Всемирный Русский Народный Собор

Пленарные заседания в Храме Христа Спасителя

Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

Ваше Превосходительство, многоуважаемый Владимир Владимирович, достоуважаемые главы и представители высших органов законодательной, исполнительной и судебной властей, Преосвященные архипастыри, представители других традиционных конфессий, дорогие отцы, братья и сестры, друзья!
 
Рад обратить свое слово к участникам VI Всемирного Русского Народного Собора, впервые проводимого в Храме Христа Спасителя.
 
Когда восставал из небытия этот Храм, мы верили, что его возрождение станет знамением духовного обновления Святой Руси. Присутствие здесь Президента России, видных государственных деятелей, военачальников, цвета отечественной интеллигенции, лидеров многих общественных объединений говорит о том, что Церковь и нация вновь вместе. Мы сообща обсуждаем самые сложные и нужные темы, будучи движимы заботой о благе страны и мира. С особым чувством приветствую тех, кто прибыл из разных городов и весей, из братских Украины и Белоруссии, из других стран канонической территории нашей Церкви и из русской диаспоры.
 
Тема Собора — «Россия: вера и цивилизация. Диалог эпох». Совсем недавно, в конце ХХ столетия, мы ожидали начала нового века с добрыми надеждами. К сожалению, этот год принес миру небывалую трагедию, во время которой тысячи людей потеряли жизнь и здоровье, а миллионы, если не миллиарды других созерцали на телеэкранах торжество злой воли. Сегодня, благодаря объединенным усилиям разных стран и народов, террористы лишились многих возможностей для совершения злых дел. Но, думаю, никто не станет утверждать, что зло терроризма окончательно побеждено. Мало того, рискну предположить: в мире сохраняется множество проблем, которые если и не являются почвой для террора, то, по крайней мере, могут использоваться преступниками для ложного самооправдания и для привлечения сторонников. Речь — о несправедливостях, заложенных в современном миропорядке, о неравномерном распределении власти и богатства между странами и континентами, о попытках некоторых сил — восточных и западных — навязать свою волю народам.
 
России надлежит принять участие в разрешении упомянутых проблем. Пусть это будет нашим вкладом в созидание прочного и справедливого мира на всех континентах. Глубоко убежден: наша страна, всегда считавшаяся одним из центров восточнохристианской цивилизации, имеет что сказать миру. Однако для этого нужно подвергнуть свой будущий путь глубокому осмыслению, а прежде всего — духовно обновиться.
 
Напомню всем слова древней Псалтири: «Блажен народ, у которого Господь есть Бог, — племя, которое Он избрал в наследие Себе. С небес призирает Господь, видит всех сынов человеческих» (Пс. 32.12—13). Российскому народу следует вновь ощутить свое призвание как нации одухотворенной, просвещенной светом Евангелия. Многовековое православное наследие, твердая верность неповрежденной Христовой Истине — именно это дает нам силы для возрождения страны и для созидательного участия в начертании судеб мира, который сегодня переживает мировоззренческий и нравственный кризис. Русское Православие глубоко национально. Но одновременно оно придает народной жизни вселенское измерение, ведь Господь сказал: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф. 28.18—20). Никогда не замыкаться в себе, но просвещать мир светом Христовым — эта миссия нашей Церкви и нашей нации есть основа их неразрывной связи с миросозиданием.
 
Мы всегда ощущали себя одним из мостов, связывающих Восток и Запад, Север и Юг. Ведь русская цивилизация вобрала в себя множество влияний, создала уникальное пространство общения различных вер, культур и традиций. Особо отмечу тысячелетний опыт диалога и сотрудничества православных христиан с мусульманством. Этот опыт как никогда должен быть востребован сегодня, на фоне попыток столкнуть верующих двух великих мировых религий. Каждая из них, равно как и другие традиционные религиозные общины, имеет право не только на свой образ жизни, но и на участие в созидании общественного устройства, в установлении его принципов. Такое право уважалось в России в прошлых веках. Думаю, еще большего уважения оно достойно сегодня — и в нашей стране, и в мире, тем более что они теперь практически неразделимы.
 
Действительно, недавняя трагедия в Америке еще раз показала, что в современном мире государства и нации тесно взаимосвязаны. Никто не застрахован от новых грозных опасностей. Бороться со вселенским злом терроризма можно только вместе. Мало того: чтобы защитить свои интересы, чтобы остаться собой, любая страна должна самым активным образом участвовать в мировых процессах. Сегодня это понимают многие наши соотечественники. У разных народов — общие проблемы, и никто из них не способен разрешить их в одиночку. Это одновременно означает, что никто не вправе навязывать миру односторонние подходы и рецепты — только взаимное уважение, советование и соработничество могут предотвратить глобальную катастрофу и основать такой миропорядок, который утверждал бы равенство между всеми жителями Земли, позволял бы развиться их исконным традициям, допустил бы каждый народ к определению судьбы всечеловеческого дома.
 
Россия и вся православная цивилизация должны стать одним из центров принятия решений в мире, должны благотворно воздействовать на его настоящее и будущее. Пусть пророческими окажутся слова Федора Михайловича Достоевского, писавшего, что наша страна «скажет всему миру, всему европейскому человечеству и цивилизации его свое новое, здоровое и еще неслыханное миром слово. Слово это будет сказано во благо и воистину уже в соединение всего человечества новым, братским, всемирным союзом, начала которого лежат в гении славян, а преимущественно в духе великого народа русского, столь долго страдавшего, столь много веков обреченного на молчание, но всегда заключавшего в себе великие силы для будущего разъяснения и разрешения многих горьких и самых роковых недоразумений западноевропейской цивилизации».
 
Желаю участникам Собора мудрого и плодотворного обсуждения сложнейших тем, стоящих перед всеми нами сегодня. Пусть ваши мысли и слова оживотворятся глубокой верой, надеждой на лучшее будущее и заботливой любовью к России, к нашему народу и ко всем ближним и дальним. Благословение Божие да пребывает со всеми нами в наших делах, мыслях и в совместном рассмотрении вопросов и тем, которые мы будем обсуждать на нашем сегодняшнем форуме.
 

Выступление Президента Российской Федерации В.В.Путина

Ваше Святейшество! Уважаемые участники Собора! Дорогие друзья!
 
Я приветствую всех, кого объединила идея проведения Всемирного Русского Народного Собора. Я вижу здесь представителей многих религиозных конфессий, общественных, творческих и предпринимательских кругов. Приветствую и гостей России — наших соотечественников из дальнего и ближнего зарубежья.
 
Знаю, что на обсуждение Собора вынесены фундаментальные вопросы жизни современного общества, страны, мира в целом. А направленность работы и базовые идеи Собора рассматриваю как четкое проявление позиции гражданского общества России. Как очень нужную общественную инициативу, направленную на объединение конструктивных сил и в России, и за пределами нашего государства. Ведь именно идеалы и ценности, общие для всех, всегда определяли жизнь России, задавали нравственные рамки и устанавливали традиции нашей страны.
 
События 11 сентября не просто потрясли планету. Они не только изменили мир и напомнили всем нам о его хрупкости. Но и заставили задуматься о той колоссальной ответственности, которая лежит на всех нас. Ответственности за будущее, за создание демократической, справедливой и безопасной системы мироустройства.
Убежден, чтобы создать такую систему мало объединить усилия государств. Нам необходимо общественное единение в неприятии ксенофобии и насилия. Всего того, что питает идеологию терроризма. Варварству, стремлению разжечь конфликт цивилизаций и религий мы обязаны противопоставить духовность и терпимость.
Россия всегда была страной множества самобытных национальных культур и верований. Россия соединяла и соединяет народы Европы и Азии, православие и ислам, буддизм и иудаизм. Именно в этом богатство и духовная сила России.
 
Россия одной из первых приняла удар террора. Но мы смогли локализовать его, не дали распространиться эпидемии национализма, религиозной и национальной фобии. Мы сделали это, опираясь на силу нашего единства и исторического родства, на тысячелетний опыт взаимопонимания и жизни в полиэтнической и многоконфессиональной России.
 
Дорогие друзья!
Ваш голос, ваш авторитет сегодня исключительным образом востребованы. Ведь, независимо от политических пристрастий и религиозных убеждений, все мы работаем на одну цель, работаем во имя достойной, благополучной, мирной жизни людей. Позвольте пожелать вам успехов и всего самого доброго.
 

Выступление митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла

Ваше Превосходительство, многоуважаемый Владимир Владимирович!
Ваше Святейшество, дорогие участники Собора!
 
Всемирный Русский Народный Собор — мощное общественное движение, объединяющее русских людей не только по крови, но и по культуре, — раз в год проводит соборную встречу, посвященную обсуждению наиболее актуальных проблем жизни России и мира. Трагические события 11 сентября 2001 года со всей остротой поставили перед нами вопрос о взаимоотношениях различных вер и цивилизаций.
 
Взрывы в американских городах не могут восприниматься как «обычный» террористический акт. В самом деле: когда террористы совершают то или иное злодеяние, они всегда выдвигают требования — денежный выкуп, наркотики, политические уступки, освобождение заключенных. Однако на этот раз никто не дал знать, во имя чего было совершено чудовищное злодеяние, и никто не взял на себя ответственность за содеянное. Тем не менее, совершенно очевидно, что удар был нанесен не просто по важным финансовым и военным объектам, но по всемирно известным символам западной цивилизации. Террористы, не пожалев своих и чужих жизней, попытались силой навязать другому народу, а может быть, и всему миру, собственный религиозный и мировоззренческий выбор.
 
Священноначалие Русской Православной Церкви самым решительным образом осудило это преступление и выразило соболезнования родным и близким жертв теракта, Правительству Соединенных Штатов, Православной Церкви в Америке, заявив, что американский народ имеет право на ответный удар для предотвращения угрозы новых преступлений. В Священном Писании говорится об этом: «Взявший меч от меча и погибнет» (Мф. 26.52).
 
Подтекст случившегося очевиден: террористы решили продемонстрировать миру намерение вступить в противоборство с западной цивилизационной моделью и заявить о намерении предложить человечеству собственную альтернативу. К сожалению, подобные стремления свойственны не только радикалам из исламской среды. Мы, например, хорошо помним, как в недавние времена советское руководство пыталось экспортировать в другие страны «социалистическую революцию». Наконец, не первое десятилетие в мире наблюдается экспансия секулярного либерального гуманизма — идеологии, основанной на приоритете земных интересов грешного человека над верой, религиозными и нравственными ценностями, над идеей целостности и суверенитета государства, над патриотическими чувствами.
 
Сегодня некоторые политики, интеллектуалы и публицисты предрекают и даже провоцируют так называемое «столкновение цивилизаций», в первую очередь христианской и исламской. На самом деле, скорее стоит говорить о конфликте традиционных ценностей, в том числе религиозных, с секулярно-гуманистическими. Определенное противоречие здесь на самом деле существует: для истинно религиозного человека изменить своей вере — страшнее, чем умереть. На этом основан подвиг мученичества. Поэтому естественно, что верующий человек стремится всеми силами оградить своих близких и свой народ от греха вероотступничества, даже если это противоречит гуманистическим идеалам «прав и свобод».
 
Возьмем другой пример: конфликт либерального гуманизма и так называемой гражданской веры, то есть патриотизма. Нередко приходится слышать, что чеченская проблема и связанный с нею вопрос о сохранении целостности России не стоят и единственной человеческой жизни. Но воля народа расположена к иному. Мы — да и не только мы, а большинство наций современного мира — считаем, что лучше погибнуть, защищая Родину силой оружия, чем позволить ей распасться на части или быть порабощенной. Значит, в нашем обществе есть ценности, в нравственном отношении превосходящие цену нашей жизни.
 
Тем не менее, ныне именно нерелигиозный, деидеологизированный либеральный стандарт предлагается мировому сообществу в качестве универсального образца устроения жизни государства и человека. Однако многие народы стремятся отстоять право на собственный традиционный уклад, полагая его не достоянием прошлого, а основой для будущего. Положение усугубляется негативными последствиями глобализации. Чтобы предотвратить конфликт цивилизаций, следует переустроить мировой порядок таким образом, чтобы каждый народ получил возможность свободно развиваться в рамках собственной культурно-исторической и религиозной традиции, активно участвуя в принятии важнейших международных решений.
 
Я глубоко убежден: каждый народ имеет право на то, чтобы религиозные или иные традиционные факторы его жизнеустроения были учтены при формировании общей цивилизационной картины мира. Ибо мир, основанный лишь на одной, общей для всех народов цивилизационной модели, не может быть устойчивым. Международное право и межгосударственные организации должны принимать во внимание реальное мировоззренческое многообразие человечества.
 
Новое устройство мира должно стать многополярным и многоукладным. Глобализация предполагает возрастание роли международных организаций, которым национальные правительства добровольно делегируют часть своих полномочий. Важно, чтобы в ходе этого процесса был установлен баланс между решениями, которые принимаются международными организациями, и волеизъявлением государств, народов и правительств.
 
Многоукладность необходимо утвердить и на уровне культурно-цивилизационных ценностей. Надо признать, что внешняя свобода, земное благополучие, ныне доминирующая политико-экономическая модель развития, — все это отнюдь не аксиомы и не императивы, но лишь некоторые из идеологических и культурных выборов человечества. Если какое-то общество считает более важными другие ценности, то этот выбор следует уважать.
 
Какое место в созидании нового миропорядка должно принадлежать России? Уверен: наша страна способна сыграть важную роль в этом процессе. Бесспорно, нам не стоит вновь пытаться диктовать миру свою волю, и вместе с тем опыт России призван стать основой формирования самобытной цивилизации, имеющей не меньше прав на участие в определении судеб человечества, чем страны Запада, Китай, Индия, Африка, Латинская Америка, исламский или иудейский мир.
 
Итак, Россия должна стать одним из центров современного мироустройства. Но многие резонно спросят: есть ли у нас достаточные основания для того, чтобы претендовать на столь важную роль в мировых процессах? Ведь современная Россия не обладает и десятой долей финансовых ресурсов Запада, к тому же наше население многократно уступает по численности населению Китая и Индии, а отечественная промышленность по-прежнему переживает кризис. Каким образом мы можем завоевать право считаться великой цивилизацией? Ведь не силой же оружия, как надеялись наши недавние правители. Надеюсь и верю: достойное место в новом мироустройстве нам обеспечит духовный и интеллектуальный потенциал народа. Мы можем изобретать не только новые технологии, но и новые политические, и экономические, и философские модели. Мы в состоянии многому научить нынешний мятущийся мир — не случайно русская культура всегда вдохновляла и Запад, и Восток. Мы, наконец, можем предложить миру новую систему взаимодействия между народами и цивилизациями — систему, основанную на достойном представительстве всех народов в мировых структурах власти, на гармоничном сосуществовании вер и мировоззрений, на более справедливых экономических отношениях.
 
Нам свойственна многовековая традиция межрелигиозного диалога и сотрудничества. Более того: хотел бы надеяться, что русская цивилизация может стать посредницей между западным миром и миром ислама. Для этого есть целый ряд причин. Не будем повторять общеизвестного факта, что десятки миллионов русских православных христиан всегда жили в мире с миллионами мусульман, что земля России никогда не обагрялась кровью межрелигиозной войны. Есть и еще одна причина назвать нас мостом между двумя цивилизациями. Эта причина — в двуедином характере Православия как христианства Востока. Мы христиане, и поэтому восприимчивы к религиозным истокам западной цивилизации. Но, с другой стороны, мы укоренены в восточной культуре с ее приверженностью традиционным ценностям, определенному укладу жизни, исконным представлениям о ценности семьи, о незыблемости нравственных правил, о силе и значимости патриотического чувства. Мы можем понять и озабоченность Запада проблемой достоинства и прав человеческой личности, и ревность Востока об отеческой вере и традициях. Надеюсь, что наш призыв к равноправному и непредвзятому диалогу двух цивилизаций будет услышан именно сейчас, когда в Европе набирают силу процессы интеграции и глобализации. Важно, чтобы строящийся ныне общий дом не стал для восточных народов чужим. Восточная культурная традиция должна быть в полной мере представлена в той цивилизационной модели, которая полагается в основу европейской и мировой интеграции.
 
Мир скоро востребует свойственные русской цивилизации идеалы самоограничения, приоритета духовного — над материальным, жертвенности и долга — над потребительством и эгоизмом, любви и справедливости — над «правом сильного». Востребует мир и российский опыт общежития разных культур и убеждений, разных религий. Русскому народу никогда не было свойственно стремление силой, хитростью или коварством переделывать другие нации. Будет востребована энергия нашего народа, его верность в служении человечеству, корни которой — в нашей истории, в духовности и культуре, в нашем служении Богу и Истине Его.
 
 

Первое пленарное заседание

Шейх-уль-Ислам Талгат Таджуддин, Верховный муфтий России

Мы — единый мир. Все человечество — Его создание, и мы дети единых праматери и отца. Мы — род людской от Адама и Евы. Более четырех веков в мире и согласии, во взаимном уважении, живем мы единой семьей в великой России. Что бы мы ни пережили, в нашей древней истории нас объединила судьба. И ветерок не тронет, и лист не упадет, кроме как на голову Всевышнего, — говорили наши предки, так сказано в Священных Книгах.
 
По воле Всевышнего Создателя, Его предопределением предначертано: мы стали соседями и соотечественниками единой великой державы. Права и обязанности перед соседом равны правам и обязанностям перед Богом, — завещали нам наши предки.
 
Сегодня вновь после семидесяти лет испытаний государственного атеизма, а затем и распада нашей необъятной страны, мы с верой и надеждой смотрим на завтрашний день. Духовно-нравственное возрождение общества, нашего сознания сегодня не пустой звук и не только лозунги. Сегодня это наша действительность. Медленно, но необратимо духовно-нравственное возрождение Отчизны, великой России становится явным. Сегодня тысячи и миллионы людей стремятся не только в храмы и мечети, но и в повседневной жизни придерживаются основ и ценностей своего традиционного духовного наследия. Отрадно, что сегодня среди этих людей много молодежи.
 
Даже и государство, президенты республик, местные органы власти, руководители различных организаций, бизнесмены и все те, кому дороги мир и спокойствие, достоинство и процветание Отечества, вносят свой вклад в это благословенное дело. Да воздаст им всем Господь милостию Своею доброе здравие и благословение на тяжком, но благородном пути служения во благо чад Его и Отчизны.
 
Доказательством этого являются тысячи и тысячи храмов, мечетей и церквей, которые строятся в нашей стране. И делают это не какие-то богатые зарубежные единоверцы, а народ, ибо только храм, построенный собственными руками, может принести благо сердцу.
 
Но, к сожалению, нельзя забывать и том, что некоторые вновь построенные храмы и мечети уже закрываются, приходят в упадок из-за того, что прихожане не могут заплатить за свет и даже за воду. Этого не было даже в годы государственных гонений. Как видите, у нас государство светское, и слава Богу, иначе как и сколько молиться, поститься напридумывали бы. Но как можно отдавать заботу о духовно-нравственном возрождении только на попечение зарубежных благожелателей и благодетелей? Неужели примеров Чечни, Югославии, Таджикистана нам не предостаточно? Ведь и сегодня со всего мира у нас столько «благожелателей», которые учат не только тому, как жить и устраивать жизнь, но и как и насколько верить в Бога. И учат страну и народ, у которого тысячелетняя история, ведь наши православные соотечественники приняли веру добровольно уже 1013 лет тому назад, и наши предки верили в Бога тысячу лет тому назад.
 
Прошедшие с честью через все тяжкие десятилетия государственного атеизма, мы не потеряли совесть и интеллект. А сейчас разве забыто веками сохраненное духовно-нравственное наследие? Неужели за 30 серебренников продадим совесть и последуем поучениям зарубежных благодетелей? Неужели детей и внуков, кровь от крови, плоть от плоти нашей, отдадим на попечение тоталитарных сект и зарубежных радетелей?
 
У нас есть Господь Всемилостивый. Он один и един. Есть у нас Священное Писание, есть у нас вера и есть Родина. Другой у нас нет. Мы здесь родились, предки наши и предки наших православных соотечественников приняли веру, добровольно охраняют эту святость и заботятся о духовно-нравственном возрождении народа. Это наша общая забота. И поэтому мы не приемлем гордыню, спесь, экстремизм и терроризм, когда насилие и вражду пытаются внедрить в народы и страны, более того, натравить их друг на друга.
 
Мы выражаем искреннее соболезнование американскому народу, пострадавшему от чудовищных актов терроризма, ибо народы России это на себе испытали вдоволь. И по сегодняшний день тысячи матерей, жен плачут по погибшим в горячих точках нашей страны и вопрошают: «Кто же их разогрел, кому нужны эти точки?»
Но горе и страдания американского народа не должны стать поводом для причинения боли и страданий целым народам и странам. Возмездие за совершенные теракты — да, но не противопоставление народов, конфессий и объявление крестовых походов. Ведь мы верим в единого Бога и вступили с верой и надеждой в третье тысячелетие и все предстаем перед Господом, нашим Творцом.
 
По Божией справедливости Библией и Кораном недопустимо за грехи людей наказывать целые страны и народы, будь то Афганистан или Палестина. Лидеры стран, политики и дипломаты — на них лежит прежде всего огромная ответственность за судьбы мира. Неустанного труда, созидания и ответственности перед Богом и людьми ожидают от них народы мира. Да поможет им Бог, Господь Всевышний в их благородном труде во имя мира и счастья народа.
 
Мы, мусульмане, просим Всевышнего Создателя с помощью Божией укрепления духа руководителей великой нашей страны, кому дороги и близки чаяния народа, единство и неделимость Отчизны, великой России, а нашим православным соотечественникам, великому и гостеприимному русскому народу, достоинства, мира и счастья, исполнения исторической миссии в объединении народов великой России, Святой Руси, во имя счастья, мира и процветания народов, ради счастья, ради довольства Всемилостивейшего Творца, Господа нашего.
 

ГРАЧ Л.И.
Председатель Верховной Рады Автономной Республики Крым, доктор исторических наук, профессор

Крым сегодняшний — это многократно уменьшенная копия не только СНГ, но, я бы сказал, всего нашего мироздания. Его национальную палитру сегодня составляют представители более 110 этнических общностей, что сопоставимо с масштабами их этнического представительства в государствах Содружества. Если рассматривать ситуацию в геостратегическом контексте, от происходящих в Крыму процессов в значительной мере зависит как благополучие всей Украины, так и будущие конструктивные, интеграционные и, я бы сказал, неразрывные связи с Россией, в конечном счете — благополучие на всем Европейском континенте.
 
Действительно, так распорядились география и история, что Крым всегда являл собой уникальную часть планеты Земля, занимая только ему присущее место в геополитическом раскладе мира. Он всегда был и будет особым геополитическим и полиэтническим регионом, за право владения которым велись многочисленные войны. Это своеобразный перекресток цивилизаций, драматических коллизий мусульманства и христианства, близкое к Востоку «подбрюшье» Европы. Одновременно это еще и одна из важнейших опорных точек соприкосновения, и жесточайшей борьбы между романо-германским и славянским культурно-историческими типами, неизбежность схватки которых предрекал еще в середине XIX века великий Н.Я. Данилевский.
 
Вместе с тем Крым как бы априори раскрыт и предрасположен к диалогу различных культур и верований.
Из глубины седых веков идет исконная традиция древней Тавриды быть прибежищем, домом, родной землей для оседлого населения и кочевников, скотоводов и земледельцев.
 
В Крыму обосновывались люди, относящиеся к самым различным конфессиям, группам и народностям: киммерийцы и сарматы, хазары и протоболгары, печенеги и половцы, готы и гунны, византийцы и итальянцы, караимы и крымчаки.
 
