Всемирный Русский Народный Собор

Секция «В поисках нового мироустройства: глобализация и национально-культурная самобытность»

 

КИРИЛЛ
митрополит Смоленский и Калиниградский

На сегодняшний день меня больше всего приятно поразило в нашем Соборе, во-первых, что очень расширилась база поддержки Собора. Это уже действительно другой Собор. Люди разных взглядов, отличающиеся по образу жизни, профессии, воспитанию, образованию. Это настоящий Собор, а не искусственно подобранная узкая группа единомышленников, как это было, когда мы начинали, совсем узкая группа людей, которых можно было бы и не собирать, они и так бы приняли любое заявление или любой документ. А сейчас расширяется социальная база поддержки нашего Собора. Я считаю, что это очень важно.

Второе, — это активность людей. Посчитал, в конце заседания у нас было 400 человек. Это больше, чем в прошлые времена при открытии Собора. Это свидетельствует о возросшем интересе к Собору.

Кроме того, мне приходилось вчера много общаться с прессой, журналистами. Удивительная реакция: говорят, что это и есть пример действительно настоящего форума. Нас никому не противопоставляют, но очень ясно свидетельствуют о том, что Собор стал инструментом реального диалога власти с обществом — то, о чем мы когда-то мечтали, чтобы так оно и было.

Я счастлив, что Собор проходит именно таким образом. Хотел бы сердечно всех поблагодарить. Думаю, что в истории нашего соборного движения определился совершенно конкретный перелом. Я думаю, что теперь Собор будет занимать другое место в жизни страны и общества. Сердечно вас всех благодарю, поздравляю.

 

ИВАШОВ  Л. Г.
генерал-полковник

Глобальная ситуация в мире будет ведущим фактором, определяющим судьбу и дальнейшее развитие православия, православной славянской цивилизации в XXI веке. В свою очередь на мировую ситуацию воздействуют следующие геополитические процессы. Первый: начавшаяся интеграция человечества на фоне утраты практически всеми странами мира самодостаточности развития. Второй: интенсивное формирование единой мировой системы власти при доминировании блока стран западной цивилизации во главе с Соединенными Штатами Америки. Третий: интенсивный рост численности населения в условиях нарастания объема потребления западной цивилизации и приближение к критическому порогу уровня экологического давления на всю сферу обитания земли.

Эти процессы породили глобальный кризис, ведущее противоречие которого лежит между ростом производства потребления и возможностями экологической системы планеты.

Нынешнее состояние мира на стыке старого и нового тысячелетия можно охарактеризовать как состояние устойчивой нестабильности, разбалансированности и международного беспорядка. На планете Земля сегодня одновременно присутствуют как бы несколько веков истории человечества, народы планеты живут в разном социальном времени. Одни находятся в наступившем XXI веке, другие по уровню своего развития, потребления и политической идеологии отброшены в XIX и даже XVIII века. Как и в прежние века, одни живут за счет колонизации других, хотя формы этой колонизации существенно изменились. Как и прежде, в межгосударственных отношениях доминирует военная сила. Вновь можно говорить о новом переделе мира, каковой и являлся причиной и результатом двух мировых войн. Холодная война также носила глобальный характер, и наступивший после ее завершения период является периодом закрепления победителями результатов глобального масштаба, то есть утверждения мирового господства.

Наиболее характерной чертой состояния мира становится ярко выраженная однополярность. Соединенные Штаты в одностороннем порядке провозгласили себя по сути дела хозяином планеты и взяли ответственность за формирование нового мироустройства.

Какие пути используют западники во главе с США для утверждения нового миропорядка? Это установление контроля за ключевыми районами мира. Именно один из законов геополитики гласит, что не бывает неконтролируемых пространств. Утрата контроля со стороны одного субъекта тут же вызывает стремление другого установить контроль, что мы сегодня и наблюдаем.

Формирование новой всемирной философии, где не будет места таким категориям, как равенство, гуманность, культура в исторически традиционном смысле, справедливость, дружба, солидарность, но в основе будет лежать принцип «сильный и богатый всегда и во всем прав».

Происходит девальвация международно-признанных принципов в отношениях между государствами и регионами и снижение самостоятельной роли международных организаций, подчинение их воле сильных и богатых.

Следующее направление достижения мирового господства — это глобализация мировых процессов, субъективное управление объективными интеграционными процессами для формирования выгодной для США и золотого миллиарда схемы глобальной мировой экономики. Открытость государственных границ с целью беспрепятственного доступа к ресурсам воздействия на общественное сознание, усиления зависимости и подчинение стран и народов. Наращивание военной мощи и расширение военного присутствия во всех регионах мира для подавления цивилизационного инакомыслия.

Формирование глобальной системы информационно-психологической экспансии, вывод природных ресурсов за рамки национальных границ и вынос их на мировые рынки, где богатые будут скупать, а бедным будут предназначаться остатки.

Стремление ограничить развитие других цивилизаций, чтобы через конкуренцию убрать с мировой арены цивилизации, не выдержавшие этой конкуренции. Подчинение своим интересам национальных элит других государств.

Навязываемые ныне западные модели мироустройства можно условно назвать «мир цивилизационной иерархии», где немногие избранные определили себя как интеллектуальное ядро человечества, сохраняют и увеличивают достигнутый уровень потребления за счет жестокой эксплуатации остального человечества, за счет искусственного сокращения его численности и доведения до критического минимального уровня его потребления, за счет его духовной деградации.

Реализация этой модели предполагает исчезновение межцивилизационных различий через унификацию народов и утверждение жесткой системы разделения труда, где золотой миллиард будет управляющим субъектом, а остальные народы объектом управления и эксплуатации.

По оценке ряда отечественных и зарубежных, в том числе западных ученых, это путь гибельный для человеческой цивилизации вообще как таковой. Поэтому сегодня крайне важно предложить мировому сообществу выход из губительного процесса глобализации по-американски.

На наш взгляд, таковые варианты есть. Один из них — это установление христианских норм в отношениях не только между людьми, но и между государствами и народами, в отношении человека к обществу и общества к человеку. Можно назвать такую модель христианской или православной, исламской или еще как-либо. Суть не в названии. Суть в необходимости в глубокой, научно-нравственной разработке основ такой модели и программы ее реализации.

Необходимо сформулировать общий геополитический интерес для всех традиционных духовных цивилизаций, обозначить магистральный путь построения общества цивилизационной гармонии и взаимоподдержки. Православно-славянская цивилизация могла бы стать консолидационным центром традиционных духовных цивилизаций и организующим началом формирования иной взаимоприемлемой для большей части человечества модели мироустройства.

Нашими союзниками в этой глобальной миссии могут стать те народы и государства, которые стремятся к построению многополярного мира, живут и действуют на основе идейно-религиозных систем общинной ориентации.

Академия геополитических проблем, коллектив которой я здесь представляю, и наши коллеги готовы принять участие и внести свои предложения по формированию этой новой модели мироустройства.

Сегодня ситуация такова, что мы, те, кто видит угрозу человечеству, его гибельный путь в результате глобализации по-американски, много говорим, много дискутируем, а наши оппоненты активно действуют, в том числе вовлекая и российскую элиту в свои планы и замыслы. Поэтому нам представляется, что должен быть в рамках форума, и даже прекрасно, если это будет в рамках форума, какой-то постоянно действующий совет, группа людей, которые разрабатывали бы алгоритм наших действий для того, чтобы внедрять в сознание человечества иные, новые модели, кроме модели западной глобализации. Мы готовы такие предложения внести, готовы часть работы взять на себя.

 

КУРГИНЯН  С. Е.
политолог

Вчера на открытии прозвучала, с моей точки зрения, одновременно правильная, но неоднозначная мысль, согласно которой главное — это оптимизм. Не надо комплексов неполноценности, не надо стонать, надо работать, действовать. Вроде бы, эта мысль очевидна. Но у меня сразу возникает вопрос: когда у кого-нибудь, упаси Бог, болен близкий человек, он хочет диагноза оптимистичного или точного? Это вопрос серьезный, потому что, конечно, я считаю, что постоянное стенание и рыдание глубоко неперспективны. Но такой оптимизм посреди катастрофы мне представляется тоже не путем выхода из того, что происходит.

По поводу самой глобализации как таковой и событий после 11 сентября. События 11 сентября точно показали, какая именно модель глобализации и какой именно поворот фактически в создании этой модели намечается. В принципе этого можно было ожидать уже с приходом Буша. Потому что нет однозначности в мировом сообществе по поводу того, какие именно сценарии глобализации будут избраны. Если сценарий Гора и предшествующий сценарий Клинтона предполагали некое фронтальное наступление западных ценностей, скажем, потребления, постиндустриализма и всего прочего, с развертыванием этих ценностей по принципу «всем же нравится, когда есть вещи, телевизор, свобода, и с помощью телевизора и представления о западном образе жизни мы и победим», то консервативная элита, и Буш в том числе, поддерживают в целом идею глобализации как господства, как теперь уже говорит Бжезинский, «нашей мировой империи». Я обращаю внимание, что слово «империя» американцы использовали до краха СССР под чистым негативом, говоря о том, что империя — это империя зла, имперское надо убирать, имперское — это плохое.

Начиная с середины 90-х годов слово «империя» в США все больше реабилитируется. Бжезинский говорит «американская империя» просто со звоном счастья в голосе, вопрос о демократических ценностях меняется на вопрос о «железной поступи наших легионов». Я цитирую «Великую шахматную доску» Бжезинского. И эта «железная поступь легионов» не должна сама по себе вести к тому, что где-нибудь в Бирме с помощью телевизора и американских товаров все примут американский образ жизни. Никто уже не хочет, чтобы все приняли этот американский образ жизни. Консервативная элита видит в этом глубокий порок. Более того, она считает, что если начнут говорить «дайте нам всем этот образ жизни», то это и будет мировая катастрофа и крах мирового господства США.

Поэтому на повестку дня встал вопрос об управляемой архаизации, управляемой регрессии, управляемой динамике, с помощью которых какую-то часть человечества можно будет двигать не вперед, как бы нам ни нравилось это движение, не к какому-то роботизированно-западному образу жизни, а к управляемому снижению показателей жизни, к возврату доиндустриальных форм этой жизни, к ломке всего, что связано с индустриальностью. И это принципиальный глубокий поворот, который нас касается в первую очередь. Более того, можно считать, что на данной территории сейчас и происходит некий эксперимент по возможности осуществления подобных возвратных форм.

Если взять самый высокий теоретический уровень этого вопроса, то он связан с так называемым «барьером Питерса». Теорема Питерса в этом смысле гласит, что существуют ножницы между неуправляемым, лавинообразным ростом технических возможностей человечества и торможением собственно духовного роста или машин личностного человеческого роста, торможением всех процессов, которые приводят этот технический рост и рост возможностей человечества — духовных, личностных, интеллектуальных, психологических — в некое соответствие. Начинают работать ножницы, при которых технический рост происходит резко быстрее, чем рост всех других показателей человечества. И тогда говорится, что при определенном уровне расхождения технических возможностей и возможностей человеческого роста наступает некий критический дисбаланс, при котором снова это должно быть приведено в соответствие — либо за счет резкого усиления этой человеческой компоненты, человеческого роста, либо за счет снижения возможностей технического прогресса. Иначе сами по себе ножницы создают так называемую ликвидационную катастрофу. Примером такой катастрофы является терроризм, который при определенном росте техносферы дает возможность группе людей совершать любые по масштабу злодеяния и в конце концов, применяя технические средства, ликвидировать человечество.

Значит, говорят на Западе, есть две возможности этого избежать. Первая возможность: установить некий тотальный контроль, сняв все параметры свободы и человеческого существования и сделав терроризм невозможным, и это называется (по-английски) — «психоконтролируемое общество». Из всех работ в этом направлении я бы отметил после 11 сентября работу Хоккинга, лауреата Нобелевской премии, астрофизика, который просто сказал, что угроза терроризма в пределе — это не атомная война и это не химическое, не бактериологическое оружие, это генная инженерия, так называемый «вирус судного дня», то есть вирус, против которого нет антивируса и который ликвидирует человечество и изготовление которого возможно в достаточно локальных лабораториях.

Накладываясь на идею клонирования и всего прочего, этот взброс значит много, потому что Хоккинг прямо предлагает превратить человечество в неких киборгов, в некоторые синтезы машины и человека. Хоккинг — не маленькая фигура, позволяющая себе безответственные высказывания. Он, конечно, не определяет «мейн стрим» международной элитной мысли, но он очень значимый человек во всем, что касается этих взбросов.

Итак, первая компонента будет связана с тем, что тот самый «золотой миллиард» или точнее, я думаю, золотые 30-50 миллионов, будут двигаться вперед, создавая «научно-контролируемое сообщество», а все остальное должно быть сброшено в некий управляемый регресс. Управляемый регресс или архаизация выносится на повестку дня. Считается, что никоим образом не надо добиваться и проводить дальше лозунги развития вообще, устойчивого, неустойчивого — неважно. Все эти стандарты потребления и стандарты возможности человечества уравниваться должны быть сняты. Управляемый регресс — это не новость. Это некая тенденция, заявленная достаточно давно. Она напрямую связана с неофашистскими явлениями 50-60-х годов, с терроризмом в эту эпоху, она прямо включалась с 70-х в концепцию «двух шайтанов» — СССР и США. И в принципе в дальнейшем она, по-видимому, будет разворачиваться соответствующим образом, используя своими инструментами различного рода усеченные религиозные формулы, которые будут адаптировать человечество к этой потере уровня потребления.

Если вам сказать, что у вас отнимут замечательную современность, вы скажете: мы будем за нее бороться. Если вам скажут: вам подарят свободу от отвратительной современности, — будете аплодировать.

И вот мы уже видим и читаем работы, в том числе в России. На первом месте здесь стоит господин Нухаев, начальник разведки Дудаева, теперь теоретик этого самого регрессивного развития, который говорит: какое счастье, что разбомбили Грозный, какое счастье, что у чеченцев отняли эту отвратительную современность, как хорошо, что теперь мы будем все в варварстве, варварство и есть высший тип жизни и так далее.

Это не мелочь, потому что за этим стоят очень серьезные международные силы, которые намерены все это выполнять, которые действительно используют для этого терроризм и многое другое.

