Всемирный Русский Народный Собор

В горах говорят: «русский — справедливый и надежный человек»

О роли и значении русской культуры в Дагестане с заместителем председателя правления Союза писателей Дагестана, руководителем секции русских и русскоязычных писателей, поэтом и переводчиком Мариной Ахмедовой беседует сопредседатель Союза писателей России Вадим Дементьев.

— Вы, Марина Анатольевна, много лет живете в Дагестане, республике, которая уникальна, прежде всего, своей многонациональностью, представляющей собой как бы миниатюрный слепок со всей Российской Федерации. С вашей точки зрения, — каково современное развитие здесь русской культуры, что здесь происходит?

— Дагестан действительно уникальная республика, в которой живет более сорока народностей и в которой никогда не было серьёзных межнациональных конфликтов. Удивительно, но многонациональность и многоконфессиональность Дагестана — залог его стабильности. Дагестанские народы обречены на дружбу, ибо понимают, что у вражды в таком конгломерате не может быть конца. Но дело не только в этом. Прочные исторические и культурные связи, общие корни, схожий менталитет дагестанских народов выплавились в течение веков в единое социокультурное пространство, которое объединено словом Дагестан. Исторически в Дагестане никогда не было четкого деления по национальному и религиозному принципу. Здесь всегда намного сильнее была региональная (аульская) и родовая (тухумная) общность. Авторитет общины (джамаата) ценился выше всего, а дагестанские села объединялись в своеобразные горские республики — вольные общества, со своими законами и традициями.

Приход русской культуры в Дагестан не разрушил исконные традиции его народов. На мой взгляд, появился некий симбиоз традиционной национальной культуры, взращенной на почве русскоязычного образования и новых исторических условий. Конечно, нельзя сказать, что всё в этой области гладко и всех всё устраивает. Остро стоит проблема сохранения национальных языков и традиций, сильно возрос авторитет религии, но и при этом русская культура в Дагестане по сей день остается мощным объединяющим началом.

В минувшем веке русская культура и литература сделала очень многое для всех народов Дагестана. Это всегда понимала и понимает не только передовая дагестанская интеллигенция, но и простой народ. У аварцев, например, до сих пор бытует такая рифмованная поговорка: «урус — дурус», что переводится как «русский — справедливый (надёжный)».

Несмотря на непростую политическую ситуацию и отголоски смутного времени, и сегодня влияние русской культуры (в широком смысле) на дагестанцев огромно. Для многих городских жителей Дагестана (а это почти половина населения республики) русский язык уже родной язык. На нём молодые люди думают, говорят и пишут...

Недавно мы издали сборник молодых писателей Дагестана, куда вошло 66 поэтов, прозаиков и публицистов. Из них только один автор пишет на родном аварском языке. И это уже становится проблемой для дагестанской национальной литературы. Не только старая дагестанская интеллигенция, но и современная молодежь образованна и воспитана в лоне русской культуры. А все представления о дагестанцах современных СМИ дики, несправедливы и невежественны. Нельзя по выходкам отдельных люмпенов (какой бы они ни были национальности) судить о культурном уровне всего народа. Ведь у дагестанских народов — уникальная культура, и сейчас речь идет, скорее, о новом витке ее возрождения. К сожалению, она ослабла после смутных лет бесконечной переоценки ценностей тех, для кого само слово «культура» — пустой звук.

— Вы давно работаете в Союзе писателей Дагестана, являетесь сегодня старейшим его сотрудником и ведущим переводчиком дагестанской поэзии на русский, значит, интерес к русскоязычной литературе у вас остается.

— Я приехала в Дагестан после окончания Литературного института, связав свою судьбу с дагестанским поэтом. Но оказалось, что не только с ним, а со всей дагестанской литературой. Сразу же стала работать в Союзе писателей Дагестана, серьезно заниматься переводческой деятельностью. Расул Гамзатов, возглавлявший писательскую организацию более полувека, очень бережно относился к литературной молодежи. Придавая огромное значение переводу с дагестанских языков на русский, он специально для меня создал секцию художественного перевода, которую я возглавила в начале 80-х. Это было время расцвета национальных литератур. Вы, Вадим, дружили с Расулом Гамзатовым, автор книг о нем и о его отце Гамзате Цадаса, часто приезжали в Дагестан, поэтому помните, какие масштабные праздники литературы проходили здесь. Люди читали и любили книги и почитали тех, кто их пишет. Над этим временем любят цинично посмеиваться нынешние господа неолибералы. Но неужели их пошлые и безнравственные шоу лучше даже самых простых строчек, написанных от всего сердца!?

Несмотря на трудное двадцатилетие разброда и шатаний в умах и душах многих наших соотечественников, в Дагестане литература никогда не чувствовала себя обделенной. Благодаря авторитету Расула Гамзатова и, конечно же, народной поэтессы Фазу Алиевой, дагестанская власть любого уровня, по мере возможностей, всегда поддерживала и писательскую организацию, и новые издания, и литературную молодежь. Интерес к литературе в Дагестане всё еще достаточно велик. Это видно по нашим многочисленным встречам в школах и вузах, по нашим поэтическим праздникам и фестивалям. Страна Гор (так переводится слово Дагестан) всё еще остается Страной Поэтов!

