Всемирный Русский Народный Собор

Лечение традицией или мечты о хоровом пении в России

Многим из нас хотелось бы изменить к лучшему судьбу России. Но как часто, вступая на этот путь, мы ощущаем беспомощность от всеобщей разобщенности! Каждый сам по себе и так мало осталось живых русских традиций, способных объединить нас!

Современный человек нередко относится к традициям без особого почтения. Они воспринимаются как пережиток, осложняющий жизнь и не приносящий никаких ощутимых плюсов. Между тем плюсы эти могут быть очень и очень существенны, просто они не лежат на поверхности. Не пытаясь охватить все русские традиции, остановимся на такой заметной, как хоровое пение.

Сразу уточним — речь пойдет не о профессиональном пении, которое является способом заработка. Традиция — это часть бытового уклада, которая порой не только не приносит денег, но и требует трат. Какая прибыль, к примеру, от новогодней елки? Современный россиянин может сказать: какое там у русских пение, вот в Грузии... О грузинах мы ещё вспомним, а вот на Руси простые люди тоже пели хором, причем пели сложно, многоголосно. Через песни-былины учились любить свою историю, с песней убирали урожай, играли свадьбы. Через совместную песню чувствовали себя единым, сильным народом.

Чувство единения, «соборности», всегда было близко русской душе. Сколько пословиц на эту тему: «На миру и смерть красна», «один в поле не воин»... Исследователи говорят: это потому, что на Руси дома строили из бревен. На Западе какой-нибудь единоличник пыхтит, складывает камушки. Смотришь — построил «мою крепость». А вы попробуйте сложить бревенчатый сруб силами индивидуума. Не выйдет. Нужно всем миром. Вот и Россию поднимать нужно «всем миром», осознав свою «русскость». Только в чем она? В водке? В великой литературе, которую читают все меньше (есть ведь фильмы, а то и комиксы)? Может в песнях из репертуара Кадышевой и Бабкиной? Или в православии?

Многие скажут: «Я православный». Исправно ходят в церковь два раза в год — на Рождество и Пасху. Пытаются поститься. При этом могут сказать: «христиане и католики». Знают начальные слова основных молитв. Ну, заповеди — не убий, не укради... Еще какие-то там есть... Что вы хотите от этих людей? Ну не привычно все это им, не «традиционно». В Православии есть понятие «невоцерковленный». В западных конфессиях оно выражается проще: «не практикующий» католик или лютеранин.

А ведь и русские-то не особенно практикующие. Ну, скажите, какая-такая традиция нас объединяет и делает непохожими на другие народы? Кто-то скажет: до традиций ли сейчас, когда многое разваливается? Экономику бы поднять. Но есть такой малоизвестный факт: в послевоенной Японии одним из первых новшеств стало введение в школах большого количества часов, посвященных икебане и прочим радостям традиционной культуры. А ведь эта страна помимо проигранной войны и развала экономики пережила две страшных атомных бомбардировки. Теперь чудо японской экономики давно почитается хрестоматийным.

Получается, не так уж бесполезна традиция. В эпоху высокого Средневековья, например, основным постулатом творчества был «неотход от истины», то есть, писание картин и музыки строго в рамках канона. Никакой свободы творчества, зато мы имеем непревзойденных мастеров музыки Возрождения, систему, из которой выросла академическая музыка. Да по большому счету — всю западноевропейскую культуру. Павел Флоренский назвал авангардистов, изо всех сил пытающихся изжить в себе традицию, людьми, готовыми на самую плохую жизнь, лишь бы она не походила на жизнь соседа.

А что касается народного самосознания — посмотрите на тех же грузин. Вот кто уж действительно сознаёт себя. Но они ведь до сих пор умеют петь свои традиционные песни, раскладывая их на голоса. И что особенно важно — поют мужчины, то есть пение считается вполне уважаемым делом. А у нас, русских, что имеется сейчас такого уважаемого, объединяющего настоящих мужчин? Правильно. Пиво с футболом. Неплохо, в общем-то, только что здесь русского? Да и больно уж напоминает Рим времен упадка, когда самим поддерживать физическую форму стало уже лень, а вот на гладиаторов поглядеть — самое оно.

Пропустим извечный вопрос классической русской литературы: «кто виноват?». Перейдем сразу ко второму: «что делать?» Что тут еще сделаешь — практиковать надо русским свою исконную культуру. Вот только как начать? Самый близкий по времени пример, как ни странно — большевики, — они же разрушители традиционных русских ценностей. Вспомним, с каким вниманием они относились к «массовой» песне. И ведь это они не сами придумали про воспитание пением. Еще Конфуций говорил, что для улучшения нравов нет ничего прекраснее музыки. Его последователь, философ Сюнь-Цзы, прибавлял: «Когда музыка пуста и порочна, народ распущен и ленив, дик и достоин презрения». А вот слова Платона: «Не в мусическом ли (в музыкальном) искусстве самое значительное воспитательное средство, так как ритм и гармония, больше всего проникают в глубину души и сильнее всего захватывают её, доставляя благообразие, если воспитание поставлено правильно; если же нет — противоположное».