Я хочу только обратить внимание на одно: глобализация после 11 сентября приобрела новый характер, она уже никоием образом не разыгрывается только в поле роста потребительских ценностей, и очень на многие процессы в России можно обратить внимание под этим углом зрения, потому что в России тоже происходит управляемый регресс. Страна, выпавшая из общедоступной авиации, выпадающая постепенно из общедоступного железнодорожного транспорта, страна, в которой формируются активно вокруг городов некие зоны странного характера, которые раньше были зонами рекреации (дачи), а теперь становятся зонами первичного потребления сельскохозяйственных продуктов, а также просто спасения от холода и антисанитарии, как это происходит в Петропавловске-на-Камчатке. Это тоже управляемый регресс. Можно отключать рубильник, потом его включать, отключать и снова включать. Не надо атомной войны. Люди постепенно побегут в эти зоны, где они могут каким-то образом спасаться. Возникает вторичное кольцо таких фавелов и бугинвиллей. Только если латиноамериканское население двигалось в них из просто джунглей, то наше население двигается туда из современности.

И последнее, что я хотел сказать, — это ценности. Мне кажется, что это вопрос самый решающий и что мы абсолютно недостаточно обращаем внимание на него. Что такое обычно любая революция? Любая революция разделяет фундаментальный слой ценностей и слой преходящий. Дальше она критикует этот преходящий слой ценностей, а фундаментальный всячески защищает. И в тот момент, когда она своих новых героев-мучеников дает обществу, она имплантирует их в сохраненный фундаментальный человеческий план.

В этом смысле все, что произошло в России за последние десять лет, нарушает закон любой революции, потому что удар был нанесен в фундаментальные ценности, после этого были сброшены ценности преходящие, потом все было имплантировано на вообще бесценностной основе, и теперь мы видим общество, богатый слой которого, по всем исследованиям, содержит четыре ценности. Первая: гедонизм — стремление к удовольствиям, в беспредельном, экстремальном качестве. Гедонизм, который говорит об «оттянись со вкусом», удовольствии в любом виде. Второе: кто сильный, тот и прав, право сильного. Третье: бред русской литературы, то есть русская литература есть чушь, «души прекрасные порывы» — это анекдот. И четвертое: это хищнический индивидуализм, крайне хищнический, который после коллективного общества пришел сюда.

Вот характеристика референтной группы, на которую опирается сегодняшняя система. К сожалению, это так. Об этом говорят десятки тысяч замеров. Мы не знаем еще, куда повлечет эта проблема, но мы видим пока, что Россия движется в сторону управляемого регресса. И я не вижу никаких контртенденций, которые бы носили достаточно серьезный характер. Я не хочу оптимизма и пессимизма, но мне кажется, что успокаивать себя, убаюкивать и говорить, что мы имеем дело с насморком, а не с серьезным заболеванием, не значит ставить диагноз тому, что ты любишь.

 

КАРГИН  А. С.

Я задержу ваше внимание только на одном — на национально-культурной самобытности. Если я буду разбирать, что такое национальная самобытность, не хватит не только семи минут, но и больше, потому что проблема эта по существу в научной литературе не получила достаточного отражения. И в обыденном понимании мы используем это понятие, но что оно включает, какие компоненты, как коррелируется, в чем его суть, это практически сегодня у нас очень и очень мало изучено.

Национально-культурная самобытность — это фактор, который, на мой взгляд, может быть как положительным, прогрессивным, так и использоваться определенными силами в определенных обстоятельствах в абсолютно регрессивных целях. Как мы видим на примере СССР в начале развала, а теперь на примере России, особенно пять-семь лет назад, национально-культурный фактор использовался как провокационный фактор в деле и развала Советского Союза, и в деле уже потом развала Российской Федерации.

К счастью, сегодня этот фактор приглушен, но не значит, что он снят и не значит, что он не будет дальше использоваться, потому что этот фактор, как показывают наши исследования, как показывает просто практическая жизнь, очень быстро становится при желании политизированным фактором, и используется для достижения той или иной нацией, той или иной группой народа, даже не народом, а просто представителями этих народов в своих узкокорыстных политических целях.

В связи с этим я бы хотел предложить нашему Собору в резолюцию внести несколько конкретных рекомендаций. Представляя центр, который занимается проблемами национально-культурной самобытности, национальных культур, традиций, я предлагаю, чтобы более жестко было прописано в резолюции, что национально-культурная самобытность народа является безусловной базовой основополагающей духовной ценностью. Почему это нужно сделать, предыдущие ораторы уже говорили. Я думаю, что в той модели, которая сегодня предлагается в мире: что первично в иерархии ценностей — цивилизация или культура — заложено ядро, которое взрывает мир. Если мы признаем, что идет впереди цивилизация, то мы должны признать, что культура — это вторичная ценность. Если мы признаем, что культура первична, цивилизация вторичная, то мы отбрасываем общество назад. Сегодня без цивилизации, без технологических прорывов было бы, наверное, очень сложно. Если мы признаем приоритет цивилизации и культуры, в широком смысле слова, то мы должны эту модель и отстаивать.

Второе. Я бы предложил обратиться к руководству учреждений культуры, образования субъектов Российской Федерации, общественным, творческим и церковным православным и другим конфессиональным организациям, организовать всемерную поддержку созданным и вновь создаваемым русским и другим национальным и воскресным школам, центрам, музеям, внешкольным учреждениям, занимающимся сохранением, изучением, распространением традиционной культуры, языка, литературы, православного знания. Это нужно на местах.

Еще одна рекомендация, на мой взгляд, должна касаться того, чтобы наш Собор обратился в Российскую академию наук, другие ведомства, чтобы приступить к разработке теоретических основ национальной культурной самобытности, основных ее составляющих частей. Без этого наш разговор в профессиональной, высокоинтеллектуальной аудитории будет всегда носить элемент стихийности, элемент бытового характера, и каждый будет использовать этот термин так, как он его, на обыденном уровне понимает.

 

КОРОБЕЙНИКОВ  А. А.
член Совета Федерации

Технократический выбор не принес человеку ни здоровья, ни спокойствия. В мире ежегодно совершается 450-500 млн. преступлений, то есть 8 тыс. на 100 тыс. населения. Эта цифра в России пока составляет 2 тысячи человек. Правда, утешения от этого сравнения цифр, конечно, никакого.

Линия борьбы за прогресс российского общества проходит сегодня не по баррикадам, а внутри человека. А значит, эту борьбу не надо отдавать на откуп партиям, тем более скороспелым. Это дело церковных и светских просветителей и учителя-священника, прежде всего. Светская власть, на мой взгляд, должна отбросить ложную стыдливость и просить религиозных деятелей теснее работать над решением запущенных проблем России.

Идея национального возрождения России в наибольшей степени созвучна не с каким-либо вариантом партийной идеологии и практики, а с мобилизующей моральной идеей крупномасштабного перераспределения и концентрации всех общественных ресурсов на наращивании «человеческого капитала».

Учитель и священник, так как Церковь и нация вновь едины, должны восстать против кризиса наших ценностей, против импорта в Россию не лучших образцов массовой культуры, бездумного использования заемных, плохо систематизированных знаний. В основе нашего экономического и духовного кризиса лежит кризис наших собственных идей, ценностей. Патриотизм, нравственные ценности не воспринимаются большинством молодых людей как императив жизнедеятельности. Четверть молодежи не находит, чем они могли бы гордиться как граждане России. Почти половина подростков хотели бы родиться не в России, а в другой стране. И не случайно, так как живем как в оккупации, в ходу иноземные деньги, на экранах чужие фильмы и чужие проповеди. В ходу демократия, в центре которой высокоморального человека нет. Есть обеспеченная, но аморальная в своей основе жизнь небольшой группы лиц за счет обнищания миллионов граждан, которые живут из оскудевшей милости государства или за счет нищенской милости от общества. У нас немало политиков, депутатов, сенаторов, которые гордятся демократическими достижениями современной России. Однако если у большинства наших граждан сегодня нет ни имущественной, ни умственной, ни волевой самостоятельности, если дисциплина не сдерживает личного и государственного произвола, если многое пронизывается своекорыстием и публичной продажностью, то можно ли в этих условиях обеспечить демократический строй? Нет. Нынешняя российская демократия у нас губит государство и все признаки подлинной демократии. Демократия предполагает исторический навык, приобретенный народом в результате долгого опыта, она предполагает в народе культуру законности, свободы и правосознания, она требует от человека живого чувства ответственности.

Отсутствие условий для реальной демократии дополняется острым дефицитом педагогического религиозного сознания в обществе, дефицитом моральной ответственности за преемственность поколений.

Когда общество раздирается полярностью политических и экономических взглядов, когда моральные ценности отодвинуты на периферию массового сознания, тогда исключаются почти все идеи согласия, кроме одной — природной, почти инстинктивной, заботы о детях.

И в этой связи, по моему глубокому убеждению, образование — единственная сфера, где быстрее всего достижимо согласие, объединение общественно-политических и религиозных сил вокруг конструктивной программы воспитания и обучения молодой смены. Сказано же однажды: после хлеба самое важное для народа — школа. Однако сегодня дело зашло так далеко, что впору ставить школу впереди хлеба. Только такое озарение может привести к осознанию того, что будущее детей — главное дело российской нации, наш внутренний движущий стимул, наш исторический шанс.

Я лично сделаю все от меня зависящее и призываю вас: учитель по закону должен стать государственным служащим, как это было на Руси у царя-батюшки, как это есть и сегодня во многих цивилизованных странах. Закон о государственном статусе учителя просится в нашу жизнь.

Если все начнем действовать в таком ключе, то мы спасем не только Россию, но и покажем пример высшего гуманизма всему миру. Судьба нового миропорядка в значительной степени зависит от духовного возрождения наций, от содержания и хода дел в России.

России никак нельзя выходить из русла общемирового развития. Призывы российских оппозиционеров к самоизоляции Российской Федерации ошибочны. Мир стал многополярным, и российский неоизоляционизм лишь ухудшит наше геополитическое положение, негативно скажется на рыночных реформах и на демократических преобразованиях.

Например, политические сдвиги последних лет на евразийском пространстве создают реальные предпосылки для возникновения качественно новой Большой Европы, в которой Россия будет играть ведущую роль, но это в том случае, если речь будет идти не о «допущении» России в Европу, а о строительстве европейского дома с двух сторон — с Запада и Востока. Сегодня вряд ли кто может оспаривать, что процесс развития Европы идет пока по пути западных структур. Качественно различные уровни социально-экономического развития и политической культуры РФ и стран ЕС должны перестать быть «камнем преткновения». Они быстрее исчезнут только в совместной работе.

Стратегическое долговременное будущее человечества возможно лишь на основе партнерства. В том числе а, может быть, и прежде всего, для формирования поколений людей, ориентированных на конструктивную ценность — сотрудничество. В это Россия способна внести самый существенный вклад, потому что русский народ и сегодня, вопреки всему, все еще обладает такими духовными факторами, как моральная готовность к самоограничению и даже к самопожертвованию, готовность использовать самый большой в мире природно-ресурсный потенциал в интересах не только России, но и, на взаимовыгодной основе, других государств, способность мирным путем решать самые острые проблемы планеты. На этих направлениях мы можем упрочивать российский миропорядок. Россия, как страна евразийской цивилизации, никогда не будет на сто процентов соответствовать западным или восточным эталонам, но она нужна современному миру как цивилизационная самоценность, как лидер евразийского пространства, обеспечивающий стабильные отношения между цивилизациями Запада и Востока. И мир нужен России как источник современного опыта, как важнейший потенциал и благоприятная или не очень благоприятная среда, в которой идет поиск новой российской идентичности.

Надеюсь, что эту взаимную востребованность светские и церковные деятели будут укреплять совместными усилиями.

 

ОСИПОВ  В. О.
вице-президент фонда «Во имя мира и человека»

Свое выступление хотел бы посвятить конкретной теме — чтению, как первооснове просветительства и культуры. В сентябре, но об этом знают не многие, поскольку газеты подвергли остракизму это важное дело, прошел Конгресс в защиту чтения. Но его обращения остались втуне. Больше того, некоторые желтые, и не только желтые, но и респектабельные газеты, подвергли заботы Конгресса унизительным комментариям.

Прошу прислушаться к следующей, поистине набатной, статистике. Нынче чтение по шкале интересов лишь на шестом месте, а книг выпускается сейчас в последние десять лет вместо 12 на душу населения, как это было прежде, всего лишь 3. Средний тираж классики в пределах 10-15 тыс. экземпляров, и это при всем том, что у нас 35-40 миллионов семей.

Я вынужден с огорчением сказать: несмотря на то, что Патриархия уделяет громадное внимание развитию, выпуску и подготовке православной литературы, тиражи и этой литературы, к сожалению, очень малы.

А нужно знать, что вакуума в чтении не бывает. Подавляющая часть покупателей книги уже сели на иглу наркотирующего чтива-кича, в том числе поставляемого в процессе антидуховной глобализации в нашу страну так называемой масскультурой. Итак, вслушайтесь. Лишь 14 процентов опрошенных читает классику. Но ведь она индикатор истинной культуры. Что же на первом месте в запросах? 42 процента увлечены криминальным чтением, примерно столько же так называемыми дамскими сентиментальными романами.

Я с особой болью воспринимаю падающие показатели культуры чтения, ибо принял к сердцу недавние слова Святейшего Патриарха, который потребовал на съезде Союза писателей России в своем обращении к нему восстанавливать традиции истинной культуры и даже обозначил ориентиры: «русская литература, ее классики помогли России сохранить нравственные устои».

Идет сбрасывание классики с корабля современности и в других видах искусств. Экстремисты, прежде всего на телевидении, уже более десяти лет приводят в действие этот ужасный приговор. Отсылаю к своей недавней статье «Классика в обработке для рынка» в «Литературной газете» № 47.

Учитывая изложенное, возникает необходимость в заключительном документе Собора: просить Президента страны сформировать национальную программу поддержки развития духовности и культуры в стране. Если же в аппарате Администрации Президента заинтересуются этой рекомендацией, то наш фонд представит надлежащие разработки.

Две-три конкретных фразы. Первое. Поддерживаю генерала Ивашова, что наш Собор должен создать постоянно действующий комитет, чтобы он в промежутках между Соборами занимался активной организационной и информационной деятельностью, в том числе создать постоянно действующую комиссию средств массовой информации при президиуме Собора, с ними периодически работать, собирать, лелеять, холить и поощрять их на активную пропаганду наших идей. Третье. Вчера в зале было очень мало молодых лиц. Потребности социальные, духовные, культурные у молодежи кипят, может быть, больше, чем у нас. В связи с этим возникает необходимость создать при Соборе некое объединение молодежи, а в будущем иметь еще и специальную молодежную секцию.

 

СЛИВЧЕНКО  В. И.