Крымские земли заселяли и сегодня живут на них русские и украинцы, татары, немцы, болгары, чехи, эстонцы и многие другие. Как известно из истории, коренное население полуострова вплоть до средних веков именовалось тавро-скифами, которые являлись одними из прямых предков восточных славян.
Все это в конечном счете диктовало с веками усиливающуюся необходимость исторической выработки своеобразной и неповторимой крымской модели интегрирования, составляющими которой были терпимость и толерантность.
 
Видимо, не случайно именно крымская земля взрастила такую удивительно разноплановую личность, как Исмаил Гаспринский.
Анализируя перспективы межнациональных связей, И. Гаспринский, в частности, считал необходимым, чтобы (цитирую) «русские и мусульмане лучше и непосредственно изучали друг друга без предвзятых или заказных предубеждений. Тогда они увидели бы, что, кроме верования, все остальное сближает и скрепляет их». Как будто бы для сегодняшнего дня написаны слова о неизбежности и естественной необходимой потребности в сотрудничестве между православным славянством и мусульманским миром.
 
Плодотворный процесс развития и углубления межнационального мира в Крыму был прерван войной и депортацией наших соотечественников — армян, болгар, греков, крымских татар и немцев. Поэтому возобновить и продолжить межнациональный диалог после их возвращения на полуостров на практике оказалось чрезвычайно сложно. Накопленная за долгие годы изгнания пассионарная энергия наиболее крупной этнической группы из бывших депортированных, которой являются крымские татары, искала своего выхода.
 
Нередко в эти годы межнациональный мир оказывался на грани взрыва. И только благодаря консолидирующей роли русского большинства, проживающего в Крыму, его культуре, толерантности крымчан удавалось стабилизировать обстановку.
 
Разумеется, есть и другие факторы стабильности. Это, в первую очередь, геополитическое урегулирование взаимоотношений Крыма с Киевом посредством принятия в 1998 году Конституции автономии и развернувшаяся в связи с предоставленными Крыму полномочиями работа по улучшению жизни крымчан, обустройству и интеграции ранее депортированных народов.
 
Совокупность всех этих факторов, скрепленное веками уникальное сообщество крымчан — людей с общей культурой, историей, общей для всех своеобразной аурой, крымским характером — и позволяет сегодня блокировать и постепенно шаг за шагом оттеснять на периферию политической жизни национал-радикалов различных мастей.
 
Нам не понаслышке известны факты проявления национал-радикализма в Крыму. Сегодня мы как никогда чувствуем зловещую тень терроризма, который в любой момент может посетить нашу благословенную землю.
 
Нередко раздающиеся требования решения национальных проблем автономии путем законодательного закрепления «особых» прав одного или нескольких этносов как «титульных наций» или «коренного народа»-первопоселенца не имеют никаких объективных оснований и пагубны по своим последствиям.
В последнее десятилетие этот спор — «чей Крым?» — может в конечном итоге, если и дальше его бессмысленно продолжать, закончиться тем, что он может стать и не украинским и не российским.
 
Нам всем нужно сделать так, чтобы Крым со своей культурной, языковой средой стал действительно духовной Меккой для всех.
Особо хочу остановиться на ряде духовно-религиозных аспектов диалога цивилизаций. Сегодня для нас подобный диалог — не только поиск истины, но и форма самой истины.
 
Мы считаем, что в Крыму активно и плодотворно на разных уровнях формируется единство в форме диалога культурных миров, сохраняющих каждый свое лицо, в том числе в форме своеобразного, порой очень сложного взаимодействия славянской православно-христианской и тюрко-исламской общностей, которую я бы назвал православно-мусульманской моделью.
 
Крым в этом плане может рассматриваться как универсальная, на мой взгляд, лаборатория, в том числе и по разработке превентивных методов разрешения межэтнических конфликтов.
 
Можно без преувеличения сказать, что Крым переживает период своеобразного возрождения православных и мусульманских святынь. Если еще несколько лет назад на полуострове действовало только 14 храмов, то уже сегодня их 273. Монашеская жизнь восстановлена в девяти монастырях, что почти соответствует дореволюционному уровню. Практически заново восстановлена сеть мусульманских культовых учреждений: на полуострове действуют сотни мусульманских общин, несколько десятков мечетей, три медресе.
 
Нельзя сказать, что процесс соприкосновения двух определяющих конфессий в Крыму происходит бесконфликтно и безболезненно. В памяти крымчан еще свежи впечатления, глубоко оскорбившие религиозные и национальные чувства русского православного большинства, связанные с печально знаменитым «крестоповалом», который имел место в прошлом году.
 
Православное христианство на полуострове имеет глубокие исторические корни. Именно с брегов Древней Тавриды произнес свои первые проповеди на славянских землях ученик Христа — Святой Апостол Андрей Первозванный.
 
В декабре текущего года христианская общественность отмечает 1900-летие со дня мученической кончины в каменоломнях Инкермана Святого Климента Римского — борца за чистоту христианства.
 
Именно на крымской земле, по святому преданию, начали создавать славянскую азбуку Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий.
С крымской земли исходит православие на пределы Древней Руси. В этом году был водружен крест на главном куполе Свято-Владимирского Херсонесского Собора, находящегося на месте крещения Святого князя Владимира, освященного предстоятелем Украинской Православной Церкви Блаженнейшим Владимиром, Митрополитом Киевским и всея Украины в присутствии президентов Украины и России.
 
Отдавая дань уважения нашей истории, мы приняли решение о восстановлении разрушенного кафедрального собора Александра Невского в г. Симферополе. Символично, что сама крымская история подсказала нам то место, где должен быть создан духовно-патриотический комплекс, который органично соединит в единое целое восстанавливаемый собор, символ победы русского духа и оружия в войне с турками в 1768-1774 годах — памятник великому русскому полководцу В. Долгорукову-Крымскому и памятник воинам-освободителям Крыма от немецко-фашистских захватчиков. Все это можно выразить тремя очень емкими и дорогими каждому из нас словами: «Вера. Победа. Честь!»
 
И еще об одном хочу сказать в связи с тем, что именно Крым явился в свое время колыбелью русского православия, которое всегда последовательно выступало против любого насилия.
 
Крым, не будучи самостоятельным субъектом глобальной политики, тем не менее играет в ней немаловажную роль.
 
Именно в Крыму последний русский император Николай II работал над знаменитым Гаагским воззванием, с которым Россия обратилась к миру в 1899 году. Это был пророческий на пороге XX века призыв к формированию новой системы международных отношений, основанных на отрицании насилия.
 
Именно в Крыму в феврале 1945 года главы трех великих держав — Сталин, Черчилль и Рузвельт — заложили основы Ялтинской системы послевоенного мироустройства, которая обеспечивала мир в Европе на протяжении почти 50-ти лет. Именно в Ялте было принято решение о создании Организации Объединенных Наций. Именно в Крыму несколько лет назад родился международный Союз русских, украинских и белорусских писателей.
 
И сегодня от имени Крыма и крымчан я обращаюсь ко всем людям доброй воли с настоятельным призывом сделать все, чтобы остановить эскалацию вооруженного противостояния, которое все отчетливее заявляет о себе всему миру. Мы, крымчане, не только хотим найти свое место в цивилизованных процессах, но и принимать участие в поиске ответов на вызов времени, в выработке безопасных моделей нового мироустройства.
 
И почему бы, в порядке предложения, ведущим и государственным, и религиозным, и политическим, и общественным лидерам современного мира не обсудить проблему глобальной безопасности у нас в Крыму, где сама атмосфера способствует этому.
 
Работы впереди много, и я надеюсь, что общими усилиями уже в недалеком будущем мы добьемся, чтобы на Земле не было войн и конфликтов, а Крым станет таким уголком планеты, где хоть раз в жизни будет стремиться побывать каждый человек земного шара. У нас есть что показать, есть где отдохнуть, есть где укрепить здоровье, есть прекрасная возможность соприкоснуться с великой историей цивилизации, знаменитыми на весь мир памятниками и святынями. Приглашаю всех в Крым.
 

ГАНИЧЕВ В.Н.
заместитель Главы Всемирного Русского Народного Собора, председатель Союза писателей России

Всемирный Русский Народный Собор под духовным попечением Русской Православной Церкви вот уже девятый год рассматривает главнейшие вопросы бытия русского народа, нашего Отечества, выносит их на державную трибуну, предлагает пути преодоления кризисных явлений, охвативших многие стороны нашей жизни. В начале его деятельности некоторые силы попытались представить все, что связано с русским национальным духом, с нашей национальной идеей, с нашей самобытностью, с православной верой, неким анахронизмом, застарелым консерватизмом, а то и просто враждебной, реакционной попыткой остановить историю, воспрепятствовать утверждению цивилизации на одной шестой, а сейчас, по-видимому, седьмой части суши.
 
Прошли годы, и еще раз стало ясно, что идея возрождения, освобождения, возвышения народа, расцвета России покоится на самостоянии, на духовной независимости, на Вере, на Боге. Это и есть наш духовный путь и наша историческая задача.
 
Мир в очередной раз повержен в хаос, о н в очередной раз требует упорядочения. И Россия снова понадобилась миру, как в период татаро-монгольского нашествия на Европу, как в период ее освобождения от тирании Наполеона, как при рассеивании мрака гитлеровского фашизма. Россия и пришла на помощь миру — хотя четко надо помнить исторический урок неблагодарности Европы, о котором говорил еще Пушкин. Достаточно нам легковерия и наивности в отношениях с Западом и Востоком, в поклонении умело выстроенным, вдохновляющим т.н. «научным», политологическим теориям и реформам. Надо идти в ту историческую глубину, которую нам предоставила Россия, и это откроет высоту.
 
Глубоко уверен, что упорядочение мира и придет из России, с ее просторов. Россия страдает и мается за весь мир. Все, что происходит сегодня в мире, уже пройдено, пережито, осмыслено, выстрадано: и война в Чечне и Афганистане, и взаимоотношения с исламскими народами, и жизнь вместе различных по своему менталитету народов.
 
К сожалению, опыт России был отвергнут, многие силы были направлены на разрушение Советской России как державы, как СССР. А итог: мир неуравновешен, в хаосе, в беде, он корчится, рушится, он взрывается. Роль же России — быть третьей силой, не второй — противостоящей, а уравновешивающей, гармонизирующей, предостерегающей... Да и у самой России есть свой путь спасения. В самые трудные минуты, в самые тяжелые дни она спасалась собой, всматривалась внутрь себя, она искала спасенья в Вере, в народе. Возвращение в свой мир — это и есть спасение для России. Когда Россия обретает себя, она выживает, а вместе с ней выживают и другие народы.
 
Следует спасаться возвращением на Родину, и это предполагает, что нашей власти, СМИ все-таки придется обратить внимание на глубинную жизнь России, на все, что там происходит сегодня. И наш опыт показывает, что пути оздоровления и улучшения сегодня там — там, в Уссурийске, Тамбове, Тайшете, Ленске, Рыбинске, там, на просторах, в городах и весях. Там есть и учителя, и врачи, и интеллигенция народная, есть и главы местной власти, болеющие за нашу многострадальную жизнь и пытающиеся наладить ее.
 
Ныне становится ясным, что так часто повторяемый тезис о необходимости вхождения России в число цивилизованных наций имел под собой, помимо агитационно-разрушительного, политический, экономический смысл. Определенным силам в Европе и Америке, и у нас внутри нужно было представить Россию варварской и нецивилизованной страной, с тем чтобы «цивилизовать» ее, уменьшить ее угрожающие (по их воображению) размеры, ослабить ее военную силу, ее самостоятельность. Много написано, в том числе российскими СМИ, о вторичности нашей культуры, ее второстепенности. Сознательно путая технологии, бытовые достижения, комфорт, пытаются подменить отечественную культуру заимствованиями, самыми низменными отбросами масскультуры, эрзацами моды, а в основном, потребительством, рекламой, выдаваемой за высоты культуры.
 
То, что совершает так называемая «цивилизация» с культурой России, ее нравственностью, можно зачислить в разряд духовного СПИДа (так было с уничтожением культуры ацтеков и инков цивилизантами-конкистадорами в средние века). На голову наших сограждан под видом цивилизационного просвещения обрушились в книгах, телефильмах, газетах оккультная мистика, убийства, ужасы, грабежи, порнография, насилие. К истинной культуре, литературе это никакого отношения не имеет, но занимает их пространство, выкачивает немалые деньги, создает иллюзию художественного творчества, но главное: опустошает, разлагает, растлевает людей, особенно молодежь, доводит ее до состояния скотства, отучает от честного труда, приучает к подачкам, жестоким развлечениям. Ярчайший пример — это «зазеркалье-застеколье» 6-го канала, заставляющего всю нацию смотреть в замочную скважину пошлости, вульгарности, растления. И, не способные создать что-либо человеческое, гуманное, созидательное, телевизионщики и рекламщики создают раз за разом безмозглое, примитивное, бездуховное варево. И это ведь тот канал и те люди, которые вопреки протестам всего общества, деятелей культуры, Церкви показали антихристианский фильм «Второе искушение Христа». Они уверяли позднее, что не допустят больше святотатства. Но судя по всему, их природа неизменна.
 
Поистине бесовские силы действуют в нашей культуре, в наших СМИ. А ведь демократия без подлинного и государственного просвещения, образования и культуры — обман и лицедейство. Церковь и государство выступают против клонирования человека. И пришло время самым резким образом выступить против клонирования безнравственности, засевшей во многих клетках западной масскультуры. Пора перестать готовить общество к новому 11 сентября, которое подготовлено отнюдь не одним бен Ладеном. И мне кажется, наш Собор с особой жесткостью должен потребовать от имени общества, народа нашего, от власти, органов культуры, юстиции: прекратить растление молодежи, оградить наш народ, уберечь от духовного распада.
 
Хотелось в связи с этим сказать о правозащитном движении русских людей. Правозащитное движение, выступив в свое время за свободу выезда из Советского Союза, против вторжения в Чехословакию и Афганистан, свою роль сыграло. Ныне, когда положение русских людей вызывает величайшую тревогу, когда 30% из них живут за чертой бедности, когда ежегодно прирост смертности у русских составляет 40%, а население уменьшается на 800 тысяч человек, когда в Чечне гибнут русские молодые парни, а кто остается жив, гибнет от духовного паралича, когда русские оказались разделенной нацией, 25 миллионов русских людей оказались за пределами России и многие из них подвергаются притеснениям и загоняются в образовательное и языковое гетто, надо всколыхнуть все силы на защиту наших соотечественников от несправедливости.
 
Мы думаем, что правозащитное движение в защиту русских людей, наших соотечественников должно получить новый толчок, и следует внимательно отнестись к «Комитету защиты души и прав соотечественников», созданному незадолго до смерти на днях упокоившимся вчера профессором Э. Володиным и поддержанному писателями России. Надо поддержать его создание. Что касается помощи обездоленным, слабым, нуждающимся, то следует рассмотреть и поддержать проект, который обсуждается в ВРНС, в нашей Церкви, — об объединении благотворителей, о создании Российской армии добра и согласия, армии добрых людей, союза поддержки друг друга.
 
Вообще следует всерьез подумать о народном начале во всех сферах нашей жизни. Ну, ладно, почти ироническое для большинства обращение в нашей сегодняшней жизни: «господа», но не менее лишено сегодня реального и, я бы сказал, нравственного смысла слово «элита». Ну, просто помешательство на этих элитах! Элита творческая, элита спортивная, элита политическая, элита предпринимателей, элита интеллигенции, элита правящая, элита журналистская, чуть ли не элита уголовная! Но позвольте, а где же народ? Где русский народ, где 95% наших людей? Где их права, где их подлинные представители, где их защитники? Или они заявляют о себе только в связи с приездом лорда Джада, только во время выборов? Еще Иван Ильин говорил, что всовывать бюллетень в урну еще не значит принимать участие в делах государства. Известно, что арифметика голосов не решает жизнь народа. Думаю, что если народ и безмолвствует, в том числе по вине своей элиты сейчас, то его голос будет услышан вскоре и в храме, и на улицах, и на площадях городов и сел.
 
Берегите святыни наши! С таким словом 30 лет назад обратились к соотечественникам гиганты нашей культуры Павел Корин, Леонид Леонов, Сергей Коненков. Да, многое потеряно, многое ушло в прошлое. Но святое, священное еще выправляет душу, вдохновляет человека, выстраивает нашу жизнь по восходящей.
В этом году состоялось прославление и причисление к лику святых праведного воина Федора Ушакова, Адмирала Флота Российского. Тысячи людей были на этом духоносном празднике прославления в Санаксарском монастыре Мордовской епархии, где и покоятся ныне мощи святого воина. (Такого количества моряков, адмиралов Мордовия не видела за всю свою историю. «Самая морская держава» — так называли ее в тот момент.) Все видели в тот сумеречный день: расступились облака, и столб солнечного, какого-то высшего света упал на ковчег с мощами адмирала. И вот три недели назад икона адмирала с частицами его мощей прибыла в Балтийск. Действие было, конечно, необычное. Весь город, все балтийцы вышли встречать святыню. Гарнизон стоял в почетном карауле на набережной перед памятником Петру I. После выступления командующего Балтийским флотом и молитвы владыки Кирилла мощи были подняты перед строем моряков и тучи снова разошлись, и солнечный столб снова упал на святыню. Оба раза я был свидетелем этого высшего знака. После объезда военных кораблей и прохождения гарнизона перед иконой святого праведного адмирала мощи навечно установили в Храме Георгия Победоносца. Видели бы вы моряков в эти часы! Сверкающие глаза, вдохновенный взор, вид людей гордых, красивых, без всякого уныния знающих, за что они готовы сражаться, какую Родину они будут отстаивать. Вот что значит святыня в доме! 15 лет назад на Калининградской земле был один храм. Сейчас — 37. А отныне здесь, на Балтийском флоте, в г. Балтийске, мощи святого праведного воина Федора Ушакова, Адмирала Флота Российского. Ясно, что сейчас здесь навеки русская земля, ибо тут наши святыни, они ограждают, защищают нас. Хватит посягать на наши земли, хватит говорить о каком-то анклаве, особенной от России земле. Мы поддерживаем предложение калининградцев ежегодно в России проводить дни Калининградской области, этой самой западной и освященной части нашего Отечества. Защитить себя, спасти Россию и могут наши святыни, которые есть везде, и мы должны их оберегать и должны поклоняться им.
 
И еще несколько слов о Слове! О русском Слове! Без надлежащего размаха, без государственного решения прошел год 200-летия В.И. Даля. Удивительная беспечность нации и власти, не ощутивших, что ныне Слово, русская речь являются одной из главных, решающих скреп России, залог ее мощи, культуры, Веры. Вчера мы в Союзе писателей России установили бюст великого собирателя русского слова В.И. Даля. Думаем, что достойный его памятник должен встать и в нашей столице Москве. Следует напомнить, что именно ВРНС провел первую Общероссийскую Соборную встречу о русском языке, с трибуны которой были сформулированы предложения о принятии закона о русском языке, о создании Совета по защите русского языка. И вызывает уже не только удивление, а возмущение тот факт, что прошло уже много лет, а мы, наша Дума, власть не могут принять закон о русском языке, его пропаганде и защите. Следует поддержать предложение Н.Н.Скатова о создании при ВРНС общественного движения «Русское слово».
 
Уважаемые участники Собора, мы проводим свой VI ВРНС в священном для народа Храме Христа Спасителя — символическом творении, знаменующем воссоздание России. Возрожденный при участии Русской Православной Церкви, всего общества, всех православных людей России Храм стал подлинным Домом Соборов, исторических форм волеизъявлений Церкви и народа.
 
Водительство Святейшего Патриарха, в трудные дни ставшего во главе Собора русских людей, и предопределившее его судьбу и направление его деятельности, особенно значимо в начале XXI века, когда не только Россия, но и мир оказались на пороге цивилизационного выбора. И сегодня выбор этого пути не возможен без глубокой и полной Веры, без соборного мнения соотечественников.
 

СЛИСКА Л.К.
Первый заместитель Председателя Государственной Думы РФ

Древнее слово «собор» обладает само по себе удивительной духоподъемной силой. Оно вселяет надежду, что собранные в этом зале носители духовных знаний в клире и в миру внесут свою лепту в здравое суждение и обсуждение жизни России в условиях глобализации современного мира.
 
Сейчас на всех нас наступает нечто, обозначаемое словом «глобализация», со всеми минусами и плюсами. Я не стану вдаваться в терминологические тонкости и давать определение понятию, важнее проанализировать, что несет нам это новое явление и уяснить, что оно не так ново и неожиданно, как кажется на первый взгляд. У медали, как известно, две стороны, и у процесса глобализации есть два вектора силы — созидающий и разрушительный. Глобализация — процесс объективный, от него нельзя отмахнуться, его невозможно переждать.
 
Научно-технический прогресс создает все новые формы связей между различными сообществами людей. Остается констатировать: таков ход вещей. Более того, можно рассматривать его и как возобладание негативных тенденций в развитии нашей цивилизации. К примеру, криминальные круги используют транснациональные средства коммуникации, в частности интернет, для быстрого перевода неправедным путем нажитых денежных средств. И это приносит свои страшные результаты. Ведь известно, что в силу своей эгоистичной, греховной природы человеку легче поступить низко и подло, чем совершить поступок добрый, требующий душевных усилий, самоограничения. Не потому ли уроки зла усваиваются мгновенно и накрепко, а если переживаются, то мучительно тяжело.
 
И оберегая и сохраняя свою русскость с присущей нам терпимостью и широтой натуры, стоит задуматься — не оборачивается ли это порой против нас самих? К проявлениям преступным и аморальным мы должны применить всю строгость законов Российской Федерации. Если же оперировать правовыми категориями, то есть Закон, регулирующий правовые отношения в данной сфере, — о свободе совести и религиозных объединениях, вступивший в силу в 1997 году. В преамбуле отмечена особая роль православия в истории России, становлении российской духовности и культуры. Но при этом сам Закон дает равные права всем религиям России. Тем не менее, по статистике, Русская Православная Церковь лидирует по количеству храмов, монастырей, учебных, благотворительных учреждений. Это не результат особых привилегий, а необходимость дать возможность большинству россиян удовлетворить свое законное право на духовное развитие. Это благо для представителей других религий России. Куда лучше мусульманину жить в родном городе с соседями традиционно православными, чем с людьми, исповедующими культ удовольствий и насилия. Точно так же православным, у которых соседи мусульмане, посещающие мечеть, иудеи, посещающие синагогу, они желательнее, чем безнравственные личности любой национальности.
 
Прошло четыре года после вступления в силу Закона о свободе совести и религиозных объединениях. Сохраняется верность его букве в новых современных условиях.
Особая роль православия в истории России, в становлении и развитии духовности и культуры в эпоху глобализации заключается, на мой взгляд, в следующем.
Православие сегодняшней России, будучи традиционным духовным и культурным стержнем большей части общества, становится своего рода гарантом права граждан России на сохранение приверженности своей традиционной морали, культуре, предоставления надежного отпора против экспансии органически враждебных сил без национальности, без уважения к человеческой жизни и к самому Закону Божьему.
 
Зато у этих сил есть деньги, преступная воля, электронные средства доставки своего влияния чуть ли не к каждому жителю Земли. Культ силы, наслаждения, насилия, стяжательства всемирной власти — вот что порождает глобальный терроризм, а также наркоманию, и СПИД, и другие беды человечества.
 
Роль православия и других традиционных религий в оздоровлении российского общества, оздоровлении духовном и телесном, заметно возросла. С Русской Православной Церковью многие наши сограждане связали свои надежды на спасение, причем и на спасение в обычном, житейском смысле: все больше сообщений о том, что излечивают от всех видов зависимости служители нашей Православной Церкви, просто выполняя свой пасторский долг. Им удается избавить от гибельной болезни подростков-наркоманов, даже тех, кто безрезультатно лечился за большие деньги, в том числе и за границей. Вы видели глаза этих спасенных? Они особенные, как и у тех детей, что посещают православные школы и гимназии, которых, к счастью, все больше открывается в России.
 
