьник был готов.

То есть мы видим, что в ВУЗах сокращается отечественная история, в школах отечественная история фактически вымывается из учебных планов.

Мы говорим о патриотизме, рассуждаем, но, если таким образом будет продолжаться, к чему мы придем? Фактически происходит выхолащивание истории как канвы гуманитарных знаний, как в ВУЗах, так и в школах. Это наша боль, потому что, на мой взгляд, нельзя воспитывать патриотов на изучении нынешней Конституции и государственных символов. Нам рекомендуют, чтобы каждый школьник знал нынешнюю Конституцию, и сразу будет патриот. А в Конституции, кстати, написано, что идеология не может быть государственной.

И здесь я хочу сказать несколько слов, как мы спасаемся. Это идет борьба, мы боремся с министерством и учим так, как мы учили и хотим учить, за что нас не любят. И в министерстве сейчас создали «инквизицию». Это аттестационная комиссия, каждые 5 лет: они приезжают и говорят — ребята, вы стандарта не выполняете, что это у вас спецкурсы какие-то, какая-то история православной культуры, а что это вы там делаете?

Мы пошли по другому пути. Союз писателей, спасибо огромное, в нашем институте организовал пять Соборных встреч. А что такое соборные встречи? Берется какая-то актуальная тема, приезжают ученые, писатели Москвы, Нижнего Новгорода и т. д. Мы не только себя убеждаем быть патриотами. В первую очередь мы их приводим в аудиторию к студентам. Читаются спецкурсы и т. д. То есть с помощью спецкурсов, разных хитростей мы создаем такие условия, что у нас 5 таких хороших Соборных встреч прошло, и ребята уже понимают историю.

Пошли дальше. Наладили тесные контакты с сельскими школами. Созываем сельских учителей и говорим — ребята, вот вам прислали учебники, от которых вы за голову хватаетесь а вот есть хорошие учебники. Здесь уже упоминался прекрасный учебник, который сделан по XX веку. Мы сделали курсы повышения квалификации учителей истории, и опять идем через призму повышения роли истории. Без этого ни о каком патриотизме и патриотическом воспитании не может быть и речи.

Я считаю, что в документы нашего Собора обязательно нужно включить следующую формулировку: «Воспитание у школьников и студентов исторической грамотности, основ исторического мышления, способствующих осознанному социальному действию, становится объективным вызовом времени, непременным условием достижения социального мира и безопасности Отечества».

И еще один момент. Не получилось бы так, что про нас, соборян, скажут, что «слишком далеки они от народа». А почему? А у нас нет на Соборе рабочих, у нас нет на Соборе крестьян. Мы о крестьянстве плачем. А его здесь нет. Хорошо, что сделали молодежную секцию. Что мы собираемся в зале, уже многих знаем, и вот друг друга каждый год убеждаем, как надо любить Родину? Да любим мы ее и будем любить, и никогда нас не победят!

НЕВЕЖИН  В. А.
доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Российской истории РАН

Думаю, что на Всемирном Русском Народном Соборе будет уместным мое сообщение «Сталинский тост за русский народ 24 мая 1945 года». Почему я подчеркиваю, что 24 мая 45-го года? Я издал книгу «Застольные речи Сталина». В ней все, что Сталин говорил о русском народе упомянуто и приведены тосты с 1933 года. Первый раз в 33-м году на приеме участников первомайского парада он сказал о русском народе. Это официальная речь.

Второй раз — 6 июля 1933 года в интимной обстановке на даче с художниками. Третий раз — в очень знаменательный день 2 февраля 1943 года, тогда был прием монгольской делегации. Сталин в день капитуляции Паулюса сказал тост за русский народ.

Наконец, 24 мая 1945 года, всем известный тост, это речь, произнесенная на приеме командующих войсками. Это событие известно, но его часто путают, якобы Сталин произнес тост за русский народ на приеме в честь парада Победы. На приеме присутствовали все командующие войсками, которые завершили войну, и очень много генералов, адмиралов, офицеров, участников войны. Сталин сам после Дня Победы проявил инициативу и предложил Генеральному штабу по случаю Победы устроить торжественный обед, поскольку он считал, что есть традиция победу русского оружия отмечать застольем. На этом приеме присутствовало свыше 2 тысяч человек. В качестве тамады был Вячеслав Михайлович Молотов.

Я бы хотел бы закончить информационный блок тем, что всего было произнесен на этом приеме 31 тост. Причем, пять раз тост говорил Сталин, 45 человек, командующих войсками, начиная от Жукова и кончая маршалами родов войск, были упомянуты поименно.

В честь Сталина тост поднимался 3 раза, в честь Жукова — 2 раза, в честь Калинина — 2 раза. Причем сам Сталин сказал так: «Выпьем за нашего Президента!». Сталин был в хорошем расположении духа. Я выявил в архиве стенограмму всего этого приема, то есть все, что написал стенограф. У Сталина был квалифицированный стенограф. Фамилия его Хатунцев. И о нем в этой книге часто упоминается, потому что он с 30-х годов записывал все Сталинские речи.