Я остановлюсь на вопросах нового военного миропорядка. Дело в том, что военное мироустройство сейчас так же меняется, как и все остальное. Здесь также наблюдается глобализм и самобытность. И десять лет мы наблюдаем, что Соединенные Штаты Америки уже ведут бесконтактные войны на нашей планете. Первая война была апробирована в зоне Персидского залива (ровно десять лет назад), последняя была — уже образ войны нового поколения — в Югославии. Сейчас частично апробируются некоторые элементы бесконтактной войны в Афганистане. Таким образом, меняется фактически военное мироустройство, американцы отрываются от остального мира на целое поколение войн.

Нынешний президент Америки Буш заявил в мае этого года, выступая в морской академии, что Соединенные Штаты Америки больше никогда не будут воевать на Земле наземным способом с помощью солдат-пехотинцев, они будут готовы воевать в любом регионе мира бесконтактным способом. И они к этому начали интенсивно готовиться.

Конечно, шок, который наступил 11 сентября, в какой-то мере вывел их из этого стройного алгоритма действий. И я бы сказал, что 11 сентября — это не простой день. С точки зрения военного искусства 11 сентября мы с вами наблюдали начало совершенно новых войн, которых никогда не было на планете, — ассиметричных войн.

Соединенные Штаты Америки — богатейшая страна, самая сильная в военном отношении, без применения ядерного и даже обычного оружия получила неприемлемый ущерб необычный по форме и способу. Такую войну, которую организовал кто-то и провел кто-то против Соединенных Штатов Америки и продолжает ее вести, мог организовать только выдающийся Генеральный штаб, который так четко спланировал, организовал и осуществил начало. И, будьте уверены, эта война будет продолжаться, потому что она ассиметричная, она не вписывается ни в какие законы военного искусства, которые мы до сих пор изучали. Двадцать шесть суток Соединенные Штаты были в шоке, они не знали, кого наказывать, где искать противника. Засиживаться дальше в поиске уже было опасно для Буша, он мог потерять рейтинг. Тогда назначили бен Ладена ответственным, и сейчас как-то подтасовывают карты, что действительно это он организовал, хотя есть очень много сомнений, что это было именно им организовано. Скорее всего, корни этой войны надо искать в самой Америке.

В ассиметричной войне, которую начали теперь уже американцы, они не смогли ничем ответить, кроме заимствования форм и способов из прошлых, предыдущих войн, контактных и стандартных. Они не были готовы к такой войне. Конечно, пошли воевать бесконтактным способом, затем контактным, но с участием афганских моджахедов против талибов, а за ними потом идут и делают зачистку. Потому что в ассиметричной войне нужны тоже ассиметричные формы и способы борьбы. То есть фактически нужна совершенно другая армия, другое оружие, другие методы, другое искусство, которых никто не разрабатывал никогда и не использовал.

Более того, война продолжается. Я лично считаю, что 12 ноября (месяц назад) был снова террористический акт в Америке, когда разбился самолет А-300 и погибли пассажиры. Вы помните, это случилось ровно месяц назад, американцы очень быстро, буквально через двое с половиной суток объявили, что там была техническая неполадка. Самолет упал и разбился. Это самый выдающийся отработанный самолет, который имеется на нашей планете, такому самолету не присущи те неисправности, которые ему приписали. Конечно, там тоже был террористический акт. Но обратите внимание, нельзя было объявить, что это террористический акт, потому что если к нему опять причастен бен Ладен, то грош цена всем тем мерам, которые принимают американцы в борьбе с бен Ладеном, талибами и со всем на свете, потому что теракты продолжаются. Если там был теракт без бен Ладена, а с кем-то другим, то тогда американцы являются агрессорами и уничтожают безвинный народ в Афганистане. Они быстро упаковали эту трагедию в упаковку технической неисправности и выгородили Буша в этой ситуации. Я уверяю вас, что все последующие катастрофы, которые будут случаться на территории Америки, будут объявляться как произошедшие по технической неисправности — им надо беречь рейтинг президента.

Итак, необходимы совершенно другие ассиметричные формы и способы борьбы. До сих пор мы с вами знали войны, в которых воевали: суверенитет против суверенитета, сила против силы, оружие против оружия. А сейчас это все уже не работает. 11 сентября поставило под сомнение весь тот наработанный историческим опытом арсенал искусств ведения войны, и сейчас все надо делать заново.

Я считаю, что НАТО, как структура силовая, создана для силовой войны прошлых поколений — контактных и бесконтактных, и сегодня она вообще не готова и не способна вести борьбу с терроризмом. Эту организацию надо распустить и создать новую, антитеррористическую НАТО вместе с Россией, и тогда это будет эффективно.

Итак, нужны совершенно другие вооруженные силы, другие союзы все абсолютно необходимо другое. Вчера американцы, похоже, вышли из шока и быстренько продолжили то, что они делали до 11 сентября — объявили о выходе из договора по ПРО от 1972 года. Почему они так быстро это делают? Им противоракетная оборона не нужна, по крайней мере 15 лет еще никто им не будет угрожать, кроме России и Китая, а Россия и Китай не собираются наносить удар по Америке. И не Иран, Ирак, Северная Корея и Ливия, никто не способен нанести еще 15 лет хотя бы единственный удар по территории Америки. Америке нужна противоракетная оборона как рыбке зонтик, но им нужна информационная система этой противоракетной обороны. Обратите внимание — информационная система, чтобы сбить эту ракету, должна быть глобальной, мирового масштаба. А они создают там по несколько ракет. Таким образом, они создают информационную систему не только под противоракетное оборудование, оборону. Америке нужна информационная система для обеспечения войны. Россия и США никогда не будут партнерами и союзниками.

В любой войне меняется мироустройство. Вы видите, куда движется военная структура.

 

БАЗЫРЕВА  Т. В.
депутат Государственной Думы РФ

Войн хороших не бывает, как бы их ни называли. Женщины всегда были против войн, потому что как никто они это чувствуют. Я хотела говорить сегодня о проблемах устойчивого развития. Только что Л. Г. Ивашов сказал, что самое неустойчивое развитие сейчас началось. Правильно диагноз поставил С. Кургинян. Но в следующем году в Йоханнесбурге в сентябре намечается саммит, где будут представлены национальные доклады всех государств, в том числе и России. Рабочую группу у нас возглавляет Греф, он возглавляет у нас все. И мы понимаем, в каком контексте будет представлена позиция устойчивого развития России. Я являюсь членом комиссии по устойчивому развитию в Государственной Думе. В прошлом созыве была ученым секретарем высшего экологического совета Госдумы. В этом году вышла, потому что экологический совет Госдумы обслуживает интересы атомной энергетики, газовой промышленности и прочих, не в пользу нашу и не в пользу развития России, а как раз ведет к регрессу, о котором все говорили.

Конечно, устойчивое развитие можно назвать утопией, но это будет последняя утопия, которой верило человечество. Чем сейчас отличается обстановка в мире и на планете Земля? Никогда еще биосфера не вступала в противоречие с человечеством. Работы многих ученых-экологов, ученых физиков, ученых различных направлений доказательно это объясняют. Только что вышли труды Курчатовского института, представившие обоснования тех процессов, которые будут проходить на планете Земля между великими циклами. Мы сечас переходим из одного великого цикла в другой. И мы можем как угодно планировать свои действия, но стихийные процессы будут очень страшными и неуправляемыми. Скоро мы забудем и о бен Ладане, и обо всех остальных.

Поэтому я хочу еще раз сказать, что позиция России должна не только обосновываться как ответная на позицию Соединенных Штатов. Россия всегда отличалась тем, что она определяла путь развития цивилизации и мы должны действительно искать ответ на то, что происходит. Но мы должны еще и дать прогноз развития на ближайшие 50, 20, 10 лет.

В МГУ прошла недавно конференция «Проблемы устойчивого развития глазами молодых», которую проводил Фонд Вернадского. Вышел сборник. Замечательные работы молодых. Замечательно было представлено, говорили они замечательно, работы их серьезные. Надо привлечь их к работе Собора, для того чтобы они говорили о том будущем, которое их ждет.

 

Всеволод ЧАПЛИН
протоиерей, заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата

Очень много сказано уже и будет сказано о разных аспектах глобализации, об информационном, культурном, экономическом и политическом аспектах. Но, может быть, стоит выделить два центральных вопроса в этой проблеме: вопрос о ценностях и вопрос о власти.

Как-то за последнее время слишком общепринятым стало говорить о том, что ценности гуманизма, ценности земной человеческой жизни являются универсальными, общепризнанными, общепринятыми. Для целого ряда людей, может быть, даже для большей части людей в мире, более важна целостность страны, более важно вечное Спасение, более важна вечная. Жизнь, естественно, для верующего человека более реальная, более значимая, чем жизнь временная, земная. Естественно, когда эти ценности входят в конфликт, а они достаточно часто входят в конфликт, большое количество людей отдает предпочтение ценностям, отличающимся от ценностей земной жизни, ценностям для этих людей более высоким.

Речь идет, в частности, о спорах о том, можно ли жертвовать жизнью собственной или чужой для сохранения целостности своей страны, для ее защиты от неприятеля. Некоторые считают, что нет. Другие считают, что можно и даже нужно.

Если общество теми или иными способами отторгает человека от вечного спасения, что для верующего человека важнее: вечное спасение или временная жизнь и мир того общества, которое его отторгает от этого вечного спасения? Эта проблема тоже достаточно остро стоит. Что все-таки более важно: вера или права человека и внешние свободы, ценность родины или собственная жизнь, духовное совершенствование или земной комфорт? Эти дилеммы стоят очень часто. Они стояли 11 сентября, они стоят у нас в Чечне, они стоят в области спора между шариатом и светским правом, между элементами религиозного права в православных странах и идеологии, я бы сказал, международного законодательства. И нам к этому конфликту ценностей нужно подходить со всей серьезностью. Он не разрешен пока. У него нет гармонизирующего разрешения пока. Но нам нужно над ним думать.

Второй вопрос — это вопрос о власти. В последнее время часто стали говорить о том, что глобализация является тезисом демократии. Все меньше и меньше реальной власти имеют национальные правительства и их представители в международных организациях, все больше власти имеют такие силы, как бюрократия международных организаций, медиамагнаты, лидеры транснациональных корпораций и так далее.

Могут ли собственно народы, или их избранные представители, или представители этих представителей в международных организациях реально влиять на принимаемые решения и кто реально принимает эти решения — это тоже большой вопрос. Мы в самой серьезной степени сегодня сталкиваемся с тем, что никем не избранные и никем не контролируемые органы полуформальной или неформальной власти реально являются центром принятия решений, обязательных для исполнения разными странами и разными народами. Думается, что воля этого круга влиятельных людей не контролируется волей большинства населения земли. Очень часто первая воля противоречит второй воле. Очень часто мы реально сталкиваемся с тем, что 10, 5 или, может быть, еще меньше процентов населения планеты контролируют практически 100 процентов международной власти. Этот вопрос тоже нам нужно ставить, нужно обсуждать со всей серьезностью и со всей откровенностью.

Что делать? Об этом очень коротко. Самое главное не пытаться спрятаться от этих проблем, не пытаться обрести ложное спокойствие в изоляции. Очень просто сказать, что глобализация нас не касается, очень просто сказать, что мы можем выстроить какое-то свое маленькое гетто, оградиться какими-то барьерами в рамках страны или в рамках какой-то общины внутри этой страны. Это невозможно. Эти процессы касаются каждого из нас, наших семей, наших сел, наших городов и наших личностей.

Значит, если мы не можем спрятаться от этих процессов, нужно как-то пытаться на них влиять. Есть две дороги, по которым мы в этом случае можем идти. Первая: это очень тщательно наблюдать за теми решениями, которые принимает наше правительство в контексте деятельности международных организаций и в контексте заключения международных соглашений. Нам нужно знать о том, какие последствия будут иметь эти действия, какие последствия будут иметь эти соглашения, и стараться влиять на эти последствия. И второе: нам нужно более активно участвовать в деятельности собственно международных, межправительственных организаций, вести с ними диалог. Это, как правило, в той или иной степени возможно. Нам нужны люди, имеющие опыт работы в области международного правового поля, знающие английский язык, умеющие активно отстаивать наши позиции в международных организациях как на уровне правительства в еще большей степени, чем сейчас, так и на уровне неправительственных организаций. Я думаю, что нам есть что сказать, наш голос может быть услышан. Надо не бояться возвышать этот голос и действовать как власть имущие, действовать как один из центров мира, действовать как одна из сил, без которой новый миропорядок будет неполным, несправедливым и не будет иметь права на жизнь.

 

КИРИЛЛОВ  С. А.
заслуженный художник России

Хочу выступить с конкретной инициативой и прошу уважаемое собрание отнестись к моему предложению внимательно и по возможности снисходительно, ибо идея еще не совсем оформилась, но она, как мне представляется, имеет огромное и государственное, и общественное значение. Я говорю о создании государственного Музея истории Государства Российского из произведений современных мастеров картины, скульптуры, графики, то есть своего рода исторический музей в картинах. Несмотря на бурное развитие исторической живописи в последние 10-15 лет, надо отметить, что такое явление, как историческая картина, оказалось невостребованным как никакая другая область современной русской культуры. Картины, подчас достойные музеев, пылятся в мастерских художников. Годы работы над одной картиной. И что же? Выставки? Да. Но где же они? Мало. Кругом авангардная братия правит бал. Публикации в печати, в исторических книгах, журналах — это очень хорошо. Но это не судьба для картины. Историческая картина по факту вещь музейная, а пишется сейчас художником заведомо в стол, но должна писаться для музеев, для Государства Российского, для будущего. И дело это государственное, хочу это подчеркнуть.

Поверьте мне, если моя мечта не осуществится и музей не будет создан, историческая живопись как явление умрет в ближайшие 5-10 лет. Что-то уйдет за границу, что-то окажется в частных коллекциях, но в большинстве своем останется по мастерским, в которых нет условий для хранения больших полотен. Будущее при этом для картины, уверяю вас, помойка.

Главное, о чем я сейчас думаю, это о будущем поколении художников. Не будут они писать исторические картины, не будет такого явления, как русская реалистическая школа живописи, ибо картина — это основа ее основ. Думаю и о будущем поколении, о школьниках, студентах. Где, на каких выставках, в каких книгах они увидят живую русскую отечественную историю? Будет государственный музей, появится огромный стимул нематериального плана для художников. И для будущих поколений, ибо если это нужно государству, значит, это нужно и всем нам.

