Всемирный Русский Народный Собор

Кони боевые и лошадки деревянные — наши спутники вечные

В каждой семье в России на протяжении многих поколений было принято играть в лошадки: у мальчиков сначала это был друг на веревочке, который всегда следовал за мальчишкой, потом — с помощью палочки-коня можно было изображать лихую скачку. Девочкам же дарили лошадку-качалку. А, вырастая, деревенские дети видели перед собой коня-труженика, а городские — нарядных коней.

Но и сегодня, в век машин и электроники, конь и лошадка в русской культуре по-прежнему воспринимаются во всей полноте — в игре и в жизни. И появление живой лошади на городской площади по—прежнему вызывает восторг. Катание на конях снова становится традиционным зимним развлечением.

Историки нас учат, что лошадка-качалка появилась уже в Древней Греции — за пять тысяч лет до Рождества Христова. Потом она кочевала по разным народам, но особое значение получила в эпоху Средневековья. Рыцарь без коня столь же был немыслим, как и античный герой. Самый знаменитый деревянный конь — это, конечно, Троянский. В современной Турции памятники ему можно встретить в области Древней Трои не раз. В этом коне спрятались ахейские воины, осаждавшие Трою. Троянцы, не подозревая хитрости, ввезли его в свой город. И этот факт говорит об огромном, мистически-глубоком доверии к коню как таковому...

Не менее славен был любимый конь Александра Македонского Буцефал — олицетворение преданности и надёжности. Он служил Александру 30 лет, пройдя с ним всю Среднюю Азию. Буцефал умер на реке Гидаспе в Индии, и Александр Македонский назвал в его память построенный там город. О любимом коне Вещего Олега и крылатом Пегасе школьники, кажется, до сих пор знают. Как до сих пор не мыслим мы полководца, выигравшего войну, не на коне!

Но, конечно, в детстве никто еще не знает о Троянском коне, но вот потребность в такой игрушке — уже очень устойчива. Ведь конь и в нашей культуре — древнейший архетип. Следы конских копыт были знаками добрыми — не случайно подковы подвешивали над дверью. Конь, лошадь имеют значение огня и света. Огненные кони Гелиоса известны из эллинистической культуры. А кто из детей не слышал об Илье-пророке, несущемся на своей огненной колеснице? Образ Ильи-пророка особенно чтили на русском Севере. Его изображали на иконах среди избранных святых, был известен и сюжет «Огненное восхождение пророка Ильи»; его образ помещали в произведениях ювелирного искусства, в многочисленных апокрифических текстах и лубочных картинках. Всюду он грозен, суров, — кажется народу «огненным», «могучим», «сердитым», «тученосным», «громовым», «страшным», «опасным». И в то же время свято верили, что Илья не оставит своей милостью и не покинет в беде.

Поэтому отмечался не только сам Ильин день, но и придавалось большое значение его канунам. В воображении народа Илья представлялся разъезжающим в вихре по небу на огненной колеснице. Она запряжена четырьмя конями, а он сам окружен со всех сторон пламенем и разбрасывает свои огненные стрелы. Но бывал Илья-пророк и спокойным, умиротворенным. Тогда проливался на землю щедрый дождь. А народный стих отразил образ Ильи-пророка так:

У нас было на сырой на земле
Претворилися такие чудеса:
Растворилися седьмые небеса,
Сокатилися златые колеса,
Золотые еще огненные.
Уж на той колеснице огненной
Над пророками пророк, сударь гремит,
Наш батюшка покатывает,
Утверждает он святой божий закон.


Русские дети сызмальства знали об Илье-пророке: им пугали, когда гремел гром, и детвору надо было собрать по домам. Но знали дети и о волшебном коне русских сказок: о «Сивке-бурке, вещим каурке». А вот описание коня в «Сивке-Бурке»: сильный, статный «конь бежит, земля дрожит, из ушей столбом дым валит, из ноздрей пламя пышет». Но он никому не страшен, так как с его помощью происходит преображение Иванушки-дурака в писаного молодца и жениха Елены Прекрасной. Конь преображал человека: Иван-дурак проходил из одного уха коня в другое и чудесным образом становился красавцем-богатырем. Собственно с древнейшим образом коня отождествляла себя и Русь: «Куда ты несешься, Русь-тройка?».

Автор «Слова о полку Игореве» призывает: «Всядем же, братья, на борзых коней». Единство всадника и коня было залогом победы и правильной жизни. Именно кони часто решали исход сражения, которое происходило весной. Славяне содержали своих любимцев зимой в стойлах (кони половцев питались подножным кормом). Славяне кормили хорошо коней, лелеяли и холили, надеялись, и не напрасно, на их силу и выносливость, что «вывезет» в трудную минуту. И чуткие кони всё понимали — и не подводили, разделяя ратную долю:

Лучше ведь убитым быть,
Чем пленённым быть...


К лошади своей «прикипали» душой, и она платила особенной, невероятной преданностью.

