Всемирный Русский Народный Собор

Слово митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, Председателя Отдела Внешних Церковных Связей Московского Патриархата, заместителя Главы Всемирного Русского Народного Собора при завершении работы III BPHC

Дорогие братья и сестры!
 
Собравшись действительно в судьбоносное время, наш Собор в течение трех дней продемонстрировал, наверное, самое важное, что следовало сегодня показать нашему народу: при всем разнообразии точек зрения, взглядов на жизнь и на окружающий нас мир, при всей остроте напряжения, при всем том, что называется принципиальностью политической борьбы и столкновений, — в русском народе сохранилась тяга к единству, к соборному осмыслению проблем, стоящих перед Отечеством.
 
Я думаю, что вслед за Собором появятся публикации: одни будут положительными, другие — отрицательными. И наверняка среди нас сегодня есть люди, которые полностью удовлетворены тем, что произошло в эти три дня, но у кого-то есть сомнения, а, может быть, есть люди и разочарованные. И, наверное, все это нормально.
 
Однако позвольте мне сказать о том самом важном, исторически важном, что несет в себе наш Собор. Собор — это не политическая партия, у него не может и не должно быть политической программы. Вот почему Собор не намерен давать оценку той или иной политической силе и говорить: голосуйте за ту или другую партию.
 
Собор есть некое собирание мыслей, надежды, радости и разочарования в единую общность. И скажите, пожалуйста, где еще это может произойти, как не в лоне матери-церкви, питательницы, духовной наставницы русского народа!
 
Итак, в природе Собора уже заложено нечто, что многим из наших соотечественников может показаться неправильным, ошибочным, неудовлетворительным. Собор, наверное, никогда не выйдет на четко прописанные политические рекомендации, на точно выверенную и скрупулезно сформулированную политическую программу, потому что в таком случае это будет уже не он.
 
Задача Собора — собирание разделенного, разорванного, разодранного, собирание тех здоровых сил, которые, к сожалению, сегодня находятся в столкновении, а иногда и в непримиримой борьбе друг с другом.
 
Но собирание — это всегда духовный подвиг. Каждый знает по опыту жизни своей, что значит жить с другим человеком в мире, что такое семейное счастье, благополучие, любовь супругов, на которой зиждется прочная семья. Это всегда жертва, отдача, посвящение части своей жизни другому человеку. Единства без жертв не может быть.
 
Если перевести это на язык нашей повседневности, той реальности, которая именуется Всемирным Русским Народным Собором, то мы должны твердо сказать: не будет Собора, если мы не научимся и на практике своей не осуществим основной закон любви — способность жертвовать собой ради ближнего, принимать его таким, какой он есть. Может быть, для кого-то формулировки нашего итогового документа не полностью соответствуют его собственным убеждениям. И знаете, что я на это скажу? Слава Богу, что убеждения каждого из нас не совпадают в полной мере, ибо это обогащает нас и открывает путь к должному уровню согласия, необходимого сегодня русскому народу.
 
На мой взгляд, самое главное, что мы за эти три дня сделали попытку совместно, сохраняя единство, находясь в полном общении и доверии друг к другу, начертить некий контур, некое общее видение, если хотите — страстную мечту о будущем нашего Отечества, которое сегодня проходит через тягчайший период исторических испытаний.
 
Да, нет четкой программы и ясных политических рекомендаций, но есть наш общий замысел, который мы должны наполнить реальным содержанием, дабы во всей силе своей обнаружился и всей красотой своей воссиял тысячелетний исторический лик Отечества.
 
Я думаю, что в этом успех нашего Собора. В этом его великое предназначение — через слезы и улыбку, через радость и боль собирать и объединять русских людей, которые, к сожалению, иногда даже в самом узком кругу не способны найти общий язык.
 
Если мы посмотрим на историческую драму России, то, наверное, причина всех наших бед, корень болезней в некоем трагическом разделении народа как бы на две половины, даже не столько народа, сколько мыслящей, так называемой интеллигентной его части. Сегодня говорят, что у нас 43 партии. Их может быть хоть 143. Но если посмотреть сквозь историческую призму, огромное увеличительное стекло толщиной, по крайней мере, в два столетия нашей истории, то окажется, что партий всего-навсего две. И не задача ли нашего Собора помочь этим двум партиям, этим двум сторонам общественной мысли и жизни, не вступая в противоречия, в конфликты, в опасную политическую схватку, — совместно попытаться сформулировать общее видение будущего России?
 
Может быть, эта задача нам не под силу. Но, наверное, только такую задачу должен ставить Собор, претендующий быть местом встречи и откровенного разговора всего народа о будущем России и русских. Собор не должен быть политической партией или даже блоком партий. Он призван быть местом встречи под небесным куполом, под благодатным покровом Церкви Христовой, под благословением Божиим, под заступничеством и ходатайством Пресвятой Девы Марии, Царицы Небесной, Покровительницы Руси.
 
Дай Бог, чтобы наш Собор прошел через испытания и трудности, соблазны и искушения, которые уже его постигли, несмотря на кратковременность исторического пути. Дай Бог, чтобы никогда более Собор не сотрясался внутренними разделениями, чтобы никогда человеческие амбиции не брали верх над нашим совместным жертвенным служением Отечеству.
 
Совершенно очевидно, что сегодня Собор при всем различии людей, которые его составляют, объединяет тех, кто действительно любит Россию, кто не может не думать о ее настоящем без слез и не надеяться без радости на ее будущее.
 