Художник чаще всего отказывается продать историческую картину, даже если есть такие редкие предложения, ибо история должна принадлежать народу. Не надо от государства никаких денежных средств сейчас. Коллекция музея может быть создана и без особых затрат. Если моя идея, идея создания государственного музея, фонда, музея сохранения исторической картины, будет поддержана общественностью, нужно будет создать экспертный совет из представителей общественных организаций, Русской православной церкви, художников, искусствоведов, писателей. Этот совет должен будет строго и непредвзято контролировать качество формирования коллекции музея. Художники поначалу должны будут передавать безвозмездно свои картины, скульптуры на государственное хранение, в дар государству.

Мне тут недавно сказали, что многие исторические живописцы сами сейчас пытаются создать галерею собственных картин, как у Шилова. У меня была такая галерея еще до Шилова. Имею опыт. Могу поделиться. Благо, 12 моих картин находятся в официальных учебниках истории. Такие собственные галереи — это есть один из способов похоронить свои картины. Должна быть общая коллекция, классная, отборная, поначалу небольшая, собранная в кулак. И, как мне представляется, эта идея, это мое предложение должно быть поддержано не только художниками. Нужна поддержка общественности, организационная поддержка. Затем, создание начального фонда коллекции. Потом необходим выход на государство, на Президента, чтобы идея стала государственной не только по сути, но и по факту. А уж затем поиск финансовых средств нужен будет. Прошу поддержать не меня, русское искусство, отечественную историю, через которую мы должны видеть наше будущее.

 

ЖУКОВА  Н. Б.
член Президиума ВРНС

Перед самым Собором, 11 декабря, наш Российский союз художников открыл грандиозную выставку «Молодые художники России» в центральном зале художников на Крымском валу. На открытии выставки даже рядовых чиновников не было из Министерства культуры, ну, и соответственно, из правительства никого.

Глобализация — это вещь совершенно объективная. Мир и дальше будет все более прозрачным, все более опасным, уязвимым. Миновать этот процесс невозможно России, но сохранить свою самобытность Россия сможет тогда, когда впишется в этот процесс и будет участвовать на главных ролях в установлении правил игры этой глобализации. А почему?

Самобытность от слова «свой быт». Свой быт имеет каждый народ, не только такие великие народы, как, скажем, Россия, российский, русский создали свою цивилизацию, свою самобытность. И сейчас они утрачивают положение, свои позиции. Почему? Потому ислам является образом жизни, а христианство, православие — только религией. Россия была только тогда великой империей, когда образом жизни было православие и образом жизни был коммунизм. Как только не стало несущих основ образа жизни, все развалилось. И возвращение к этим основам — крайне важная задача, если мы хотим что-то решать. А у нас не так много времени, чтобы решать эти задачи.

Здесь говорилось, что мы можем противопоставить радикализму духовность и терпение. Но нам осталось противостоять чему-либо 20-30 лет, потому что в эти сроки, по нашей оценке, может случиться два катастрофических геополитических события, взрыва.

Во-первых, это развал единственной дееспособной демократической империи Соединенных Штатов Америки, которая может быть взорвана изнутри своими собственными противоречиями.

И второе — это, конечно, демографическое выдавливание Китая на территорию наших Сибири и Дальнего Востока. Это говорит о том, что у нас нет времени раскачиваться, мы должны решать все задачи, которые позволят нам сохраниться как государству, нации и цивилизации.

Первая задача — это немедленно и быстро все имеющиеся ресурсы обратить на собственное внутреннее потребление, вместо того, чтобы создавать собственную национальную, экономическую, военную и структурную мощь. Это можно сделать только тогда, когда будет другая плеяда людей у власти и когда она заставит выполнять эту задачу.

Вторая задача — это освоение ресурсов будущего. Это освоение Сибири и Дальнего Востока, поскольку только прямое заселение, как Столыпин когда-то хотел и у него не получилось, и развитие той инфраструктуры позволит противостоять завоеванию этих территорий. И мы будем иметь там столько сил, что на нас великий южный сосед Китай не пойдет.

Мы просто должны предложить миру новую архитектуру мира. Сейчас говорят, что как только начинаются формироваться центры силы, это всегда кончается войной. Мы должны сформировать мир равно уважаемых миров. Не иначе.

Третья задача, главная, которая нам под силу, — это радикальная военная реформа, которую никто не делает и никто не знает, что это такое. Нужно сформировать новую армию, современную, вооруженную, из профессионалов. Россия не способна к реформированию. Она может быть только создана заново. И нечего этого бояться. Петр, создавая новую армию, начал с потешных полков Михайловского, Семеновского и Преображенского, потом довел их до ума, и эта армия заменила стрелецкое войско.

 

ОРЛОВ  А. А.
заместитель Директора Департамента МИДа
по внешнеполитическому планированию

Без малого год назад человечество, перейдя незримый Рубикон, достаточно весело вступило в третье тысячелетие. А всего через девять месяцев после этого произошли события, глубоко его потрясшие. Я имею в виду террористические акты, которые произошли на территории Соединенных Штатов Америки и которые, как сейчас говорится, в режиме реального времени могли наблюдать люди повсюду на планете.

Американская трагедия как никогда зримо доходчиво продемонстрировала всем и каждому компактность нашего мира, его уязвимость и хрупкость.

Я бы одновременно подчеркнул ответственность всех членов международного сообщества за его целостность и прочность. Но стали ли события 11 сентября полным сюрпризом и неожиданностью? В какой-то мере несомненно, но именно в какой-то мере. Вспомним о Буденновске и Кизляре, вспомним о взрывах в Москве, Волгодонске и Буйнакске, вспомним хотя бы о взрыве дома в Оклахоме, о котором уже стали забывать, и подрыве американских посольств в ряде африканских стран. Вспомним о многочисленных террористических акциях в Израиле, Индии, Испании, Северной Ирландии и станет ясно, что мир шаг за шагом приближался к событиям 11 сентября.

Многие в тех же Соединенных Штатов Америки, как говорится, спинным мозгом чувствовали, что приближается какая-то крупная трагедия. Ведь не спроста же столь популярными стали фильмы-катастрофы, о которых здесь говорилось, как о примерах американской масскультуры. Но во все это люди в Америке не хотели верить. Не хотели верить в возможность этого и в руководящих сферах в Вашингтоне, несмотря на то, что Россия постоянно сигнализировала о том, что терроризм — это глобальная опасность и реагировать на нее нужно всем вместе, а не заниматься нравоучениями и поучительством.

Поэтому нужно констатировать, что после 11 сентября серьезная переоценка ценностей системы взглядов на мир, на международное сотрудничество потребовалась в первую очередь Соединенным Штатам Америки и их непосредственным союзникам, которые, наконец-то осознали, что без широкого взаимодействия, создания коалиции им одним терроризм не одолеть.

В то же время, приветствуя формирование международной антитеррористической коалиции, важно помнить о том, что нужно сохранить целостность существующей системы международных отношений, построенной на соблюдении государствами Устава Организации Объединенных Наций и норм международного права.

Действия международной коалиции должны быть абсолютно легитимными, что предполагает санкционирование применения силы Советом Безопасности ООН, являющимся единственным международным органом, правомочным принимать решения о принудительных действиях в целях восстановления международного мира и безопасности от имени международного сообщества.

Но я думаю, собравшиеся здесь понимают, о чем идет речь, поскольку сейчас есть различные сигналы о том, что афганскими событиями дело может не закончиться.

Теперь же хотелось бы более конкретно и предметно коснуться темы семинара «Глобализация». Что такое «глобализация» — благо или напасть? Шанс на прорыв или безысходность? Прежде всего, это объективная реальность. Она может кому-то нравиться или не нравиться, но от этого едва ли что-то изменится. Она существует, есть и будет в дальнейшем нарастать, углубляться и усиливаться.

На тему глобализации написано десятки, а может быть, сотни книг. Существует очень много различных точек зрения, когда глобализация началась. Некоторые связывают это с Великими географическими открытиями, когда мир образовался в нынешнем целостном виде. Другие считают, что этот процесс свойственней нынешнему этапу развития технического прогресса. Я лично склоняюсь к тому, что действительно это явление сравнительно новое, хотя оно, естественно, имеет корни и в прошлом.

В чем суть глобализации? Если оперировать привычными терминами, то глобализация — это качественно новый этап в интернационализации международной жизни, связанный с мощным ускорением научно-технического прогресса, который обусловил кардинальные изменения в сферах экономической и финансовой деятельности, привел к радикальному прорыву в развитии транспортной, коммуникационной и информационной систем. В результате мир, оставшись в прежнем географическом смысле, стал намного компактнее в плане общения между людьми и в хозяйственной деятельности. К тому же изменился и характер времени. Хотя в сутках осталось 24 часа, а в минуте 60 секунд, существенно поменялась цена единицы времени.

Слова из песни «Не думай о секундах свысока» в наши дни воспринимаются едва ли не буквально. На счету каждая секунда, за которую производится тысяча, а может быть, миллионы всевозможных действий и операций в различных точках земного шара, которые затем выстраиваются в единое целое.

Кто пользуется преимуществом глобализации? Кому она выгодна? В первую очередь, естественно, индустриально развитым государствам. Кто оказывается в минусе? Развивающиеся государства, которые, образно говоря, остались в отцепленном вагоне, а цивилизационный экспресс, в котором путешествует, так называемый «золотой миллиард», унесся далеко вперед. Однако главная проблема в том, что в отцепленном вагоне застряли ни немногие неудачники, а 85 процентов жителей планеты.

Никогда прежде разрыв между бедными и богатыми не был столь глубоким, как сейчас. Их разделяет бездна и в плане экономического развития, и с точки зрения состояния здравоохранения, образования, науки и культуры.

Неравенство, несправедливость, как всем известно, являются главными источниками противоречий, которые активно используются деструктивными силами для разжигания межнациональных конфликтов.

Теперь в двух словах, какова должна быть внешняя политика России. Внешняя политика в этих условиях должна опираться на наши национальные интересы и отражать эти национальные интересы. И делаться это должно достаточно жестко, чтобы Россия не потеряла своего стратегического и того своеобразного лица, о котором мы все говорим. Важно, чтобы не нарушались национальные традиции, национальный менталитет и сложившиеся устои в жизни российского общества.

Совершенно очевидно, что, стремясь к развитию здоровых и равноправных отношений с западом, как главным пользователем плодов глобализации, мы не вправе игнорировать и требования третьего мира, который вполне обоснованно настаивает на создании более справедливого миропорядка, чтобы все достижения прогресса доставались не только богатым, но и становились достоянием развивающихся стран.

Я думаю, что создание стабильного, социально-ориентированного мира, в котором бы обеспечивался, насколько это в принципе возможно, баланс интересов бедных и богатых государств, несомненно, отвечает интересам России.

Я еще раз подчеркну, что Россия в критические моменты ни в коем случае не должна оказаться на обочине цивилизационного прорыва, которым является глобализация. Об этом уже говорили некоторые ораторы, что, сохраняя свою собственную самобытность, мы должны найти свое место в этом цивилизационном прорыве, и ни в коем случае он не должен обойти Россию стороной.

 

СМОРЧЕВСКИЙ  М. В.
Всероссийский благотворительный фонд

Сегодня мы должны предложить нашему Президенту Путину и Патриарху ввести в школах Закон Божий. Пожалуйста, прошу записать мое предложение. С этого начнется возрождение нашего государства Российского. Без этого ничего у нас больше не будет. Хватит молчать.

Необходимо для этого обратиться Собору к нашим депутатам Государственной Думы принять закон на этот счет о введении в школах Закона Божьего.

Третье предложение. Необходимо в Российской армии ввести институт военных священников. Это очень важный сейчас в России момент. Без этого в России никакой армии не построить. У нас армии еще вообще нет. Только тогда, когда институт политических комиссаров уйдет из нашей армии, а вернутся наши дорогие сердцу и уму священнослужители, только тогда в государстве возникнет новая Российская Армия.

 

ЛАПИН  В. П.
председатель исполкома партии Православного возрождения

Пока мы не наведем в собственном доме порядок, ничего не будет. И 11 сентября, будь там Буш, Гор, Вильсон — все равно это произошло бы, это было неизбежно. Нам надо думать о себе. У нас вымирает по миллиону каждый год.

Православие — это единственное, что нас объединяет и что спасет Россию. Православие должно стать государственной идеологией, именно государственной идеологией в России. Другого пути нет.

Я хочу с предложением выступить. А почему бы нам не создать Соборную партию и не войти во власть? Я обращаюсь к членам Собора, к делегатам Собора, пусть подумают. Собор так и останется Собором. Почему голос православной общественности не звучит в Государственной Думе? Вы подумайте об этом. По-другому назовем даже, объединим все православные силы, православные движения и войдем во власть.

 

Киприан ЯЩЕНКО
монах, преподаватель Православного
Свято-Тихоновского Богословского института

Я как человек, который занимается всю жизнь образованием, организацией образования, естественно, как-то связан с Министерством образования и со всеми процессами, которые сейчас у нас происходят. Я категорически против безапелляционного предложения о введении Закона Божиего.

Я понимаю господина Лапина, что им движет самое лучшее побуждение, и, поддерживаю саму идею, но вот форма выражения не самая удачная.

Вот давайте разберемся. Вчера уже говорил ректор МГУ  В. А. Садовничий, что образованием многие спекулируют и очень поверхностно относятся к тем большим процессам, которые происходят в современном образовании. И это как раз тот пример, когда мы с наскока предлагаем яркое, может быть, внешнее решение, но оно дело наше не решит, а усугубит проблему.

Что такое вообще образование? Образование всегда являлось зеркалом тех государственных процессов, которые происходят. То, что у нас происходит в государстве, то происходит и в образовании. Это кривое, но зеркало.

Второе. Образование — это всегда передача определенной традиции, мировоззренческой традиции. Другое дело, что надо специальный Собор провести и задать вопрос: какую традицию передает современное образование? Это центральный вопрос.

Мы сейчас с вами говорим о выборе между цивилизацией, глобализацией, между верой, этот выбор передает прежде всего образование. Сейчас, например, пишутся новые стандарты по истории и по литературе. 85 процентов мировоззрения передаются через эти предметы. Участвует в этом Русская Православная церковь? Никак. Кто из православных участвует? Какой будет сейчас у нас история? Какие будут у нас учебники по литературе? Мы сейчас критикуем и дальше опять будем находиться в критической позиции. Сейчас еще не поздно в этом участвовать. Еще есть рабочие группы, еще учебники не написаны, еще стандарты не утверждены. Вот где передовая, вот где поле для нашей битвы.