— В Махачкале открыли мемориал Русской учительнице, о чем центральные СМИ почему-то умолчали. Расскажите подробнее об этом событии. Народ России, к стыду нашему, узнает о современной жизни Страны Гор только из криминальной хроники.

— Открытие мемориального комплекса, посвященного памяти русской интеллигенции, центральным символом которого стала фигура русской учительницы, было также очень важным событием, причем не только для Дагестана, но, прежде всего, для всей России. Многие русские учительницы, приехавшие в Дагестан по направлению, остались в нем навсегда. Не только связали с ним судьбу, но стали родоначальницами знаменитых дагестанских династий. Сейчас я работаю над проектом «Русские жены в Дагестане». Это удивительное явление. Дети этих женщин вошли в элиту дагестанской интеллигенции.

Мемориал в Махачкале — низкий поклон всем русским людям, конечно, прежде всего, учителям, но также и врачам, и инженерам, и строителям — людям разных профессий, внесшим свою немалую лепту в бурное развитие Дагестана в ХХ веке. Блистательная плеяда дагестанцев, воспитанная этими учителями, вошла в историю России, стала ее неотъемлемой и значимой частью. Поэты Расул Гамзатов (у него есть поэма памяти своей первой русской учительницы) и Фазу Алиева, герои Советского Союза и России — подводник Магомед Гаджиев и летчик Аметхан Султан, космонавт Муса Манаров и летчик-испытатель, Герой России Магомед Толбоев, композиторы Мурад Кажлаев и Ширвани Чалаев, академики, ученые, врачи, политики, депутаты — знаменитых дагестанцев не счесть.

— Миллионы, повторяю, миллионы молодых русских добровольно приехали, начиная с 30-х годов, чтобы совершенно бескорыстно помогать нашим братьям во всех республиках. Они жили в аулах, наслегах, аилах, в северных кочевьях, на окраинах огромной страны, все эти агрономы, учителя, советские работники, рабочие... Нет ни одного исследования, ни одного обобщающего труда на эту тему. И что тогда должно представлять собой гражданское общество?! Только ли бездельное критиканство власти? И вы, Марина Анатольевна, одна из первых, кто поднимает эту тему, целый пласт нашей жизни, ее романтическую героику, самопожертвование и другие лучшие человеческие качества. Я вам сердечно, от всей души благодарен, вы и сами из этих необыкновенных людей.

— Памятник русской учительнице в Махачкале — это, повторяю, символ. Думаю, этому событию также надо было придать всероссийский уровень, тем более что на открытие памятника приезжал Председатель Совета Федерации ФС РФ. Российские СМИ целенаправленно обходят все положительные моменты, которые происходят в нашей республике. Их интересует только кровь. И в почете у них криминал, которого, если взять статистику в целом, в Дагестане не больше, чем в Москве или Санкт-Петербурге.

Так, почти ничего не было сказано о недавнем открытии в Дагестане сразу двух памятников — великому русскому писателю Льву Толстому и герою его знаменитой повести — Хаджи Мурату, на которые приехал праправнук классика Владимир Толстой. К сожалению, молчат московские СМИ и о проводимых в республике уже четверть века Днях Белых журавлей, посвященных памяти погибших во имя мира на земле. Кажется, что может быть важнее для сегодняшнего времени, чем призыв к миру на языке поэзии?.. Молчат наши центральные ТВ и газеты. Для них культурные события в Дагестане — не формат.

Вместе с тем, к примеру, Дни Белых журавлей — это и праздник поэзии, и литературный форум с участием писателей из разных регионов России и СНГ, в рамках которого проходят многочисленные встречи с читателями и пресс-конференции. Кстати, Дни Белых журавлей, занимающие особенное место в нашем поэтическом календаре, недавно получили официальную эгиду ЮНЕСКО и встали в один ряд с выдающимися мировыми культурными событиями.

В 2013 году, который совпадает с 90-летием Расула Гамзатова, мы будем отмечать этот праздник в 27-й раз! Вдумайтесь в эту цифру. Это уже больше, чем традиция. Это уникальное литературное явление, которое должно по праву войти в золотой фонд отечественной культуры. Столько именитых писателей из разных уголков нашей страны и даже зарубежья приезжали к нам на этот праздник еще при жизни великого поэта. Но и после смерти Расула Гамзатова этот литературный праздник вот уже почти 10 лет продолжает укреплять литературные связи, писательские и человеческие отношения. Дагестан и здесь остался верен себе — не дал разрушить то, что для него священно. А для нас самой огромной похвалой является тот факт, что запуганные страшилками СМИ люди, приезжая к нам впервые, восклицают: «Да у вас же всё совершенно не так, как об этом пишут и показывают по ТВ! И люди здесь замечательные, и горы, и море!» Многие вновь и вновь хотят приехать к нам в гости. Мы ждем хороших друзей!