Теперь непосредственно о тосте за русский народ. Это моя интерпретация. Сегодня она впервые представлена. В архиве, в личном фонде Сталина, который сейчас доступен всем, сохранилась стенограмма тоста. То есть, я хочу сказать, что стенограмма тоста — это то, что Сталин сказал. А газетный отчет 25 мая 1945 года, помещенный во всех центральных газетах, приведен и в известном сборнике «Сталин о Великой Отечественной войне советского народа», это газетный отчет. То есть, перед публикацией стенографическая запись была подвергнута лично Сталиным собственноручной правке.

Правил он, чтобы меня не обвиняли в каких-то там подлогах, я сам это выявил, сам это зафиксировал в книге, черной ручкой печатный текст и простым карандашом.

Весь этот тост занимает одну машинописную страницу. Какая здесь есть разница между первоначальной стенограммой и газетным отчетом? Во-первых, Сталин говорил, как вы знаете, о том, что у Советского правительства были трагические ошибки, приведшие в 1942 году к потерям наших территорий и большим поражениям. А в стенограмме это подчеркнуто специально. В газетном отчете второй раз на это не нажимается, сняли этот абзац.

Я его зачитываю: «Повторяю, — говорит Сталин — у нас были ошибки. Первые два года наша Армия вынуждена была отступать. Выходило, что не владели событиями, не совладали с создавшимся положением». Вот здесь не понятно, кто не владел и кто не совладал?

И Сталин здесь, в общем-то, себя немножко как бы устранил от Правительства, несколько дистанцировал. Вот как записано у него в стенограмме: «Я, как представитель нашего Советского правительства, хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа!»

Как в газетном отчете? «Я хотел бы поднять тост». То есть, миллионы людей прочитали совсем в другом виде. Сталин удивительный мастер — одно слово изъять или слово вставить в свои собственные речи или в свои собственные статьи и изменяется весь смысл. Поймите, что сначала он себя представляет — и это было сказано на приеме — «я, как представитель Советского правительства», значит, все ошибки-то на нем. Он же не просто представитель, он — Председатель Совета Народных Комиссаров 1941 года.

А в газетном отчете просто: «Кто хотел поднять бы тост?» Получается, что ошибки были у Советского правительства, а не у Сталина. Эта линия прослеживается и дальше.

Вот интересно, как он первоначально характеризовал качество русского народа. Вы знаете, что «есть ясный ум, выдержка». А как было это в стенограмме: «У русского народа есть здравый смысл, общеполитический здравый смысл». Потом Сталин это вычеркнул. И в конечном варианте просто эти два выражения «здравый смысл» и «общеполитический здравый смысл» заняли два слова «ясный ум». У русского народа ясный ум.

Далее, пассивно-выжидательный оттенок, который просматривался в стенографической записи при оценке действий русского народа, который, как пишется в стенограмме, «верил, терпел, выжидал, надеялся, пока Советское руководство справится с событиями».

Здесь какая-то есть пассивная мысль, что верил, терпел, выжидал, надеялся. А когда Сталин внес в стенограмму правку, получалось, что «русский народ с самого начала войны, несмотря на все ошибки, неудачи верил в правильность политики своего правительства, и не только верил в правильность, но и активно поддержал его в ходе боевых действий, пошел на огромные жертвы ради обеспечения разгрома нацистской Германии».

И вот эта классическая фраза, которая вписана Сталиным, стала общеизвестной: «Это доверие русского народа Советскому правительству оказалось, — согласно окончательной формулировке, — решающей силой, обеспечившей Победу над фашизмом».

Но тут есть одно наблюдение. Сталин одним штрихом чуть было не смазал все стройное построение своего тщательно отредактированного в записи тоста. Перечисляя выдающиеся качества русского народа, Сталин вписал два слова: «крепкая спина». Но потом их вычеркнул. То есть, он этого не говорил, но при редактировании хотел вставить, а затем вычеркнул.

Вы понимаете, как тогда бы все выглядело? У русского народа и выдержка, и ясный ум, и еще крепкая спина. Если бы Сталин эти слова вписал, получалось, что «в суровую военную годину Советское правительство» сумело не только устоять за счет терпения и ясного ума русского народа, но и «выехать» на его крепкой спине.

По существу, Сталин в ходе редактирования фактически едва не завуалировал скрытый смысл собственного тоста. Но можно со всей уверенностью сказать, я вам хочу пояснить, что Сталин, конечно же, рассматривал русский народ, как становой хребет, опираясь на который Советское руководство не смогло не только преодолеть собственные роковые ошибки, в результате которых имели место поражения, потери огромных территорий, промышленной базы и личного состава Красной Армии.

Но, в конечном счете, населяющие Советский Союз многочисленные нации и народности привели к великой Победе.

Заканчивая свое краткое сообщение, я хотел бы высказать собственное мнение, что Сталин, конечно, выступая 24 мая 1945 года, еще не получил Генералиссимуса, еще не было парада Победы, но он уже осознавал, что он — триумфатор, победитель. А по римским законам, как вы помните, победителей не судят. Но и сами победители себя не судят.