И еще один путь, который перед нами приоткрыт. Святейший Патриарх постоянно говорит о том, чтобы ввести в школах предмет «Основы православной культуры». Это немножко другой ракурс, это государство принимает. Создан специальный центр «Покров», который разработал программы и учебники. Издаем их. И здесь, действительно, в этой борьбе я бы попросил вас уже на каждом рабочем месте поучаствовать. Потому что самое главное препятствие, как вы думаете, какое? Не министерство. Самое главное препятствие — это директора школ, завроно, завгороно. Вот это звено мы прошибить не можем.

Министерство не против. Я сам являюсь руководителем рабочей группы Координационного совета Министерства образования. Не против они, а наоборот даже помощь оказывают. Но они не могут всем приказать. Спускаются рекомендательные документы, а этими рекомендательными документами вправе на местах воспользоваться или не воспользоваться. Вот где наш опять фронт работы.

И последнее, о чем хотелось бы сказать, про Закон Божий. Такие попытки ввести Закон Божий в настоящее время ведутся в нескольких епархиях, и они удачны в некоторых сельских школах. Но в городских возникает очень много нежелательных эффектов. Тех же самых, которые были до революции. До революции Закон Божий был введен во всех школах, его изучали, сдавали на пятерки, потом эти же люди, которые сдавали Закон Божий на пятерки, сшибали кресты, разрушали церкви. Поэтому Закон Божий — это не панацея к решению вообще всех вопросов.

И второе. Если мы сейчас введем такой предмет, мы сразу воздвигаем баррикады. Как только вводится этот предмет, он, действительно, нужен, безусловно, и его только надо вводить настолько, насколько наша система будет готова. Не больше. Никаких здесь резких, очень сильных движений не надо делать.

И последний аргумент. Там, где вводится Закон Божий, чаще всего мы имеем такую картину: примерно, половина или даже больше половины учащихся далеки от Бога. Ведь сам Закон Божий — это первоучительный курс и получается, что мы мечем бисер перед свиньями, мы изучаем Священное писание, самые тонкие богословские моменты даем детям, у которых внутри ни к чему не прилипает, у них вообще веры нет. Им нужен притвор и храм, не сразу человек может в храм войти, ему нужен некий переход, и потом уже давать систематическое вероучение. Вот если мы сейчас перескочем эту ступень, мы много дров наломаем.

 

ФОМИН  А. П.

Я представляю соотечественников из бывших республик Советского Союза, ту часть населения, которая брошена на произвол судьбы. Мы никуда не уезжали, мы эти страны подняли на очень высокий уровень. Допустим, Среднюю Азию. Разве раньше такое было? Если до революции там на 10 тысяч человек был один грамотный, сейчас все грамотные. Мы, действительно, там все сделали. Теперь мы изгои. Теперь наш Туркменбаши говорит: «70 лет тьмы было». Да они целовать должны именно нас, которые им все подняли.

У меня мать — первая трактористка Туркменистана, в 1929 году пахала землю, а теперь — заведующая МТС. Мой дядя, родной брат матери, первый ректор Туркменского университета, начинал все это. И когда мне на встрече Туркменбаши сказал напрямую: «Кто ты такой? Ты здесь разжигаешь рознь». Я сказал: «Кто я такой? Да я тот, кто вас учил всему!» И привел примеры и матери, и дяди, и всех.

Я хочу ваше внимание обратить на соотечественников, которые там остались. Вы-то здесь большинство, основная масса. Вам все-таки намного легче, чем нам. Позиция Собора должна быть наступательной, мягкой, но наступательной по отношению к Президенту и к нашей власти. Пора Собору уже обрести лицо. Обязательно должен быть орган постоянно действующий, который будет проводить в жизнь линию.

Дальше. Говорили о телевидении. Давайте через прессу все поднимем именно народное телевидение. Нужны газеты. Обязательно своя газета должна быть, которая рассказывает и о зарубежных российских соотечественниках. Тогда и российские соотечественники за рубежом тоже начнут себя чувствовать получше. Они ведь не чувствуют поддержки. У нас любое посольство — это пособник местной власти и противник своих соотечественников, первый противник номер один. Мне лично посол России в глаза сказал: «Как ты назвал русскую общину? Что это за название? Не должно быть такого названия!». У него заместитель украинец, он обиделся на то, что это русская обшина. А он украинец!

У меня есть такое предложение, чтобы записать в Резолюцию, что Собор признает разделенность русского народа, русской нации и считает, что Россия ответственна за духовное и моральное единство соотечественников, всех, где бы они ни проживали. Россия должна защищать права русского человека в любой точке, как в России, так и за пределами России.

 

ХУЗИН  М. Р.

Уважаемые дамы и господа! Дорогие братья и сестры!

Я хочу начать свое слово цитатой из Корана. Всевышний говорит в Коране, обращаясь ко всем людям, независимо от национальности, традиций и прочее: «О люди, подлинно мы вас создали от одного отца и матери, от Адама и Евы и сделали народами и племенами». Всевышний говорит, что это он нас сделал народами и племенами. Для чего? «Дабы вы познавали друг друга». Это тот базис, на котором может быть построен идеал цивилизации, идеал культуры.

У нас сегодня идет семимильными шагами процесс либерализации, секуляризации, в том числе и нашего российского традиционного Отечества. Что мы этому можем противопоставить? Любой сосуд можно наполнить по-разному. Можно наполнить водой. Можно дегтем. А можно и вперемежку. Нам предлагают вперемежку наполнить сосуд, чтобы мы не разбирали, где вода, а где грязь. Я предлагаю нам вместе работать на очищение и работать на то, чтобы зла и грязи в нашем сосуде было меньше.

В Коране Всевышнего пророк цитирует слова Всевышнего: «Всевышний не изменит положение ни одного народа, пока каждый из них не возьмется за дело, засучив рукава». Я считаю, что каждый из нас должен делать свое дело. Пастырь должен быть пастырем, а не депутатом Государственной Думы. Политик должен быть политиком от Бога искренним, педагог в лучших традициях этого слова должен быть педагогом. И только тогда нам возможно что-то изменить.

Тут у нас в российской среде пословица такая «Рыба гниет с головы». У татар немножко другая пословица, хотя я, как человек, изучивший в свое время филологию, знаю, что практически один в один все пословицы и поговорки, которые есть в русском языке, есть и в татарском. Но тут разница, потому что эта пословица у нас основывается на исламе. Татары говорят: «Каково ведро, такова и крышка». Поэтому нам надо менять все наше общество, каждому себя, каждому от своей семьи.

Сегодня мы говорим о возрождении духа, традиций, Отечества, народа, нации. Мы тоже нацией называем себя, потому что мы пять веков живем в составе единого государства. И если многие в России боятся произносить это слово, то мы называем нашу родину Святой Русью, за это нас бьют, критикуют нещадно, но она святая. Почему? Потому что для каждого человека она свята, поэтому святая.

Сегодня мы говорим о том, чтобы в армии ввести институт священников. Да, я согласен. Но вы бы заглянули в любую воинскую часть, тут генералы, офицеры сидят, они скажут, что более 30 процентов солдат сегодня — мусульмане. Это проблема? Да, проблема.

Сегодня мы говорим о том, чтобы ввести в школах Закон Божий. Я согласен с отцом Киприаном, надо это делать очень мягко и плавно, потому что есть школы, сугубо, будем говорить, православные, и вперемежку в городах. Как мы будем преподавать Закон Божий? Если еще этот фактор мы получим для разделения нашего общества, до чего мы доживем? Надо плавно подходить к вопросу.

Следующий момент — образование. Хорошо, мы введем, я согласен, к примеру, ввести закон божий, а кто будет преподавать? Вчерашние люди, которые преподавали заочный атеизм.

У нас сегодня страшнейшая беда, тяжелейшая ситуация в религиозной среде всей России. Вчера об этом косвенно упомянули, что в нашем Законе о свободе совести только в части преамбулы учитывается, что православие является носителем нашей культуры и государственности. В Законе об этом нет ни слова. Сегодня носителем нашей государственности являются различные традиционные секты, умышленно созданные и направленные на нашу территорию.

И я от имени Собора предлагаю законодательно закрепить права наших традиционных отечественных конфессий. Без этого мы дальше идти не сможем.

 

ДУГИН  А. Г. 
Председатель ОПД «Евразия»

Мой доклад называется «Правомочна ли оценка глобализации в эсхатологических терминах». Для церковной общественности это понятно. Для людей светских эсхатология — это учение о конце времен, о последних временах, о конечном отступничестве, приходе Антихриста.

Мы знаем, что есть некое отождествление глобализации нового мирового порядка с царством Антихриста. Это тема, которая широко обсуждается нашей общественностью, в значительной степени в религиозных сферах.

Что такое глобализация? Это универсализация определенного кода, унификация многообразия, то есть приведение к единству многообразия политико-социальных, экономических, конфессиональных и культурных полюсов. Именно с этим мы имеем дело в сегодняшнем мире. Каков код, к которому приводится многообразие этих культурных полюсов? Этот код является результатом развития цивилизации Запада и его наиболее последовательное воплощение в США.

Глобализация является однополярным явлением. Глобализация есть привнесение этого кода как нормативного (это очень важно), выработанного западной цивилизацией и воплощенного в политико-экономическом устройстве США. И код этот рассматривается не просто как один из возможных, который существует наряду с другими, но как единственно обязательный. Принципиальное существо глобализации связано именно с этим.

Далее. Когда говорят о растворении центра власти и транснациональном характере глобализации, что имеется в виду? Имеется в виду, что после определенного момента планетарной унификации территориальное местонахождение центра управления, то есть локализация мирового правительства, не будет иметь решающего значения, будет ли это в Штатах или не в Штатах. Это действительно так. Но, во-первых, надо обратить внимание, что все-таки речь идет о далекой перспективе. На сегодняшний день такое развитие событий и возможное перемещение центра глобализации тем не менее никак не противоречит американоцентричному характеру глобализации, поскольку центр глобализации на данном этапе и, видимо, в определенном будущем еще будет находиться именно в Соединенных Штатах, и содержательно ценностный характер глобализации универсализирует не какой-то произвольный, но именно североамериканский или постамериканский культурный код.

Итак, что еще есть глобализация? Глобализация есть продукт секулярной западной матрицы. Давайте внимательно присмотримся к коду этой глобализации. Он является секулярным, то есть светским, отделенным от религиозных корней, но сверстанным на основе западнохристианской матрицы. Обе эти линии — и секулярный, и западно-христианский или постзападно-христианский контекст не случайны, — императивны. Часто мы слышим от представителей западных конфессий, христианских в том числе, критику глобализации. Они критикуют в ней секулярный аспект. Прогрессисты же, напротив, приветствуют его, как продолжение определенных процессов модернизации западно-христианской этики, ставшей автономной.

Надо добавить к этому контексту, что в культурном оформлении глобализации есть заимствованное из иных культурно-религиозных комплексов. Это разрозненные фрагменты этнических меньшинств, обязательно вынесенных из контекста. Поэтому явление многополярности в глобализации является иллюзией. По сути дела деконтекстуализация отдельных элементов и включение их в единую глобализационную модель никоим образом не является выражением воли этих других культур. Это соответствует общему отношению к культурам этнических меньшинств в США, к этносу и фольклору негров, индейцев, дальневосточных представителей, русских и еврейских диаспор.

Попытка систематизации этих разрозненных элементов на критическом уровне представлена движением «Нью эйдж». Это систематизация фрагментарного и маргинального в области параллельной религиозности. «Нью эйдж» это выразительный элемент глобализации.

Что отменяет глобализация? По пунктам. Глобализация жестко отменяет государство, суверенитет, национально-экономические системы, национальные администрации, автономии конфессий, привязанные в той или иной степени к политико-социальной, культурной или хозяйственной идентичности, этнические анклавы, суверенные армии, разнообразие этических типов, нравственных типов, национальные валюты, юридические дифференциации, региональные и национальные варианты хозяйствования и диалог культур.

Что глобализация не затрагивает? Сферу индивидуального выбора до тех пор, пока он не обретает межличностного и социального коллективного измерения. Свободу движения не затрагивает, свободу частной предпринимательской деятельности не затрагивает.

Итак, суммировав эти общие тезисы, мы можем проанализировать взгляд на глобализацию с точки зрения православного вероучения. Что может в данном процессе волновать православного человека? Первое. Нормативный, общеобязательный, императивный характер глобализации, стремление к утверждению глобалистского кода общеобязательного социального, политического, цивилизационного, культурного господства.

Я бы попросил по этому поводу обращаться все-таки осторожней с фразой об объективизации глобализации. Это воля определенной части человечества, навязываемая другим остальным частям. Это волюнтаристская реальность. Есть объективные законы, но в данном случае огромный элемент волюнтаризма в этом глобалистском элементе присутствует.

Второе, что может волновать православного, это секулярный характер глобализма, жестко отказывающий религии, особенно традиционной религии в социально-коллективном соборном характере. Соответственно православное представление о сущности Церкви как соборном начале категорически отрицается глобализацией.

Что может еще нас волновать? Его генетическая связь с западно-христианской культурой, которая никогда не была особенно близка православной и в полемике, скажем, с которой сформировалось наше государство, наша Церковь.

Далее. Нас может волновать акцент на параллельные религиозности, которые являются в этом синтетическом виде практически формой святотатства подчас.

Нас может также пугать отвержение социального нормативного значения традиционных этических моделей. А это один из элементов глобализации.

Ну, и дополнительно для тех православных, которые сопрягают православие и судьбу Русского государства и русского народа, конечно, проблема императивного упразднения государства и народа в процессе глобализации. Тоже не следует заблуждаться: нет глобализации при сохранении государства и народа как некой коллективной общины.

Какой окончательный диагноз? Как ответить на поставленный в заглавии моего выступления вопрос «Правомочны ли оценки глобализации в эсхатологических терминах»? С одной стороны, просто. Если понимать под православием то, что понималось ранее, то есть Церковь, учение, предания, традиции, соборность и даже, шире, православную цивилизацию, то совокупность определения глобализации и ее основных черт позволяет недвусмысленно отождествить ее с приходом Антихриста в той или иной форме. С точки зрения полноценного православного традиционализма вывод очевиден: да, это однозначно эсхатологическое явление.

Но если оставить в стороне предание, отбросить как составляющий элемент Церкви, встать на либеральную точку зрения некоторых священников, на протестантский манер утверждающих, что спасение мира это абсолютно личная, абсолютно индивидуальная вещь, то такое отождествление не проходит, поскольку как раз в отношении индивидуального начала, индивидуального религиозного выбора глобализация является движением освободительным и освобождающим.