Прежде детям дарили коней и полканов. Кто такой полкан? Что-то вроде кентавра — полконя, полчеловека. Да и в самом доме северном очень многое было названо именем коня: крышу вершил охлупень — конь, накрепко стискивая два ее ската. Фронтон дома был своеобразным небосводом: священную точку полдня отмечали полотенцем под коньком (на самом полотенце вырезалось солнце). Коником называлась и мужская лавка в доме и украшалась тоже фигурой головы коня... Да и как же иначе, если конь вплоть до 30-х годов XX века был основным «транспортным средством», подмогой в хозяйстве, «собеседником» на привале и вернейшим другом на войне. Лошадь была кормилицей, но и объектом гордости.

Образ лошади вошел в фольклор, русскую литературу, живопись, ваяние. В былинах герои непременно садятся на «добрых коней». Богатырская жизнь вообще не может начаться без обретения доброго коня. Так, у Ильи Муромца сначала появляется оружие, снаряжение, а потом и боевой конь. Илья просит коня служить ему «верой-правдою», конь же предлагает ему испытание: готов ли и может ли богатырь владеть им? Илья садится на него. И конь чутьем сразу признаёт в нём своего хозяина. По другой былинной версии, Илье советуют из жеребёнка вырастить себе коня боевого:

А корми его пшеницей да белояровой,
А ещё пои его... да ключевой водой,
Ещё будет тебе конь да лошадь добрая,
Ещё добра-де лошадь богатырская.


Разлучение с конем предвещает погибель. В богатырских же победах над врагом конь делит славу с богатырем. Сам Илья говорит о жизни своей так:

...А судьбу я за гриву ловлю,
Норовистую объезжаю,
А судьба для меня — за коня!
Конь и судьба сливаются.


А сколько добрых дел сделал для своего хозяина Конёк-горбунок из одноименной сказки Ершова?

Он — Игрушечка-конёк,
Ростом только в три вершка,
На спине с двумя горбами
Да с аршинными ушами.


Но, несмотря на такой неказистый вид, горбунок, по словам матери-кобылицы:

...на земле и под землёй
Он товарищ будет твой:
Он зимой тебя согреет...
В голод хлебом угостит,
В жажду мёдом напоит...


Горбунок был вроде как волшебная «игрушка» для Ивана, а оказалось, что и жизнь ему спас.

Посещение мастерских, где делались игрушки, как, например, в Сергиевом Посаде, для детей было огромным событием. Иван Шмелев мило и чисто описал свои детские впечатления: «...Мне к Аксенову хочется, к игрушкам. Идем, Анюта и визжит — в щелку в заборе смотрит:
— Лошадок-то, лошадок... матушки!.. полон-то двор лошадок!.. серенькие все, красивенькие!..

Стали смотреть — и ахнули: лошадками двор заставлен! Стоят рядками, на солнышке, серенькие все, в яблочках... игрушечные лошадки, а как живые, будто шевелятся, все блестят! И на травке, и на досках, и под навесом, и большие, и маленькие, рядками, на зеленых дощечках, на белых колесиках, даже в глазах рябит, — не видано никогда. Одни на солнышке подсыхают, а другие — словно ободранные, буренькие, и их накрашивают. Старичок с мальчишками на корточках сидят и красят, яблочки и сбруйку выписывают... Один мальчишка хвостики им вправляет, другой — с ведеркой, красные ноздри делает. И так празднично во дворе, так заманчиво пахнет новенькими лошадками — острой краской, и чем-то еще, и клеем, и... чем-то таким веселым, — не оторвешься, от радости. Я тяну Горкина:
— Горкин, милый, ради Христа... зайдем посмотреть, новенькую купи, пожалуйста... Горкин!..

Он согласен зайти, — может быть, говорит, тут-то и есть Аксенов, надо бы поспросить. Входим, а старичок сердитый, кричит на нас, чего мы тут не видали? И тут же смиловался, сказал, что это только подмастерская Аксенова, а главная там, при доме, и склад там главный... а работают на Аксенова по всему уезду, и человек он хороший, мудрый, умней его на Посаде не найдется. Погладили мы лошадок, приценились, да отсюда не продают. Вытащил меня Горкин за руку, а в глазах у меня лошадки, живые, серенькие, — такая радость. И все веселые стали от лошадок».

А потом лошадку покупают. И вот уже мальчишка, будто былинный герой, седлает деревянную лошадку и мчится во весь опор, быстрее ветра сражаться и побеждать. Нет такого мальчика, у которого лошадка не была бы любимой игрушкой детства. И надолго, если не навсегда остаются драгоценными и душеполезными эти детские впечатления:

Ускакали деревянные лошадки,
Пароходики бумажные уплыли.
Мы, из детства убегая без оглядки,
Все, что надо и не надо, позабыли.
Мы не знаем, что при первой неудаче,
Только стоит, только стоит оглянуться,
К нам лошадки деревянные прискачут,
Пароходики бумажные вернутся...


Наталия Белова

Кони боевые и лошадки деревянные — наши спутники вечные | Всемирный Русский Народный Собор
Кони боевые и лошадки деревянные — наши спутники вечные | Всемирный Русский Народный Собор
Кони боевые и лошадки деревянные — наши спутники вечные | Всемирный Русский Народный Собор