Используя наш богатый исторический опыт проживания людей разных вероисповеданий в одной стране, стоит активнее разрабатывать правовые нормы, конкретизирующие межконфессиональные отношения. Это необходимо для стабилизации и коллективизации общества, культурного взаимообогащения, что благотворно скажется на подъеме производительных сил общества.
 
Какие бы глобальные изменения ни происходили на планете — экологические, техногенные, информационные, социальные, — они впрямую не влияют на ответ о смысле человеческой жизни. Истинное бессмертие все же есть, и это питает тех, кто жертвует самой жизнью для достижения идеала. Они увековечивают свои имена, а человека верующего именем Божиим призывают к спасению собственной бессмертной души. Об этом и молятся в российских храмах разных религий — в святых пределах греческого монастыря, в крохотных намоленных церквушках приволжских сел, в мечети у Поклонной горы, в костеле на Малой Грузинской, в сердце России Москве. А душа России живет в ее молитвах, песнях, сказках, великих произведениях литературы и искусства, в ее культуре, созданной творчеством людей разных наций. Однако мировую славу снискали те из них, в которых проявился самобытный гений, то есть дух нации.
 
Нам трудно пока представить, как именно повлияют изменения в мироустройстве на состояние нашей духовности. Ясно одно: воздействие это не является благотворным. Слишком много перемен в коротком, с исторической точки зрения, отрезке времени, и это нужно иметь в виду. Сейчас мы идем по пути демократических преобразований России. Для России демократия вовсе не самоцель, а средство для улучшения жизни россиян, роста производительных сил общества. Признавая демократические и общечеловеческие ценности, нам не стоит забывать, что у нас есть и свои национальные приоритеты в шкале духовных ценностей, имеется национальная идея, которую не нужно искать. Она незримо присутствует и здесь, в стенах храма Христа Спасителя, где собрались представители светского общества и традиционных религий России. Зовут эту идею — Россия.
 

ЗЮГАНОВ Г. А.
депутат Государственной Думы РФ, лидер КПРФ

Ровно 60 лет назад здесь, под Москвой, была Великая битва, в которой сражались наши отцы и деды. И победили. Они испепелили почти миллион отборных войск Вермахта. Не будь этой победы, не было бы и победы под Сталинградом, на Орловско-Курской дуге и Знамени Победы над Рейхстагом. Я считаю глубоко символичным, что наш Собор проходит в эти священные дни и в этом святом месте.
 
Я родом с Орловщины, 97% жителей которой — это русские. В нашей орловской земле похоронено 600 тысяч человек, больше, чем потеряли американцы во всей своей истории, воюя на всех континентах. И, открывая памятник героям-танкистам, Иван Христофорович Баграмян, армянин по национальности, выступая, сказал: знаете, какой я первый вопрос задавал, когда приходили маршевые роты для пополнения выбитых частей? Я спрашивал — сколько русских? Если их было меньше 50%, — не было общей воли, общего языка и не было бы общей победы. И все люди, всех национальностей, это прекрасно понимали.
 
На мой взгляд, сегодня русские находятся в самом драматическом положении. Мы были однажды завоеванным народом, но никогда не были разделенным. Сегодня только за суверенными границами осталось 25 миллионов русских. Сегодня наш народ, великороссы, малоросы и белоросы, имеют суверенные границы, хотя должны все сделать для нового добровольного объединения, без которого не может быть возрождения наших народов.
 
Я считаю, что система, которая создана в последние годы, по сути дела, не справляется ни с одной задачей и не помогает русскому народу выдержать и выстоять в это сложное время. Страна не имеет реальной стратегии. Мы знаем, как будет развиваться объединенная Европа, знаем, как будет строить свои программы великий Китай, но мы не знаем, что будет делать наша родная страна в ближайшие два года. Бюрократия, насквозь вороватая, не отвечает интересам простых тружеников и их чаяниям, партии создаются без идеологии и реальной программы; бюджет оказался привязан к одной нефтяной трубе, и как только цены упали, так сразу, по сути дела, зашатался. По сути, живем на импорте, за счет продажи сырья, проедаем основные фонды, которые убывают в 4 раза быстрее, чем восполняются. И даже надежда на создание Совета Федерации, который отражал бы интересы всех регионов и всех национальностей, закончилась его формированием из тех, кто проживает на московском асфальте и плохо представляет особенности Кавказа, Дальнего Востока, Сибири и других сложных регионов.
 
Мы все за сильное государство. Это великое завоевание русского и всех остальных народов. И за высокую духовность. Но не может быть сильного государства, которое живет на 50 миллиардов долларов, когда в стране 145 миллионов человек. Не может быть стабильного государства, где каждый второй живет на 50 рублей в сутки. Не может быть социального государства, где Дума урезает все последние гарантии, включая и наше воинство, которое всегда было вторым Храмом для России и испокон веков за то, что платило своей кровью за сильную державу, имело определенные привилегии. Да и не может быть уважаемого государства, которое предает своих союзников и устраивается в хвост наиболее агрессивных кругов в мире.
 
Да, мы все против бандитизма и терроризма, но у нашей страны есть сегодня не менее важные другие цели и задачи. Мы должны во что бы то ни стало сохранить свою реальную государственность, которая продолжает разрушаться, нашу великую культуру, которая сегодня в загоне, нашу высокую духовность, без которой невозможно решить ни одной задачи.
 
Самое удивительное, что у нас перед глазами на стыке столетий есть опыт великого прошлого столетия. Все страны, которые терпели сокрушительное поражение, выходили из трудного положения, опираясь практически на одну и ту же прорывную социально-экономическую и духовную модель, начиная от ленинского НЭПа, новых реформ Рузвельта, реформ Эркхарта, японского чуда и великого китайского прорыва, — все максимально концентрировали свои ресурсы и направляли их на благо тех, кто в состоянии эффективно работать, поддерживая талантливых и защищая слабых.
 
Эта концепция сегодня есть, и она вполне понятна, опубликованы лучшие разработки наших специалистов, ученых. Она сложна для реализации, потому что ущемляет с десяток олигархов, которые приватизировали фактически всю собственность в стране. У нас в стране собственность, принадлежащая государству, исчисляется от 4 до 16 процентов. На эти средства невозможно решить ни одной задачи из тех, о которых болит душа и которые мы вместе обсуждаем здесь, на Русском Народном Соборе. Такого нет ни в одной державе мира. Самая низкая государственная собственность в Европе — это минимум 35 процентов.
 
Суть программы, которую надо реализовать, сегодня понятна каждому и разделяется каждым, будь то студент, ученый, православный, мусульманин или представитель других религий.
 
Прежде всего нужен резкий подъем производства жизнеобеспечения. А оно, если откроют в следующем году ворота для ВТО, будет полностью парализованным, и, получим еще 20 миллионов безработных, если бездарно вступим и в эту организацию.
 
Надо пресечь грабеж населения, будь то грабеж уголовный, налоговый, ценовой. Население не почувствовало реальных изменений, последний опрос показывает, что у 84% населения положение за последний год не улучшилось.
 
Нужна поддержка населению. Минимальный прожиточный минимум сегодня можно гарантировать каждому, если хотя бы на треть сократить отток валюты, а он и в этом году составил почти 30 миллиардов долларов. Учитель, врач, инженер, военный, рабочий — они должны получать минимум 4-5 тысяч рублей, иначе будут не в состоянии выполнять свою важнейшую функцию.
 
Мы считаем, что надо восстановить элементарную справедливость. Давайте вместе на Соборе поставим задачу, чтобы все дети в следующем году учились в школе. В этом году 4 миллиона детей так и не пошли учиться и не получили нужного образования, а из тех, кто с отличными дипломами закончили лучшие вузы, — каждый второй так и не нашел работу по специальности. Почти 800 тысяч лучших специалистов покинули страну и работают в чужих лабораториях.
 
Мы считаем, что надо восстановить элементарный контроль законодателей над исполнительными структурами.
 
Я вношу предложение здесь, на Соборе, принять решение и создать общенациональную телестанцию, которая отражала бы духовность нашей русской культуры. Прошли великие юбилеи В.Г. Распутина, чьи книги читают во всех солидных библиотеках мира, Михаила Ножкина, Вячеслава Клыкова, Татьяны Петровой, Александры Стрельченко, которые не показали нам на национальном телевидении. Я считаю, создание такого национального телевидения позволит нам решать проблемы гораздо успешней и быстрее.
 
Вместе с тем хочу обратиться с этой высокой трибуны ко всем слоям населения. Я считаю, что, к сожалению, кризис продолжает углубляться. Мы почти влипли в новый афганский поход, нас пытаются перессорить с мусульманской цивилизацией, которая от Гибралтара до Филиппин насчитывает миллиард четыреста миллионов человек. Если мы бездарно будем проводить там политику, мы перессоримся с миллиардным Китаем, с которым у нас границы 4,5 тысяч километров.
 
Мы считаем, что политика должна быть взвешенной. И сегодняшний выход американцев из важнейшего стратегического договора по ПРО свидетельствует о том, что с нами сегодня всерьез не хотят разговаривать и не хотят считаться. Без возрождения своей экономики, своей духовности так, видимо, будет и впредь.
 
Попытка распродавать землю под лживым прикрытием якобы всего 2-х процентов, хотя в эти 2 процента попадают все богатейшие месторождения, все аэропорты, все вокзалы, все зоны отдыха, всё, что, собственно, еще осталось не разграбленным, — это тоже лукавый прием, причем такой прием, который не учитывает мнения всех приграничных районов, начиная от Дальнего Востока до Кубани. Все они в полном составе проголосовали против этого закона, прекрасно понимая, что через 5-7 лет у них будет сплошное Косово, а что творится в Косово, не надо объяснять. Там некогда жили сербы, последние 300 тысяч вынуждены покинуть свои священные земли, свои святыни.
 
Я считаю, что попытка протащить Жилищный кодекс, по которому почти 100 процентов надо платить за коммунальные услуги в условиях, когда уже 40 процентов граждан не платят за то, за что сегодня положено, поставит граждан вообще в безвыходное положение.
 
А продолжительность жизни, которая предначертана мужчинам 60-65 лет, когда сейчас в стране в среднем мужчины доживают до 58 лет?
Мы считаем, что можно поправить положение и если надо, то соборная речь будет услышана в Кремле.
 
Жаль, что ушел Президент. Я хотел здесь к нему обратиться: не надо превращать Кремль в новое землячество. Кремль всегда был Соборным державным символом, где собирались самые талантливые, самые духовные, самые умные и самые одаренные, и справлялись с самыми большими трудностями.
 
У любой цивилизации лишь три варианта развития — распад, диктатура и компромисс. Распад, как дальнейшее развитие Российской Федерации, будет означать планетарную катастрофу. Диктатуру нельзя ввести в стране, где армия и право-охранительная система разрушены, где нет единой общей программы развития. В нынешних реальных условиях диктатура только ослабит, усугубит и без того драматическое положение.
 
Единственный выход — компромисс. А компромисс — это диалог и возможность услышать великие чаяния русского народа, численность которого составляет 85% от общего числа жителей России (кстати, русских больше, чем французов во Франции и англичан в Англии). Русские вместе с другими народами создавали великую державу и в состоянии ее вместе возродить.
 

ЯВЛИНСКИЙ Г.А.
депутат Государственной Думы РФ, лидер партии «Яблоко»

Есть очень много разных взглядов, разных подходов и разных оценок по очень многим вопросам нашей жизни. Страна наша великая, огромная, состоящая из бесконечного многообразия. Но есть нечто общее, что объединяет нас всех и, я надеюсь, что объединяет всех в этом зале, объединяет абсолютное большинство наших сограждан в нашей замечательной стране.
 
Если касаться темы нашего сегодняшнего Собора, как она была заявлена, то это общее заключается в том, что уничтожение безвинных, безоружных людей не имеет никаких объяснений и никаких оправданий. Ни политических, ни моральных, ни религиозных, ни логических. То, что объединяет нас всех, имеет отношение к тому, что произошло в мире 11 сентября и к тому, что происходило за два года до этого в России, на что мир не обратил внимания. Террористы — это люди, которые не имеют никаких ограничений, и в этом их преимущество. Они имеют только одно ограничение — техническое, ограничение в том, можно ли совершить убийство. Мы же с вами люди, имеющие правила, ценности, убеждения, мы не можем их нарушать даже в борьбе с терроризмом».
 
Свобода, вера, вера в страну, вера в будущее — это и есть те ценности, которые для нас так важны, через которые мы не можем переступить.
Конечно, в борьбе с терроризмом применение военной силы неизбежно. Но необходимо и другое: и усилия в области образования, и усилия в области гуманитарной, и усилия в области теологической. Необходимы усилия для того, чтобы раз и навсегда сказать всему миру: нет на свете такой религии, которая оправдывала бы убийства невинных и безоружных людей.
 
А это означает, что важнейшей нашей общей задачей является защита и выращивание законов жизни. Жизнь не многовариантна. Весь жизненный опыт говорит о том, что нет многих вариантов развития. Фашизм, коммунизм, национализм, бандитский капитализм — все эти направления уничтожают жизнь, уничтожают ее ткани. Наоборот, жизнь — это нечто совершенно определенное, жизнь создана Богом и дана людям в подарок. Жизнь дана нам во всей целостности и общности и потому, безусловно, включает отношение к ближнему. И это мы видим на примере нашей страны, и об этом говорит наш жизненный опыт. Он говорит еще и о том, что абстрактные истины зачастую бессмысленны. Да, важнейшим условием на уровне человеческой жизни является человеческая свобода. А зачем человеку свобода, если ему нечего сказать? Зачем ему свобода слова, свобода поступка, если он только и умеет, что ходить шеренгой или подражать другим? Поэтому воспитание человечности, самостоятельности, образование есть важнейшая содержательная, осмысленная задача для всех нас, для нашей страны и для наших граждан.
 
Именно она должна противостоять тому имморализму, который мы сегодня видим, особенно сильно поразившего наших государственных чиновников и наши управленческие структуры. Этот имморализм — неверие ни во что — и есть основа коррупции, бюрократизма, полицейщины. Пена отсюда произрастает и позволяет расцветать терроризму и злу, о которых мы часто говорим. Бессмысленность и временщичество — вот основа разложения государственного аппарата.
С людьми не верующими в будущее, с людьми, не верующими в Бога, невозможно проводить эффективные реформы. И в этом огромная роль Русской Православной Церкви и других конфессий, ведущих колоссальную работу в нашей стране. Гуманизм и христианство, гуманизм и вера — это есть будущее, в этом убеждены мы, относящие себя к политическому движению либеральной демократии.
 
Ваше Святейшество! Вы говорили о том, что России надлежит принять участие в решении мировых проблем. Мы думаем, что было бы правильно, если бы Всемирный Русский Народный Собор выступил со всемирной инициативой о создании мировой системы всеобщей грамотности, доступности образования, для всех детей планеты. Я думаю, что это было бы великим начинанием.
 

РОГОЗИН Д.О.
председатель Комитета Государственной Думы РФ по международным делам

Мы очень часто проводим такие крупные русские форумы и очень много говорим о том, что плохо, и очень немного говорим о том, что удается. А в основном говорим о том, что из рук все падает, и нация у нас разделенная, и страна урезанная, и экология в плохом состоянии. Но я уверен, мы не сможем поправить все, если будем в таком настроении проводить наши форумы. Давайте не будем забывать в конце концов: мы Россия, русские люди, великое государство. Все у нас получится, настроение бы только другое!
 
Хотел бы сказать два слова о Прибалтике. Многих, я думаю, интересует эта тема. Я знаю, много времени мы уделяем проблеме русских православных в Эстонии, например. Что там происходит? В Латвии, например, в этом году будут выборы в парламент, в Эстонии тоже достаточно скоро. Нельзя нам дальше использовать ту старую тактику, когда мы здесь, сделав очень яркие, жесткие заявления, не работали на территории, на месте. Посмотрите, как работают те же силы из Соединенных Штатов Америки: они внутри страны формируют политические силы, активно влияют на то, чтобы они могли пробиваться к власти, и приводят их к тому уровню, где уже можно принимать решения. Неужели мы не можем делать то же самое? В Эстонии, где 40% населения русскоязычные, или в Латвии? Я хочу, чтобы мы отдельные мероприятия проводили в рамках Всемирного Русского Народного Собора не только в Москве, не только в этом потрясающе красивом зале, но давайте выносить наши заседания, наши русские форумы, на территории, где особенно важно слово тех людей, которые могут подойти к микрофону, людей, которые сидят в зале.
 
Прошу рассмотреть предложение о проведении в следующем году очередного Всемирного Русского Народного Собора по крайней мере в Калининграде — с участием всех депутатов русских фракций парламентов Прибалтийских государств, а также наших кандидатов, дабы оказать им максимальную поддержку моральную, и мы в силах это сделать.
 
Сегодня на этом форуме я также хотел сказать и о другом, что тоже беспокоит, — это, конечно, проблема Кавказа. Это прежде всего отток русского населения с Северного Кавказа.
 
Когда-то известный американский государственный деятель, Президент Соединенных Штатов, сказал, что «есть вещи поважнее, чем мир''. Я подумал, что это верх цинизма, но сейчас я понимаю, что если эту фразу по-другому построить и применить к России, то, можно сказать: «есть вещи пострашнее, чем война». Есть вещи намного страшнее, чем война в Чечне. Это прежде всего отток русского населения с Северного Кавказа. Я достаточно часто там бываю, и могу сказать, что сегодня очень серьезно изменилась там ситуация, скажем, по населению в республиках Северного Кавказа, в Дагестане. О Чечне я уже вообще не говорю, оттуда люди бегут еще с 1991, 1992, 1993 и 1994 гг.: 350 тысяч оттуда уехало, 150 тысяч — после начала военных действий. Уедут русские — там все обвалится, там любой пойдет на всех и против всех. Никакие усилия федерального центра не спасут нас от необходимости расширить зону антитеррористических операций. И думаю, что мы обязаны поддержать русское население Северного Кавказа, найти формы проведения самых разных заседаний: комиссий Союза писателей, Союза художников, там, на месте, в Моздоке, в Махачкале, Знаменской, других местах, для того, чтобы там тоже почувствовали: никуда мы не уйдем, это тоже наша русская земля, и это тоже Россия, русские не уйдут, никому отдавать свою землю не собираются.
 
И еще один момент, о котором тоже хотелось бы сказать — о нелегальной иммиграции. Мы с вами много говорим о том, что много русских оказалось за пределами России. Это действительно так. Но есть проблема нелегальной иммиграции. И на нее надо обратить самое пристальное внимание. Проблема в том, что даже сегодня ни один из экспертов не может точно назвать цифру, сколько же на территории России иностранцев. Одни говорят: 10 миллионов человек, другие — миллиона три... Миллион туда, миллион сюда... Но на самом деле, даже если предположить, что у нас 5 миллионов иностранцев постоянно находится на территории России, из них половина, как правило, нелегалы, то сегодня Россия является просто проходным двором. У нас нет границ, особенно на юге. Мы держим границы в Таджикистане, но офицеры там русские, а солдаты набираются из местного населения. Уже есть несколько случаев расстрела русских офицеров нашими же российскими солдатами при попытке этих офицеров остановить караваны с наркотиками. Мы об этом не говорим, средства массовой информации об этом не сообщают, но ситуация такая.
 
В Узбекистане границы вообще никем не держатся, в Туркмении границы открылись и вовсе. В итоге получается, что до 70% всех наркопотоков, а значит, и криминальных потоков, идет через территории Российской Федерации.
 
Еще один факт: 23 миллиона чистых корочек паспортов гражданина Советского Союза, оставленных за пределами Российской Федерации. Никто не знает, где эти паспорта. Эти документы за бесценок продаются в том же Таджикистане. Беженцы из Афганистана пишут в них фамилию, въезжают на территорию Российской Федерации, и фактически нет никакого контроля за тем, чем они дальше будут заниматься и где они окажутся завтра. Может быть, в Чечне, а может быть, где-нибудь еще.
 
Далее. Сегодня те международные соглашения, которые заключены у нас со странами СНГ, предполагают возможным использовать до 18 документов для въезда на территории Российской Федерации. В любой стране всегда есть элементарный порядок в этом вопросе. К нам в Россию приезжают по заграничному паспорту, и нас пускают за границу по официальному заграничному паспорту гражданина Российской Федерации. К нам же можно въехать по паспорту моряка, по удостоверению личности, скажем, офицера Вооруженных сил Азербайджана, по документам спецслужб, например, Армении. К нам можно въехать даже по метрике, по свидетельству о рождении. Представьте себе удивленную физиономию офицера на улице, который останавливает подозрительное лицо и спрашивает, имеет ли тот регистрацию в Москве, на что тот ему говорит, что он вчера приехал, а в доказательство показывает ему свидетельство о рождении, по которому он легально может въехать в Российскую Федерацию, где сроду никогда никаких штампов о пересечении границы не ставилось. Проходной двор...
 
Может ли Россия сегодня говорить о том, что она контролирует свои границы, если она не контролирует приезжающих? Кто живет у нас в стране? А если эти люди находятся на нелегальном положении, они являются легкой добычей для криминальных структур. Достаточно серьезные потоки нелегальной иммиграции в районе Дальнего Востока. А там у нас за Уралом всего 17 миллионов человек, а чуть ниже спустились — 400, 500 миллионов. Мы сегодня примерно от каждой туристической группы, которая приезжает к нам из Китая, имеем 20-30 процентов невозвращенцев, то есть тех, кто остался в Российской Федерации. А потом обнаруживаются целые населенные пункты у нас на Дальнем Востоке, где живут, как правило, молодые люди, с хорошей военной выправкой, все граждане Российской Федерации, но по-русски не говорят.
 
Все проблемы наши оттого, что мы привыкли к стону, к тому, чтобы вытирать слезы и говорить о тех проблемах, которых не можем решить и прививать себе чувство какой-то внутренней неполноценности. Это неправда! Всё в наших руках, и все мы это решим, в том числе с помощью Всемирного Русского Народного Собора.
 

МИХАЛКОВ Н.С.
председатель Союза кинематографистов России, председатель президиума Российского фонда культуры, народный артист России

Я вспоминаю, Ваше Святейшество, первые Соборы, я вспоминаю о том напряжении, неуверенности, ощущении комплекса неполноценности, они проходили так оттого, что мы все время боялись, что нас попрекнут в национализме, в излишней приверженности к религиозным тенденциям и т.д.
 
Смотрите, что произошло за это время. Вот Григорий Алексеевич Явлинский говорит о православии, и это замечательно. Потому что я вижу в этом не просто дань движению, которое прослеживается в стране, а я вижу в этом реальное осознание того, что вопрос «как жить?» может иметь ответ только тогда, когда мы поймем: «зачем жить?». Ибо первым вопросом для русского человека был вопрос: «зачем жить?». И тогда он находил ответ на вопрос: «как?».
 
Сегодня возникает тенденция осознания того, что нам, кроме нас самих, никто не поможет. Есть чудная французская пословица: бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Нужно было, чтобы произошло 11 сентября — для того, чтобы мир оглянулся на нас и на наш опыт. Произошло осознание того, что цивилизация опережает гуманность, что не может долго продолжаться ситуация, при которой для одних война — это компьютерная игра на высоте 11 тысяч метров, абсолютно безболезненная и безнаказанная, а для других — это оторванные руки и ноги, несчастные дети, кровь и страдания.
 