Теперь моя личная точка зрения. Я убежден, если произойдет так, что православие однозначно признает, что глобализация не является эсхатологическим явлением, то православие перестанет быть тем, чем оно было.

 

СОКОЛОВ  К. Н.
сотрудник Комитета по международным делам Государственной Думы РФ

Тема моего сегодняшнего выступления «Духовный аспект мировой войны в условиях глобализации». Начались военные столкновения на международном уровне. Вероятными противниками в начавшейся борьбе президент США Буш объявил уже десятки стран, а продолжительность борьбы с использованием вооруженных сил он обозначил десятилетием. Спешно формируются военные базы США в Центрально-Азиатском регионе, на Балканах, которые имеют долгосрочное значение. Проводятся определенные мобилизационные мероприятия.

Уже только это, помимо множества других фактов, позволяет говорить о начинающемся военном противоборстве, которое будет иметь глобальное значение. Иными словами, это начало новой мировой войны. Провокация, которая не могла быть, подчеркиваю, осуществлена по крайней мере без поддержки спецслужб США, состоялась 11 сентября 2001 года. Она имела целью обосновать начало применения военной силы США и их союзников в различных точках мира.

В развертывающемся глобальном противоборстве его духовный аспект будет приобретать качественно новую роль по сравнению с тем, что происходило раньше. Эта роль будет усиливаться. Она будет формировать облик начинающейся войны, во многом влиять на характер протекания, на выявление целей, интересов, союзнических объединений разнообразных сил. Поэтому этот вопрос сейчас весьма важен — кто с кем будет бороться и почему духовный аспект станет основанием для разделения сил.

Для того чтобы проанализировать причины этого, представляется полезным привести два соображения. Первое. Глобализация делает людей гражданами мира, она превращает мировую войну в гражданскую. Мы это видим уже на множестве примеров. Мы видим, что процессы глобализации ведут в конечном итоге к формированию единой социальной структуры мира. По сути дела это создание мирового государства. И соответственно на мировом уровне теперь будут происходить процессы, которые ранее были свойственны процессам, происходившим в отдельных суверенных государствах, в том числе и гражданское противостояние, глобальное гражданское противостояние. Это принципиальное отличие.

А в любом гражданском противостоянии принадлежность к государственным структурам для каждого конкретного человека вторична в выборе своей принадлежности к той или иной борющейся стороне. Там основным является представление о справедливости общественного устройства, о справедливых нормах отношений, иными словами идейный, религиозный аспект. Поэтому он выйдет во главу угла.

Второе. Глобализация влечет за собой необходимость строительства единой системы духовной власти в мире. Почему? Любое мировое государство не сможет существовать без государственной идеологии, то есть без единого представления людей о системе человеческих отношений. Это те представления, которые будут реализовываться, закрепляться в законах, в практиках, в нормах отношений, в традициях и так далее.

И сейчас мы видим, что есть другие функциональные компоненты власти. Есть международные силовые структуры, действующие по международному мандату, есть законодательная власть, мы знаем, что все больше появляется правовых актов, которые общепризнаны на мировом уровне, власть исполнительная есть, мы знаем о транснациональных корпорациях, о единой системе управления финансовыми потоками в мире, о системе мировых банков. То есть мы видим: там они практически сформировали эту мировую власть. Но в духовной сфере продолжают самостоятельно существовать различные идейно-религиозные структуры, которые сами собой с исторической сцены не уйдут. А это значит, что борьба за их уничтожение уже становится аргументом для ведения войны.

С точки зрения геополитики, кто с кем борется и кто как разделится в этой борьбе? Борьба идет между двумя цивилизационными объединениями. Эти две цивилизации имеют фундаментальные различия и по духовным основаниям, по социально-философским принципам, которые лежат в основе их существования в системе отношений.

Что это за цивилизации? Одна цивилизация та, где приоритетом является созидательный труд. Это так называемая континентальная цивилизация. Для созидательного труда, естественно, нужен коллектив всегда. И естественно, там коллективный успех, успех всего коллектива ставится во главу угла. Поэтому в континентальной цивилизации ценности коллективизма, общинности, приоритета общих интересов над частными являются неотъемлемым их атрибутом.

Вторая цивилизация — это цивилизация распределения. Она получила историческое название «морская», потому что господство над морем — это господство над мировой системой распределения. Там приоритет частного над общим, там приоритет индивидуализма.

Так вот, силы в этой борьбе разделятся по их принадлежности и соответствующим социально-философским основания следующим образом. Ценности континентальной цивилизации соответствуют представлениям православия, ислама, коммунизма и в определенной степени конфуцианства. Ценности морской цивилизации соответствуют представлениям иудаизма, протестантизма, либерал-демократии, сионизма, троцкизма. Особое место занимает католицизм.

Главный вывод доклада, к которому я вас призываю прислушаться: формирование союзов борющихся сил будет происходить на наших глазах. И тут надо авторитетом членов нашего Собора попытаться провести эту мысль о том, кто есть реальные союзники и противники, потому что сейчас любой флирт с нашими духовными противниками будет в конечном итоге приводить к большим потерям завтра. Каждый попадет под удары двух сторон.

 

ТКАЧЕНКО  А. Г. 
Академия Федеральной службы безопасности

Концепция глобального прогрессизма носит характер научно-технологического и экономического детерминизма. А наш путь направлен на поддержку многополярности мира и фактически актуализирует цивилизационный подход, который рассматривает мир как совокупность локальных цивилизаций, ядром каждой из которых является духовная культура, а ядром самой духовной культуры является традиционный культ. С этой точки зрения, ядром российской культуры, фундаментом которой является русская культура, является, естественно, православие. И в этом плане совершенно очевидно, почему такой патологический ненавистник России, как Бжезинский, объявляет православие главным врагом свободного мира, под которым, естественно, понимается мир западный.

В этих условиях думается, что линия борьбы, как говорил отец Киприан, проходит по линии содержания современного образования. Надо сказать, что в этих условиях крайне удивляет до сих пор приверженность некоторых наших политиков к термину деидеологизация. Простите, какая деидеологизация может быть в настоящее время? Если мы говорим, что идея это рационализированная ценность, то тогда фактически деидеологизация в сфере образования она как раз себя и проявляет в том, что, как говорят современные деятели образования, из содержания нашего образования уводят его ценностные составляющие. То есть образование под влиянием процесса глобализации актуализирует его информационно-технологическую составляющую, которая якобы является ценностно нейтральной, хотя на самом деле фактически совершенно нетрудно заметить, что то, что происходит сейчас в нашей стране, является реализацией идеологии глобального и радикального либерализма, основными ценностями которой являются нехитрые тезисы о том, что кто успел, тот и съел, то есть личное обогащение, и свобода, которая понимается как вседозволенность.

И в этом плане процесс глобализации выступает как борьба с традиционными обществами. Идеологии радикального либерализма должна быть противопоставлена консервативная идеология. Тем более, насколько мне известно, консервативный проект сейчас разрабатывается, и ценностям, скажем, свободы как вседозволенности должны быть противопоставлены традиционные ценности, то есть ценности религиозные, семейные, национально-патриотические, которые основаны на чувстве собственного достоинства и личной чести, которое, кстати говоря, не исключает свободы, а предполагает ее, видя при этом пределы этой свободы, нравственные пределы. А чувство собственного достоинства на национальном, государственном уровне это есть чувство патриотизма.

Поэтому содержание образования, содержание госстандартов является крайне важным моментом, поскольку, если мы не сохраним национально ориентированной системы образования, то мы не сохраним культуру нашу, если мы не сохраним культуру, то потеряем Россию. Видимо, необходимо предпринимать усилия, которые должны заключаться в том, чтобы расширять этическую составляющую содержания образования, очень слабо представленную. Необходимо актуализировать в содержании образования нашу отечественную духовно-интеллектуальную традицию. Мы можем, конечно, изучать, политологию и социологию, но если мы посмотрим на содержание госстандартов, то здесь мы видим очень часто, что наши отечественные интеллектуальные традиции представлены очень слабо.

Следующий момент. В силу обострения духовной борьбы в современном мире совершенно очевидно, что необходимо усиление религиозно-просветительской составляющей в образовании. Ведь мы видим с вами и прекрасно знаем о том, что недифференцированная духовность оккультизма является духовным истоком фашизма, что фактически современное неоязычество является источником сатанизма, культа телесности, которые демонстрируют нам современные средства массовой информации.

И в этом плане нужно обратить внимание на то, что концепция национальной безопасности и доктрина информационной безопасности говорят нам о том, что необходимо сохранять отечественные национальные, культурные, нравственные традиции и ценности. Но об этом говорится походя. И это означает, что эти концепции составлены в духе идеологии глобализма, то есть в духе идеологии экономического и научно-технологического детерминизма.

В этом плане особое внимание необходимо уделить формированию и возрождению традиционно семейных ценностей, от этого зависит выживание России. Фактически наши средства массовой информации превращаются в средства массового уничтожения, пропагандируя безопасный секс, сексуальную распущенность и т. д.

Дело в том, что на фоне современной демографической ситуации подобная информационная политика это есть политика, убивающая нас. Нам необходимо усиление публичности нашей позиции. И если обращаться в очередной раз к Президенту с просьбой, скажем, обозначить конституционные возможности ограничения свободы средств массовой информации, или, может быть, составить открытое письмо нашим средствам массовой информации, чтобы и нашу позицию обозначить, и призвать их к этому.

Сейчас говорится о том, что необходима российская идея, русская идея, которая сочетает в себе ценности либерализма, социализма и представляет собой единую национальную идею. Но такая идея, действительно, существует более двух тысяч лет, имя ей «православие», для которого одновременно характерно и признание уникальности и свободы каждой человеческой личности, и принцип соборности, который является фактически формой беспринудительной коллективности на основе общей любви к Богу, родине, нравственным ценностям. И русский патриотизм, как известно, всегда сочетался с христианским универсализмом, поэтому никогда не было для него характерным проявление национализма, шовинизма и так далее.

И надо сказать, что в рамках этих ценностных ориентиров могут найти себе место и наши традиционные конфессии.

 

ШЕРШНЕВ  Л. И.

Я отношу себя к тем людям, кторые выступают за постановку на повестку дня лозунга «Отечество в опасности!» и за проведение в связи с этим целого комплекса мобилизационных мероприятий.

Надо признать нам всем, что мы сегодня находимся в состоянии войны: IV Мировой войны, нарковойны и информационно-психологической.

Мы прозевали с вами третью мировую войну, называя ее «холодной» и потеряли Советскую Россию, великую империю, называвшуюся «Советским Союзом». Точно так же мы прозевали и то, что сразу после ее окончания, после нашей капитуляции в третьей мировой войне началась четвертая Мировая война, которая, в частности, идет за выживание одной части человечества за счет другой. И провокационные авиаудары по территории США только вывели эту четвертую мировую войну в новую фазу, и вы видите, как эта фаза развивается. Сегодня американские войска находятся в подбрюшье России, Индии, Китая, Ирана, то есть в болевых точках Евразии. А мы почему-то живем по-прежнему с вами в мирное время.

Если говорить о терроре, то я считаю, что террор — это самая настоящая мифология, с помощью которой нас пытаются повести по ложному следу во всей мировой политике, верша тем самым какие-то свои темные дела.

Вы посмотрите на тот террор, на ту IV мировую войну, которая идет в самой России. Разве это не следствие демографического и другого террора, вымирания населения на один миллион в год? Ведь скоро церковь останется без паствы. Ну настроим мы храмов, позолотим купола, а кто пойдет в эти церкви скоро? Ведь по разным данным уже к 50-му году нас останется всего 50 миллионов человек, а вокруг России 5 миллиардов. И что мы будем делать?

Поэтому я думаю, что сегодня для Русского Собора должна стать главным лозунгом первая заповедь библейская:«Плодитесь и размножайтесь!». Я думаю, что это главная задача, которой должна сегодня заниматься и церковь, и народ. Всячески способствовать тому, чтобы женщина рожала, было больше детей, чтобы было кого защищать. Когда Дудаев одним из своих первых приказов побудил женщин рожать как можно больше, то за этим как раз и был определенный смысл.

А вторая заповедь, опять-таки библейская, — это уже созидайте и украшайте то, что вокруг нас.

И еще: кто же нас поведет к победе в этой IV Мировой войне? Где тот князь? Гражданин Минин где? Князь Пожарский?

И последнее, что я хочу сказать. Сегодня во власти нет людей незамаранных, людей, которые так или иначе не прикоснулись к воровству, грабежу общественной собственности или не способствовали вот этому разворовыванию собственности. Видимо, нужно нам найти какую-то формулу, учитывая масштабы коррупции, и чтобы не вести стране войну всех против всех, видимо, найти нужно такую какую-то формулу какого-то покаяния за неправедное поведение всех этих людей, стоящих у власти. Идет человек во власть, хочет стать депутатом и так далее, пусть сначала покается в своих грехах. Причем, это покаяние может быть церковным и общественным. Вышел бы, допустим, Путин со своим духовником и сказал: «Да, я грешен. Но сегодня я перед вами чист, покаялся, и я веду вас в бой». И тогда уже на следующий день формируются дружины офицерские и начинает наводиться порядок в стране.

 

СИВКОВ  К. В. 
Академия геополитических наук, руководитель секции духовных проблем

Для того чтобы говорить о том, есть война или нет, началась ли она, нужно для начала определиться: а есть ли то противоречие, которое ее вызвало? Если противоречие глобальное, значит, война неизбежно будет мировая. Если противоречие антагонистическое, неразрешимое мирным путем, договорным путем, значит, это будет именно война, рано или поздно.

О тех противоречиях, которые сейчас существуют, мы уже много раз говорили. Ведущие противоречия между ростом потребления западного мира и предельным количеством продукта при ограниченном сроке экологической системы Земли. Смею вас заверить, добровольно западная цивилизация от своего потребления никогда не откажется. Это противоречие является, безусловно, антагонистическим и глобальным, потому что в рамках одного региона его не разрешить. Поэтому одно это противоречие определяет то, что мы стоим на пороге, а может быть, уже вошли в Третью мировую войну.

Кроме того, я хочу отметить еще некоторые противоречия.

Противоречие между интеллектуальной и правящей элитой. Простите меня, только ущербный ум мог родить концепцию глобализации по модели золотого миллиарда. Она гибельна для него самого. Противоречие между богатыми и бедными цивилизациями, странами и социальными слоями. Богатые не станут делиться. Противоречие неразрешимое, оно тоже антагонистическое. Вывод прост: противоречия для того, чтобы начать Третью мировую войну, фактически сложились.