Поэтому Сталин очень внимательно отнесся к редактированию своего тоста. Я хочу подчеркнуть, что сам прием начался в 20 часов, а завершился далеко за полночь. Сталин начал произносить свой тост около полуночи. Причем ему не давали говорить, потому что, сами понимаете, четыре часа, это же не просто люди сидели, они выпивали, закусывали.

По воспоминаниям современников, нашего выдающегося авиаконструктора Яковлева, Сталину не давали говорить. И он произносил свою небольшую речь в течение 30 минут.

На другой день вышла газета «Правда» с уже выправленной стенограммой Сталинского тоста и вообще всей записи этого приема. Там не только была выправлена стенограмма Сталинского тоста, но были убраны и Жданов, и Хрущев (за них пили) как члены Политбюро, и как члены Военного Совета. Когда эта правка была произведена? Это фантастическая скорость, в течение каких-то двух-трех часов.

Сталин ушел, и члены Политбюро после полуночи ушли с банкета, и банкет продолжался уже самостийно. А на другой день, утром, максимум в 10 часов утра, вышла газета «Правда» с правлеными стенографическими записями. То есть здесь у Сталина проявилась какая-то сверх энергия. Но ведь еще надо отметить, что и Молотов сделал большую работу по правке этого тоста, в частности, он изъял фамилии Жданова и Хрущева, членов Политбюро, сделав это по согласованию со Сталиным.

Я хочу сказать, что опыт работы со сталинскими документами, которые сейчас в большом количестве доступны (любой человек может написать письмо, прийти в архив и со всеми материалами ознакомиться), с тем богатством, который оставил Сталин, показывает определенную магию сталинского наследия. Человек сам все писал и сам формулировал свои мысли, четко, ясно, стройно и со знанием русского языка.

ЗИНИЧ  М. С.
кандидат исторических наук, Институт Российской истории РАН

В год 60-летия Победы над фашизмом история Великой Отечественной войны оказалась в центре внимания и ученых, и писателей, средств массовой информации, в том числе проблема перемещенных культурных ценностей. Актуальность проблемы очевидна в связи с задачами сохранения славянского духовного наследия, патриотического и нравственного воспитания граждан.

За период войны СССР нанесен огромный и во многом, к сожалению, невосполнимый ущерб в области культуры: разграблено 427 музеев, в России — 173; уничтожено и вывезено 200 миллионов экземпляров книг. В третий Рейх были отправлены отечественные реликвии, предметы искусства и старины, иконы, живописные полотна всемирно известных мастеров: Айвазовского, Кипренского, Крамского, Репина, список можно продолжить. Архивный комплекс, археологические коллекции; исчез целый класс национальной культуры. По вине агрессора серьезно пострадали выдающиеся памятники мировой культуры, великолепные архитектурные ансамбли с произведениями искусства в императорских дворцах Петергофа, Царского Села, Павловска, Гатчины, в древних русских городах Пскове, Вологде, Смоленске, утрачены собрания провинциальных художественных, краеведческих музеев, библиотек, отражающих своеобразие культуры народов Российской Федерации, ее традиции, дух эпохи.

Реквизицией «европейского культурного достояния, в том числе российского, занимались многочисленные немецкие организации, штабы, команды вермахта, дивизия СС, территориальные оккупационные власти. Особую активность проявил оперативный штаб Розенберга, возглавлявшего восточное министерство. Розыски пропавшего начались еще в ходе войны. Поиску исчезнувших сокровищ посвящены сотни популярных публикаций и телепередач, большинство из них касается «Янтарной комнаты». Но это только часть проблемы перемещенных культурных ценностей, вновь возникшей в конце XX столетия. Она выдвинулась на одно из первых мест международных связей России, особенно с Германией, а также вызывала большой интерес у отечественной и зарубежной общественности.

Исследования заявленной темы базируются на рассекреченных в 90-е годы документах из бывшего Особого архива Государственного архива Российской Федерации, Архива внешней политики РСФСР. Как свидетельствуют изученные материалы, с конца войны поиском документальным и отечественных фондов, музейных экспонатов занимались трофейные структуры армии и фронтов, оперативные группы управления Государственным архивом НКВД, службы советской военной организации в Германии, поисковой организации Комитета по делам искусства Академии наук СССР. Возвращение в Россию незаконно вывезенного национального достояния осуществлялось по нормам международного права, по решениям союзных властей.

Изучена и впервые введена в научный оборот группа материалов Архива внешней политики России, секретариата Молотова, архива Германии. Опубликованные документы позволяют изучать вопросы реституции, деятельность Контрольного совета верховного органа власти поверженной Германии, согласованные действия руководителей трех держав-победительниц: СССР, США, Великобритании и главнокомандующих в оккупационных зонах по вопросам реституции и послевоенному устройству Германии; разновластия по вопросам репарации и реституции в годы холодной войны.