Так не может продолжаться долго. Соединенные Штаты Америки, когда потеряли баланс в лице Советского Союза, который был другой страной (им была загружена другая чаша весов), ощутили, с одной стороны, абсолютную силу и безнаказанность, а с другой стороны, сегодня доказано, что отсутствие баланса приводит к растерянности общество. Америка растеряна, Америка по-настоящему растеряна, и патриотизм сегодня выражается в том, что раскупаются американские флаги, покупаются противогазы и антибиотики.
 
Так за что держаться изнутри, за что держаться, когда единственным способом борьбы является военное вмешательство? Но человеку, который отдает свою жизнь за какую-то идею, я не берусь оценивать терроризм, вы сами понимаете мое отношение к этому, но говорить ему, человеку, который свою жизнь отдает и, естественно, не жалеет других, — мы тебя убьем, это все равно, что вегетарианцу: будешь так себя вести, мы тебе мяса не дадим. А он говорит: а я не ем, мне оно не нужно.
Невозможно пройти путь культуры от Адама и Евы до Тициана, Тинторетто или Рублева, имея только возможность приобрести результаты труда. Цивилизация может купить результаты истории и культуры. Но она не может пройти этот путь культуры. И глупо, и наивно предполагать, что технологии могут решить все проблемы человечества... Я недавно оговорился в одном интервью, что шах иранский поднял страну, а когда он был изгнан, страна опустилась до Хомейни. И меня абсолютно правильно поправил человек. Он сказал: это для вас она опустилась, а для других она поднялась до Хомейни.
 
Дело не в том, чтобы принимать чужую веру и идеологию. Но никогда невозможно оценивать, не пытаясь проникнуть в суть, историческую суть, глобальную историческую, генетическую суть той или другой религии или той или другой цивилизации. Надо присматриваться друг к другу, нужно тратить время на то, чтобы понять человека, ибо человек есть не средство, а цель.
 
Сегодняшнее телевидение делает из человека только средство, использует его как средство. А человек не средство, он цель. Поэтому я думаю, что прав Геннадий Андреевич, когда он говорит, что нам необходим общедоступный народный канал телевидения, общедоступное телевидение, народное телевидение. Должна быть внутренняя обратная связь. Регионы должны самодостаточно говорить о себе центру и поэтому телевидение должно быть такое, чтобы, включив его в 3 часа ночи, ты смотрел, что происходит в Хабаровске, потому что там 10 утра. Мы должны иметь возможность внутренней обратной связи. Это важно не только регионам, это важно нам, мы должны понимать, чем дышит страна. Потому что Москва — это еще не Россия. Москва находится в абсолютно ином состоянии, нежели вся остальная страна. И тем не менее... Я очень много по ней езжу. Идет последовательное, очень поступательное, медленное, но движение самоосознания себя не населением, а народом, нацией — и не территорией, а страной.
 
Я думаю, чрезвычайно важная задача для Президента — появляться в стране не тогда, когда там катастрофа с лодкой, а бывать там, в регионах, когда там ничего еще плохого не произошло. Страна должна понимать, что есть тот центр, который на нее обращает внимание не только тогда, когда ей плохо. Мы должны делиться радостью, а не только бедой. Это принципиальнейшая задача — создать атмосферу в стране. И прав Д. Рогозин, который говорит — мы все можем. Как сказал Достоевский: «Политика — это любовь к Родине, больше ничего».
 
Никто, повторяю, нам не поможет. Сегодняшний Собор разительно отличается от того, который был несколько лет назад, потому что мы говорим о вещах, которые для нас были запретными и интимными, мы говорим о них сегодня открыто. Мало того, что открыто, мы говорим, осознавая то, о чем говорим.
 
Для меня вопрос различия религий был решен, когда я приехал на Волгу и меня пригласили в татарское село на праздник. Волга, леса, березы, русский пейзаж, русская живопись. Был праздник. Мне говорят: «Хотите мечеть посмотреть?» Я говорю: «Мечеть это как «Белое солнце пустыни»«. Приехали, стоит мечеть, кругом березовые леса, поля, река. Поднялись наверх. Я спрашиваю: «Давно построена мечеть?» — «Шесть лет». «А давно здесь живут люди, — спрашиваю я по безграмотности, — которые в мечеть должны ходить?» «800 лет...» И я понял, что для этих людей этот пейзаж такой же родной, как и для меня. Для них эта жизнь, эта земля — она такая же родная, как и для меня. И на уровне пейзажа мы сошлись навсегда, потому что я точно знаю, что если будет нужно, эти люди, которые ходят не в православный храм, а в мечеть, эту землю будут защищать.
 
И последнее. Я думаю, что надо говорить о том, что делать. Мне кажется, что самое главное, может быть, не принятие решения, на которое нужно время, чтобы это решение воплотить в жизнь. Мне кажется, что мы уже сегодня должны оценить ту атмосферу, которая создается в стране и в этом замечательном зале, в этом великом Храме, который стал уже памятником нового времени, ибо когда выезжаешь из-за любого угла и видишь Храм Христа Спасителя, и когда подлетаешь к Москве во Внуково, этот символ и образ мощи должен вдохновлять нас и помогать.
 

ЗОРКАЛЬЦЕВ В.И.
председатель Комитета Государственной Думы РФ по общественным организациям и религиозным объединениям

Уважаемые участники этого очень представительного форума!
 
Стало доброй традицией в России проведение Всемирного Русского Народного Собора. Это уже традиция и это показатель как определенной зрелости института гражданского общества в нашей стране, так и свидетельство того, что патриотические силы России, преодолев былую разобщенность, стали реально влиять на общество. Во всяком случае, стараются влиять на общество.
 
Большая заслуга в этом принадлежит Русской Православной Церкви и ее предстоятелю Святейшему Патриарху Алексию II. Для людей православной традиции характерно, естественно, органическое стремление к стабильности, которая снимает напряжение и вносит элемент согласия, создает мощный потенциал для саморегуляции в обществе.
 
Очень знаменательно, что мы сегодня собрались здесь, в этом Храме. Москва — сердце России. Храм — воплощение ее души. Это поистине всенародная святыня, символ величия и несгибаемости русского духа, крепости православия, источник вдохновения для созидательного труда во имя процветания нашей Родины. Это значит, что данный форум, данное высокое Собрание, — действительно русское, действительно народное и имеет общероссийское, я бы сказал, общенациональное значение.
Задумываясь об исторической судьбе России и ее роли в мире в настоящее время и в будущем, о судьбе русского, невольно разделенного множеством границ народа, нужно вернуться к ее историческим корням. А корни Руси тесно переплетены с православием, с традициями восточно-христианской цивилизации. Причем это касается не только русских, а всех других народов, объединенных и проживающих на территории нашей страны.
 
По этому поводу хотелось бы привести один пример. На прошедшем недавно съезде федеральных еврейских общин России, выступая перед раввинами, муфтий Татарстана Фарид Салман сказал удивительно точные слова: «Что всех нас объединяет? Святая Русь». Вот так просто и емко была выражена вся сила, весь магнетизм русской нации, ставшей объединительницей всех народов России.
 
Сейчас много говорят об европейской интеграции, о создании мощного Евросоюза, способного противостоять натиску американской экспансии. Но Европа без православных ценностей, без восточных христианских традиций, без восточно-христианской духовности — это все равно, что птица с одним крылом. Без православных традиций, без силы русского духа, русского характера все попытки объединяться будут носить половинчатый характер.
 
Да и о какой интеграции, о какой стабильности без нашего участия может идти речь, если треть населения Европы — это православные люди.
Никогда в России не шли по пути разделения Европы на два духовных лагеря, противостоящих друг другу. Но история уже сама распорядилась: нам жить вместе, поэтому надо искать пути гармоничного сосуществования.
 
Скажу больше. Живой родник православия уже спасает и спасет Европу, вдохнет в нее новые силы, а Россия, Русь, выступит главным бастионом, главным защитником восточных христианских цивилизаций. Нам не нужен ни американский, ни китайский путь. Православная цивилизация сама является жизнеспособным прототипом нового пути развития человечества, тем более что практический опыт подобного конструктивного сотрудничества уже имеется в рамках Европейской Межпарламентской Ассамблеи православия. Я представляю здесь эту организацию.
 
На протяжении уже почти восьми лет здесь ведется работа по расширению и углублению диалога Церкви, общества и государства в международных масштабах. Удалось наладить контакты с государственным руководством восточноевропейских стран, со всеми поместными Православными Церквями. Но самое главное — с наиболее активной частью православной общественности более чем двадцати европейских государств. Сдвинулся с мертвой точки вопрос о предоставлении государственной регистрации Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата. Нам удалось отстоять древние православные монастыри на оккупированной части Кипра, поддержать православных в Косово.
 
Нами оказывается поддержка гуманитарным проектам, способствующим расширению межславянских связей. Во всем этом одну из ведущих ролей играла российская делегация, а духовной опорой нашей деятельности является Русская Православная Церковь и постоянное внимание Патриарха, который по-отечески держит руку на пульсе этого движения.
 
Русскую Православную Церковь отличают здоровый канонический консерватизм и высокий социальный динамизм, готовность к достойному ответу на вызовы времени. Поэтому закономерно, что именно в России впервые в истории восточно-христианской цивилизации были сформулированы и приняты Основы социальной концепции, положившие начало структурному, комплексному осмыслению роли Православия в современном мире. Мне представляется, что глубину и значимость этого документа нам еще предстоит осознать. Для этого требуется время.
 
Основы социальной концепции — это, по существу, второй церковный документ, обращающийся к вопросам нравственным, после решений Собора. А это значит, что происходят серьезнейшие глубинные процессы, когда общество третьего тысячелетия обращается к нравственному авторитету Церкви, воспринимая ее как духовный свет, как хранительницу непреходящих вечных ценностей.
 
Кто же есть мы, русские?
 
Без ответа на этот стержневой вопрос не будет реального продвижения вперед, не будет ясности с путями преодоления существующих в обществе проблем. Я думаю, что назрела необходимость законодательно определить этот вопрос, возможно, через принятие Закона о русском народе, который бы обеспечил сохранение этого уникального этноса и закрепил государственную поддержку русских общин за рубежом.
 
На прошедшем в октябре Конгрессе соотечественников Президент России В.В. Путин сказал, что Россия заинтересована в возвращении соотечественников на Родину. «Мы должны быть вместе», — сказал он. Я бы сказал так: мы обречены быть вместе, это наша судьба, это наши общие духовные и этнические корни. И тот, кто отвернется от них, перестает быть русским, порывает связь со своей Родиной, с Россией.
 
Русская нация имеет стержневой, объединяющий характер православной цивилизации, и наш форум со временем должен стать Собором всех народов, объединенных православными традициями. «Земля с землей сомноженных народов. Соборный Свод согласных языков», — как очень тонко, проникновенно и своевременно определил эту проблему поэт Егор Исаев.
 
Это путь к единству России, чему мы с вами должны активно содействовать. И я верю, что Собор как раз и явится той духовной скрепой, тем организующим фактором стабильности в России и вне ее.
 

РАСПУТИН В.Г.
писатель, член Президиума ВРНС

«Оголодавший, нищий народ, живущий на семи ветрах, не в силах заинтересованно-вдумчиво осуществлять дело народоправства, ему впору чиниться добывать кусок хлеба, осмотреться. И как ни трудно это будет иным, верующим в целебную силу народоправства, — им придется на опыте убедиться как народ, отброшенный к ХIV веку, займется первичной кладкой на пепелище, передав «государственное» немногим, верным, — возможно, что и с наказом. Затейливая резьба будет потом навешена, когда подведут под крышу. Строить будут под «кнутьями». Неприятное это слово. Не под ременным и кнутьями рабского застенка, не под ядовито-острыми кнутьями соблазна, каким недавно гнали народ под веселую музыку к могиле, а под кнутья жестокой необходимости».
 
Это Иван Шмелев, 1924 год, когда русские люди и внутри России, и в Зарубежье начали предполагать и планировать, как, какими силами и средствами удастся поднять из жестокой разрухи их уцелевшее Отечество. Припоминая эти слова, снова и снова приходится только диву даваться тому, во-первых, с каким постоянством самоубийственные порывы раз, а то и два раза в столетие сбивают Россию с назначенной ей орбиты, и тому, во-вторых, как во все более изнурительном и все более самоотверженном порыве поднимают ее на ту же высоту. Всякий раз одно и то же: Россия плоха, жить в этой стране нельзя, ее следует немедленно перекроить по передовым «колодкам», и всегда заводилы такого переустройства выскакивают из «троянского коня» (в последний раз «троянским конем» оказался Кремль), устраивают грабеж и насилие, превращают Россию в «дикое поле» и, сделав свое дело, уходят в удобное и безопасное укрытие. И всякий раз дело спасения достается национальным, коренным силам. Бьет колокол тем же самым тревожным и подгоняющим боем, что и при пожаре, и сельский и городской миры поднимаются на общую и неотложную работу собирания из осколков в целое и живое. Родина-мать зовет, и все сыновье, что дышит с нею в один лад, выходит на этот зов. Так было после Смуты, после революции, после войны. Так могло быть и сегодня. Но сегодня Родина-мать все еще молчит, не в силах произнести собственное слово, боясь, что из того, что способна она сейчас выговорить, составится не четкий призыв, а растерянный стон.
 
Она способна воззвать лишь в том случае, когда все кругом — пусть в жестоких ранах, страданиях, болях, но и в молитве и любви, но и в разбуженном ожидании будет услышано своими, и та мучительная и долгая истяга, к которой она позовет, будет во имя своего. Только такой голос, весь вынесенный наружу, без единой трещинки, где могла бы спрятаться недоговоренность, и способен собрать в народ его разрозненные группы, только он и способен сотворить чудо и мобилизовав на необъятную страду всех, кому на роду написано служить России. Но нет такого призыва. Сегодня, похоже, ведут дело к тому, чтобы «спасти Россию без участия народа в спасительной работе, а затем, якобы спасенную, подарить ее народу. Но это будет уже и не Россия, и это будет уже и не народ. Это — отдать в дети тех, кого лишили матери, и говорить о благосостоянии по окрепшему меню.
 
Ошибаются те, кто поверил, будто после 11 сентября, когда таранили Америку, история отстояла себя и свое право развиваться таинственными собственными путями, отдельными для Запада и Востока, Юга и Севера. Напротив, события 11 сентября, и сейчас это все заметней, еще больше подтолкнули стремление к строительству полностью контролируемого глобального мира. И, чтобы не оказаться в нем, требуются не только молодежные протестные мятежи, но и решительная воля государств. Мир изменился, и национальную самобытность какого бы то ни было народа за «железным занавесом» сегодня не удержать. Границы разгораживаются, валюты сливаются, диктат объединенной империи сильных по отношению к слабым и непокорным становится все более беспощадным.
 
Глобализация — это все вместе и все против всех, жестокий закон естественного отбора и ступенчатого выживания, звериная конкуренция, могила всего индивидуального и заповедного, окончательная инфильтрация души и воли. Вновь подступает со своей страшной материальной правдой Великий Инквизитор из «Легенды» Достоевского: «О, никогда, никогда без нас они (люди — В. Р.) не накормят себя. Никакая им наука не даст хлеба, пока они будут оставаться свободными (свободными в своей вере и любви к Христу — В. Р.), но кончится тем, что они принесут свою свободу к ногам нашим и скажут нам: «Лучше поработите нас, но накормите нас». Поймут наконец сами, что свобода и хлеб земной вдоволь для всякого — вместе немыслимы... Убедятся тоже, что не могут быть никогда свободными, потому что малосильны, порочны, ничтожны и бунтовщики. Ты обещал им хлеб небесный, — обращаясь к Христу, продолжает Великий Инквизитор, — но, повторяю опять, может ли он сравниться в глазах слабого, вечно порочного и вечно неблагодарного людского племени — с земным?».
.
И вот в этот-то оголенный циничный мир, где идет торгашеский промен духовных даров на дары вещественные, шантажируют хлебом и выдают индульгенции на жизнь, где «нет преступления, а стало быть, нет и греха», а права человека выше прав народа, в эту плавильную печь, где из всякого своеобразия, и прежде всего из национального, вырабатывается стандартный продукт, — вот туда-то и вталкивается теперь торопливо Россия для соответствующего обжига и формовки. И делается это с той же рьяностью и бесшабашностью, с какой уже проводился в начале минувшего века социальный эксперимент, — не потрудившись заглянуть в личную карточку народа: кто он и откуда, что для него хорошо и что нет.
 
Все проводившиеся в 90-е годы реформы устраивались в России по чужим образцам, они были не исходящими изнутри, а привнесенными извне. И даже поверх чужих норм добавлялось с избытком — в расчете на то, что наш брат упрям, его надо ломать наверняка. Подавляющее большинство населения не сделалось от этих ломок ни энергичней, ни педантичней, как американцы или немцы, а от жестоких ударов по самым чувствительным местам согнулось от боли пополам и до сих пор не может распрямиться. Большинство обеднело, психически и морально изнурилось и потеряло последнюю веру в государство. «Безгосударственных» людей, не имеющих ни прав и ни обязанностей, ни привязанности и ни благодарности, одичавших и отчаявшихся, в России сейчас не меньше, чем было их во времена лже-Дмитриев. Государство отвернулось от своей великой национальной культуры, и она, как побирушка, в бессилии ужимаясь и теряя голос, пробавляется подаянием. Литература, два века бывшая естественной и нравственной школой народа, отпихнута, словно натерший шею хомут, и ее место с гиком, лаем и непристойностями заняла подворотня. Уберегшаяся Россия, также сторонящаяся государства, пытается спасаться от всего этого содома общинами с христианским, полусветским-полумонастырским уставом, да ведь известно: лжа, что ржа, без державной подмоги тлит любые крепости.
 
Казалось бы: что было, то было — не убиваться же теперь по отшедшему! — если бы оно только было отшедшим. Ничего подобного: продолжается так называемое «углубление» реформ. «Углубление» — это посягательство не только на государственные основы, но на отечественные, освященные традицией, глубины, «откуда пошел есть» со своими собратьями русский человек. Готовящаяся реформа русского языка и образования (реформа образования уже началась в «экспериментальном», т.е. замаскированном виде) — как раз из этого ряда вмешательства в духовную генетику русской жизни и переключения ее в простую функцию. В последние времена действительность награждала нас за измену самим себе такими непристойностями, что от повторения их мы, похоже, разучились краснеть. Уже забыто, что президентскую предвыборную кампанию пять лет назад у нас проводили американцы, что сплошь и рядом американцы ходили в советниках и главных специалистах при подготовке российских реформ. Единый выпускной и вступительный экзамен по тестам — это изобретение американской педагогики в помощь своим оболтусам, не способным к обширному и творческому знанию, — так зачем же еще, скажите на милость, лучшее в мире образование, нуждающееся, разумеется, в финансовой поддержке, переводить на худшее, как не из подобострастия к сильному, который показывает у нас себя хозяином?! И реформа русского языка с упрощенным правописание — не для того ли сейчас идет вокруг него возня, чтобы американцам, внешним и внутренним, легче было составлять для наших ребятишек учебники и заменить Шахматова и Даля?! Примитивно, скажете, глупо? А разве менее примитивно и менее глупо, но по последствиям своим не менее пагубно и уродливо, менять на нас саму кожу, чтобы мы приличней выглядели пред светозарными очами Запада?!
 
Народы не делятся по сортности, второстепенных народов не бывает. Однако существует такое понятие как ранг народа в истории. Этот ранг может усиливаться или ослабляться в зависимости от усиления или ослабления государства. Но народ, всегда, в любых неудачах и несчастьях, будет иметь внутренние, духовные и физические запасы для восстановления своих сил и значения, покуда он остается самостоятельной и самодостаточной величиной, покуда опирается на свои исторические истоки. Но как только повреждается корень, а специалисты принимаются хлопотать не над его спасением, а над спасением занесенных в него вредителей, дело может закончиться печально.
 
Повторю в заключение: народ наш согласится и на дальнейшие претерпения, как это было после Отечественной войны, но уверьте его на родном языке, без лукавого акцента, во имя чего ему придется принять эти добровольные, выражаясь словом Шмелева, «кнутья». Это не его судьба — искать братьев за океаном. Братья у него уже есть.
 
 

Второе пленарное заседание

 ГЛАЗЬЕВ С.Ю.
председатель Комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной Думы РФ, член-корреспондент РАН

Если сопоставить итоги развития последних лет с нашими соседями, то мы вынуждены констатировать, что за то время, когда Китай, наш ближайший сосед, вырос в 23 раза за 20 лет и по объему производства, и по оплате труда, мы, прошу обратить внимание, за 20 лет в 2 раза сократились и по объему производства, и по доходам. И сегодня уже соревнуемся не с Китаем, который в 4 раза больше нас производит, и не с Европой, а соревнуемся с Кореей.
 
И если при всем величии нашей духовности, нашем интеллектуальном и научно-техническом потенциале сложилась ситуация, когда на рубеже веков весь мир переходит на инновационный путь развития, когда основой экономического роста становятся знания, интеллект, способность к творческому труду, а мы со всеми нашими великими традициями не в состоянии конкурировать со странами, которые еще недавно казались периферией, у которых отродясь не было такого научно-технического потенциала и возможностей, как у нас, — это означает, что в нашем Отечестве что-то не так, что-то неправильно.
 
Поэтому я хотел бы привлечь внимание именно к фундаментальным проблемам, к проводимой нами социально-экономической политике. В ее основе, как известно, лежит доктрина рыночного фундаментализма, она достаточно проста. Суть ее сводится к тому, что в современной экономике, якобы, определяют ситуацию частные фирмы, каждая из которых стремится к максимализации своей индивидуальной прибыли, и свободная конкуренция обеспечиваеют выход экономики на максимально эффективное использование ресурсов и обеспечивает максимальное общественное благосостояние.
 
В соответствии с этой идеологией, государство может не беспокоиться, оно может отдыхать, потому что все решит за государство рынок. Это частные фирмы, которые максимализируют свою прибыль и найдут то максимальное экономическое решение всех проблем, которое даст максимум общественного благосостояния. Чем меньше государства, тем лучше, чем меньше оно вмешивается в экономику, тем меньше оно сдвигает ее социальное равновесие и тем лучше для общественного благосостояния.
 
Надо сказать, что в этой идеологии нет соответствия реальной действительности. Нам эту идеологию навязывают. Надо отметить, что в этой теории нет места таким фундаментальным вопросам, как общественные интересы. Общественные интересы здесь сводятся к сумме интересов индивидуумов, каждый из которых борется за максимум своего благополучия, а мотивация личности сводится к максимализации удовольствия. Вот и вся теория, которая положена в основу нашей социально-экономической политики. И любовь, и честное благо в соответствии с этой доктриной есть ни что иное, как сумма полезности для отдельных людей, каждый из которых стремится к максимуму удовольствий.
 
Понятно, что для периферийных стран мировой экономической системы ситуация эта явно неравная и выбор за теми, у кого больше денег, больше капитала, больше возможностей, опыта, а именно за транснациональными корпорациями.
 
Сегодня эта доктрина реализуется у нас. И она сталкивается с нашим отечественным традиционным мировоззрением, и прежде всего православным мировоззрением. Дело в том, что в этой доктрине нет места таким привычным для нас ценностям, как доброта, потому что добро, в соответствии с этой доктриной, — способность извлечь прибыль. Если мне ближний дает возможность заработать, значит, это любовь. В этой доктрине нет места справедливости, потому что нельзя найти справедливого решения в ситуации противоположности индивидуальных предпочтений.
 
И в этой доктрине нет понятия «общественное благо», потому что в сумме индивидуумов общественного блага не получается. Оно может сводиться только к сумме индивидуальных предпочтений и удовольствий.
 