Прекрасные и мудрые слова были сказаны о том, как нам построить соборную работу в будущем. Думаю, что за минувшее время Собору удалось сделать самое, может быть, важное, что следует отнести к первоначальному периоду его становления. Собор стал организацией, имеет юридическое лицо. Во главе его стоит духовный пастырь Руси — Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Собор имеет признанный президиум, в состав которого входят замечательные представители отечественной культуры, науки, Вооруженных Сил, делового мира, организует свой штаб. И должен сказать, что создание такого штаба (пока он размещается в Отделе внешних церковных сношений и как бы опирается на организационную структуру Отдела, но мы очень надеемся, что в ближайшем будущем он будет иметь свою собственную организационную структуру и финансы) очень помогло проведению нынешней соборной встречи.
 
Мне кажется, что в предстоящее время нам следует подумать о том, как лучше организовать нашу работу. Нам нужны прекрасные идеи, горячее вдохновение и молитвы наших соотечественников. Но нам необходима также и каждодневная работа тех, кто будет на практике осуществлять все замечательные мысли, формулируемые Собором.
 
Совершенно очевидно и то, что мы нуждаемся в последовательной, планомерной теоретической работе. Иногда раздаются такие голоса: «Что такое, Собор все говорит и говорит». Да, это так. Но для того, чтобы сказать, надо подумать. Поэтому в основе соборной работы — мыслительный, творческий, исследовательский процесс.
 
Сегодня, например, мы дискутировали о покаянии. И это произошло не случайно. Я только хотел бы сказать всем, кто, возможно, не удовлетворен результатами голосования, что трагедии нет. Да, мы не пришли к согласию по одному из важных вопросов. А разве можно было его достичь без соответствующей историософии? У нас нет историософии XX века. Мы не знаем, что произошло с нами, ибо у каждого есть свое видение прошлого. И одной из теоретических задач Собора является, видимо, общая, соборная разработка философии истории XX века — историософии нашей национальной трагедии. Может, если бы она была, то не возникло бы сегодняшней дискуссии о покаянии.
 
Прекрасное предложение — образовать соборные комиссии. Да, нам нужны комиссии, каждая из которых занялась бы разработкой конкретного теоретического вопроса. Один я уже назвал. Но мы сегодня обсуждали вопрос о русской национальной школе. В данной области многое сделано, и нужно продолжать эту работу. Мы говорили о здоровье нации, о Здоровье с большой буквы, потому что речь идет не только о состоянии здравоохранения, а о полноте и целостности жизни личности, семьи, общества и государства. И, наверное, имело бы смысл следующую нашу соборную встречу посвятить этой актуальной теме — здоровью нации, предварительно изучив ее и подготовив выводы соответствующих комиссий.
 
Полагаю, что есть необходимость продолжить исследование проблемы национальной безопасности, а после выступления нашего замечательного писателя Сергея Павловича Залыгина всем нам стало ясно, насколько животрепещущей является тема экологии сегодня. Но я бы позволил себе расширить этот вопрос и сказать, что речь должна идти не только о защите окружающей среды и ресурсов, но вообще о том, что мы вкладываем в понятие «качество человеческой жизни», каким должно быть развитие России и всей человеческой цивилизации? Не соскользнула ли она с того пути, который был указан роду человеческому перстом Божиим? Такой анализ цивилизационного развития истории очень важен в конце XX века.
 
Можно перечислять и дальше темы, которые будут в центре внимания нашего Собора. Важно, чтобы работа велась планомерно и последовательно, чтобы между соборными заседаниями проходила кропотливая исследовательская деятельность комиссий, чтобы безупречен был наш аппарат и, самое главное, — чтобы Собор становился действительно сильным, мощным, уникальным, общенациональным движением и делом.
 
В этой связи особую значимость приобретает содержащееся в итоговом документе Собора обращение к нашим архипастырям, к нашей интеллигенции, к представителям учредителей Всемирного Русского Народного Собора на местах, к местным властям, которые призываются создавать региональные отделения Собора, поскольку он не может быть лишь московским делом и не должен встречаться только в столице. Собор стремится стать общенародным движением. И дай Бог, чтобы следующая соборная встреча проводилась уже по закону, описанному в Уставе Всемирного Русского Народного Собора, дабы Собор состоял из официальных и полномочных делегатов местных отделений Собора, а также организаций-учредителей.
 
Вот такая большая работа предстоит всем нам, кто поддерживает Всемирный Русский Народный Собор.
 
Хотел бы остановится еще на одной важной теме, касающейся Всемирного Русского Народного Собора. Такое название и деятельность Собора совсем не означают некую монополию на великое и святое дело — воссоздание лика нашего Отечества. Существует множество подобных организаций, и даже названия некоторых из них близки нашему. Есть много различных движений, групп, готовых трудиться в том же русле, что и мы. Поэтому полагаю, что мы никого не должны исключать, кроме занимающих самые крайние, радикальные, экстремистские позиции. Собор должен быть открыт ко всем с любовью, терпением и вниманием. А эти добродетели — результат духовного, нравственного состояния человеческой личности. И без личного движения к Небу, без личного совершенствования каждого из тех, кто составляет Всемирный Русский Народный Собор, немыслимо подлинно соборное деяние.
 
Собор не превратится в политическую партию, не сорвется со своей высокой ноты, не скомпрометирует себя, если все мы будем духовно трезвыми людьми, видящими наши цели и имеющими духовную силу, со смирением и любовью идущими к их достижению.
 
Я сердечно приветствую Собор на его заключительной пленарной сессии от лица Русской Православной Церкви, Святейшего Патриарха и многих архипастырей, которые, к сожалению, сегодня не смогли быть с нами, но разделяют основные идеи Собора и молятся за наш успех.