Наибольшее количество ценностей, спрятанных нацистами, оказалось в американской зоне. Там было обнаружено около полутора тысяч хранилищ. Из американской зоны с 20 сентября 1945 года по 30 января 1948 года было передано Советскому Союзу 534 тысячи конфискованных нацистами культурных ценностей, главным образом книги. Подобные факты в отечественной историографии ранее не приводились. Среди найденного бесценные предметы новгородского Софийского собора, новгородский памятник Крест Саввы Вишерского начала XVI века, резные царские врата Софийского собора и т. д.

Но больше всего ценностей принадлежало дворцам и музеям пригородов Ленинграда. Там были найдены люстры из Гатчины, сильно поврежденные, китайские, японские вазы XVII-XVIII веков, мраморные скульптуры, в присыпке ящиков были цветные изразцы Печерского дворца, его уникальный паркет также занял несколько упаковок. В британской зоне был обнаружен поврежденный Готторпский глобус, изъятый фашистами из Адмиралтейского Царского Села.

В 40-е годы проводились поиски величайшей святыни Руси — Тихвинской иконы Божией Матери, вывезенной в Германию в 1944 году, а в 1949 году в США при содействии епископа Иоанна Гарклавса. Святой образ вернулся в Россию лишь через 60 лет, в июне 2004 года. Об этом знаменательном событии много сообщалось в средствах массовой информации, были торжества в Тихвине с участием Президента Владимира Путина.

Подводя итог вышеизложенному, отмечу, что благодаря усилиям государственной власти и армии, работников культуры, меценатов, основная часть похищенных ценностей была возвращена прежним владельцам. Наиболее успешной, на наш взгляд, является работа по розыску и возвращению документальных комплексов, но большое количество памятников истории и культуры осталось ненайденным. Многие тайны не раскрыты до сих пор. Более подробно все изложено в моей книге «Похищенные сокровища».

ВОРОНИН  В. Е.
кандидат исторических наук, МПГУ

Тема моего выступления «Ялтинская конференция 1945 года. Выученные уроки русской истории». Месяц назад я был на Международном симпозиуме, посвященном 60-летию Крымской конференции 1945 года. И, конечно, Я хотел бы сразу обратиться с призывом к нашему собранию, чтобы мы с вами поддержали внесение в итоговые документы положений о том, что мы, Русский Народный Собор, отстаиваем и защищаем принципы и основы справедливой и гармоничной ялтинской системы мироустройства, которая обеспечивала мир на нашей планете на протяжении полувека послевоенной истории.

Безусловно, и в ходе симпозиума в Ялте многократно, практически всеми участниками, была подчеркнута решающая роль Советского Союза в победе во Второй мировой войне, в создании широкой антигитлеровской коалиции. И это не подлежит никакому сомнению. Это тоже мы должны четко и ясно выразить в наших итоговых документах.

И, конечно, для понимания смысла и характера участия Советского Союза в формировании послевоенной системы мироустройства необходимо обратиться к тому внешнеполитическому опыту, который был накоплен в России в начале двадцатого века.

Этот опыт, преимущественно горький, тем не менее, сыграл свою позитивную роль. И те ошибки и грубейшие просчеты, которые допустила Россия в царствование Николая Второго на международной арене, не были повторены в 1941-1945 годах.

Советскому правительству во главе со Сталиным удалось избежать их и при складывании антигитлеровской коалиции, и при решении вопросов о послевоенном будущем.

Царская Россия в начале XX века проиграла две войны. Первый горький урок — это было поражение в русско-японской войне, когда от России отвернулись все ее союзники, в том числе Франция, с которой Россия была связана взаимными союзническими обязательствами. Франция подчеркнула, что мы будем дружить с Россией, но только после окончания войны с Японией.

Второй раз Россия против своей воли была втянута в союз державами Антанты. Против воли русского царя втянута в Первую мировую войну. И, друзья мои, у меня совсем мало времени, я могу только привести такой интересный документ, как воспоминания Великого князя Александра Михайловича, который после революции бежал из России и в 1919 году прибыл на Версальскую мирную конференцию.

Союзники России по Антанте — Англия, Франция, которые сыграли огромную роль в Февральском перевороте в России 1917 года — теперь уже «вытерли» о Россию ноги. Вот, что писал Александр Михайлович о Версальской конференции: «Никто не желал помнить, что бывшая Российская Империя сражалась на стороне союзников. Многочисленные русские губернии переходили Румынии и новосозданным государствам — Польше, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве, Грузии, Азербайджану. Их интересы представляли в Версале бывшие русские провинциальные адвокаты, ставшие вдруг чрезвычайными и полномочными послами».

И личный секретарь Джорджа Примассо в беседе с Великим Князем обронил примечательную фразу. Он сказал: «Если бы в России не произошло этих ужасных событий, мы в точности бы выполнили наши обязательства». Великий Князь только иронично покачал головой и сказал: «Я не сомневаюсь».

Собственно говоря, большой заслугой Сталина стало и то, что крупнейшим успехом советской дипломатии была встреча союзных лидеров именно на территории Советского Союза, в Ялте, в Крыму. И это тоже подчеркнуло ведущую роль Советского Союза в войне. И именно Сталин явился центральной фигурой этой конференции. И главной задачей Советского Союза в ходе конференции стало обеспечение нерушимости и безопасности своих послевоенных границ. И эта задача была успешно выполнена.