К сожалению, сегодня эта доктрина взята на вооружение нашими либералами. Я могу сказать, что мы всецело поддерживаем предложение Г.А. Явлинского развить систему образования, дать каждому в мире ребенку нормальное образование. Но дело в том, что эта идея не вписывается в доктрину рыночного фундаментализма. Она не реализуема. Поэтому, если мы не поймем в чем причина наших бесконечных фундаментальных провалов, мы будем выдвигать такие красивые, хорошие идеи, которые при столкновении с бюджетом не реализуются.
 
Мы предлагали Государственной Думе дать системе образования столько денег, сколько положено по закону, и это не трудно подсчитать. Недодали 54 миллиарда рублей, поэтому наша высшая школа сегодня, прямо скажем, умирает. Средний возраст преподавателей достигает уже 60 лет, и при таком отношении к образованию, конечно, будущего у страны нет.
 
Но в рамках доктрины рыночного фундаментализма ничего делать не надо, потому что каждый сам получит то образование, которое хочет, которое ему даст максимум возможностей, поэтому государство опять может сидеть и не беспокоиться.
 
Не удивительно, что последствия проведения такой социально-экономической политики вступают в явное противоречие с нашими представлениями о том, что такое добро и зло, и противоречат нашим национальным интересам.
 
Приведу несколько наиболее ярких примеров. Сегодня труд в России стал самым дешевым в мире. Наш квалифицированный рабочий, инженер, ученый, которыми мы всегда так гордимся и говорим, что наша система образования лучшая в мире, а люди наши лучше всех умеют трудиться, особенно в интеллектуальных сферах, получают за свой труд в пять раз меньше, чем в Европе. Как это соотносится с нашими принципами социальной справедливости, благополучия, теориями экономического роста? В соответствии с доктриной рыночного фундаментализма здесь опять ничего делать не надо. Не надо проводить политику повышения доходов, не надо фиксировать минимальную зарплату нормами прожиточного минимума, не надо вводить представителя трудовых коллективов в советы директоров компаний, ничего делать не надо. Труд, как он оценен, так он и будет оценен рынком. И по сути, к сожалению, Трудовой кодекс, который с такой помпой протаскивается через Государственную Думу, закрепляет рабское положение труда в нашем обществе.
 
Возьмем второй пример. При всей нашей бюджетной недостаточности, мы все время говорим, какие у нас природные ресурсы, какая природная рента... Почему эта природная рента не работала в интересах общества и государства?
 
Действительно, природные ресурсы даны нам от Бога, и они должны работать в интересах всего общества, а не в интересах тех, кто захватил месторождения полезных ископаемых и присваивает себе природную ренту. Это аксиома. Не только моральная аксиома, но и юридическая аксиома, потому что недра принадлежат государству. Но на практике природная рента, объем которой каждый год составляет примерно 30 миллиардов, то есть такой, как весь федеральный бюджет, по сути, уходит мимо бюджета, уходит в карманы тех, кто присвоил себе месторождения, и фактически вывозится из страны. Мы говорим, что необходимо взять природную ренту в доход государственного бюджета. А фундаменталисты с либералами говорят: не надо. Потому что те, кто захватил недра, сами прекрасно знают, как распорядиться этим богатством. Поэтому давайте им предоставим возможность полностью ими управлять и вывозить капитала столько, сколько им захочется.
Поэтому на власть сегодня оказывается колоссальное давление: требуют отменить валютный контроль и дать возможность выкачивать из России денег столько, сколько заблагорассудится, потому что в соответствии с этой доктриной считается, что эти люди оптимальным образом сами распорядятся этими деньгами.
Третий пример. Подоходный налог. Мы единственная страна из развитых стран, которая пришла к абсолютно универсальному, единому для всех подоходному налогу в 13 процентов. При этом граждане получили удовольствие платить на 1 процент больше налога со своих доходов, зато богатые получили возможность легализовать незаконно полученные доходы за 13 процентов.
 
Опять же это противоречит всем принципам справедливости, противоречит международному опыту, но так нужно с точки зрения теории рыночного фундаментализма, потому что каждый должен иметь равное бремя ответственности. И если богатые зарабатывают больше, то платить они должны так же, как и все остальные, потому что с каждого одинаковый спрос и богатство не есть какая-то дополнительная ответственность.
 
Лучшим показателем проводимой политики у нас является бюджет. Здесь уже много говорилось, в том числе моими коллегами из Государственной Думы, о таких социальных проблемах, как нищета, беспризорность, развал системы образования, но все это отражение бюджетной политики, в которой нет 20 миллиардов рублей на то, чтобы погасить долги по детским пособиям, нет денег на борьбу с детской беспризорностью, всего лишь каких-то 80 миллионов рублей дается на эти цели, причем сумма каждый год падает. Нет денег на науку, на образование и здравоохранение...
 
В заключение я хотел бы обратить внимание участников Собора на нравственную сторону проводимой политики. До тех пор, пока мы сами не ответим на вопрос, почему такая политика проводится, в чьих интересах, как она соотносится с нашими традициями и ценностями и представлениями, мы никогда не выйдем из тупиковой ситуации.
Эта политика безнравственна. Она безнравственна не только потому, что оставляет, как говорится, без ничего, образование, здравоохранение, будущее нашей страны. Она безнравственна потому, что противоречит фундаментальным основам нашего жизненного устройства, нашего мировоззрения. Она делает невозможными ни общественное благо, ни социальную справедливость, ни развитие.
 
Хотел бы предложить, чтобы наш уважаемый Собор создал все-таки постоянный свой орган, который бы занимался анализом таких фундаментальных вопросов, и чтобы мы не раз в год собирались здесь, обсуждая время от времени разные вопросы, расходясь затем и продолжая мириться с той ситуацией, которая есть, а чтобы работа приобрела системный, четкий характер. Нам нужна экономическая политика, которая соответствует нашим принципам, нашим традициям, и тогда наши возможности будут реализованы. Такая политика нами разработана в нашей программе, о которой говорил Геннадий Андреевич, ее надо обсуждать, внедрять, реализовывать, но для этого Собор должен стать действенным практическим инструментом нашей общей работы.
 
 

САДОВНИЧИЙ В. А.
член Президиума ВРНС, академик РАН, ректор Московского Государственного Университета им. М. В. Ломоносова

Коротко коснусь двух главных проблем, которые неоднократно здесь уже сегодня поднимались: о роли науки и образования как скрепе государства, как основном стержне, духовном стержне Российского государства и культурного развития.
 
К сожалению, в последнее время образование стало разменной картой для многих людей, имеющих власть или влияющих на власть, и при этом всегда это слово употребляется для того, чтобы продемонстрировать свою верность народу и тем самым возбудить чувства многих людей. Очень часто об образовании говорят поверхностно, не затрагивая основ, глубин этой проблемы.
 
Когда говорят об образовании, то очень многие представляют, что это посещение школ и университетов, где что-то рассказывают, проходит сорок пять минут, звучит звонок, перерыв, и так четыре часа, и студент свободен.
 
Но образование — это лаборатория, это тяжелейшее оборудование, тяжелейшее в смысле наукоемкости, это эксперименты, это бессонные ночи, это неудачи, и это, наконец, через годы, крупинка открытия, которая переворачивает и душу человека-исследователя или учащегося, и делает что-то полезное для человечества. И только такое образование готово служить в полной мере народу.
 
Передо мной несколько дней назад появилось толстое исследование Комиссии по образованию, созданной при Президенте США. Доклад называется «Сегодня, или будет поздно». В этом докладе, по сути, говорится о математическом и естественнонаучном образовании в мире.
 
Почему этот доклад появился? Он появился как продолжение того доклада, который подготовили после запуска первого нашего спутника. Тогда Америка в изумлении застыла, и была срочно предпринята реформа образования в Соединенных Штатах. Им многое удалось сделать. На это были брошены сотни, многие сотни миллиардов долларов, и за эти годы Америка сильно преобразилась. Но тем не менее сейчас она понимает, что они отстают, отстают от России в смысле естественнонаучного и математического образования, настоящего образования, отстают от мировых требований, мировой планки. И сегодня Америка бросит на это снова сотни миллиардов долларов для того, чтобы свое образование двинуть в ногу с наступающим постиндустриальным обществом. В постиндустриальном обществе будут только те, кто способен к действию, кто будет обладать знанием информатики, физики, химии, биологии и т.д. И это будет движителем прогресса общества.
 
И что же в это время навязывается нам в России? В это время навязывается реформа образования, связанная с абсолютно не затрагивающими существо образования действиями, как то: десять лет, одиннадцать или двенадцать, или единый экзамен, или пусть талантливые в вузы по-прежнему отбираются на экзаменах. Кстати, я всегда выступал против единого экзамена, но вот последний тест меня заставил изумиться. Один из вопросов этого единого экзамена был такой: что общего у ежа и молока? Никто не догадается. Оказывается, школьник должен ответить, что общее у ежа и молока — их способность свертываться.
 
Нам навязывается неравенство доступа к образованию. Тот, кто наиболее будет подготовлен с помощью репетиторов, получит лучшие баллы, а значит, будет иметь возможность поступления в вуз государственный. С упорством, достойным лучшего применения, прививается эта идея.
 
Но главное даже не в этих деталях, здесь можно возражать, спорить, а главное, что не эта линия преобразования или модернизации нашего образования должна быть основной. Линия как раз состоит в том, чтобы сделать коренные реформы и оказать поддержку нашему образованию, чтобы классику, те научные школы, те традиции, которые были, поддержать, закрепить, и мы снова были бы недосягаемы, как были до сих пор.
 
Я думаю, что это задача национальная, это задача политиков, это задача каждого человека. Общественная сила, общественное единство — это немалая сила для того, чтобы остановить то, что не продумано и что не в интересах государства. И есть хорошая платформа. В.В. Путин сказал: образование в России должно быть доступным для каждого талантливого человека, оно должно быть бесплатным, и оно должно сохранить наши традиции и наши высокие планки.
 
Уместно вспомнить, что на самом деле история нашего образования, да иначе и быть не могло, это история нашей Церкви. Откроем книгу историка С.М. Соловьева. Он среди важнейших 77 событий, происшедших с начала образования Российского государства, то есть с 862 года и до середины XIX в.
 
назвал Крещение Руси. Но среди этих 77 событий он назвал и учреждение в 1755 году Московского университета. Сама идея необходимости Московского университета была высказана тоже нашим известным историком, религиозным деятелем Симеоном Полоцким: надо в Москве создать Университет и науку в России явить.
И Московский университет явил эту науку в лице многих, в том числе в лице Сергия Булгакова и С.М. Соловьева, П. Флоренского и П. Новгородцева, А.Ф. Лосева и многих других. В этом единстве истоков Церкви и образования, переплетении этих общих задач и была всегда наша сила.
 
Давайте вспомним, что на Россию свалилось за последние 10 лет: полное отрицание идеи образования и ценности образования, различные магии, колдовство, идея приватизации университетов, сектантство, развращение молодежи т.д. Всё это было 8—10 лет назад. Каков был ответ Церкви и университета: мы открываем в эти годы храм святой Татианы. Мы создаем вместе с Патриархом Свято-Тихоновский институт, где учатся уже десятки тысяч молодых людей. Мы восстанавливаем забытую и запрещенную традицию — празднование Татианина дня, как что-то светлое в истории образования. И каждый год 25 января Его Святейшество ведет службу в Успенском Соборе, посвященную Татианиному дню, дню основания Московского университета. Мы останавливаем, отодвигаем волну культурного вандализма, который обрушился на нас, и стабилизируем ситуацию.
 
Я считаю, что сейчас нам брошен новый вызов: что наша система образования и наука может быть отброшена путем непродуманных реформ, которые заведомо уведут нас от главной стратегической цели преобразования науки и образования в интересах нашего государства.
 

ШАЕВИЧ А.С.
главный раввин России

Я имею счастье шестой раз участвовать в работе Российского Собора и каждый раз здесь, на этом Высоком Собрании, говорится о тех проблемах, которые переживает наше общество. К сожалению, проблем каждый раз становится больше и больше. Очень хотелось бы, как призывает господин Рогозин, говорить о хороших вещах, с оптимизмом, но причин, как мне кажется, в сегодняшней России для оптимизма не так много. Я не буду повторяться, а расскажу вам обычную житейскую историю.
 
Несколько лет назад меня пригласили на радио, это было 1 июня в День защиты детей. Вместе со мной присутствовало большое количество политических деятелей, известных артистов, писателей. Мы говорили о проблемах детства. А перед ведущей на столе лежала гора детских писем. И ведущая каждому выступавшему давала возможность вытащить одно письмо. И говорила: они все одинаковые, берите любое и, если можете, помогите, потому что все письма были наполнены просьбами. И я тоже вытащил одно письмо. Пришел домой, прочел его. Должен сказать, я не очень сентиментальный человек, но дал его почитать жене — она заплакала.
Писала девочка, 15-ти лет, что они вынуждены были уехать из Казахстана: она, мама, бабушка и ее сестра, потому что там русским живется очень плохо. И вот они приехали в Россию. Их послали в какой-то поселок, дали старый развалившийся дом, они в нем живут.
 
 
Но что меня потрясло? Ей 15 лет, она ровесница моему младшему сыну, и она пишет: я не хочу жить, я больше не хочу жить. Это 15-летний человек пишет в письме.
Я начал им помогать. Помогаю до сих пор. Переписываюсь с ее мамой постоянно. И вот мама, я не знаю сколько ей лет, но если девочке 15, то порядка 40 лет, она пишет: ну почему все эти годы, что мы общаемся, я до сих пор не востребована? Молодая женщина, готовая на любую работу, не востребована государством! Я не могу дать своим детям ничего, пишет она. У них нет будущего. И это горькая правда.
 
Мы говорим о высоких материях. Мы решаем мировые проблемы. Мы не видим, что происходит рядом с нами. Мы глухи и слепы. Государство решает свои проблемы, народ решает свои проблемы. Шок, который мы пережили 11 сентября, начался не 11 сентября. Для России начался он с распада Союза, и сегодня громадное количество людей находится в шоке, не выживает и не видит никакого просвета, не видит своего будущего. Прав Геннадий Андреевич, который говорит, что у нас нет концепции, что мы строим. Никита Сергеевич тоже прав: зачем мы живем, зачем человек живет на земле? Пусть это будет нужная концепция, пусть ее как угодно называют, но она должна давать возможность людям стоять на земле. Почему мы не можем за столько лет создать концепцию для России? Это наша земля, мы должны здесь жить, мы здесь умрем в положенное время, но мы должны жить достойно.
 
Я очень признателен Святейшему Патриарху за то, что он пригласил меня сегодня и дал возможность сказать несколько слов вам всем. Я вижу, что Русская Православная Церковь, как и во все прежние времена, приглашает к сотрудничеству всех, независимо ни от каких национальных, политических, религиозных принадлежностей.
 
Несколько тысяч лет назад Всевышний явил нам чудо и дал лампаду, которая должна гореть в храме один день, а горела 8 дней. В честь этого зажигаем мы каждый день по одной свече в течение восьми дней. Но награда — это чудо, которое Он явил иудейскому народу за силу духа, за то, что горсточка людей противостояла военной мощи громадного государства и победила.
 
И, я думаю, для России это тоже пример, потому что Россия действительно сильна духом своим. Нет такого народа другого, у которого был бы так велик дух. И в этом я вижу залог нашего будущего. И уверен, что Всевышний явит нам и свое чудо, чудо становления великой России.
 

Пандито Хамбо Лама Дамба Аюшеев
глава буддистской традиционной Сангхи России

Разрешите мне выступить от имени буддистов России, высказать свое отношение к Собранию русского народа.
 
Я немного вернусь к истории. 300 лет тому назад мои предки прошли 6 тысяч километров, пришли к царю Петру I. Они вошли в состав России добровольно. И мы 300 лет живем с русскими, 300 лет несем свою почетную обязанность называть себя буддистами. Мы прошли через все войны, через всю историю русского народа за последние 300 лет. И через два года, в 2003 году мы будем отмечать юбилей хождения к царю Петру I в славный город Санкт-Петербург. Я думаю, что Русское Собрание примет в этом достойное свое участие, и наши пути движения будут продолжаться постоянно навстречу друг другу.
 
О сегодняшней ситуации в Забайкалье я могу привести такой пример. Забайкальская епархия Русской Православной Церкви, центр которой находится в Чите, в Читинской области, а Республика Бурятия — это Бурятский Благочинный округ. Так вот, восемь приходов Православной Церкви находятся в Читинской области, а 40 приходов Православной Церкви находятся в Республике Бурятия. И при этом Республика Бурятия — это центр буддизма. И могу заверить, что между Православной Церковью и буддизмом, между бурятами и русскими нет никаких причин для разногласий, недопонимания друг друга нет и не будет.
 
К сожалению, из-за тяжелого экономического состояния и закрытия промышленных объектов, заводов оборонного значения у нас в Забайкалье, сокращаются трудовые места и происходит экономический отток русского населения, русскоязычного населения из Забайкалья. Мы прекрасно понимаем, что 300 лет назад мои предки выбирали, с кем жить — с русскими или с китайцами. И через 300 лет мы все-таки постепенно возвращаемся к той правде, которая была 300 лет тому назад. И поэтому уход русскоязычного населения из Сибири и Дальнего Востока нас напрямую оставляет с нашим соседом, от которого мы ушли 300 лет назад.
Мы прекрасно понимаем, что, помогая русскому народу, помогая Православной Церкви, мы помогаем тем самым через них самим себе.
 
И я сторонник того, чтобы Православная Церковь как Церковь русского народа, как Церковь большинства в Российской Федерации, имела огромное влияние в нашей стране и тем самым способствовала бы стабильности в нашей стране.
 
Исходя из этого я думаю и надеюсь, что русские православные, как самое большое население в России, и мусульмане, всегда между собой договорятся, они найдут возможность понять друг друга. И я горжусь, что мы относимся к традиционным религиям России. А что такое традиционные религии России? Это значит, традиционно живущие вместе православные русские, мусульмане татары и башкиры, иудеи евреи, буддисты буряты, калмыки и тувинцы, должны жить вместе и дальше, потому мы и называем себя традиционными.
 

СКАТОВ Н.Н.
директор Института русской литературы (Пушкинский Дом), член-корреспондет РАН

Мы действительно с определенного какого-то времени живем в ощущении страха перед терроризмом. Но есть еще и другой терроризм, и здесь я приведу цитату из Федора Михайловича Достоевского, которая во многом и прогноз: «Полунаука самый страшный бич человечества, хуже мора, голода и войны. До нынешнего столетия не было до сих пор такого деспота».
 
Полунаука, а можно, в сущности, сказать и полукультура, или антикультура. Вот говорят: «Давайте всех грамоте выучим». А кто будет писать эту грамоту, грамотные ли люди, вот вопрос.
 
Когда-то поэт сказал: «Россия отъезжее поле Запада». Все отъезжали, отъезжал Фальконе, отъезжал Растрелли... А сейчас Россия стала не отъезжим полем Европы, Запада, она стала, простите, отхожим местом Запада, и это страшно.
 
На Западе много прекрасных и привлекательных вещей. Моцарт не противостоит Чайковскому, Пушкин не противостоит Сальери и Гете, Фолкнер не противостоит Шолохову и Распутину.
 
Мы не должны превращаться в культурном смысле в помойку для Европы. А мы стали.
 
К опыту Запада тоже стоит присмотреться. Американцы закрыли свою знаменитую сорок вторую порноулицу, а мы таких улиц сорок сороков открываем. Они все-таки игорный бизнес загнали в резервации, а у нас он на каждой улице.
 
Давайте мы пойдем в мировое сообщество и у нас есть с чем прийти. Это действительно так, вопреки всему, несмотря ни на что, у нас есть духовная культура и особенно Слово. Мы говорим «язык», я предпочел бы говорить «Слово», потому что термин «язык» утратил свой сакральный смысл. «Слово» еще сохраняет и смысл, и связь времен. Иларионовское «Слово о Законе и Благодати», «Слово Даниила Заточника», ратоборческое «Слово о полку Игореве»... Нужно говорить не просто о русском языке, а о русском слове.
 
Я думаю, настало время создания мощного движения «Русское слово». Украинцы, не в пример нам, могут в бой идти за «мову». Важно всегда созидательное слово, и здесь громадная роль телевидения, просто необъятная роль, могущественное средство моментального воздействия на массы людей. Читаешь в газете: наше общественное телевидение — враг нашего общества. И это написал не радикал-нигилист в экстремистском издании, не почтенный религиозный деятель, но академик в либеральной «Общей газете».
 
Телевидение должно стать общественным не только по названию, и государственным не только по назначени. Если этого не будет, мы не получим ни культуру, ни слово, ни образование.
 
Что мы собираемся строить? Если мы собираемся вооружить массу людей для построения колоссального рыночного механизма, это одно. Тогда культуру можно ограничить, а литературу просто можно выбросить, она не нужна нам. А если мы собираемся все-таки строить человеческое общество, то совсем другое дело.
Слава Богу, что наш Собор в очередной раз собрался в церковных стенах, которые обязывают к тому, чтобы мы ощущали это высокое призвание человека в жизни.
 

ГЕДЕОН
митрополит Ставропольский и Владикавказский

Сегодня единство, — это вопрос жизни и смерти для Русского Народа. Надо помнить предупреждение Апостола: «блюдите, како опасно ходите», ибо против нас обращен древний безбожный принцип «разделяй и властвуй». Не так учит Господь, зовущий нас к единству, да «будет едино стадо и един Пастырь». Кому-то это не нравится, но такова наша вера. Церковь Христова две тысячи лет зовет людей к единению и спасению, к благодатному единству во Христе, дабы воплотилось в жизнь ангельское славословие: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человецех благоволение». Россия жила так тысячу лет и была Богом хранима. Единая и неделимая, богатая и могущественная, несокрушимая Православная Держава, стержнем которой был Христос Спаситель и Святая Русская Православная Церковь Его.
 
Спасительное служение Русской Православной Церкви не прерывалось даже в ту пору, когда против Нее восстали разрушители, привезенные в пломбированных вагонах. Мать Церковь была со своим народом и тогда, когда часть народа, «страха ради иудейска», отрекалась от Матери. Семь десятилетий государственного безбожия и дробления России не прошли, к несчастью, без последствий. Богоданное единство, основанное на Святом Православии, во многом разрушено. Мы это знаем и видим — безбожие, отсутствие страха Божия, падение нравственности, погоня за наживой, разгул преступности, в том числе и терроризма. Такова часть наследства, которое Россия забрала с собой из века минувшего в третье тысячелетие. Но грех нам будет, если мы согласимся с кучкой кликуш, которые утверждают, что русский народ бесповоротно деградировал. Этого нет, и я глубоко убежден, — не будет никогда, яко с нами Бог! Весь ход русской истории, даже темные ее страницы, убеждают в правоте мысли Достоевского, что Русский Народ — народ-богоносец. Так было на протяжении тысячи лет и так будет до тех пор, пока жива Святая Русь.
 
В начале минувшего века философ Сергий Булгаков провидчески писал: «Легион бесов вошел в гигантское тело России и сотрясает его, мучит и калечит. Только религиозным подвигом, незримым, но великим, возможно излечить ее, освободить от этого легиона». И этот подвиг был совершен. Русское духовенство, русская интеллигенция, русское офицерство омыли грехи свои на русской Голгофе, в застенках ЧК и ГУЛАГах. Это тысячи и тысячи новомучеников и исповедников Российских во главе с Русским Царем. Почти в каждой русской семье есть свои мученики за веру, а этих семей — миллионы. Вот сколько молитвенников обрел народ наш у Престола Божия. Архиереи и священники, монахи и миряне, академики и рабочие, люди разных национальностей, объединенные одной Святой Православной верой, принадлежностью к России и Русскому Народу, предстательствуют за нас, недостойных и неблагодарных, перед Вседержителем.
 