Слушание музыки — дело хорошее, но пассивное. Чтобы действительно изменить общество — нужна практика активная и массовая. Опять возвращаемся к хоровому пению. Попробуем представить, что наше правительство всерьез прониклось идеей воспитания нравов через хоровую традицию и вычислить, каких можно в таком случае ожидать последствий.

Вначале встанет вопрос о создании актуального хорового репертуара. Ведь как ни слажено пелись когда-то старые песни, времена другие, менталитет гражданина изменился. Поэтому психологи должны выяснить, какие из русских народных интонаций воспринимаются современным россиянином. Композиторы будут использовать эти «кирпичики» в новых, но таких родных и привычных мелодиях. Музыканты-фольклористы обработают самые подходящие из подлинных народных песен. Чтобы не опошлить, но звучало по-современному, а пелось легко — ведь для простых людей делается, не для профессионалов. Подобная работа, в своей области, ожидает поэтов-песенников. Используя привычную, но не примитивную лексику (мог ведь Есенин), мастера стихотворного жанра создадут тексты, не оставляющие русского человека равнодушным. Любому свойственно искать, чем гордиться в родной стране, за что ее любить искренне. Поэтому красивые и точные, без дешевого пафоса слова на эту тему легко западут в душу.

Среди создателей репертуара, помимо поэтов и композиторов — обязательно будут деятели церкви. Без Бога Россию уже выстраивали. До сих пор оправиться не можем. Но все-таки советская мораль в каких-то частностях совпадала с христианскими ценностями. И быть хорошим человеком с чистой совестью и верой в высшую справедливость не столь уж чуждо россиянину — наследнику советской империи. Значит, доброе зерно, зароненное церковью в тексты для этих массовых песен, падет на благодатную почву. Только здесь нельзя переборщить — совсем «церковным» песням не стать по-настоящему массовыми.

Ну, хорошо. Написали шедеврально. Выверили все до последней ноточки. Кто будет петь? Вот эти мужики оторвутся от пива-футбола, а их жены — от сериалов, и запоют хором? Конечно, просто так не запоют. Но если этим занялось правительство, то нетрудно представить систему поощрений за пение. Или еще дешевле и сердитее: не поощрение, а штраф. Да что за зверство, спросят. А если у человека голоса нет?

А это, господа, одно из заблуждений. Если человек может говорить — значит, есть у него голос. Не в артисты же он готовится, а культуру практикует. Люди, начисто лишенные музыкальности, вообще большая редкость. Возрождение хоровой традиции должно практиковаться на всех уровнях, вплоть до высшего. Сейчас-то из многих русских патриотов, выходящих к микрофону с красивыми словами, знает ли кто-то целиком хоть одну русскую народную песню?

Да уж, хоротерапия для России — непростая и тонкая работа. На голом энтузиазме в масштабах страны ничего не выйдет. Но при грамотной работе можно ожидать хороших результатов. Давайте представим, как именно изменится наш народ, практикующий свою хоровую традицию. Кто активный хорист — тот и живет лучше, на того ориентируются как на лидера. А для хорошего совместного пения нужно умение слушать соседа, иначе голоса не сольются в один слитный аккорд. Так что лидеры у нас получаются думающие о других. К тому же, при регулярных хоровых занятиях возникает привычка искать гармонию. И человек уже продолжает искать ее в жизни. Да нет, не искать, а строить. Навык-то ведь уже есть.

А еще — человеку свойственно поддаваться самовнушению, и потому, если он поет о разумном, добром, вечном, и делает это регулярно — он в это легче верит. В любовь, дружбу, справедливость и великую Родину. Оглянешься, а народ-то вокруг уже изменился, не такой разобщенный. Плохо получается разобщаться, когда привыкаешь быть чутким. А не чутким, народное многоголосие не любящим, теперь труднее устроиться в жизни. И пить стали меньше. И на улице мусорить уже не выходит. Настройка происходит на красоту и гармонию. В итоге имеем культурную Россию, в которой её народ чуток к окружающим, в крови которого — христианские ценности, ненавязчиво заложенные знакомыми песнями. Думаете, такой народ будет искать, куда бы уехать со своей Родины? Да нет, он будет гордиться ею. Уж найдет, что для этого сделать, какие храмы построить и вершины покорить.

На первый взгляд, все вышесказанное может показаться невероятным и даже легкомысленным. Но тогда, выходит, недалекими были Конфуций и Платон, да и японцы со своими икебанами. А это ведь не так.

Анна Ветлугина