В назидание некоторым нашим современникам за кордоном хотелось бы мне все-таки привести цитату из воспоминаний генерала Брусилова. Выдающийся русский военачальник генерал Брусилов, когда до начала Мировой войны оставались считанные дни, еще отдыхал на немецком курорте в Киссинге. Ему очень запомнился праздник, устроенный тогда местным немецким обществом.

Брусилов пишет: «Ничего подобного в России не было, и наш народ жил в полном неведении о том, какая грозовая туча на него надвигается, и кто ближайший лютый враг. Внимание зрителей очень привлекли монументальные декорации». Брусилов пишет: «В тот памятный вечер весь парк и окрестные горы были великолепно убраны флагами, гирляндами, транспарантами. Музыка гремела со всех сторон. Центральная площадь, окруженная цветниками, была застроена декорациями, изображавшими Московский Кремль, церкви, стены и башни его. На первом плане возвышался Василий Блаженный. Нас это очень удивило и заинтересовало. Но когда начался грандиозный фейерверк с пальбой и ракетами под звуки нескольких оркестров, игравших «Боже, Царя храни» и «Бог славен», мы окончательно поразились. Вскоре масса искр и огней с треском, напоминавшим пушечную пальбу, рассыпается со всех гор на центральную площадь парка, поджигает все постройки и сооружения Кремля. Перед нами было зрелище настоящего громадного пожара. Дым, чад, грохот и шум рушившихся стен. Колокольни и кресты церквей накренялись и валились наземь. Все горело под торжествующие звуки увертюры Чайковского «1812 год». Мы были поражены и молчали в недоумении. Но немецкая толпа аплодировала, кричала, вопила от восторга. И неистовству ее не стало предела, когда музыка сразу при падении последней стены над пеплом наших дворцов и церквей под грохот апофеоза фейерверка загремел немецкий национальный гимн.

«„Так вот в чем дело! Вот чего им хочется!“ — воскликнула моя жена», — пишет Брусилов.

«„Впечатление было сильное, — пишет генерал — но чья возьмет?“ — подумалось мне». Так заканчивает описание этого празднества Алексей Алексеевич Брусилов.

Хотелось бы ныне мне в год юбилея становления справедливой Ялтинской системы мироустройства сказать ее закордонным разрушителям, их доморощенным прокаженным лакеям нового мирового порядка и всем клеветникам и ненавистникам России: «Господа, перестаньте играть с огнем! Уроки истории вами не выучены. У России сегодня найдутся силы для того, чтобы защитить свой народ и справедливый мир. И мы посмотрим, чья возьмет!»

ЗЯКИНА  А. А.
студентка исторического факультета МГУ

И на первом дне Собора и сегодня очень многие говорили про ревизию итогов Победы и про то, как это делается. Я хочу еще раз остановиться на этом, так как эта ревизия сейчас достаточно серьезно внедряется в общественное сознание на самых разнообразных уровнях.

Казалось бы, должны были быть недовольные итогами войны, апеллировать к ревизии итогов этой войны, прежде всего германские исследователи. Но так получается, что основные и самые существенные монографии, которые занимаются прямой клеветой на итоги Победы, прямой клеветой на ход событий Победы, выходят из-под пера наших бывших и, видимо, нынешних союзников, английских историков. Допустим, известный английский военный историк Макс Гастингс, выпустивший недавно монографию «Армагеддон. Битва за Германию», в которой доказывается, что Советская армия — это армия варваров, огнем и мечом выжегшая всю Германию. И в выводах он говорит, что количество убитых Советской армией при прохождении ею Западной Европы существенно больше, чем наши жертвы среди мирного населения в результате наступления немецких войск. Я думаю, все здесь понимают, что имеет место быть прямая ложь. Это бы не стоило упоминания, если бы подобная точка зрения не переводилась бы на русский язык, не печаталась бы в средствах массовой информации самых разнообразных, начиная от СМИ печатных и телевидения, радио и заканчивая интернетом. Это все очень активно раскручивается и раскручивается не без определенной цели.

Хотелось бы сказать, что есть большая нужда в монографиях нашей направленности по истории, в монографиях беспристрастных. Насколько это может быть беспристрастно. Вопрос исторической беспристрастности. Обычно говорят, что мы будем смотреть на историю объективно. И обычно после этой фразы идет самая дикая и самая циничная ложь, потому что когда говорят об объективности истории, начинаешь уже внутренне настораживаться, после этого обычно начинаются политически ангажированные разоблачения, которые не подтверждаются историческими фактами и которые тиражируют публицистскую точку зрения, причем точку зрения чаще всего самую антироссийскую. Это называется объективной историей, а я не думаю, что это имеет право называться историей вообще.