Пришло время и нам совершить свой подвиг. Кто-то, может быть, и засомневается: о каком подвиге идет речь. Времена гонений прошли, воссоздаются и возводятся тысячи храмов, растет число духовных школ и монашеских обителей, развивается православное книгоиздание. Нынешний лидер России, в отличие от своих предшественников, не обещает показать через двадцать лет последнего попа, но сам совершает паломничества к православным святыням. Приведу и личный пример. Шестьдесят лет назад по наущению учителя одноклассники писали мне на спине мелом слово «поп», а сегодня я избран почетным профессором нескольких крупнейших вузов страны, значит, не дурман, не опиум, не мракобес. Это все очевидные перемены в лучшую сторону, а значит, Россия будет жить, «зане тако благоволи Бог».
Но наряду с приметами духовного возрождения, во всех слоях нашего народа распространяются вседозволенность, моральная неразборчивость, индивидуализм, нигилизм. Такие понятия, как вера и верность, сегодня в нашем обществе не в чести. Страшные искушения, пошатнувшие столетие назад сами основания России и Русского Народа, еще далеко не преодолены. Они и не будут преодолены, пока мы не преодолеем разделение в обществе, пока не объединимся вокруг Христа. Те, кто не хочет единства во Христе, неминуемо придут к безбожному единству в антихристе. Этот процесс, называемый глобализацией, уже идет. Но правы ли те, кто видит в глобализации одни лишь происки темных сил? Думаю, что есть вина и на нас, пребывающих в сытой спячке, не стремящихся к расширению и укреплению веры Христовой. За две тысячи лет мы во многом растратили то, что Бог нам дал. Из-за этого и возникает духовный вакуум, который враг заполняет глобализацией, — единением, но уже не с Христом, а с диаволом-антихристом.
 
Все вы помните слова поэта: «Здесь Русский Дух, здесь Русью пахнет». Эти слова о Руси Святой привычны и милы нашему сердцу, но что такое Русский Дух сегодня? Что составляет ныне духовную основу нашего народа? Ответ будет не совсем приятный. Раньше даже бродяга пел о Родине, а сегодня и певец-лауреат воспевает пошлость. Посмотрите на последние опыты с клонированием человеческого эмбриона! Наши ученые печалятся, что не они первые это сделали, и даже не задаются вопросом: а надо ли это делать? Ведь сказано: не навреди. Искусственно создают зародыш человека, чтобы производить из него лекарственные препараты. То есть речь идет о людоедстве, и это для того только, чтобы богатому прожить дополнительно пять-семь лет. Но нет, сколько Творец дал, столько и проживешь. Жизнь есть дар Божий, что понимает и подтверждает и наш Президент В.В. Путин. Вот закон, его же не прейдешь. Ни к чему хорошему это клонирование не приведет. «Иже аще совет совещаете, разорит Господь!»
 
Посмотрите, какая дисгармония у нас в социальной сфере. Конечно, всегда так было, что кто-то богаче, а кто-то беднее, но когда десять процентов населения богаты за счет того, что девяносто процентов нищенствуют, это ненормально. Если наши богатые граждане — это русские православные люди, они должны осознать этот грех и думать не только о себе, но и о братьях своих, в беде сущих. Если же наши миллионеры принадлежат к другим национальностям, а живут и богатеют в России и за счет России, то это погибельно. Неужели они не видят, к чему ведет пренебрежение к нуждам людей?! Надо бы им вспомнить слова премудрого Соломона: «Господи! нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, дабы, пресытившись, я не отрекся Тебя и не сказал: «кто Господь?» и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе». Надо поработать для нормализации в этой области и Правительству, если оно действительно заботится о России и любит свой Народ.
 
А возьмите науку и образование! Хотя они и перестали воевать с Церковью, но до здорового соработничества еще очень и очень далеко. А ведь такое сотрудничество крайне необходимо для духовного и нравственного здоровья нашего юношества. Сейчас много говорят о физическом здоровье, но здоровое тело, не одушевленное здоровым духом, религиозной нравственностью, становится капищем разврата, наркомании, культа наживы, — удерживающего-то нет, нет страха Божия. Скажут, что я слишком строго отношусь к молодежи. Дескать, блажен, кто смолоду был молод, с годами же сегодняшние юноши и девушки переменятся. Но такая перемена не может произойти сама по себе. Раньше человек твердо знал, что он есть образ и подобие Божие, и в его душе громко звучала совесть — голос Божий. А сегодня юношам и девушкам внушают, что человек произошел от обезьяны по воле господина случая: учись и подражай обезьяне. Встречаясь с учащейся молодежью светских вузов, невольно сравниваешь этих молодых людей с семинаристами, и сравнение выходит в пользу последних. А ведь к нам, в семинарию, приходят такие же юноши из мира. И наша профессорско-преподавательская корпорация прилагает немало усилий, чтобы не только дать необходимые знания, но и воспитать будущих пастырей. Но и будущий инженер или врач, учитель или воин тоже должны быть нравственными. Мы же русские, Русь — Святая, и если с нами Бог, то никто против нас, «страха вашего не убоимся»! Но надо помнить, что Бог с теми, кто сам с Богом, как это помнит Владимир Владимирович Путин, справедливо отметивший, что без Православия не было бы и России.
 
Еще одна беда, разъединяющая Русский Народ, это неоязычество. В нарушение всех действующих законов язычники изустно и печатно распространяют клеветы на Мать Церковь, на веру Православную, и никто их еще ни разу не остановил. Так происходит, наверное, потому, что вопросами религии в России занимается нерусский человек. Ответственность за злые дела сектантов и раскольников лежит не только на них самих, но и на тех, кто дает им зеленый свет. Зреют новые расколы, жизнеспособность которым также придает непродуманная религиозная политика государства. Самочинные сборища уравнивают в правах с Церковью Христовой. Это притом, что тех поддерживают долларами зарубежные центры, а наши прихожане жертвуют не излишки, но отдают Церкви лепту от своих нищенских зарплат и пенсий. Русская Православная Церковь — это Мать, и русские люди поддерживают Ее как Мать. Так бы надо поступать всем, кто хочет добра России, даже и не будучи православного вероисповедания. Особенно это касается работников средств массовой информации. Над Матерью глумиться грешно и непорядочно. Больше храмов — меньше тюрем, больше верующих.
 
Мы знаем и понимаем, что в России живут не только русские и не только православные. Так было и при зарождении Руси, и тогда, когда ее население достигло трехсот миллионов человек, а территория — одной шестой части земли. Это расширение совершалось мирным путем, ибо наших соседей привлекал благой строй русской государственности, укорененной в Христианстве, и никому не было тесно в составе Православной Руси. У нас одна страна и все вместе мы образуем единую Мать Родину, одну нацию, состоящую из разных народов. Только такой подход приведет нас к благословенному единству, а не политика многонациональности. В Соединенных Штатах Америки живут потомки индейцев, англичан, русских, китайцев, африканцев, — множество народов. Все они сохраняют свои национальные обычаи, религию предков, отеческий язык, но при этом осознают себя представителями американской нации; каждый говорит о себе — я американец. А у нас в России слышно о татарах, о чеченцах, о якутах, а русских как будто забывают. Процветает местничество, которое мы преодолеем, если только возродится любовь к Родине, любовь к Руси Святой, чадами которой являемся все мы. Один Бог над нами, а стержень, нас объединяющий, — Святое Православие.
 
Следствием забвения этого стал, например, отток русского населения с Кавказа, где русские живут сотни лет. Здесь наши города и станицы, построенные русскими же, когда горцы только занимались в горах сельским хозяйством, здесь храмы и могилы предков. И вот люди продают за бесценок жилье и едут в неизвестность. Это происходит не от хорошей жизни, — их выдавливают. Они видят, что в республиках в разной степени происходят те же процессы, которые завершились в Чечне приходом к власти Дудаева и Масхадова. Люди знают, в каких невыносимых условия жили русские в Ичкерии, когда там захотели отделиться от Матушки России, слышат лозунги «русские, убирайтесь вон», и делают свои выводы. А государство очень слабо защищает тех, кто создавал здесь промышленность, образование, культуру, строил города. Если это не прекратить, пострадают все народы, живущие на Кавказе, а не только русские. Надо эту тенденцию переломить, ведь мы братья и сестры. Ведь Кавказ и вся Россия — наш общий дом и нам в нем жить.
 
К несчастью, после десятилетий безбожия в обществе возобладали взаимная ненависть и древний языческий принцип: человек человеку волк. Мы не можем и не должны мириться с этим. Злоба и ненависть не должны войти в наши сердца, ибо к миру и единству призвал нас Господь. Вековую болезнь разделенности мы сможем преодолеть только через покаяние. И братья наши, укрывшиеся за рубежами Отечества, должны помнить и любить свою Мать Святую Русь, хотя пока и бедную. Русский Народ должен очиститься покаянием и утвердиться в Святом Православии. Надо вспомнить, что такое грех и что такое святость, что такое спасение и что такое гибель. Только тогда мы возродимся, только тогда Россия займет свое достойное место в мире. Велик и тяжел этот труд, но Бог — помощник наш. В единстве и со Христом наша сила.
 
Верю, молюсь и надеюсь, что наша соборная встреча принесет пользу многострадальному Русскому Народу, в чем да поможет нам Бог. Русь Святая, храни веру Православную, в ней одной Твое утверждение! Аминь.
 

НИКОЛАЕВ В.Н.
писатель

Сегодняшний VI Всемирный Русский Народный Собор, исходя из того, в какое время для государства он собран, смело можно назвать духовным государственным Комитетом обороны, и присутствующее здесь священство есть не просто священники, а командующие духовными округами, армиями, дивизиями и полками. А все вместе — это Христова рать. И рать эту Господь создал для битвы.
 
У воинства Христова отставки или увольнения в запас не существует, ибо, присягая Богу крещением, они ведут битву за Святую Русь вечно. Православная Церковь замыслена Богом, как погранзастава души, морали и культуры. Ей всегда была придана особенная роль быть к тому же госпиталем, лечебницей для раненых, искалеченных грехом, а порой и духовно убитых. И, к сожалению, ее лечебные палаты неуклонно пополняются все новыми и новыми пострадавшими, у которых поражена душа не только частично, но и полностью.
 
Нашим священникам приходится по крохам годами восстанавливать разрушенный организм, разрушенный за несколько минут. Враг не церемонился в поисках дипломатической дозировки, отчего на территории нашего государства прогрессируют все тайные силы, давно без стыда ставшие явными, такие бандгруппы, как «Алчность» канала НТВ, открытая на первом канале «Прачечная», где в грязной воде происходит антироссийская «Большая стирка», и масса подобных глубоко вторглись на территорию суверенного православного государства. Ужасно, что им это разрешено юридически.
 
Да, гражданин России имеет право на свободу слова конституционно. Но Слово Божие во благо, а права на свободу мерзости и греха Евангелие как истинная Конституция православная не давало.
 
Сегодня Православная Церковь молитвой, а нередко и кровью, ибо ритуальное убийство священников и мирян уже стало нормой, удерживает врага. Но вражьи залпы становятся все мощнее и страшнее. Идет разрушение храмов в ином виде, через разрушение души. Сегодня, как говорит протоиерей Александр Шаргунов, уже более, чем когда-либо пришло время собираться вокруг креста. Чем мы противостоим врагу, помимо соборной молитвы? На переднем рубеже обороны, я имею в виду телевидение и радио, находится программа «Служу России», всего 2 раза в месяц по 30 минут, которая начинается в 8.15 утра по воскресеньям, ее никто не видит, так как православные на молитве в храмах, а остальные спят. А почему бы эту передачу не подать в лучшее время? Наш российский солдат заслужил, чтобы его похвалили, подняли его честь и достоинство. Мужественный «Русский дом» с Александром Крутовым, но его рубеж обороны — это Москва и Московская область. А как в нем нуждается вся Россия.
 
Радио «Радонеж» — это единственная православная станция, самоотверженные сотрудники которой работают во славу Божию. А в Слове пастыря владыки Кирилла русский люд нуждается дольше и чаще. Поэтому я поддерживаю депутата Г.А. Зюганова: нам нужен свой, российский канал, который должен начинаться с «Боже, царя храни», а ведущий этой передачи в начале передачи говорил бы так: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа».
 
А насколько полезен писательский фронт во главе с Валерием Николаевичем Ганичевым. Это почти нереализованный потенциал, в своем, допустим, ежедневном часе, где могут дать достойный духовный отпор такие писатели как Распутин, Крупин, Перевезенцев и сотни им равных.
 
Сегодня о духовности культуры можно судить по тому, кому и за что дают звание народного артиста России. Враг старается перевернуть крест. Но битвы духовной войны упорно свидетельствуют о главном — подвиг русского духа нетленный, как нетленна мощь старцев. Война — это промысел Божий, она посылается Господом во вразумление и для усмирение за грехи, для покаяния. Нигде, как на войне, человек лишен лукавства, ибо счет жизни порой идет на мгновения. Даже когда в Афганистане по нам стреляли снайперы с мечети, нам не приходила в голову мысль ответить стрельбой по мусульманской святыне, и благодаря этому восстанавливалось согласие между конфессиями и народами.
 
В заключение я хочу рассказать один случай, бывший со мной в Афганистане. Однажды мы попали в засаду. Нас было 10 человек, четверо было убитых, практически все остальные были ранены. Враг наступал нам на пятки. И мы поняли, что дальше уходить невозможно. Мы встали на рубеж обороны и начали ждать. 10 минут врага нет, 15 минут врага нет. И вдруг произошло то, что должно было произойти по воле Божией: мы ни с того ни с сего начали друг у друга просить прощения. Это было примитивное покаяние на уровне: «Леха, ты помнишь, я тебя тогда-то обидел? Прости мне эти грехи, потому что жить нам осталось минуты». И произошло то, что должно было произойти, пока мы друг перед другом каялись, душманы прошли мимо нас и нас не заметили, и мы остались живы.
 
Дай Бог нам мужества, смирения и покаяния, чтобы враг нашего государства прошел мимо Святой Руси при нашем покаянии, не зацепив ни наши семьи, ни наших людей, детей и наши храмы.
 

ЖУКОВА Н.Б.
член Президиума ВРНС, председатель «Союза реалистов»

Просим от присутствующих руководителей фракций Государственной Думы, рядовых депутатов выступить на защиту русского языка и обязательно довести до логического завершения принятие Закона о русском языке.
 
Сегодня, когда говорили о наших традициях, связывали это с темой «Дети». Мы на нашем уровне и на уровне общественной организации пытались воздействовать на разных председателей Совета безопасности, доказывая им, что, сохраняя национальную безопасность страны, прежде всего надо думать о детях. Но, видимо, пока нет желания на уровне такого серьезного государственного органа заниматься проблемами беспризорников. И сейчас мы обращаемся к общественности: давайте соединим свои усилия, возьмем на себя эту ответственность, и мы эту проблему одолеем.
 
Восемь миллионов детей не ходят в школу, бродяжничают, и если мы их туда не вернем и не вернем в семьи, мы их навсегда потеряем. Сегодня практически для многих семей получить назад этого бездомного ребенка невозможно, хотя бы потому, что часто ни отец, ни мать не имеют средств к существованию, они не работают. Государство не планирует делать для таких семей доплаты, даже детское пособие с нового года многие не будут получать, а оно всего лишь 70 рублей в месяц на одного ребенка. Поэтому всем миром, всем собором нам надо взяться за эту проблему. Это должна быть наша общая соборная задача, и мы обязаны ее решить.
 

ЗАТУЛИН К.Ф.
директор Института стран СНГ

Царству, разделившемуся в самом себе, как утверждает Святое Писание, не устоять. И мне кажется, что исполнившийся в этом году десятилетний срок распада общего государства и создание Содружества независимых государств лишний раз подтверждают эту библейскую истину.
 
Конечно, у нас может быть большее или меньшее удовлетворение от нынешнего состояния Российской Федерации, но, наверное, никто не будет возражать или спорить с тем, что все вместе мы были гораздо сильнее, чем сейчас все вместе по отдельности.
 
Здесь, с этой трибуны, уже говорилось о факте разделения русского народа. И поэтому, когда мы анализируем происходящее, мы, как мне кажется, должны исходить из того, что Россия в своем нынешнем урезанном виде, безусловно, не состоится полностью, не может возродиться ни в духовно-культурном плане, ни в каком другом, если она забудет о своих соотечественниках, о русских и русскоязычных, оставшихся в ближнем и дальнем зарубежье.
 
Но особенно хочу сказать о так называемом ближнем или новом зарубежье. Тот провал, который начал совершаться во внешней политике нашего государства по отношению к соотечественникам, он еще пока не достиг степени неотвратимости. В чем проблема русских, оставшихся за пределами Российской Федерации после распада Советского Союза? В том, что, как показывает история, русские люди без государства и без Церкви не организуются. И в прежнее время они чересчур привыкли полагаться на централизованное начало, на то, что за них государство все решит. И когда это государство стало иным, когда это государство, называемое Украина или Казахстан, Туркмения, стало исполнять совершенно другую волю, стало к русским относиться как к подозрительным элементам, как к людям, от которых надо или побыстрее избавиться или их переварить, ассимилировать. В этот момент, конечно, многие растерялись. Несмотря на то, что русских огромное количество, несколько десятков миллионов в ближнем зарубежье, мы видим, как они с большим трудом находят пути для защиты своих прав, интересов, для защиты русского языка. Но далеко не всегда люди, которые протестуют, обладают опытом для того, чтобы вести эту борьбу в сложных условиях с неправильным или антирусским курсом, который утверждается все больше и чаще в образовательной, воспитательной и всякой иной политике этих новых независимых государств.
 
И они адресуют свои надежды России как единственному государству, которое должно быть заинтересовано в развитии связей с русской диаспорой, заинтересовано на все 100 процентов в поддержании русского языка, культуры и русской православной веры.
 
С чем сталкиваются в этом случае наши соотечественники? В последнее время, повторяю, на самом высоком уровне прозвучал целый ряд деклараций о приоритетности вопросов прав человека, а значит, и прав русского человека за рубежом, для стратегических целей нашей политики. Прозвучать, прозвучал. Но, к сожалению, сделано на сегодняшний день очень мало.
 
Достаточно сказать о том, что в этом году по бюджету, который принят был Государственной Думой, на нужды наших соотечественников, было выделено аж 100 миллионов рублей. На каждого из 25 миллионов человек по четыре рубля. Сама по себе сумма не выдерживает, конечно, никакой критики. Но все понимают, какие сложные проблемы у бюджета, у финансов Российской Федерации. Так вот, из этой суммы в 100 миллионов рублей к концу финансового года 30 миллионов рублей не израсходованы. Почему не израсходованы? А потому, что чиновники, которым было поручено заниматься этим, даже не нашли, на что потратить эти деньги; они не в состоянии разобраться, каковы цели должны быть в поддержке и каковы формы, методы и кто должен осваивать эти фонды. И в результате 30 миллионов рублей безвозвратно идут в бюджет. Хотя спросите любого из здесь присутствующих, а здесь много присутствует представителей наших общин ближнего зарубежья, они объяснят, какие у них кричащие, необходимые нужды.
 
На следующий год запланировано 130 миллионов рублей, 30 миллионов плюс к этому году, это то, что удалось вырвать в ходе бюджетных баталий в Государственной Думе усилиями в том числе и Комитета по связям с соотечественниками. Но я очень боюсь, что судьба этих денег будет примерно такой же, если только срочно не будут предприняты меры.
 
Был проведен в этом году Конгресс соотечественников, на котором, как и сегодня, здесь, на Всемирном Русском Соборе, выступал Президент В.В. Путин. Он сказал некоторые вещи, которые были встречены общими аплодисментами: о том, что государством должна быть наконец понята задача поддержки соотечественников, создан орган их поддержки.
 
Проходит всего пять дней после того, как Президент выступает с трибуны Конгресса соотечественников и говорит не только о создании мощного органа внутри государства, а министерства или Госкомитета по делам соотечественников, но говорит еще и о том, что русские, если им тяжело в новых независимых государствах, должны приезжать в Россию, потому что в России демографический кризис, потому что мы ощущаем сейчас последствия войны, и Россия должна принять и обустроить этих людей. Проходит всего пять дней, и опять же происходит нечто совершенно непонятное: публикуется Указ Президента, по которому разгоняется Министерство по делам федерации и национальностей, к тому моменту разбухшее, аморфное ведомство, но единственное, которое приняло на себя заботу и о миграции, и о соотечественниках за рубежом. Работа с миграцией вменяется в рассмотрение Министерству внутренних дел, а работа с соотечественниками — МИДу. И каждая из этих структур не знает, что им делать с этим подарком, потому что МИД не в состоянии посвятить себя исключительно теме взаимоотношений со странами СНГ. Более того, в новых независимых государствах крайне нервно реагируют на любую попытку посольств защитить права соотечественников.
 
А что касается МВД, то МВД вообще никог да не ставило перед собой социальных широкомасштабных проблем и задач, и как оно будет заниматься десятью миллионами мигрантов, абсолютно непонятно.
 
Я считаю, что абсолютно ошибочным было решение о том, чтобы доверить МВД заниматься миграцией в целом. Миграционный контроль и то, о чем так ярко и красочно говорил председатель Комитета по международным делам, миллионы неучтенных паспортов и т.д. — это во всем мире работа миграционных служб, это специальные ведомства, которые должны, конечно же, унифицировать и въездные документы, и следить за тем, чтобы не было фальшивых документов.
 
Или, допустим, — Закон о гражданстве, принятый в первом чтении. По этому Закону, на самом деле наш соотечественник не отличается от африканца с точки зрения. То, что нас связывало, — паспорт Советского Союза, абсолютно отрицается в этом Законе, как будто бы нет этой проблемы — распада Советского Союза. Надо прожить пять лет в России для того, чтобы потребовать прав для натурализации. Неужели кто-нибудь, в том числе и депутаты, здесь выступавшие, думает, что русский человек, нищий и обобранный, сможет добиться и пройти через все бюрократические препоны в течение пяти лет, чтобы стать гражданином России. Стыдно должно быть депутатам Государственной Думы, которые принимают такие законы. Сейчас этот Закон о гражданстве будет ставить барьер на пути тех русских, которых Президент Российской Федерации с трибуны Конгресса соотечественников призвал возвращаться в Россию.
 
Еще два вопроса. До каких пор мы будем делать вид, что у нас все хорошо в отношениях между Россией и Украиной? В последнее время это расцвело просто пышным цветом. И такое впечатление, что сегодня у нас проходимцы вертят украинской политикой нашего государства. Как можно подписывать документы, говорить с трибун ласковые слова друг другу в то время, как на Украине сейчас официальный государственный курс на раскол единого церковного пространства, и Президент Украины в присутствии нашего Президента, говорил о том, что задача государства Украина — единая поместная церковь. А недавно, во время саммита СНГ, даже обедал вместе с Патриархом и доказывал ему в присутствии нашего Президента, что должна быть отдельная украинская Церковь.
 
Послушайте, можно подписать какие угодно новые соглашения с Украиной, прощать долги, но разрыв единого церковного пространства, раскол на две самостоятельные, независимые Церкви, окончательно означает, что нет гарантии самой дружбе русского и украинского народов в перспективе. Я думаю, что Всемирный Русский Народный Собор по этому поводу тоже должен иметь свое мнение.
 
И последнее. Я только что вернулся с очередной встречи с так называемыми непризнанными государствами: Абхазия, Осетия, Приднестровье, Нагорный Карабах. Десять лет они уже непризнанные, там полтора миллиона человек живет. Все они русскоязычные, как минимум, и большинство из них русские, часть, по крайней мере. И все они на самом деле чада Русской Православной Церкви, ну, может быть, за исключением Нагорного Карабаха, где армянская церковь осуществляет духовное окормление.
 