Второе условие возникновения мировой войны — создание противостоящих группировок, кто, собственно, будет воевать или, по крайней мере, одна из группировок должна четко осознать идеологию этой войны, сформулировать ее цель, создать политическую силу, армию и начать действовать. Такая группировка-агрессор есть, это вся западная цивилизация. Уже объявлено о ее претензиях на мировое господство. Она организационно оформилась, это единый блок НАТО, и фактически начала уже боевые действия, имея превосходство в военно-технической, информационной и экономической сфере. Единственная слабость этой цивилизации, по которой и бьет ее противник — ее слабый моральный дух. Опыт на Балканах показал, что все американские пилоты отказываются от выполнения боевой задачи после первого мазка по его самолету радиолокационной станцией. Бомбы вываливают куда попало и скачками.

Второе. Единственное, что в отличие от агрессора мы еще не поняли, то что нас собираются уничтожать не каким-нибудь мифическими академическим образом, а атаками, самолетами, как это ведется в Афганистане. И будет это очень скоро.

Единственное наше достоинство сейчас при условии превосходства противника — это высокий моральный дух. Вспомните то, что делают наши ребята в Чечне.

Таким образом, коалиция есть и, больше того, начальная фаза уже по сути дела пошла. Второе условие войны сформировано.

Третье условие — какими методами будет вестись эта война. Цель боя одна — подавить противника, а вот подавить противника и принудить его можно воздействием по одной из трех сфер его существования. Это крушение военной машины, военного потенциала. Вторая война — на сокрушение экономической сферы. Война на истощение и подавление промышленной сферы. И, наконец, третья война — самая страшная война на устрашение, война против населения. Идеология простая: запугать население и заставить его воздействовать на свое правительство, отказаться от войны.

Война на устрашение и есть суть терроризма. Что делает террорист, врезаясь на самолете в какое-то здание? Он хочет убить не тех людей, которые там сидят, а запугать всех остальных. Да, страшный акт 11 сентября. Но простите, а террористические акты, связанные с гибелью 500 тысяч человек в Нагасаки и Хиросиме? А террористический акт против Дрездена, когда пять тысяч бомбардировщиков превратили его в огненный костер и там сгорело еще полмиллиона человек? Это как? То, что это террористические акты, подтверждает тот факт, что даже английская королева не решилась дать титул лорда маршалу, который командовал этой авиацией. Все получили, кроме него.

Террористическая война продолжается. Около 7 тысяч человек убито в Югославии и только 130 человек военнослужащих. Уничтожено всего лишь около 20 единиц бронетехники, зато свыше 200 школ, около 40 роддомов. Это что? В этих условиях то, что свершилось 11 сентября сего года, кажется легким щелчком по носу зарвавшимся агрессорам.

Мы должны понять, что терроризм — это просто-напросто распространенный метод ведения войны. И не исламисты его применяют, а в первую очередь Соединенные Штаты Америки. И бороться надо не с методом ведения войны, а с теми, кто его применяет, и с тем противоречием, которое его вызывает.

Наконец, о формах ведения войны. Не стоит ожидать, что нынешняя Третья мировая будет выглядеть так, как выглядели Первая и Вторая, когда выставились армии друг против друга и пошли ломать друг друга военной силой. Это связано с тем, что Первая и Вторая войны были экономическими войнами, а это война цивилизационная, и она будет иметь четыре уровня, как минимум.

Первый уровень — столкновение двух цивилизаций, гигантских цивилизаций. Второй уровень — это война будет межгосударственная. Внутри цивилизаций будет идти столкновение между собой, то, что мы сейчас имеем, когда дерутся два дружественных народа внутри одной цивилизации. Третий уровень — это война внутригосударственная. Пример тому гражданские внутренние войны, как то, что происходило в Пакистане. Четвертый уровень — это клановые войны. Это будет страшная война каждого с каждым.

Как бороться? Первая задача — это создать геополитическую концепцию общинного пути и вторая, создать на этой основе геополитическую доктрину России на основе православия и ислама.

 

ДЕМЕНТЬЕВА  Л. В.
директор Православного благотворительного общества
развития образования и культуры в Республике Казахстан

Я представляю Православное благотворительное общество образования и культуры «Светоч» в Республике Казахстан. И в октябре этого года нам исполнилось ровно семь лет, хотя фактически мы работаем с 1992 года.

Нам было непросто в эти годы, мы из старшего брата стали неожиданно, нежданно неведомой диаспорой. Многие потянулись на историческую родину от России до Израиля. Но большинство как-то устроились, ведь не будем забывать, что история русских насчитывает не одно столетие в Казахстане, и для многих Казахстан стал родным домом, притом что мы не забываем своих корней.

В своем развитии мы выбрали свой единственный верный путь, на наш взгляд, это путь самоорганизации в различных сферах деятельности и жизни человека. Мы считаем, что путь создания полноценной, жизнеспособной русской диаспоры — это учиться жить в новой среде обитания, сорганизовываться, уметь строить новые отношения, сохранить при этом культуру, язык, традиции, учиться лоббировать интересы диаспоры. Это необходимо уже для государства, в котором мы живем. Согласитесь, что русским прежде это не удавалось — создать диаспору в полном смысле этого слова, в отличие от евреев, армян и других народов. В этом плане нам есть чему поучиться у этих народов с той лишь разницей, что нам надо это сделать очень быстро, не за века.

Мировая история знает немало примеров выживания диаспоры благодаря сохранению культуры и языка, и в первую очередь благодаря заботе об образовании детей. И в нашем случае русская культура является родной не только для русского народа, но и для многих национальностей, которые проживают в Казахстане.

Замечательно, что Президент Путин первым обратил внимание на проблему соотечественников. Сам факт встречи главы государства год назад в Казахстане с лидерами организаций соотечественников трудно переоценить. Это особенно ясно видно по сравнению с политикой предыдущего руководства. Именно после этой встречи, на наш взгляд, отчетливо проявилась главная проблема диаспоры. Совершенно ясно, что ни сегодня, ни в обозримом будущем Россия не сможет решить наши нужды. Мы думаем, прежде всего, Россия должна четко обозначить свои политические и экономические интересы в регионе, причем сделать это не только в кулуарах политтусовки, но и главным образом через средства массовой информации, гласно.

Проблема диаспоры должна быть поставлена в конструктивной форме, с требованием участия в государственной жизни, как, например, в Израиле. Нам не грех поучиться у евреев решению проблем диаспоры и, главное, их умению дать людям идею, понимание завтрашнего дня для себя и для своих детей, какую-то духовную опору.

Если Россия скажет нам, что мы нужны ей здесь, тогда четко определитесь в политике миграции. Если же Россия вернется в Центральную Азию, как в зону своих стратегических интересов, то мы, оставаясь жить там, принесем гораздо больше пользы в нынешних обстоятельствах. В конце концов, человек существо живучее, кто-то ассимилируется, кто-то найдет другие пути, но при этом завтра будет другая ситуация.

Мы прекрасно понимаем, что сегодня решают все интересы, вот и обозначьте их. Как великая страна, без жеманства, четко проведите свою стратегию, начните с создания экономических и политических структур на манер новейшей российской кампании, создайте возможность и условия российскому бизнесу и российским финансам выйти на казахстанский рынок, создайте рынок рабочей силы для диаспоры, участвуйте в создании и работе республиканских социальных структур, страховых, пенсионных фондов. Поощрите спонсорскую благотворительную помощь российским фирмам в Казахстане. Все это способно приносить огромную прибыль. Ведь американское, европейские государства и другие государства в Казахстане обеднели в благотворительном побуждении. В конце концов дайте возможность российским капиталам, ушедшим за границу, вернуться в Россию через Казахстан, через продукцию предприятий, купленную на эти деньги.

За десять лет, по-видимому, уже забылось, что почти сто процентов казахстанских предприятий было ориентировано на российский рынок и что месторождения были открыты для нужд Урала и Сибири. Если Россия сегодня в прямой или косвенной форме станет владельцем этой собственности, то русский язык станет более востребованным и увеличится его влияние, поднимется спрос на специалистов, окончивших российские вузы, а это тысячи и тысячи рабочих мест.

Мы не просим денег. Мы говорим: «Дайте нам заработать». В конце концов не будем забывать, что если мы хотим, чтобы страной руководили люди лояльные к России, давайте их обучать в российских вузах, в России сейчас. Прошло уже то время, когда мы ощущали себя брошенными на произвол судьбы, и в новых реалиях уже многие соотечественники твердо стоят на ногах, и вернемся мы в Россию либо останемся в Казахстане, мы способны принести России большую пользу.

И еще также хочется сказать, что понятие российской диаспоры трактуется в России однобоко. Российская диаспора это не только русские и не только православные. В Казахстане десятки и десятки народов, тяготеющих к русской культуре, это народы Северного Кавказа, это башкиры и татары и многие, многие другие. В Казахстане представлены практически все национальности. И думаем, что руководству России необходимо понять, что проблему надо решать не на этнической основе, если мы хотим решения вопроса.

 

КУЛЕШОВ  В. А. 
Всеукраинская общественная организация «Русское движение на Украине»
и партия «За Русь единую»

Русские Украины, которые по переписи 1989 года насчитывали 11 миллионов, а русскоязычное население, ориентированное на Россию, очень твердо и уверенно насчитывает миллионов 18, это процентов 35-40 людей, которые связаны крепко культурно, душевно и духовно с Россией, идут на выборы.

В следующем году, 31 марта, состоятся очередные выборы в Верховную Раду, Верховный Совет Украины. Впервые за десять лет «незалэжности» русские решили объединиться и идти на выборы своей политической силой. Эта политическая сила называется Русским блоком. Она образована на базе Русского движения Украины. Это общеукраинская общественная организация. Политическим крылом Русского движения Украины является партия «За Русь единую» и «Русско-украинский союз».

Десять лет политического переустройства Украины, которое происходило так, как будто там нет русских, нет русскоязычных, русской культуры людей, шло в националистическом ключе. Но не в том положительном националистическом ключе, который развивает свою собственную национальную культуру, не умаляя, не унижая другие культуры, а извращенно, когда главной целью является вытеснение других, не развивая собственную культуру, путем умаления другой культуры. Чтобы понять, кто производит такое политическое переустройство Украины, я вам приведу очень характерный пример. В августе праздновалось 950 лет Свято-Успенской Киевской Печерской Лавры. Естественно, было торжественное собрание, где собралась вся украинская элита. Кстати, слово элита сейчас очень популярно не только в России, но и на Украине. Все себя называют элитой. Это было в здании оперы и балета, был полный зал, был президент, одним словом, бомонд политический, культурный. Президент Кучма зачитывает послание высших духовных православных организаций. Послание Варфоломея, Патриарха Вселенского. Аплодисменты. Выдержки из его послания. Затем зачитывает выдержки из послания Патриарха Алексия II. Гробовое молчание. После этого читается послание папы римского. Бурные продолжительные аплодисменты.

Поэтому вы должны понять, что происходит на Украине, кто ею сейчас правит. Собственно говоря, почему мы идем на выборы. Другого выхода нет. Происходят очень мощные расколы. Раскол общества, может быть, невидимый. Православие расколото. Идет раскол культурно-этнический, русских противопоставляют украинцам. Православие — это Московская Церковь, опять-таки в центре русские. В постсоветском пространстве такой раскол на бедных и богатых. Но опять-таки поскольку мы, русские и русскоязычные, представлены обычно в городах, этот раскол больно ударил по производству, по науке, то, естественно, пострадали в первую очередь русские. Поэтому такое ощущение, что за эти десять лет реформы происходили без оглядки на нас.

В общей массе на Украине большое количество русских людей. Казалось бы, могли организоваться мощно и влиять на всю политическую ситуацию. Но существуют два устойчивых мнения. Первое: власть перебесится, националистический угар пройдет, и все войдет в здравое русло. И второе: Россия поможет, ельциноиды уйдут, придет новая власть, она подействует.

И что же мы видим? Происходят лобызания на верхах, внизу машина государственная идет в том же направлении, не обращая внимания на своих граждан. Поэтому мы решили идти на выборы. Есть страна Украина, где существует часть русского соборного мира. Требуется ваша помощь — интеллектуальная, информационная. Одним словом, кто чем может помочь.

 

ЧЕПУРЧЕНКО  В. И.
настоятель храма

Такие минуты, как всякие минуты, могут тронуть и должны тронуть сердце человека. Если сердце человека не тронуто, если произнесена только лишь красивая формула, ничего не будет. Ибо мир создан, сердце человека создано Богом, из этого же сердца он воссоздается. Мы с вами прочитали очень много умных книг. И я должен всем, каждому из вас поклониться, что вы желаете быть не с тем миром, а с другим. Но здесь важно иметь правильную точку отсчета от того, что не мы творцы этого мира, а Господь, что найти каждому из нас нужно свою точку соприкосновения с Богом, что православие это не лозунг или формула наукообразная, которая может перевернуть мир. Это личное исповедание Бога, то есть встреча с Ним лицом к лицу, признание Его главенства, верховодства.

Если мы только лишь формально будем исповедовать Его и творить молитву Господню и говорить «да будет воля Твоя», а будем желать своеволия, все напрасно. Ибо в этом и решается таинство соединения, связи с Богом, если в сердце мы хотим того же, что Он хочет от нас.

Каждый из нас хочет быть личностью. Это естественно. Господь сотворил человека богоподобным, человек должен иметь лицо. Но его лицо возможно лишь в служении, то есть Христе, Свете истины, просвещая и освящая всякого идущего человека в мир. Это священническая молитва после службы, одна из последних молитв.

Вот этого света мы должны желать. Если мы будем этим светом освещены, то мы станем той единицей просвещения, которая позволит просвещать других. Ведь кто нас делегировал? Мы сами. Хоть и под сенью и по благословению. Но каждый должен отдать себе отчет у Бога: я прошу благословения или я только хочу сказать свое слово. Многие вчера не досидели до конца, только чтобы сказать свое слово, то есть самоутвердиться.

Мы Собор, то есть собранные. Нужно давать отчет, где эта точка. Если мы пропели «Достойно есть», то эту достойность нужно лично доказать. А когда мы собрание, слышание только самих себя, нет, только послушай другого, свое и так знаешь. То есть заботься не о том, чтобы ярко сказать, а о том, чтобы правильно услышать. Вот тогда-то и возможен Собор. Ведь Собор что такое? Это попытка создать внешнюю форму. Не даром словом этим, собором, называем главный храм города. Может быть собор страны. Мы должны это понять. Не как мы себя называем, а как народ оценит. Поэтому мое личное желание, чтобы голос соборный услышал народ и перестал быть скитальцем, то есть он должен знать, что за него есть те, которые говорят и знают его горе, знают его цели. А то вышли мы вчера из этого Храма, и что нас окружало в метро и повсюду? Холодный, безжалостный, демонический, дьявольский мир. И мы его в своем обиходе устраиваем. Православие — это не форма нашей мысли, а форма жизни и ощущений.