Еще одна проблема в том, что в средствах массовой информации по истории не пишут люди, являющиеся по специальности историками. Очень нашумевшая статья в «Московском комсомольце» Гавриила Попова. Кто он? Историк? Он не историк, он не имеет отношения к изучению материала, даже не знает, как работать с источниками, но статья публикуется миллионным тиражом, печатается в каждом номере продолжение этой статьи. А вся суть статьи заключается в том, что Россия должна извиниться, осознать свою вину и уравняться в своей степени вины с Германией. Это уже вопрос, наверное, в какой-то степени политический. И нужно давать отпор, видимо, и на профессиональном поле. И хотелось бы, чтобы этот отпор звучал громче. Потому что конкретные исследования, фактурные исследования — это очень важная работа с источниками. Но еще необходима некая публицистичность в изложении фактов. В этом смысле очень важна книга Куличкина, который внятно и просто пишет о первых годах войны. Необходимо больше монографий, необходимо давать действительно аргументированный отпор и не отдавать это поле боя.

САЗОНОВ  А. А.
первый заместитель председателя Постоянного межгосударственного координационного Совет казаков Беларуси, Украины, России, доктор философских наук, профессор, член Союза писателей России

Во-первых, я хотел бы поддержать Куличкина, что Сталин не заигрывал в политике. Да, это правильно, он не заигрывал, и даже в самых закрытых разговорах с врагом, зная цену врагу, гитлеровцам и его посланникам, Сталин был откровенен и стоял на прорусских, просоветских позициях. Это не тосты, это те документы, которые никуда никогда не могли выйти.

Вот стенограмма записи переговоров Сталина с посланником Гитлера 29 января 1940 года. Переговоры сложнейшие. С одной стороны, Сталин пытался выиграть время и осуществить поставки оружия, досконально зная каждую пушку, каждый миллиметр, два с половиной часа вел переговоры только он. И когда Рихтер нагло вел себя, срывая поставки, Сталин говорит: «По-видимому, господин Рихтер в советах не нуждается, но я должен дать совет, чтобы Рихтер не считал русских дураками». В Западной Европе русских считали медведями, у которых плохо работает голова. Все, кто держался этого мнения, ошибались, русские не глупее других и т. д. Так шли переговоры.

Я хочу сказать, может быть, хочу посоветовать современным нашим политикам так же отстаивать интересы России.

Поэтому прискорбно, что руководство нашей страны не приехало на Собор. Я был заместителем руководителя аппарата президента СССР. И сейчас написал книжку, выдержки из которой публикуются в газете «Гудок», другие пока не хотят, боятся. Я на документах показываю, когда начали сдавать Советский Союз, кто, пофамильно, с подписями, со всеми документами.

Поэтому, что такое текущее, замедленное предательство, я знаю хорошо. Я видел это, пытался поправлять, что-то делать. В этой книге я все раскрываю. Выйдет, не выйдет — не знаю. Это первая позиция в поддержку. Дело заключается в том, что русский народ продолжает быть государствообразующим, но номинально. А правящим народом являются те, кто сформировывал правительство. Окружение Путина — то же самое. Я не против того, пусть работают. Но ведь и другие должны быть. Все нас поучают. Девушка-студентка сказала о том, что поучает нас Гавриил Попов, как он говорит, грек убежденный, пусть будет греком, нам все равно. Я должен сказать, что этот Попов еще в 89-м году на Межрегиональной депутатской группе сказал, для того чтобы нам свалить Горбачева, уничтожить эту власть, убрать всех коммунистов из власти и прийти к власти, нам надо сделать следующее. Первое — убрать все продукты из магазинов (и это было), создать такую ситуацию, чтобы народ встал (как сейчас протестуют против антинародного закона о льготах) и сбросил режим, и мы придем к власти. Взять на учет каждого депутата (я в своей книге это привожу), работать с ним так, чтобы он не дошел до своего избирательного участка, чтобы не мог встретиться с избирателями, а кто не послушает, то физически устранять. И этот документ (стенограмма) попала Горбачеву на стол. Горбачев пишет: «Товарищу Медведеву, товарищу Крючкову. Что бы это означало? Выясните и доложите свои соображения». Вы понимаете в чем дело? И так всё и произошло...

И второе. Я полагаю, что на торжественном грядущем юбилее нам совсем не обязательно принимать в гостях тех, кто сомневался, и кто пытается опорочить наш большой праздник, праздник наших ветеранов, всего народа, всего советского народа. Я хочу сказать, что у меня есть колоссальные материалы, архивные документы, секретные, они всегда были засекреченными. Кто были русские? Какими они были оккупантами, когда со всей страны по указанию Сталина, с его подписью, Вознесенского, Булганина, Микояна и прочих деятелей государства, перевозилось все, чтобы восстановить в 40-м году эти Республики. Восстановили полностью, сделали промышленность. В то время как Россия погибала здесь. И кроме поставки по карточкам жмыха раз в неделю мы ничего не получали. А туда шло все — коровы, лошади, упряжки и т. д.

Вот что нужно знать и напомнить деятелям Прибалтийских стран, которые пытаются нам навредить. Я готов написать такое открытое письмо, причем открытое письмо президентам Прибалтийских стран и господину Путину — что было, что есть и что может быть из наших уступок.

