Всемирный Русский Народный Собор

Архитектура жилья должна стать более внимательной к человеку

Жесткие требования современного мира, а, тем более, мира будущего заставляют нас подходить к строительству концептуально, искать золотую середину между удобством и красотой. Архитектура нового столетия должна стать более внимательной к человеку, к его внутреннему миру. При этом в ней должно сохраниться аскетичное зерно, наш мир перегружен информацией, и чем меньше в нем пустых пространств, лишних смыслов, тем он прекраснее. Многое сегодня строится ради создания визуального эффекта, без четкого замысла. Мы сделали кубик, сделали какие-то выдвижные штуки помоднее, покрыли стеклом, вроде так делают во всем мире, но генеральной идеи, идущей от художника, нет. Город плодит горы пустых застроек типа офисных боксов. Создается ощущение, что их смонтировали на два дня.

Архитектурный опыт раннего советского конструктивизма оставил нам замечательные идеи. Были, например, разработаны интересные проекты вертикальных парковок. А самое поучительное, что все задумывалось, как долгосрочная стратегия, а стратегия — это забота о человеке, забота о будущем, главенство замысла над стихией, идеи над хаосом. Централизация мысли и денег востребована в архитектуре. Обилие земли вынуждает нас расселяться, осваивать новые пространства. При взгляде на карту преследует ощущение, что мы концептуально прикованы якорем к Европе.

Архитектурная концепция будущего должна иметь противоположный, «восточный» вектор. Нам предстоит выстроить ощущение, что чем дальше от центра, тем интереснее. Для освоения России нужны космические технологии, нужны новые города, выстроенные с четкой целью, с жесткой структурой и творческой волей. Например, в Норильске чудовищные условия для жизни. Возникает ощущение, что прилетел на Луну. А там бредовая архитектура, город в свое время строили, пользуясь штампами, отработанными в южных городах, поэтому встречаются здесь дома с балясинами, при этом в Норильске нередко идет горизонтальный снег, который залепляет фасады и держится на них толстым слоем большую часть года. Это выглядит как нелепые театральные декорации. За Полярным кругом нужно возводить нечто космическое, как если бы мы строили на Марсе: теплые переходы, стеклянные колпаки, населенные «кратеры», применение всех доступных технологий. Безусловно, для создания нового населенного пункта нужна четкая мотивация, ответ на главный вопрос: «Зачем»?

Это могут быть утилитарные, производственные цели, как в средние века, когда ядром городов стали ремесленные мастерские. Их современным продолжением могут быть наукограды, поселки художников и т. д. Однако новое тысячелетие обозначило контуры новых запросов. Так, существует запрос на социальное единство. По этому принципу рождаются субкультуры, люди стремятся объединиться вокруг общих мировоззренческих целей. Можно создавать города по интересам. Это не коллективное жилье, здесь следует быть аккуратнее. Но архитектурная концепция может нести в себе некую общую идею, интересную для группы граждан. Кого-то может испугать этот «призрак коллективизма». Но надо учесть, что параллельное развитие дизайнерской мысли дает людям достаточную степень свободы, чтобы задуматься над общими темами. Мы живем в сотах, но возможности современного дизайна позволяют до неузнаваемости изменить облик каждой квартиры, сделать ее уникальной.

Это освобождает разум для глобального творчества. Город — это не тюрьма, технические возможности давно позволяют разбивать сады на крышах, искусно работать с линией и цветом. Достаточно взглянуть на работы австрийского художника Хундертвассера, удивившие весь мир абсолютно новым, художественным видением города. Дизайн должен быть слит с архитектурой. Уже появляются студии, которые занимаются средой, проектированием среды. Именно средовой подход является ключевым в архитектуре будущего. Районы по интересам, может быть, города по интересам, по общим мировоззренческим подтекстам. Каждый человек должен жить в индивидуальном пространстве, но востребованы и могут быть созданы коммуникации, сектора совместной жизни.

Сегодня мы, в сущности, отрезаны от собственных дворов и улиц, наше пространство ограничивается стальной дверью жилища, даже не подъездом. А внешним обликом городской среды, ее смыслом, настроением, занимаются городские службы. Поэтому кварталы выглядят скучно, однообразно, — мы разумно не участвуем в создании среды, этот процесс происходит стихийно. Главенствует механический подход, чиновничий, «дэзовский» дизайн, который мутят тетки из управы района.

В будущем ситуация должна в корне меняться. Мы наблюдаем, как это естественным образом случилось в некоторых городах Европы. За счет аккуратного отношения к прошлому возникает некая камерность, уютность существования, многое делается со вкусом, новое сочетается с древним: оставляется участок кривой брусчатки, улица превращается в пространство комфортного обитания, возникают ресторанчики, куда приходят постоянные посетители. Принцип этого подхода — внимательное отношение к человеку, город для человека, а не человек для города.

Юрий Гулитов, графический дизайнер