Всемирный Русский Народный Собор

Александровка — русская деревня в Германии

Вот уже 185 лет посреди Европы, в Потсдаме, стоит «русская деревня» — Александровка. Всё, что связано с историей Александровки, удивительно и уникально. Построенная по указу Фридриха Вильгельма III в знак памяти его большой дружбы с Александром I, она была заселена русскими солдатами, волею судьбы оказавшимися на службе у прусского короля после событий 1812 года, которые во многом определили будущее мироустройство и драматически перемешали людские судьбы.

Прусский и русский правящие дома в начале XIX в. связывали тесные узы. Супруга Вильгельма III, королева Луиза, была активной сторонницей политики Александра I, она неутомимо вдохновляла мужа на союз с русским царем. Дружба эта спасла прусскую королевскую семью и сыграла важную роль в истории прусского государства. Позже возникли и родственные связи: дочь монаршей четы Шарлотта вышла замуж за брата Александра, Николая (будущего государя российского), и Вильгельм III стал, таким образом, дедушкой Александра II. Не удивительно, что Вильгельм искренне симпатизировал России. Он не раз бывал при царском дворе, брал уроки русского языка, с удовольствием вводил в свой быт русские обычаи — например, просто обожал русское чаепитие. Время это стало золотым веком России в Европе: никогда она не имела там такой популярности прежде — и все благодаря искусной политике Александра I.

«Дедушка» Вильгельм III увлекся идеей русских воинских поселений в Павловске, когда ездил на крестины своего внука Александра. Ему казалось очень разумным и практичным, что солдаты в таких деревнях обеспечивают себя пропитанием, имея собственные огороды. За основу будущей немецкой «русской деревни» он взял проект Глазово, как образец стиля, разработанного Карло Росси. Мысль украсить королевскую резиденцию Потсдама «русской деревней» в знак дружбы с Александром I давно занимала прусского короля. Вильгельм имел уже опыт такого рода, когда построил «Никольское» близ Потсдама. Там получилась настоящая русская изба из кругляка, но одна-единственная — до большего руки не дошли.

В 1825 году пришла внезапная печальная новость из Петербурга — умер Александр I. С ним ушла целая эпоха великих и трагических событий, в которых двум великим монархам довелось участвовать вместе. Александр был защитником семьи Вильгельма III: в самый трагический период он принял европейских царственных изгнанников, которых преследовал Наполеон. Узнав о смерти Александра I, Вильгельм объявил в Пруссии трехдневный траур по русскому царю — случай беспрецедентный. А уже в феврале 1826 г. король отдаёт приказ о строительстве русской деревни-памятника. В плане форма застройки поселения, как он и задумал, образовала Андреевский крест. Вспомним знаковый факт: именно орден-крест Андрея Первозванного получил король Вильгельм из рук своего друга, императора Александра I, в Париже в 1814 году, как признание заслуг прусского короля в победе над Наполеоном!

К апрелю 1827-го Александровка была построена. Замысел короля воплотили, используя стилистику Глазово: строго геометрическое расположение русских изб, оправленных в живописный ландшафт. В Потсдаме трудилась целая команда: капитан Шнетлаге (отвечал за архитектурную часть поселения), королевский ландшафтный архитектор Петер Йозеф Леннé (автор самых известных парков Берлина и Потсдама — Тиргартена, Павлиньего острова и многих других) и архитектор Карл Шинкель, которому было поручено по эскизам В. П. Стасова возвести православную церковь — Александро-Невский храм. По итогам их работы в Потсдаме был возведен садово-архитектурный комплекс из 14 домов и церкви. Только русские избы были построены не из кругляка, как в Никольском, а по типу немецкого фахверка: каркас стен из бруса, промежутки заполнены камнем.

Деревню торжественно заселили в 1827 г. Дома передали в пользование ветеранам русского солдатского хора Его Королевского Величества. К тому времени, хористов в живых оставалось лишь 12 человек. Как же попали в Потсдам эти русские гвардейцы? По итогам Тильзитского мира и до заключения Таурогенской конвенции, Пруссия была на стороне Наполеона — и в 1812 г. в плен прусскому корпусу попали пятьсот русских солдат. Ситуация сложилась щепетильная, и дипломатичный Вильгельм повелел сформировать из них русский хор из 62 певцов. Службу они несли без оружия, а позже, при возрождении союза с Россией, уже на стороне русских, хор прошёл в составе прусского гвардейского полка до Парижа! Оставшихся 12 хористов и определил король на поселение в деревню, названную в честь русского императора Александровкой.

Двенадцать домов с садами и огородами для солдат и дом надзирателя расположились в низине, церковь — на пригорке, и рядом дом для визитов короля: знаменитая королевская чайная. С ее балкона Фридриху Вильгельму открывались очертания поселения в виде «андреевского креста». У дома выстраивался хор колонистов, исполнявший русские песни. Последний такой приём с выступлением для Вильгельма III был устроен в 1830 г.

Всё здесь должно было быть идеальным: хористам надлежало быть людьми семейными, хозяйством наделил их король, правда, лишь в пользование, но добротным. Казалось, предусмотрели всё — от коровы и обширного сада до кухонной утвари. Но вот особого благополучия и достатка колонистам это не принесло, наоборот, они столкнулись с большими трудностями. Почва вокруг была болотистая, да и крестьянствовать вчерашние солдаты оказались не приучены — все поголовно вышли из мастеровых! Не умели трудиться на земле и их жены — горожанки Парижа и Потсдама. Жалованье солдатское было очень скромным, а 12 полученных коров сразу же пришлось сдать в аренду — кормить их было нечем. Семьи перебивались, как могли, вспоминая подзабытые ремесла: кто перчатки шил, кто сапоги тачал, кто шляпы кроил...

Детей обучал русскому языку и азам Православия священник, приезжавший из Берлина. Согласно высочайшему указу, дома передавались по наследству только сыновьям (не дочерям), и только православным либо евангелистам. Ныне в Александровке в доме №7 проживает последний потомок первых поселенцев — Иахим Григорьеф.

Судьбу современной Александровки можно назвать драматичной. Весь комплекс, включая уникальные плодовые сады Леннé, куда были отобраны лучшие сорта королевских питомников, состоит уже более 10 лет в списке культурного наследия ЮНЕСКО. Но из-за недостатка средств на содержание домов власти Потсдама продали все усадьбы Александровки в частные руки, оставив в своем ведении только знаменитые сады. Один из новых хозяев, г-н Кремер, несколько лет назад создал музей в одном из своих домов.

Первым и единственным директором музея Александровки с 2008 по 2011 год был А. Чернодаров. Он доказал, как много может сделать один человек! Он вдохнул в Александровку новую жизнь: здесь была экспозиция, шли выставки, многочисленные вечера, связанные с русской культурой. Усилиями команды А. Чернодарова создавался архив музея, куда начали поступать исторические документы, русские иконы... Всё внезапно прервалось в феврале 2011 года, когда владелец усадеб Кремер уволил всех сотрудников. Судьба оставшегося там архива теперь неизвестна. Сейчас в усадьбе, где раньше был музей, расположено французское кафе.

Александровка остается популярным туристическим объектом Потсдама и сохраняется как садово-архитектурный комплекс — с русским колоритом и именем, которое с удовольствием выговаривают туристы на всех языках. Но русские здесь больше не живут. А ведь если бы Чернодарова поддержали российские власти, Александровка продолжала бы быть живым сердцем русской культуры и истории здесь, в Германии!

Елена Еременко