БРАТИЩЕВ  И. М.
проректор по научной работе Международного славянского университета им. Г. Р. Державина

Дорогие друзья, помимо того, что победил Советский Союз во Второй мировой войне, я думаю, что мы должны сейчас сказать четко и говорить об этом четко и откровенно, что во Второй мировой войне, для нас — в Великой Отечественной войне — победила славянская цивилизация. Прежде всего, три славянских народа — русский, белорусский и украинский народы. Но в этой Победе принимали участие и поляки, чехи, словаки, болгары, сербы и другие славянские народы. Разве мы не должны об этом говорить? И разве не представителей этих славянских стран — всего 12 славянских стран — надо, в первую очередь, приглашать на этот праздник Победы.

Мы рассуждаем о судьбе славян. Будет ли их судьбой разобщенность, или будет взаимное сближение, солидарность? Способна ли Россия стать становым хребтом, как об этом сегодня говорилось, в объединении славян? Здесь возникает очень много вопросов. И я бы мог привести убийственные факты, о них сегодня говорили, что мы, сожалению, не способны сейчас играть эту роль. И задача, мне кажется, Русского Народного Собора состояла и состоит в том, чтобы мы в результате обсуждения всех этих вопросов ответили на простой вопрос: как нам уберечь, как нам удержать те позиции, которые мы завоевали в ходе Второй мировой войны, а для нас Великой Отечественной войны?

БОРЗУНОВ  С. М.
ветеран войны, писатель, журналист

Я участвовал в войне с первого ее выстрела на границе. О войне я ничего говорить не буду, о ее истории. Об этом много сказано. И исторических вопросов поднимать не буду.

Я вчера обратил внимание на просьбу некоторых товарищей, которые говорили о том, что надо больше дел, чем слов. Вот я и хочу отчитаться перед нашей писательской организацией и друзьями писателями о том, что практически писатель может сделать, если он стремится не только словами одобрять героизм советского народа и наших людей, но, как говорится, делом.

Еще готовясь к 50-летию Победы, мы — небольшая группа энтузиастов, писателей, 3—5 человек, — затеяли выпустить пять томов о каждом годе войны. Но сил на пять томов не хватило, выпустили 3 тома, которые называются «Живая память». Они выглядят таким образом. В моих руках третий том «Живая память». Вступительное слово здесь Михаила Алексеева, вам известного писателя. И здесь говорится о войне, начиная с первого дня. Во втором томе вступительное слово Валерия Николаевича Ганичева «Остановитесь у обелиска, возложите цветы». В третьем томе вступительное слово Леонида Максимовича Леонова, еще тогда живого писателя.

Это был наш практический вклад в то, чтобы правду доказывать фактами самих участников войны. Здесь все участники войны — от рядового до маршалов Жукова, Конева и т. д. В этих трех томах.

Когда отметили 50-летний юбилей, решили, что все-таки надо было показать то, что произошло сразу после войны. Выпустили 4-й том, в котором рассказали, в каком положении оказались страна, какое участие принимали участники войны в восстановлении страны, к чему стремились. Это рассказ о наших судьбах, о том, как делом помочь стране восстановить наше народное хозяйство.

Готовясь сейчас к 60-летию Победы, мы продолжили нашу работу, по совету В. Н. Ганичева задумали выпустить пятый том, правда, он выглядит несколько другим, чем четвертый том, но в нем очень много материала, подтверждающего и доказывающего, какова была правда на войне и, прежде всего, устами журналистов. Я, помимо того, что некоторое время был замполитом роты, остальное время на войне был специальным корреспондентом дивизионной, армейской и фронтовой газеты Воронежского, Первого Украинского фронта. И в этой роли дошел до Берлина и Праги, и видел и знаю людей, встречался и с рядовыми, и с командирами, и маршалами, в том числе написал книгу «Маршал Конев». Эта книга успела выйти только-только, она датирована 2005 годом. Желательно ее посмотреть, приобрести, если она появится. Тираж этих трех томов огромный — 51 тысяча. Сейчас, конечно, тираж более низкий, но все равно с помощью Долгих, который помог нам обратиться в московское правительство, тираж побольше сделали.

Моя заветная мечта — показать журналистов, Героев Советского Союза. Я многие годы занимался этой проблемой, 14 таких человек я обнаружил, вроде Сергея Борзенко. Журналисты интересовались этим, и в каждом номере, начиная с майского номера прошлого года, продолжают печать мои очерки о героях-журналистах.

Что касается моего творчества, то последняя книга вышла о последних днях войны «Так кончаются войны».

ЛЕМЕШЕВ  М. Я.
доктор экономических наук

Ровно 60 лет назад наш великий поэт Александр Трифонович Твардовский написал потрясающее стихотворение «Я убит подо Ржевом». Наверное, многие его помнят. И там такие слова: «Нам свои боевые не носить ордена. Вам все это, живые, нам отрада одна. Что недаром боролись мы за Родину-мать. Пусть не слышен наш голос, вы должны его знать».