 

АЛЕКСЕЕНКО  В. К.

Вот передо мной сидит Фоменко Анатолий Петрович, который режимом Туркменбаши приговорен к смертной казни. Я пять лет назад был приговорен к 25 годам лишения свободы. Это страны, которые приобрели самостоятельность, получили государственность, которую им некогда дала великая Россия, Советский Союз. Сегодня они издеваются, глумятся над русскими, теми, которые принесли культуру, государственность, образование и экономику.

Я хочу прочитать маленькое стихотворение, которое соответствует духу сегодняшнего и вчерашнего нашего Собора.

Сегодня предана Россия,
На поруганье отдана.
Сегодня правит бал в России
Не Бог, не царь, а Сатана.
Помочь России в возрожденье,
Поднять с колен и снять с креста -
Что может быть светлей, святее?
Лишь только заповедь Христа.

Я озабочен непонятной, на мой взгляд, предательской позицией сдачи наших национальных интересов в Средней Азии, наших геополитических интересов. Нам непонятны позиции нашего политического руководства по отношению к Абхазии и Приднестровью. Нам непонятно, почему идет тихая, ползучая, медленная оккупация нашего Дальнего Востока. Нам непонятно, почему сегодня Москва и Подмосковье оккупируются непонятными иностранцами.

Я предлагаю внести в резолюцию в качестве предложения нашего Собора следующее. Собор обеспокоен политикой России, утрачивающей свои традиционные исторические, геополитические интересы в Средней Азии. Собор обеспокоен и обращается к Государственной Думе о принятии закона, ограждающего Россию от мягкой агрессии как на Дальнем Востоке, так и незаконного пребывания иностранцев на территории России, в частности, в Москве и Московской области.

 

СИЛУЯНОВА  И. В.
профессор, заведующая кафедрой

Та демографическая катастрофа, которую переживает сегодня Россия, непосредственно связана с преступной безнравственной практикой уничтожения своих собственных детей в таких масштабах. Демографическая ситуация в России чрезвычайно тяжела. Я только об одном скажу, о Приморском крае. Малозаселенный Приморский край, всего лишь 2 с половиной миллиона. А на другой стороне реки Амур 70 миллионов китайцев того же самого Приморского края. Говорить не нужно, комментировать не надо. Ясно, чем это может кончиться. Это первая позиция.

И вторая, последняя позиция. Выступающие много рассказывали о том, что такое глобализация, на каких уровнях она может произойти, из каких компонентов она складывается. Экономически, конечно, очень важно. Но ценностно-мировоззренчески как это произойдет, как мы можем допустить, что в одночасье Россия может поменять ценностно-мировоззренческую ориентацию. Россия уже полностью готова для того, чтобы на этот путь встать. Это путь принятия новых законов, либеральных по своему содержанию. И эти законы уже действуют, они уже лежат. Эти либеральные законопроекты, которые, например, возводят в норму поведения отношение врача к своему пациенту, в норму убийство безнадежно больного человека. Лежат проекты по легализации эвтаназии. Лежат проекты по легализации и распространению методов искусственного оплодотворения, которые в одночасье разрушат традиционную семью. Законы, которые противоречат принципам христианской нравственности, уже работают в нашей стране.

Поэтому я выхожу с конкретным предложением. Безусловно, необходимо создать координационный совет, постоянно действующий в течение всего года. Я хочу обратить внимание членов этого будущего совета на необходимость контроля за качеством тех законов, которые лежат в Думе.

Мы тоже пытаемся в этом направлении работать. Действует в настоящее время, с 1996 года, постановление Черномырдина о расширенном перечне социальных абортов по медицинским показаниям. Это аборты, которые должны делать женщины на шестом месяце беременности. Расширенный перечень катастрофический. Вся наша молодежь, студентки, аспирантки, все подпадают под этот закон, который провозглашает право женщины произвести поздний аборт на шестом месяце беременности. Господа, мужчины, это феномен преступной государственности. С этим нужно бороться. Я очень хочу, чтобы вы поддержали и поняли меня и вышли на уровень конкретных мероприятий в этом направлении.

 

ПАДАЛКО  Ю. Д. 
Руководитель правовых и социально-педагогических программ Общероссийского Земского Союза

Скажите, пожалуйста, плох ли тот крест, на котором когда-то иудеи распинали своих преступников? Плох ли тот крест, на котором распяли нашего Господа? Плох ли тот преступный мир, который живет рядом с нами и в котором присутствуют как насильники, убийцы, грабители, которые только говорят о понятиях справедливости, чести, но не следуют им. Но плох ли этот мир преступников, который живет рядом с нами в огромном количестве ГУЛАГов, и в которых сохранились люди с понятиями, единицы, их мало, которые живут по понятиям чести, совести и справедливости и которые проповедуют слово Божие, не зная о том и не желая даже знать, как к этому относится общество, как к этому относится Церковь. Они не знают этого. Они просто живут и действуют так, как им говорит совесть. Бог внутри них.

Так вот, что касается воспитания наших детей. Да, это важно. Но только не забывайте, что всякое воспитание, а особенно в старых его методах, оно обращено к разуму, но не к сердцу. Поэтому в моем понимании самое главное сейчас это воспитание нас самих, воспитание нашей чести, массовой чести, массовой совести, совести как голоса Бога внутри нас и ответственности перед Ним, а не перед страхом наказания от закона.

Вот этого сейчас ни в ком из нас нет. Все, кто говорит здесь правильные слова, и на любых других собраниях, и правильные идеи предлагают, поверьте мне, из них, я не буду говорить, какой процент, честны внутри, в сердце своем, и слово их соответствует их делу.

В 1989 году в Иркутске люди объединились в независимую приемную по самозащите прав граждан. Права человека это не цель, это средство. Вот этим средством объединения людей на самозащиту и на решение своих проблем коллективным, общинным способом и была создана эта организация. В конечном счете выработался принцип обязательной взаимной помощи тех, кто приходил к нам за этой помощью.

В результате через два с половиной года у нас сформировалась община, в которой люди, помогая друг друга, из нужды постепенно осваивали нормальный интерес к чужой беде, осваивали процессуальное право, эти нигилисты начинали верить в закон, начинали верить в возможность что-то сделать с помощью закона. Но самое главное не закона человеческого, а закона человечных, любовных, дружеских отношений. Люди начинали верить друг в друга. И здесь без слова Христа, а через дело любви Христовой происходило создание, воссоздание культуры общинности, которая сейчас в моем понимании единственно только и возможна для восстановления культуры, восстановления христианской культуры во всех ее проявлениях, а не только православных.

Что мы предлагаем? Наш Общероссийский Земский Союз, наши программы правовые и социально-педагогические? Мы предлагаем обратиться с помощью резолюции нашего Собора к правительству, Президенту с просьбой создать группу творческих, думающих специалистов, естественно, не только специалистов, но и творческих людей, которые бы могли задуматься и выработать несколько концепций запуска механизмов гражданского самоуправления.

Почему я говорю о гражданском самоуправлении, если у нас в городах, вроде бы, муниципальное самоуправление существует? Да потому что оно государственное. В России много говорят о самоуправлении, однако оно не является таковым, так как финансируется из государственного бюджета. Но до революции общины земские, церковные, городские — все самофинансировались и даже давали экономический доход. Самое главное сейчас запустить гражданское самоуправление, не уничтожая государственное, муниципальное, запустить параллельно.

При этом вопрос о собственности на землю — это главный вопрос. Если граждане, проживающие в конкретном доме, в городе, поселке, объединились и учредили полноценный орган самоуправления, то вопрос о том, сумеют ли они самоуправляться — главный вопрос. Нет, конечно. Их надо к этому готовить. Люди разобщены. Люди не умеют решать самостоятельно не только личные, но и коллективные проблемы. И здесь самая главная проблема — социальная педагогика через правозащиту, потому что проблема прав человека самая болевая, но она не должна быть целью, она только средство воспитания людей в духе и деле любви и Христа.

 

ШИШКИН  В. С. 
Академия экономических проблем и правление Фонда  Л. Н. Гумилева

Если мы все, а я думаю, что все здесь присутствующие не хотят, чтобы глобализация по-американски осуществилась, привела к тому, о чем здесь много говорилось, то нужно понимать, мы должны противопоставить их взглядам на мироустройство наше видение России, наше видение России в окружающем мире. Мы должны добиться того, чтобы русская цивилизация не просто осталась существовать, но и процветала, и добиться того, чтобы развивалась Россия как опора русской цивилизации.

Сделать это, не выдвинув идеологии самобытного развития, просто невозможно, и эта концепция, это идеология, естественно, должна быть принята народом России, войти в умы и сердца, тогда она станет силой.

На мой взгляд, единственной идеологией, единственной геополитической концепцией, которая соответствует этим требованиям, является евразийство. Потому что именно оно положило в основу, в фундамент древний принцип «Будь самим собой, познав самого себя», то есть провозгласило опору на себя, на собственные силы.

В последнее десятилетие евразийство в России очень активно развивается, но, к сожалению, нужно признать, что идейной силой евразийство не стало. Почему? Я считаю, что главная причина в том, что евразийские идеи не были восприняты русским народом как русская национальная идеология. Русский народ государствообразуюший, в России 85 процентов русских. И они не восприняли евразийство как свою идеологию. Почему? А потому что почти все неоевразийцы сейчас как-то оригинально обращаются с русской тематикой.

Например, не так давно возникла евразийская партия России. Господин Неязов, ее лидер, в одной из своих публикаций пишет, что главная задача этой партии отстаивать интересы мусульманского населения России, но при этом оговаривается, что не предъявляет жестких требований к религиозной принадлежности членов своей партии. Да, понятно, что нужно и можно отстаивать интересы мусульман в России. Но зачем это так называть?

Или другая концепция. К сожалению, господин Дугин ушел, но что делать. Есть у нас движение «Евразия». Читаем в работе идеолога этого движения, называется эта работа «Парадоксы воли или малый народ Евразии» о том, что, оказывается, большой народ, то есть русский, отдыхает, работает, развлекается, ест яблоки, пельмени, голосует не сердцем, а несколько другим местом. Ни к какому историческому творчеству просто не способен. Более того, там заявлено, что правящий слой может эффективно выполнять свои функции только тогда, когда он не русский. Чем меньше он русский, тем он более эффективен. Соответственно, ответить на вызов глобализации можно только одним способом как можно быстрее найти малый народ, желательно чуждый по крови большому народу, который бы дубиной, каленым железом смог спасти лежебоку от угрозы глобализации.

Да, конечно, он имеет полное право ставить такой пессимистический диагноз состоянию русского народа. Но это не значит, что русский народ должен воспринимать такую идеологию как свою и бежать, задрав штаны, в рабство к малому народу ради того, чтобы в будущем что-то хорошее получилось.

Я считаю, что такие позиции это вовсе не беда евразийства, это беда неоевразийства. Дело в том, что практически каждый из них вольно или невольно забывает или игнорирует наследие последнего, к сожалению, на сегодняшний день великого евразийца Льва Гумилева. Лев Гумилев, его учение подвело научную базу под евразийство, сделало его, как геополитической концепцией, так и идеологией.

Если обратиться к этому вопросу уже с позиции евразийства по Гумилеву, то мы можем четко сказать, что Россия — это результат выхода на историческую арену русского народа, который создал в этих географических условиях согосударство, без которого он не мог бы выжить. Почему он смог это сделать? Потому что у него были духовные и физические силы к этому. Потому что русский мужик с сохой, русский воин с саблей, русский монах с крестом шли и преодолевали все препятствия.

Мы сейчас спорим с японцами по Курилам, и главный предмет спора кто на пару лет раньше появился на Курильских островах: русский или японец? А давайте подумаем, какое расстояние до Курил от ядра России и какое расстояние до Курил от ядра Японии? И кто лежебока, а кто полный энергией и сил народ?

Вторая причина это то, что русские люди смогли наладить контакт со всеми коренными народами России. Мы никогда не воспринимали представителей других народов как неполноценных, вовлекали их в процесс строительства союзного государства. И поэтому можем с полным правом говорить, что русское государство Россия — это плод творчества русского народа и других народов России.

И, кстати сказать, в связи с этим мы никогда не смотрим ни на кого, как на людей второго сорта. Но это, действительно, великое качество русского человека. Смотрите, где шел русский человек, откуда его вытеснили, там сразу во всех республиках появились люди первого сорта и люди второго сорта. Ни в одной губернии России такого нет.

И третья причина — объединение в одно государство было выгодно всем народам. Как писал Гумилев: «Разъединиться в условиях Евразии значит поставить себя в зависимость от соседей, далеко не всегда нужных».

Поэтому я считаю, что совершенно неправильно, когда мы называем деятелей, которые воюют против России, националистами. Как будто бы они защищают интересы своей нации, а кто против них, тот против их нации. Они сепаратисты, а не националисты.

Именно такой подход к евразийству и подбивает увязать в единое целое интересы русского народа, интересы России, интересы всех народов. Потому что не будет русского народа — не будет сильной России; не будет сильной России — не будет русского народа процветающего. Но если хоть один народ в России будет чувствовать себя неуютно, будет ущемленным, то не будет и могучей России, значит и не будет процветающего русского народа. Это не противопоставление интересов, а совокупность, закольцовывание. Гумилев перед смертью после распада Советского Союза в эти трагические дни написал, что «Если Россия возродится, то только как евразийская держава, но только учитывая интересы, конечно, русского народа».

 

ЖАВОРОНКОВА  Т. В.
региональная благотворительная организация из Орловской области

Я выступаю по проблеме, которая всех вас волнует, каждую вашу душу трогает, я об этом знаю. По проблеме бездомных. В этом году месяц назад в поезде два пожилых человека, узнав, кто я, сказали, чтобы я подняла где-нибудь эту проблему. В Москве на Курском вокзале очень много детей славян, бездомных. Нужно принять закон о детях в России, о бездомных детях в России, о их социальной защите.

Уважаемые депутаты, ради Христа по-православному займитесь этой проблемой, прошу вас где угодно, потому что пойти этим детям некуда. Пусть решают политики этот социальный вопрос.