Ну и долго наше государство будет зарывать голову в песок и говорить: вы знаете, мы ничего не признаем, это не наше дело, всё, что там происходит, это внутреннее дело республик. Это не внутреннее дело. И никакого двойного стандарта здесь нет. Если обвиняют эти государства, не признанные, в том, что они сепаратисты, то тогда надо разобраться еще, кто сепаратист.
 
В 1991 году и Абхазия, и Приднестровье поддержали сохранение общего государства, а Молдова и Грузия были сепаратистами и ушли из него. Я думаю, что это тоже малая, но очень дорогая часть нашего народа, наших соотечественников. И мы должны о них думать.
 

ДУГИН А. Г.
лидер движения «Евразия»

Всегда в сложные времена русский народ за советом и словом спасения обращался к Православной Церкви. Мы стали народом, тем, кем мы есть, именно благодаря православию, под сенью православия, внутри православия. Как бы далеко ни отходили мы от веры отцов, есть что-то, что сильнее всех исторических обстоятельств, и эта тайная сила заставляет нас вновь и вновь обращаться к Матери Церкви, к Христианской вере как духовной оси нашего общенародного державного бытия.
Позвольте мне привести один пример социологического толка, который, мне кажется, имеет колоссальное значение для понимания того мира и той реальности, того мгновения, в котором мы живем.
 
13 ноября 2001 года Всесоюзный центр изучения общественного мнения опубликовал результаты масштабного опроса россиян о том, какой именно страной, принадлежащей к какой конкретно цивилизации, считают большинство россиян Россию?
 
Результат получился таким. По мнению 71% опрошенных россиян, Россия принадлежит к особой евроазиатской или православной цивилизации. Поэтому ей не подходит западный путь развития. Только 13% россиян считают Россию частью западной цивилизации.
 
На мой взгляд, эта краткая формулировка заключает в себе информацию исторического судьбоносного значения. Сразу хочу обратить внимание на следующее выражение: «евроазиатской или православной». Эти понятия упомянуты в вопросе как синонимы и далеко не случайно. Само выражение «православная цивилизация» уже о многом говорит. «Цивилизация» более широкое понятие, нежели «религия». Религия подчас имеет сугубо личные измерения. Каждый человек волен выбирать свой путь ко спасению души. И в этом вопросе не может быть принуждения или насилия. Они здесь совершенно неуместны. Но принадлежность к цивилизации, напротив, делом выбора не является. Цивилизация через множество путей, через язык, культуру, этику, обычаи, символы, привычки, жесты, высказанные и подразумеваемые нормативы поведения, формируют личность с малолетства, закладывая основу взрослой жизни, конструируя самые первичные культурные реакции, часто наличествующие даже на беспристрастном уровне.
 
Религия предполагает сознательный выбор. Цивилизация пронизывает нас помимо нашей воли, мы являемся ее продуктами, независимо от того, хотим мы этого или нет.
 
Поэтому когда вопрос заходит о православной цивилизации, мы должны сосредоточить наше внимание не столько на сознательных христианах, вскормленных чадах Церкви, но на том культурном типе, который исторически постепенно сформировался и утвердился на Руси.
 
Русский народ и есть зримый результат воплощения православной цивилизации. Все наши отличия от других народов, равно как и схожие с ними черты, — это результат именно этого цивилизационного воздействия. Еще раз хочу подчеркнуть, цивилизацию не выбирают, мы все ее заложники и мы дети православной цивилизации.
Не суть важно, отдаем ли мы сами себе отчет, откуда взялись такие специфические русские черты, как созерцательность, небрежение практическими делами, великодушие, открытость, доброта, общинностъ, сострадание к обездоленному, неприязнь к жесткой конкуренции, жертвенностъ, любовь к отчизне, смешение личного и социального, духовного и материального, интуитивность и эмоциональность оценок, приоритет правды, нравственности над законом и правом, удивительно проникновенное восприятие земли, почвы, чувство цельности, неприязнь к дробности мира, консерватизм, но вместе с тем любовь к крайностям и многое-многое другое.
Каждый русский человек, кто испытал на себе воздействие русской цивилизации, обязательно в той или иной степени наделен этими чертами. Но эти культурные черты суть не что иное, как православное учение, вошедшее в быт, в плоть и кровь поколений. Это христианская нравственность, высокие идеалы Нового Завета, впитавшиеся в саму основу русской души.
 
Если мы приглядимся внимательно к истории Руси, к истории русского православия, мы сможем проследить, каким образом богословские, догматические споры между восточной Церковью и отпавшим от христианского православия Римом, предопределили комплекс духовных, культурных, нравственных и даже бытовых установок, которые мы воспринимаем сегодня как естественные проявления русского характера.
 
Загадочность русской души таится в таинственных судьбах вселенского Православия и поэтому разгадать ее без демонического рассудка действительно невозможно, как сказал наш великий русский поэт. Православие для нас, русских, наша матрица, цоколь нашего исторического бытия.
 
Вернемся опять к этому опросу ВЦИОМа. Евроазиатской православной цивилизации снова противопоставляется (тоже показатель) цивилизация западная. И это не случайно. Формирование западной системы ценностей в Европе, а позже в США, шло по совершенно иной траектории, нежели русская.
 
Начиная с католичества, через схоластику средневековья и позднейший триумф рационализма, пути Запада шли в совершенно отличном от нашего направлении.
Для западного человека характерны: оттачивание практического рассудка, деловитость, индивидуализм, прагматизм, четкое юридическое осознание, строгое разделение частного и общественного, духовного и светского, рациональность, преобладание частных интересов над общественными, ориентация на золотую середину, взвешивание суждений, пренебрежение к созерцательности, слепая вера в прогресс, прагматическое отношение к природе и людям, технический склад ума. Картина получается практически симметричная.
 
Христианский Запад взращен на рациональной латыни с точными техническими терминами. Христианский Восток унаследовал сложную, парадоксальную, онтологическую лексику древних греков, народов философов и созерцателей.
 
В средние века это был гипотетический спор, потом окончательный разрыв между двумя религиями христианства. Но и в Новое время, это самое важное, когда и Запад и Восток вышли из тех религиозных форм, которые породили цивилизационный результат, они остались не менее различными. Стремительная секуляризация Запада породила индивидуалистический либерал-капитализм. Секуляризация христианского Востока дала обратный результат: экстремальные формы общины, именуемые социализмом.
 
Но казавшиеся еще вчера незыблемыми установки материалистических и атеистических идеологий сегодня на глазах рушатся. И мы, как на Востоке, так и на Западе, вновь возвращаемся к тем истокам, благодаря которым мы есть те, кто есть, к тем изначальным ходам, которые лежат в основе наших цивилизаций.
Правда заключается в том, что эти ходы глубоко различны, и напряжение между Востоком и Западом имеет не случайную природу, но более чем тысячелетнюю историю. Но наши цивилизации являются различными, существенно и глубинно отличными друг от друга. Поэтому говорить о едином христианском мире, включающем в себя все христианские конфессии, могут только невежи.
 
Между евроазиатской православной цивилизацией и западной цивилизацией действительно существует альтернатива историческая, сложнейшая. Такое положение прекрасно подтверждается законами геополитики, науки, которой современная Россия отдала много лет.
 
Геополитика утверждает, что между определенными типами государственных культур существуют более глубинные противоречия, межисторические претензии, различия социально-политических и экономических систем и т.д. Причем эти противоречия проявляются на самых разных этапах истории как религиозных и конфессиональных, так и светских форм.
 
Ярким подтверждением этому на современном этапе является то, что после отказа от идеологического противостояния с Западом со стороны России и одностороннего роспуска Варшавского договора, а затем и ликвидации СССР, блок НАТО никуда не исчез и продолжает свое мерное распространение на Восток. Идеологические расхождения с новой демократической Россией сняты, потому что общая модель одинаковая, а геополитические противоречия остаются и никуда исчезнуть не могут.
Убеждая признавать фундаментальный колорит в христианской цивилизации, мы должны перед глазами предков и потомков, перед всем человечеством взять на себя ответственность за то, что вот это безусловное различие цивилизаций не перешло бы в конфликт, но развивалось бы в виде диалога.
 
Идя навстречу всемирным созидательным инициативам, исходящим с Запада, мы должны твердо блюсти свою собственную цивилизационную идентичность, в уникальности которой убеждено подавляющее большинство россиян. Более того, мы должны углублять ее, укрепляя в творческом диалоге и с Западом, и с нехристианским, неправославным Востоком наше собственное цивилизационное русское европейское «я».
 
Сторонники западничества, абсолютизирующие исторический свой опыт и призывающие немедленно идти в Европу и строить по либерально-демократическому образцу гражданское общество, безжалостно уничтожая при этом нашу цивилизационную самобытность, демагогически пугают нас, что если мы, русские, будем настаивать на особом пути, на особом традиционном выборе, на верности нашим традициям и нашим корням, это якобы приведет к мировому конфликту, вызовет насилие и кровь. Это ложь!
 
Трагическим конфликтом чревато пренебрежение к традиционному строю, игнорирование мнений этого 71 процента россиян, европейцев, русских людей. Неоднократно пытались нас загнать на Запад силой, и исторический опыт России показывает, что ничего из этого не вышло. И не выйдет.
 
Гордое, свободное, достойное, осмысленное подтверждение нашей традиционной самобытности, спокойное осознание нашей силы, вера в наше величие — это и есть гарант мира и согласия, возможность вести открытый, доброжелательный и взвешенный, степенный диалог с другими цивилизациями. Величие России, таким образом, это не источник проблем и угроз, а залог нашей безопасности, что бы ни говорили ее извечные клеветники.
 
Иногда мы, евразийцы, слышим от нашего духовенства упрек: отождествляя православие с религией Евразии, мы якобы умаляем вселенский смысл, а перед православной, тем более европейской цивилизацией растворяем будто бы цели православного церковного мироучения. На это можно ответить, что евразийство ни в коем случае не посягает на объем догматики, полностью оставаясь под окормлением Русской Православной Церкви и ревностно исповедуя православную веру. Просто мы подчеркивали, нисколько не претендуя на истину в последней инстанции, тот удивительный факт, что история и география демонстрируют нам удивительную преемственность восточного христианства и особенно русского православия в его культурном, социальном, этическом, психологическом, политическом развитии со стабилизационным вектором, характерным для Востока и его традиций.
 
И напротив, множество противоречий в цивилизации Запада. Об этом великолепно сказал сегодня в своем выступлении владыка Кирилл. И это замечание отнюдь не противоречит вселенскому измерению Православной Церкви, открывающей двери спасения всему человечеству независимо от того, к какой расе и культуре принадлежит каждый конкретный человек.
 
Но Восток, Евразия — это не просто география. Это понятие духовное. На Востоке расположен рай, в эту сторону обращены алтари наших храмов. Каждый, кто принимает православие, обращается к этому вечному, невечернему Востоку, вступает на путь духовной истины. Остановившись у Русской Православной Церкви, каждый человек, независимо от его этнической принадлежности, становится хотя бы немного русским,
 
Итак, вопрос, с которого я начал свой доклад, говорит нам очень много. В нем абсолютно верно отмечена количественная тонкость православного и европейского отношения к особенностям русской цивилизации. Я, откровенный оптимист, в том числе и социального плана, отмечаю процент тех, кто признает евразийскую уникальность России, и то маленькое число, которое наивно полагает, что мы, русский народ, всего лишь недоделанный, недоразвитый, неудавшийся по сравнению с Западом. Счастливы будут те правители России, которые признают и согласятся с тем, что у нас есть особый путь, своя особая судьба. И еще более счастливы будем мы, русские люди, евразийцы, если будем иметь таких правителей.
 

САМОЙЛИК Е.С.
член Комитета Верховной Рады Украины

Многие выступающие с болью говорили о том, что разрушение нашего Отечества, разрушение единства — это главная причина всех бед, в результате чего действительно десятки миллионов и, наверное, намного больше наших соотечественников на сегодняшний день фактически остались никому не нужны. Но оградив колючей проволокой или стеной по национальному признаку наши государства, мы не стали далекими друг от друга по одной причине — духовное начало и духовный стержень удалось нам сохранить.
 
Поэтому в своем выступлении я и хотела бы сказать о нашем единстве, о Православной Церкви. Конечно, общественные, политические, исторические, культурные связи между нашими народами чрезвычайно важны. Однако православие, Русская Православная Церковь, объединяет саму сущность наших народов, оно зримое осуществление нашего единства в вере, в тысячелетней православной традиции.
 
Поэтому неслучайно последние десять лет наши недруги, недруги единства наших народов, направляют основной удар в Украине против Православной Церкви Московского Патриархата. Сначала они завоевали плацдарм в Западной Украине, разгромив три православные епархии, захватив около тысячи храмов, насильственно обращая общины в унию и автокефалию. В 1992 году Костромчуком был организован раскол, возникла так называемая церковь Киевского патриархата, которой незаконно были переданы все средства Православной Церкви.
 
Конечно, была опасность, что, ограбив Церковь, оставив ее без средств к существованию, захватывая храмы, повсеместно притесняя и дискредитируя нашу Церковь в глазах народа, они вынудят верующих людей переходить в раскол и унию. Однако этого не случилось. Повсеместно захватчикам оказывалось сопротивление, народное сопротивление. Вместо одной разгромленной общины, образовывались две новые. И сегодня Украинская Православная Церковь объединяет более 9 тысяч общин и является доминирующей во всех регионах нашей страны, кроме западных, хотя она по-прежнему находится в унизительном положении. Несмотря на решения судов, ей так и не возвращены захваченные боевиками храмы, в том числе кафедральные соборы, а столица Украины вообще не имеет кафедрального собора.
Хотелось бы, чтобы политические и интеллектуальные лидеры России проявили солидарность с преследуемым православным народом Украины. Мы были свидетелями просто абсурдных явлений: боевики захватывают православный храм, выгоняют прихожан и, в назидание другим, гонят, как скот, по направлению к Москве этих людей, а в это время по всем каналам демонстрируют теплую встречу Президентов Украины и России, которые уверяют с экранов телевидения всех в верной дружбе украинского и русского народов, хотя их преследовали и преследуют не только за то, что они православные, а за то, что возносят за богослужениями имя Святейшего Патриарха Московского и сохраняют единство с Матерью Церковью.
 
Весьма характерными являются нынешние события в Львовской области, но владыка будет выступать, наверное, более детально скажет об этом. У православной общины отобрали построенный ею храм и в издевательской форме отказали в выделении земельного участка под строительство нового храма. Когда обращения, воззвания, пикеты не дали никакого результата, настоятель общины объявил строжайший пост, а по сути голодовку, которая для него закончилась реанимацией, и не только для него, а, наверное, для всех православных верующих канонической Церкви нашей это было реанимацией. И лишь после того, как Святейший Патриарх в присутствии Президента России высказал Президенту Украины свою озабоченность очевидным нарушением прав православных верующих, власти пошли на попятную, и опять же в издевательской форме двум безземельным православным общинам пообещали выделить участки в одном и том же месте, да еще и выяснилось, что эта земля уже отдана совершенно другой организации.
 
Так что я хочу обратиться ко всем вам и сказать, что борьба православной общины Украины за право находиться в единстве с Русской Православной Церковью еще впереди. Таких, заметим, экспериментов у нас в Украине не проводится ни над протестантскими общинами, ни над сектами, коих в Украине больше, чем в России.
Уходящий год был наполнен новыми испытаниями для Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, а следовательно, и для нашего единства прежде всего он ознаменовался первым в истории Украины визитом римского папы, который ватиканская пресса объявила «реваншем истории». Украинская Православная Церковь, ее предстоятель Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и всея Украины, оказался единственным, кто обоснованно и аргументированно выступил против папского визита, за что попал под шквал критики, которая, по традиции, перешла в многомесячную настоящую травлю православия в Украине.
Кроме немногих общественных и политических организаций, информационных структур, в основном левого направления, никто не поддержал позицию Украинской Православной Церкви. Более того, Украинская Православная Церковь оказалась в информационной блокаде. К сожалению, российские средства массовой информации и пророссийские в Украине, я вынуждена с горечью об этом говорить, вместо слов о единстве, любви, наряду с униатскими, травили Украинскую Православную Церковь за ее негативное отношение к этому визиту. При этом Украинская Православная Церковь была лишена возможности не только заявить на общенациональном уровне свой протест, но и просто объявить о своей позиции. А некоторые влиятельные политики, как бывший премьер-министр Ющенко, заявили, что приезд понтифика должен был помочь освободиться от влияния чужой Церкви, то есть Московского Патриархата. И все это не случайно.
Сегодня должны были голосоваться изменения к Закону Украины о свободе слова и религиозных объединениях, об изменении статьи 14, которая зафиксировала, что Украинская Православная Церковь является иностранной Церковью в колыбели православия...
 
И сегодня мы должны признать: все-таки мы не смогли вместе, всем нашим Собором, отстоять место нашей Православной Церкви, что католицизм, причем в его в самой низменной, антиславянской, униатской разновидности, продвинулся на тысячи километров на Восток.
 
Второе. Мы не оценили, какие мощные политические, организационные, информационные ресурсы были задействованы для осуществления акции торжества католицизма в колыбели отечественного православия, и ее последствия.
 
И третье. Мы не смогли выработать общую позицию, подставить плечо затравленной Украинской Православной Церкви в самое трудное для нее время. Одинокие голоса политиков и общественных организаций, партий тонули в общем, солидно оплаченном, хоре восторга.
Из этого мы с вами должны сделать очень серьезные выводы.
 
Первый. Хотим мы этого или нет, но сегодня Украина стала в отношениях с католицизмом фронтовым государством. Натиск продолжается. Католические и униатские учебные заведения готовят такое количество кадров, которое уже многократно превышает потребность Галиции. Это кадры для осуществления броска на Восток. Поэтому мы должны заранее выработать свое отношение к этому явлению и изыскивать возможности противостоять уже сегодня этому броску на Восток.
Вторым испытанием для нашего единства стала идея единой поместной Церкви Украины и привлечение к реализации этой идеи Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.
 
Что за ней стоит? Да все то же стремление разорвать все отношения с Русской Православной Церковью, оторвать от пуповины. Для этого всемерно укрепляются две враждебные единству неканонические группировки, о которых мы наслышаны: автокефальная православная церковь и филаретовская. Им незаконно передаются храмы и древнейшие монастыри. И сейчас столичный глава г. Киева занимается храмом, и я очень опасаюсь, чтобы он этот храм потом, вложив деньги, не передал филаретовской церкви. Всё может быть у нас.
 
Во многих регионах власть осуществляет давление на приходы с целью смены их юрисдикции. Это проявляется в Киеве, где раскол имеет постоянную поддержку столичных киевских властей. На днях настоятель Киево-Печерской лавры владыка Павел на пресс-конференции заявил, что чиновники ему говорят: если монастырь хочет, чтобы ему возвратили Лаврские храмы и здания, он должен перейти в раскольничий патриархат.
 
Одним из главных препятствий на пути отрыва православных общин Украины от Матери Церкви власть считала и считает тот факт, что раскольничьи группировки не признаны в православном мире. Поэтому в последние годы бывшие правительственные чиновники ездят в Стамбул, как на работу. Даже спикер парламента самочинно направил специальное послание Константинопольскому Патриархату с просьбой признать раскол. И, как известно, патриарх Варфоломей, вопреки церковным правилам, с большим воодушевлением занялся украинской проблемой. И я очень боюсь, что в Украине готовится «эстонский вариант» сценария развития событий.
Переговоры в Женеве, в Цюрихе показали, что ситуация остается сложной, собраны сотни тысяч обращений в адрес Вселенского патриарха с протестом против вмешательства Константинополя во внутренние дела Церкви в Украине, однако мы видим, что это вмешательство продолжается.
 
Очевидно, что для Православной Церкви в Украине, а значит, для единства наших восточно-славянских народов продолжаются все время испытания, она нуждается в поддержке общественных, политических, информационных структур, нам нужны совместные акции, демонстрирующие наше с вами единство.
 
По законодательству Украины, Церковь лишена права заниматься хозяйственной деятельностью, поэтому она существует лишь на пожертвования ныне бедствующего православного народа. И, разумеется, эти пожертвования не идут ни в какое сравнение с той зарубежной помощью, которая оказывается католикам, филаретовской церкви, протестантским общинам. И думаю, нам надо выступить с просьбой к предпринимателям, к представителям российского бизнеса в Украине, чтобы они не отставали от этих западных коллег, которые работают на наше разобщение, а оказывали бы всемерную помощь не только в деле восстановления древних православных святынь, но и в организации просветительских, информационных структур, реализации социальных программ православных церквей, для создания средств массовой информации.
 
Поэтому я предлагаю при нашем Соборе создать Координационный совет, который бы оперативно решал все вопросы, объединял усилия всех здесь присутствующих, общественных и церковных организаций, движений во имя и на благо Православной Церкви. А наш духовный стержень — это залог нашего единства, залог монолитного единства нашей Церкви.
 

ШАХОВСКОЙ Д.М.
член Президиума ВРНС, Франция

Церковное разделение — это истинная заноза, которая мешает Православию и создает иногда атмосферу, сходную с украинской атмосферой. Во-вторых, надо сказать, что есть понятие русофонии. Надо вспомнить, что во Франции существует Министерство франкофонии.
 
Мне кажется, что защита русского слова, защита русских ценностей, русской культуры — это не только дело университетов, это дело каждого из нас, кому дорога Россия, это и политическое дело.
 
Поэтому, уходя на пенсию из моего университета, я оставил маленькую занозу — я создал Центр по русофонии и по изучению русского самосознания. Я надеюсь, что это поможет объяснить, скажем, некоторым французам, если не европейцам, именно те ценности, и не только русские ценности, но вообще европейские ценности, которые хранит Россия, именно те ценности, которые они удержать и сохранить не могут.
 
Европа теряет свой облик. Кризис европейской цивилизации давно начался и сейчас продолжается. И последнее слово, самое веское, будет сказано Россией. Дай Бог нам силы исполнить те заветы, которые заложены в нашем историческом пути.
 

ЦИПКО А.С.
доктор философских наук

У русского народа, у русской культуры, у русской духовности сохранилась великая историческая миссия — это миссия объединения Запада и Востока, объединение народов наших стран, примирение, нахождение какой-то формулы сожительства, которая может помочь современной цивилизации.
 
Русская культура, русский народ могут сыграть огромную роль в противостоянии великой опасности новой неолиберальной культуры. Не побоюсь слова, я человек не церковный, хотя православный, крещеный, противостояния этой сатанинской культуре и сатанинской опасности, идеологии разрушения культуры, традиций, морали.
Мы должны и можем сыграть важную роль, потому что это не только наша судьба, не только судьба нашей культуры, а судьба, наверное, всей человеческой цивилизации зависит от нас.
 
Но второй страшный для меня вопрос, его никто здесь не ставил, но я его поставлю: а готовы ли мы к этой миссии? Готово ли российское национальное самосознание к выполнению этой исторический миссии?
 
Мы здесь очень много говорили о трагедии распада СССР, о миллионах русских, которые остались за рубежом. К. Затулин говорил блестяще и красиво, и я с ним абсолютно согласен — что можно сделать? Но мы не задаемся вопросом: а почему это произошло? Почему произошло отделение Украины от России и почему возникла эта страшная ситуация раскола Православной Церкви на Украине, гонение? Ведь мы сами все в этом виновны. Виновен вот этот дикий великий соблазн, который стоял за идею суверенизации РСФСР, за идею раскола России. Вы подумали когда-нибудь о специфике того российского национального самосознания, которое подорвало Россию? Ведь там все было. Там был и советский исторический нигилизм, который воспитывался знаменитой формулой, что «Родина — наш Октябрь». Помните, в «Правде» даже рубрики такие были. Там было интеллигентское, российское, бесовское, революционное, что Н. Бердяев и о. Сергий Булгаков называли так: религиозное отщепенство, национальное отщепенство и государственное отщепенство, может быть, самое важное. Но там была и корысть.
 