Вот призыв, который адресован непосредственно нам, ныне живущим. И мы должны приложить все возможные усилия для того, чтобы плоды Победы сохранить. А для этого нужно что? Нужно четко понять, когда нам говорят, что террор устраивают бандиты и мусульмане, мы должны понять, что террор идет от власти, нашей верховной власти. Вот где основной источник террора! Это законы о продаже земли, лесов, об уничтожении вообще наших исторических, культурных ценностей, об антирусской пропаганде в учебниках, учебных процессах, о чем здесь говорили. Об унижении нашего старшего поколения. Вот откуда идет террор. У нас же миллионы безработных. У нас говорят, что 10 миллионов потеряно людей. Но при этом-то другие национальности выросли на 10 миллионов. В чеченской семье в среднем пять детей при переписи было, а у нас люди поставлены в тяжелейшие условия. Президент говорит, что у нас какие-то успехи есть, а на самом деле мы же живем по касьяновской демографической концепции, которая предусматривает непосредственное уничтожение русских людей.

Я предлагаю в Резолюции объяснить, что такое террор и какие его формы. И сваливать все на мусульман, на исламский фундаментализм совершенно нельзя.

И второе предложение. Я считаю, надо, чтобы Русский Собор поставил вопрос об изменении в Конституции. Там написано: «Российская Федерация — Россия». Россия — это вам не Российская Федерация. Россия — великая держава, уникальное государство. И нельзя Россию заменить какой-то РФ. Что такое РФ? Зачем нам эти 18 президентов? И к какому единению нас призывают на Соборе? С кем нам объединяться? Мы должны, русские люди, прежде всего объединиться и создать русское православное государство. А для этого первое условие — это нужно объявить Православие государственной религией. Вот это предложение было бы очень важное от нашего Собора.

И еще одно предложение. Я считаю, нужно закончить этот фарс с прямыми выборами. Какие прямые выборы? По прямым выборам вообще попадают в представительные органы власти люди, которых народ совершенно не знает. Нужно принять на вооружение столыпинскую форму, как он формировал русскую Думу и русскую власть. Для этого нужно учредить ступенчатые выборы.

ВОЛКОВ  В. С.
доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН

Я попросил слова для того, чтобы высказаться по поводу тоста Сталина о русском народе.

Не могу согласиться с моим коллегой ни по одному пункту. Здесь, на Русском Народном Соборе, мы должны четко осознавать, что именно Сталин был человеком, который, стоя во главе советской иерархии, проводил политику геноцида русского народа. Это был тот человек, который обезглавил русскую нацию, когда были уничтожены целые классы. Сначала дворянство, офицерство, чиновничество, предприниматели, духовенство, а затем, в годы коллективизации, было уничтожено и крестьянство, как таковое. Сейчас в России крестьянства фактически нет.

И тот демографический кризис, который мы сейчас переживаем, это последствия геноцида русского народа, проводимого Сталиным и Советской властью. Не будем отрицать их тождество.

Второе. Он проводил не только политику геноцида русского народа, но и политику расчленения России. Последние его деяния — это 1936 год, когда от России был отрезан весь Казахстан вместе с тремя казачьими областями, которые составляют ныне северную полосу Казахстана.

Было сказано о том, что каждый может убедиться в этом, работая с архивами Сталина. Это неправда. Во-первых, вы туда не попадете. Я был в этих архивах. Это так называемый Президентский архив. Это официальный архив. И нужно знать профессионалу, что личный архив Сталина был весь уничтожен 6, 7, и 8 марта 1953 года после того, когда Пленум ЦК принял решение о том, чтобы навести порядок в этом архиве трем лицам, а именно: Хрущеву, Маленкову и Берии.

У них не было ни желания, ни возможности разбираться с этими архивами, которые Сталин собирал всю жизнь. Об их содержании можно судить по воспоминаниям личного секретаря Сталина Бажанова, который в 1928 году ушел за границу. И там он опубликовал кое-какие свои материалы.

Все личные архивы Сталина были уничтожены в эти три дня. Ничего не осталось. Те маленькие заметки, которые есть, это совсем не то.

Можно много приводить примеров, но те слова, что Сталин именно выехал на хребте русского народа в годы войны, и он его славил за те качества, которые он в нем ценил, за терпимость. К сожалению, до сих пор наш народ не научился противостоять бюрократии. Это наша беда.

Поэтому мне кажется, что этот момент мы должны четко уяснить. И нам сейчас, находящимся в состоянии глубокого национального и государственного упадка, по определению Солженицына, «Россия в обвале», мы сейчас переживаем кризис, основы которого были заложены именно тогда.

ПЕРЕВЕЗЕНЦЕВ  С. В.

Уважаемые коллеги!

Мы заканчиваем работу нашей секции. К сожалению, уже совсем не осталось времени. И, к сожалению, мы не смогли предоставить слово Галине Александровне Богатовой, которая должна была нам рассказать о юбилее, который в этом году ожидает нас всех, это 75-летие Олега Николаевича Трубачева.

Галина Александровна, Вы простите нас, но никак не получается со временем. Я только призываю всех по возможности принять участие в этом юбилее нашего великого слависта. Будет конференция, посвященная Олегу Николаевичу Трубачеву, в октябре 2005 года.

Конечно, память об этом великом ученом, великому русском человеке мы будем чтить и помнить. Призываю всех принять участие в этой работе.