Всемирный Русский Народный Собор

Русский фестиваль в Америке

В Мичигане прошел третий ежегодный Русский фестиваль. Его организатором стал приход Св. Владимира Русской Православной Церкви за Рубежом.

Еще в июне по дороге из Чикаго в Детройт я увидел плакат на обочине: «Рашн Фэстивал». Детали мелькнули и не запомнились. В другой раз, уже в августе, о предстоящем событии услышал в своей церкви в Детройте. Священник соседнего с нами прихода отец Григорий выступил тогда с объявлением: так, мол, и так, в третий уик-энд сентября приглашаем всех к Святому Владимиру.

Эта церковь находится в местечке Декстер, рядом с известным в Америке студенческим городом Энн Арбор. Ее одноэтажное здание с двумя куполами-луковочками обнаруживаешь как островок на просторах фермерских кукурузных полей. Парковка рядом с ним полностью забита. Регулировщик оранжевым жезлом направляет свернуть аккурат напротив: по грунтовке и на свежескошенную стерню обширных соседских владений. Выстраивается один ряд прибывающих машин, за ним параллельно — второй. А с другой стороны грунтовки — еще штук пятьсот авто...

Вот и первые знакомые: Люция и Владимир. Знаю Владимира лет семь. Он менеджер в строительной фирме. Закупает материалы, осматривает и оценивает объекты, проверяет качество работ... Его жена учится на медсестру, почти уже заканчивает свою медицинскую школу. Приятная встреча, давно не виделись.

А вот Михаил Пастухов. Он сегодня в казачьем костюме, с кинжалом, в папахе с красным, крест — накрест поделенным матерчатым верхом. Он играет на балалайке «Подмосковные вечера», приветствуя музыкой всех входящих. Недели две назад он вернулся из России, куда ездил паломником на святые места.

На открытой площадке в пятьсот соток расположились палатки с сувенирами. Торговые ряды с походными кухнями, блинами и шашлыком. Чайная комната с пряниками и сахарными вертушками. Зооуголок для детей: «Не пей из лужицы, братец — Иванушка, козленочком станешь!». А «козлята» вот они, и вроде как ничего! На всякий случай организаторы завезли и русского пива. В отдельной палатке устроили дегустацию наливок. Хреновуха, говорят, была самой задиристой.

Но в центре же всего стоял огромный шатер со сценой и зрительскими рядами. В момент, когда я зашел в его полумрак, на сцене высвечивались куклы детского спектакля, а ведущая рассказывала о хитростях обманщицы Лисы Патрикеевны. Уже выступили фольклерные группы «Московские ночи» и «Отава Ё». На очереди танцевальный ансамбль Русского культурного центра, воспитанники местной академии русского балета, церковный хор Святого Владимира, исполнители русских и украинских песен.

Открыт был и храм. Людей собралось так много, что трудно было протолкнуться вовнутрь. Восторженный отец Григорий светился радостью: «Вы видите, видите!».

Отец Григорий Джойс — русский во втором поколении. Его корни в Благовещенске на Амуре. Службы он ведет на двух языках — русском и английском. «Не мы одни, но и другие православные церкви Америки проводят русские фестивали. Например, в городе Вашингтоне, в Кливленде, — рассказывает отец Григорий. — Мы попробовали устроить свой ровно два года назад, и преуспели. По нашим подсчетам, нас посетили тогда около четырех тысяч человек. Я думаю, фестиваль стал замечательным явлением не только для Мичигана, но для Мид-Веста, всей Средней Америки. Люди приехали из Индианы, из Илинойса, из Огайо. Пришло много студентов, а они отовсюду — с юга, севера, запада и востока. А ведь молодежь как никто, открыта, любознательна, восприимчива к христианству, русским и славянским культурам».

В толпе я увидел индийца в тюрбане, нескольких афроамериканцев, арабов, евреев, китайцев... Даже байкеры сделали остановку, утихомирив своих крутых «лошадей» у церковных стен. Для размеренной и почти деревенской жизни здешней округи все эти события у русской церквушки на обочине неглавной дороги являются, может быть, чем-то вроде пришествия марсиан. Что там за странный язык участников? Одежды под средневековье? Залихватские пляски с саблями и равнинная песенная печаль?

Церковный староста Нафан Лонган рассказал мне историю основательницы этого прихода: «Летом 41-го фашисты угнали на работы в Германию девчонку-крымчанку Ольгу Селиванову. После войны вместе с другими «перемещенными лицами» волею судеб она оказалась в Америке. Устроилась уборщицей в госпиталь, а потом, через добрый десяток лет, когда подучилась, вышла замуж, ее назначили секретарем отделения нейрохирургии в главной детройтской больнице. В это же самое время ее сестра Ксения была главным энтерологом в Симферополе, и к ней пришли дети епископа Луки Крымского и попросили лечить папу. И она стала последним врачом этого известного православного пастыря. Когда сестры встретились в 89-м году, то из всех своих воспоминаний и бесед они сделали вывод, что вела их по жизни, сохранила и вновь дала радость встречи великая сила божественного провидения».

Устроители назвали фестиваль русским, но пригласили всех, всех. «Где провести черту? — вопрошал и себя тоже отец Григорий. — Где там чисто русское, чисто белорусское или только украинское? Это невозможно разделить. И мы видим единое русское так, как это видит наша церковь!».

Валерий Комаров