Помните настроение людей, которые это провозглашали как идеологию: мы, русские, пострадали (я бы сказал более точно, — это какой-то великорусский эгоизм), мы живем хуже всех, они все получают, поэтому давайте все сбросим и получим все эти блага. Было это настроение. И за этим стояло великое преступление. Практически в угоду этому появилось новое самосознание, новое понимание русскости, которое противоречит русской культуре. И в этом понимании русскости осталась Малороссия, осталась Белоруссия.
 
Какой выход? Выход только один: мы можем спасти себя как государство, мы можем выполнить свою историческую миссию только тогда, когда преодолеем вот эту болезнь распада национального самосознания. Это болезнь эгоизма и сепаратизма, какого-то внутреннего разрушения русскости. Для этого, на мой взгляд, нужно вернуться к пониманию российского национального самосознания, русского самосознания не как чего-то этнического, а как православного, как религиозного. Надо точно понимать, что вне православия, вне православной культуры русскость не может существовать.
 
Дугин приводил пример различия двух цивилизаций. Но несомненно одно, что православное начало и православная духовность составляет основу.
Второе, что очень важно и о чем многие уже говорили — об идеологическом аспекте и тревожных чертах этой ситуации. Я имею в виду наличие сохранения русофобии и русского нигилизма. Надо вспомнить слова Петра Струве. Помните, в сборнике «Из глубины» его маленькая статья «Патристика», она написана была в мае 1918 года, но слова были пророческими: «Будет время и большевики уйдут. И мы, все русские, останемся в России. И меня не интересует, кто вы будете. Будете ли вы большевиками, эсерами, кадетами. Вы все русские люди и вы должны понимать, что у вас единая русская история, великие русские полководцы, великая русская культура». Мне кажется, возрождение и спасение, выполнение нашей исторической миссии предполагают еще великие культурные и духовные перевороты, очищение от всех соблазнов, которые привели к великой исторической катастрофе гибели России, да еще второй раз в этом веке, в 1991 году.
 
Россия не может существовать как индивидуальное духовное пространство, не воссоздавая Русь в ее постоянных границах. Это наша великая историческая миссия. Речь идет о том, чтобы не просто присутствовать на геополитическом пространстве, но ощущать ответственность за эту территорию. Только когда мы поможем русским на всем этом пространстве русском, историческом, культурном, мы соединимся как русские. Если мы не выполним эту миссию, боюсь, что мы не решим ни одной задачи.
 

МАРКОВИЧ Е.
вице-президент Международного комитета кинематографистов славянских и православных народов Международного кинофестиваля «Золотой витязь», кинодраматург и продюсер, Югославия

Минул XX век, в котором сербы и русские осуществили страшные рекорды по времени, проведенном ими в войнах. В этом веке были две мировые войны, сербы же пережили семь войн и одну революцию. По прошествии времени вещи обнажаются, и вы обнаруживаете, что причины их трагически просты. Где-нибудь к власти приходит группа, которая ради поддержания своего могущества среди своего народа, распространяет суеверие, лжеверие, безверие, чтобы с помощью элиты убедить народ, что их система, их мир лучше всех миров, и что поэтому надо гнать и презирать другие народы, системы, веры. И подтверждает правильность своих идеологических положений тем, что соседним народам и всему миру навязывает свою систему.
 
Так, вся идеология фашизма трагически смешна. Если вы сегодня прочтете газеты и книги, посмотрите фильмы, проводившие в жизнь эту идеологию, вы не поверите, что ее поддерживали и развивали нормальные взрослые люди. Посмотрите в документальных фильмах на Гитлера и людей, его окружавших. Они в буквальном смысле «коричневые».
 
Когда закончился этот апокалипсис, мир не поумнел. Идеологические различия еще более углубились. Мир разделился на Восток и Запад, с основной важнейшей целью: чтобы одни уничтожили других. Другими словами, чтобы одни свое понимание жизни, свободы и общественного устройства добром или силой навязали другим. Так установилось равновесие ненависти.
 
Югославия была доказательством того, что разные народы и разные религии могут жить вместе, рядом, без проблем. Спросите сегодня нормальных, простых людей — мусульман, сербов или хорватов, — они, конечно же, не знают, почему велась война. Исследования до и после войны показывают, что большая часть людей не испытывала нетерпимости по отношению к другим народам и религиям Югославии. Следовательно, войну начали несущие зло большие государства, начали и закончили таким образом, что тех преступников, которые организовали эту войну, они собрали в одном месте и примирили. Посмотрите, как быстро примиряются преступники. Но как примирялись жертвы?
 
Все, что я сказал о XX веке, к сожалению, продолжается в XXI веке. Разве вы не видите, какая опасность исходит от властвующих ныне безумных идей, заключающихся в том, что весь мир должен слушать одну музыку, есть одну еду, поклоняться одним и тем же ложным богам. Представьте, что было бы, если бы это осуществилось!
Как уберечься от этого, не впадая в ошибки жизни в прошлом? Единственный способ сохранить свою аутентичную культуру. Это не есть закрытие перед другими культурами. Толстого, Бальзака, Гете будут читать во всем мире, им не нужна реклама, их не надо никому навязывать. Но вспомним, что Толстой прежде всего русский, а потом уже мировой писатель. Так же и Гете. Каков бы был без них сегодня мир?
 
Я уверен, что не произойдет ничего страшного, если из-за западной конкуренции исчезнут самые большие русские заводы, но представьте, что исчезнет русская песня. Это было бы страшно. Мир страшно бы обеднел. Те же люди, которые принимают законы, защищающие животных, бездумно, из-за стоглавого ненасытного змия, имя которому прибыль, хотят уничтожить целые народы и их культуры.
 
Сербов бы не было без культуры. 500 лет сербы были под турками. Свою православную веру и национальную самобытность они сохранили в песнях. Наибольшее беспокойство вселяет то, что мы, и в России, и в Сербии, так легко принимаем лжекультуру и отрекаемся от настоящих ценностей.
Таким образом, культура единственное подлинное оружие, которое у нас осталось, чтобы защититься. Кто-то остроумно сказал о русской культуре: в XIX веке в Швейцарии было столько же грамотных, сколько в России, но за это время швейцарцы изобрели только кукушку, выскакивающую из часов, и шоколадные орехи, а чего только не породил XIX век в России, надо ли перечислять!..
 

АВГУСТИН
архиепископ Львовский и Галицкий

Серьезным вызовом истории человечества в целом и всем мировым религиям стал вызов со стороны национальной идеи этничности. Ценой огромных жертв человечеству удалось преодолеть в веке минувшем вызов расизма и национальной исключительности. Те, кто были очевидцами этого ада на земле, невольно задавались вопросом: где был Бог, когда пылали печи концлагерей, когда целые народы подлежали геноциду, как политически неблагонадежные или этнически неполноценные? Однако и сегодня продолжаются национальные, нередко связанные с религиозным фактором, войны, этнические чистки, происходит геноцид. Очевидно, что распад многонациональных государств и появление новых национальных государств и в двадцать первом столетии будет представлять вызов всему человечеству, основным правам человека, общественной безопасности, стабильности, целостности мироздания.
 
В реальной жизни религиозные и национальные факторы тесно переплетены. Фактор национализма ставит очень острые вопросы перед всеми мировыми религиями. Да и те из них, которые по сути своей проповедуют справедливость, дело мира и примирения, нередко оказывают свою поддержку той или иной радикальной партии, выступают на стороне какой-то одной нации или народа, берут на себя миссии формирования нации или государственного строительства.
Церкви нередко оказываются в положении необходимости отвечать на двойной вызов: с одной стороны, это требование Евангелия, с другой, национальные узы и обязательства, историческая укорененность.
 
Украина не избегла вызова со стороны национального фактора, который оказался тесно переплетенным с религиозным. В итоге, с одной стороны, не удовлетворены основные национальные интересы ни одной из населяющих Украину народностей, в том числе и титульной украинской. С другой, достаточно демократическое законодательство Украины о свободе совести и религиозных организациях оказалось недееспособным противостоять антидемократическим методам решения государством некоторых вопросов в своих узко политических, окрашенных национализмом, интересах.
 
В первые годы независимости национализм функционировал в качестве новой, «государственно-национальной», в кавычках, религии. Его мифы стали национальной историей, и история Украины в очередной раз подверглась переписыванию, оставаясь при этом не менее идеологизированной, тенденциозной, чем в предыдущие столетия. Национализм сакрализировал символы нации и государственности, его герои и поэты стали почитаться на уровне святых, государственные структуры были провозглашены наивысшей ценностью. Преданность абстрактному независимому национальному государству стала называться патриотизмом, а высокий уровень национального самосознания был объявлен одной из высших добродетелей.
 
На начальном этапе строительства украинского независимого государства в качестве одной из необходимых его идеологических опор была провозглашена единая национальная, независимая церковь, которую еще только предстояло создать. Самоуправляемая экономическая Украинская Православная Церковь однозначно трактовалась как Церковь не украинская, а русская, зависимая в вопросах и религиозных, и политических от Москвы. Тогдашний президент Украины открыто заявил, что в независимом государстве и Церковь должна быть независимой от внешних религиозно-политических центров. Верховная Рада Украины приняла постановление, не отмененное по сей день, о неправомочности избрания предстоятелем Украинской Православной Церкви Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Владимира, «узаконив» таким образом в качестве «национальной державной церкви» самопровозглашенный киевский патриархат. Национализм и политический произвол в церковной сфере привели к глубокому болезненному и продолжительному расколу в Православии в Украине.
 
Обвинения, звучащие в адрес Украинской Православной Церкви, что эта Церковь не украинская, а русская или, что она выполняет роль «пятой колонны», не выдерживают критики, поскольку их основная цель — политическая дискредитация Церкви, чтобы ее можно было легко национализировать руками государства и использовать как строительный материал для национальной, независимой от внешних религиозно-политических центров.
 
Обвинения в канонической связи с внешним центром звучат исключительно в адрес УПЦ, тогда как самопровозглашенным автокефалистам позволительно иметь номинального предстоятеля в США, римо- и греко-католикам своего главу в Риме, не говоря уже об экстерриториальном характере иудаизма, ислама, многих протестантских деноминаций в Украине.
 
Обвинения в исключительно русском характере Церкви несостоятельны уже потому, что согласно предыдущей переписи населения 1989 г.
этнические русские в Украине составляют 22,1%. Другое дело, что украино-русские отношения в Украине имеют свою специфику, очень много этнических украинцев идентифицирует себя с русской культурой и что не контрастирует с их этническим происхождением.
 
И с этим не считаться в Украине невозможно. Разве не показателен пример того, что 41% киевлян уже после провозглашения украинского языка государственным высказались против его обязательного введения в системе образования. И в моей Львовской епархии среди поляков римо-католиков, которых менее всего можно заподозрить «агентов влияния Москвы», немало тех, кто назвал русский своим родным языком.
 
Однако и русские, и поляки, и украинцы являются гражданами Украины, законодательство которой исключает возможность дискриминации их по национальному или вероисповедному признаку.
 
Болезненным вопросом для национал-патриотов является и язык богослужения: церковнославянский язык интерпретируется ими как русский. Вопрос языка богослужения стоит остро в тех регионах Украины, где традиционно высок уровень украинского национального самосознания. Однако положительное решение вопроса сдерживается отсутствием профессионального перевода на украинский язык корпуса богослужебных книг, и в ближайшем будущем он появиться не может, поскольку на сегодня нет профессионального перевода на украинский язык.
 
Правомерно ли Церковь укорять, как это нередко делается национал-патриотическими силами, что она не оправдывает общественных ожиданий, когда остается ими же парализованной?
 
Для нынешних христиан важно, почему они сами оказались не способными внести христианское измерение в национальную идею, не допустить превращение ее в фактор раскола и конфронтации между единоверцами. Ведь сегодня о Православной Церкви в Украине говорят преимущественно в категориях разделения, раскола, напряженного противостояния между канонической Церковью и самопровозглашенными «национальными» церквами.
 
Обязанность сегодняшних православных христиан так же, как и предыдущих поколений, — передать веру потомкам не поврежденной. Собор осудил любые проявления национальной дискриминации, религиозную вражду, ненависть и ссоры внутри Церкви Христовой. Лишь при поверхностном знании Православия, когда вера поражена бесчувствием, можно позволять отождествление его с национальным фактором, спекулируя на естественной, глубокой укорененности Православия в истории и культуре православных наций, представляя установленную Господом нашим Иисусом Христом Церковь, как Церковь народа Божьего.
 
Однако почему же православные христиане Украины не сумели хотя бы свести к минимуму разрушительный потенциал этничности, избежав разделения? Ведь во всех этих событиях роль национализма была одной из определяющих. Почему национальные чувства у тех, кто называет себя христианами, сумели вытеснить самую суть из учения Христа: что для христианина первично — верность Христу или национальная принадлежность? На все эти вопросы давно дан однозначный ответ, но он лежит в исключительно в церковной плоскости. А сегодняшнее разделение православных в Украине — свидетельство серьезного поражения национализма. Глубокие политические и социальные трансформации украинского общества в конце двадцатого столетия, переход от авторитарной советской модели к зарождающимся элементам демократии, чрезвычайно болезненный и длительный характер этих процессов свидетельствуют о христианском ответе на вопросы исторические. Как граждане своей страны, христиане поддерживают те общественные изменения, которые вселяют надежду на уважение со стороны властей достоинства человека, его свободы и воли, целостности мироздания, и воздерживаться от оказания поддержки в противном. Как патриоты своей страны, христиане трудятся во имя построения более справедливого и человечного общества. И в этом случае речь не идет о характере политической системы. В Евангелии всем возможным политическим устройствам, которые были в истории или еще будут, дана единая оценка, ни одному из них не отдано предпочтения. Церковь неизменно молится о тех, кто сегодня стоит у власти, о «предержащих властях».
 
Однако Евангелие четко разграничивает принадлежащее Богу и кесарю. Даже тогда, когда Церкви приходилось выполнять в истории роль главного социального и духовного института, возложенная на нее миссия заставляла ее сохранять отстраненность и преодолевать во имя этой отстраненности самые разнообразнейшие затруднения.
 
«Христиане живут каждый в своей стране, но напоминают чужеземцев, они проводят всю свою жизнь на земле, будучи гражданами неба». Данный тезис должен оставаться для верующих неизменным во все времена. Этим размежеванием испокон веков живет христианское сознание. Церковь всегда, так или иначе, пользуется этим миром, как будто не пользуясь им. И в этом ее всегда укоряли и будут укорять.
 
История Церкви свидетельствует, что диалог между Церковью и обществом, как правило, имел конфликтный характер. Разумеется, в обществе аккумулировано немало положительных ценностей, которые Церковь не только признает, но и усваивает, однако присутствует в нем и дух «мира сего». Неизменные внешние вызовы неизбежно будут сопровождаться внутренними в лоне самой Церкви. Одним из таких вызовов стал вызов национализма, одновременно и внешний, и внутренний. Поэтому сегодня так актуален вопрос о сущности христианского патриотизма.
 

БУРЛЯЕВ Н.П.
председатель Международного объединения кинематографистов славянских и православных народов, президент Международного кинофорума «Золотой Витязь», народный артист России

Никто не станет отрицать тот очевидный факт, что экранные искусства, кинематограф и телевидение, являются мощнейшим духовно-стратегическим оружием, средством формирования национального сознания. Едва ли кто будет отрицать и то, что Российские власти, заигравшись в поддавки с поборниками, так называемых «свобод и прав человека», выпустили из-под контроля и из сферы государственной политики экранные искусства.
 
Российское государство самоустранилось от какого-либо влияния на кино и телевидение. Мол, «делайте что хотите, а у нас и без искусства проблем хватает». И уже пятнадцать лет кино и телевидение, опьянённые вседозволенностью «доходного промысла», делают что хотят. Правда, от их «экранных забав» проблемы государства резко увеличились. Ведь именно на продукции этих «кино-телебизнесменов», творящих по принципу: «Ассу» — в массы, деньги в кассу, — возросло в России новое поколение духовных мутантов. Увеличились преступность, наркомания, алкоголизм, заболевания СПИДом и другими последствиями «свободной любви», патологические отклонения, взрослая проституция и даже появилась проституция детская. Переполнены лечебницы и тюрьмы, обитатели которых прямо говорят, что воспитывались они на продукции «свободного экрана».
 
Погибающие от СПИДа и наркотиков российские юноши и девушки адресуют свои беспомощные проклятия нам, взрослым людям, допустившим на Руси этот духовный геноцид.
 
Возникает естественный вопрос: «Кто наследует Россию? Кто будет её возрождать, любить, защищать, создавать семьи, рожать и воспитывать детей?
На протяжении многих десятилетий прошлого века наш великий кинематограф восхищал мир примерами высокого искусства, основанного на нравственных, христианских традициях русской культуры.
 
Можно смело назвать христианскими фильмами фильмы партийных кинорежиссеров: украинца Довженко, грузина Чхеидзе, белоруса Турова, русских Шукшина, Бондарчука, Ростоцкого, Чухрая, беспартийного Андрея Тарковского и многих других. Их фильмы духовно воспитывали наше общество и покоряли зарубежных зрителей примерами подлинного искусства и высоких нравственных идеалов. Что пришло им на смену?
 
Пришла новая религия — религия экранного терроризма. Неоспоримая Мекка экранного терроризма — Америка. Главная кафедра — Голливуд. Приход сатаны теперь в каждом доме: место иконы в углу занял телевизор. Адреса всемирного сатанинского кино-телемаркетинга известны. Можно даже имена назвать тех, кто за границей формирует российский кино-видеопрокат.
 
Америка — плавильный котёл наций, переплавляющий самобытность народов, страна, диктующая миру «новый мировой порядок», заливающая планету вторым всемирным потопом, потопом отравляющей «кока-кольной культуры».
 
Я обвиняю не Америку. Она ловко делает деньги. Я обвиняю нас, допустивших в России сатанизацию народа.
 
Вступая в XXI век, мир должен осознать, что нет и не может быть единой цивилизационной, универсальной для всех народов модели. Не может западный мир быть идеальной моделью для мира православного, как, впрочем, и наоборот. У каждого народа своя песня пред Господом.
 
Чья-то дурная голова пыталась в прошлом веке ввести единый для всех язык «эсперанто», слава Богу, этот уродец в мире не прижился. Если бы Россия в XIX веке говорила на «эсперанто» не появился бы Пушкин, дитя из плоти и крови, корней и духа великой русской культуры.
 
После 11 сентября Америка и другие государства мира усилили борьбу с терроризмом, как главной угрозой XXI века. Теперь уже все понимают, что взрывать здания, убивать человека физически, захватывать его в заложники, пытать, калечить, издеваться над ним, заниматься растлением является преступлением и должно сурово караться законом.
 
Настало время с такой же суровостью карать тех, кто убивает человека духовно, захватывая в заложники и растлевая его сознание, пытая и калеча его душу, своим «свободным», не только от уголовной, но даже и от моральной ответственности, экраном.
 
Всемирный Русский Народный Собор должен обратиться к российским законодателям и государственной власти с требованием незамедлительно положить конец вседозволенности «экранных террористов» и не обращать никакого внимания на те вопли, которыми наполнят эфир «свободолюбивые» растлители народа. Легче перенести визг, который поднимут экранные бесенята, когда им государство, наконец, прищемит хвост, чем слышать проклятия и стоны умирающего, вырождающегося поколения России.
 
А тем, кто любит ориентироваться на западную свободу, замечу, что во всех цивилизованных странах существуют государственные экспертные советы, не допускающие на экраны кино и телевидения безнравственные фильмы. И в этом судьбоносном вопросе России не следует так отставать от Запада.
 
Пора принять соответствующие законы и наладить работу российских экспертных советов, состоящих из специалистов не только по творческим вопросам, но и медиков, психологов, представителей правоохранительных органов и так далее, которые будут компетентно доказывать, что такой-то фильм будет способствовать росту преступности, убийств, ограблений, насилий, а вот этот фильм усилит шизофренизацию общества, наркоманию, алкоголизм, это кино будет способствовать росту антипатриотических настроений, а это увеличит проституцию, педофилию и другие социальные пороки.
 
Государственная власть, которой сегодня доверено будущее России, должна осознать, что экранные искусства в XXI веке будут играть ещё более определяющую роль в формировании самосознания нации, а потому кинематограф и телевидение должны стать явлением осознанной государственной политики, а не отпихиваться неразумными чиновниками от культуры в приватизацию и свободный рынок.
 
Напротив, государство должно озаботиться созданием новых российских киноцентров, киностудий и киношкол, готовящих кадры для национального кинематографа, способных создавать фильмы, соответствующие высоким нравственным традициям русской культуры, удовлетворяющие духовные запросы многомиллионного российского зрителя, фильмы, превращающие разрозненную массу в монолит, а население — в народ.
 
Почва для подобных государственных решений в сфере экранных искусств готова, взрыхлена и только ждёт державного сеятеля. Десять лет развивается и крепнет в России Международный Кинофорум «Золотой Витязь», начертавший на своём знамени девиз: «За нравственные, христианские идеалы. За возвышение души человека». В недрах Кинофорума созрело и родилось новое кинематографическое движение — Международное Объединение Кинематографистов Славянских и Православных Народов, насчитывающее 2700 деятелей кино и телевидения из 15 стран мира, реализующих Программу «Кинематограф созидающего духа». Подписан договор с Администрацией Тамбовской области о создании на Тамбовской земле первого Российского национального Киноцентра, с автономной Киностудией и Киноакадемией имени Сергея Бондарчука.
 
Кинофорум «Золотой Витязь» поддерживается Государственной Думой, Министерством культуры и Союзом кинематографистов России, Белоруссии, Украины, Сербии Болгарии... Но наступило время качественного перехода данного кинематографического движения на новый уровень. Назрела необходимость политического решения высшего руководства России о начале реализации полномасштабной государственной целевой Программы «Кинематограф созидающего духа». Я обращаюсь к Собору с просьбой поддержать Программу «Кинематограф созидающего духа» и создание Российского национального Киноцентра.
 

КУЗЬМИЧЕВ Г.Ю.
Председатель Совета Народного движения ПНР

Я знаю, почему нас называют «непризнанными». Все очень просто: у нас нет очень многих проблем, которые сегодня стали предметом многочасовых дискуссий. У нас нет разрозненности по национальному признаку. Мы не уговариваем и не умоляем никого разговаривать на нашем, русском языке.
 
Я сегодня возьму на себя смелость и буду говорить от имени приднестровского народа, абхазского, осетин.
 
Вы знаете, наверное, те условия, в которых мы живем, и позволяют нам быть той Спартой в России, которая помогает нам выстоять и во время войны, и во время блокады экономической, информационной. Это помогает нам выстоять, когда отдельные, я не хочу называть их русскими, телеканалы рассказывают о том, как мы живем и как мы должны жить.
 
И последнее. Мы все там никогда не будем жить так, как нам кто-то советовал, советует и будет советовать из-за бугра, потому что мы свою свободу отстояли, и те люди, которые там живут, они считают, что там у нас свой дом. 700 тысяч приднестровцев считают, что их земля здесь начинается, и там же заканчивается. Они считают, что на них лежит историческая роль быть истинно русскими и защищать величие России, как бы их ни называли — «непризнанными», — или как-то по-другому.