Всемирный Русский Народный Собор

Открой свои ворота в Москве

Ворота играли важную роль в жизни города. Мы говорим: храм у Никитских ворот, остановка «Яузские ворота», встретимся у Арбатских ворот... А ведь эти ворота сохранились только в исторической памяти, да в географии Москвы. И все-таки они живы...

Для любого старинного города ворота были артериями, по которым в его систему вливалась жизнь: под бдительным присмотром дневной стражи окрестные селяне ввозили на продажу продукты питания, изделия ручной работы, доставляли воду, через городские ворота прибывали крестьяне и воины, послы иностранных держав, князья и нищие. Несли ворота и охранные функции: на ночь они закрывались, вступала на дозор ночная стража, и город мог спать спокойно, не боясь проникновения врага.

Первозданную Москву окружала дубовая оборонительная стена со множеством ворот, возведенная по приказу Ивана Калиты. Некоторые входы-выходы были тщательно замаскированы: забросаны валежником, обсажены кустами, даже засыпаны землей. Имелись и ворота-«обманки», чтобы ввести в заблуждение лазутчиков и прочий лихой люд. Лазы, подныры, тайные ворота наши изобретательные предки выводили к речному берегу, в ближайший лес, на дно оврага или в специальный ров. Дубовая стена погибла в ужасном пожаре 1365 года. Молодой князь Дмитрий решил строить вместо нее белокаменную. Строители принялись свозить по льду рек в город глыбы подмосковного известняка, и, менее чем за два года был возведен мощный оплот с шестью надёжными главными воротами, защищавший москвичей от нашествий татар и литовцев. Скрытые от любопытных взглядов потайные ворота заставных башен открывали путь за Москву-реку. Первой была сооружена Тайницкая башня с целой сетью секретных входов и выходов. От неё и сейчас, как утверждают знатоки, можно пройти подо всем Кремлём.

Из других ворот Кремля (их название утрачено в веках), ведущих на улицу Великая, уходил великий князь Дмитрий Иванович с дружиною на битву к Куликову полю. Позднее здесь была воздвигнута Константино-Еленинская башня, доступ к её воротам преграждал подъёмный мост над кремлёвским рвом. Возвратился великий князь в Москву уже Дмитрием Донским и во главе войска вошёл в Кремль, как и подобает победителю, через «врата славы» — Фроловские.

По историческим причинам оборонительная функция городских ворот постепенно утратилась, на первый план выступили эстетическая и религиозная. В 1658 г. на Фроловской башне укрепили над воротами икону Спаса Нерукотворного, Никольские ворота оберегал Николай-Чудотворец. Выделялись нарядностью своих ворот и московские обители. Над монастырскими воротами ставили часовню или даже целую церковь: к примеру, две надвратные церкви украшают Новодевичий монастырь. А до чего хорош надвратный терем Крутицкого подворья, украшенный зелёными узорчатыми изразцами с высокой четырехскатной крышей — работа архитектора О. Старцева.

Другие ворота — проездные, проходные, парадные, красиво изукрашенные — создавались для открытого пользования. Белый город и Земляной строились в конце XVI в. почти одновременно. Их опоясывала оборонительная стена. Из 27 башен Белого города 10 были воротными. Не уцелела ни одна башня, ни одна стена Белого города, но мы знаем, что Семиверхую башню Чертольских ворот легендарный Фёдор Конь переделывал трижды. За что и получил батогов — а не трать зря царевы деньги! Деревянная стена Земляного города (Скородома) имела едва ли не 100 башен, из них десятка полтора были проездными с крепкими деревянными воротами.

Особый колорит всегда придавали столице ворота Китайгородской стены, построенные в 1534-1538 гг. Они мало переделывались и не переименовывались. До наших дней Варварские, Ильинские, Никольские ворота не сохранились, но ещё в прошлом веке они стояли на своих местах. К тому времени люди, к счастью, изобрели фотографию и мы теперь можем увидеть, какими они были. Воскресенские ворота в Китай-городе, двухэтажные, увенчанные двумя шатрами, вели с Красной площади на Тверскую дорогу. Через реку Неглинную от них был переброшен мост, возле которого торговали домашней птицей. В обиходе и мост, и ворота назывались Куретными, а одно время — Львиными: здесь в то время стояла клетка с подаренными царю львами. Позднее их называли еще Аблакатными (от слова «адвокат» — писец, составлявший судебный иск). Почему «аблакатный»? Да потому, что к воротам примыкала долговая тюрьма. Когда здесь построили Иверскую часовню, она дала воротам свое название. 70 лет тому назад, при советской власти, ворота разобрали, но в наши дни они восстановлены. Старые москвичи ещё и теперь говорят: у Сухаревских ворот, Калужских, Мясницких, Серпуховских. Имели ворота все Московские заставы. У заставных ворот чинили допросы, пытали, брили бороды, укорачивали полы и рукава, взимали пошлину, вымогали взятки...

На заставах же встречали отечественных героев. Для особо торжественных случаев ворота ставили прямо в поле. Они назывались триумфальными. Парадным церемониям полагалось проходить через несколько ворот, стоящих друг за другом примерно через сто метров. Их строили специально, а после торжеств разбирали. Традиция эта впервые появились при Петре I: Красные ворота были установлены в Москве в 1696 г. у Каменного моста в честь победы русского войска над турками и взятия важнейшей турецкой крепости Азов. Обычно после церемонии триумфальные арки разрушали, однако Красные ворота уцелели на долгие годы — уж слишком были хороши! Их подновляли, красили, золотили, пока архитектор Д. Ухтомский не воссоздал их в камне. Но потом пришлось и эти разобрать.

Сегодня, кстати, среди жителей Москвы находится много энтузиастов их восстановления. Царь Петр традицию поддерживал неуклонно: после знаменательной победы в Полтавской битве он и его доблестные воины торжественно вошли в Москву через семь триумфальных ворот, украшенных сложными фигурами, символизирующими победу добра над злом. А в 1721 г. после окончания многолетней Северной войны со шведами в Москве было сооружено трое триумфальных ворот: на Тверской улице, в Китай-городе и на Мясницкой. Увы, ни одни не сохранились.

Триумфальная арка, которая в наши дни стоит в Москве в начале Кутузовского проспекта, относится к более позднему времени. Ее поставили по проекту известного архитектора О. И. Бове в 1829-м в память о победе России в Отечественной войне 1812 г. на месте деревянной арки, сооруженной в 1814 г. для встречи войск, вернувшихся из Парижа. Первоначально арка и две кордегардии (караульни) были установлены у Тверской заставы, по дороге из Петербурга в Москву. Здесь они и простояли более ста лет. В 1936 г. при реконструкции Белорусского вокзала и улицы Горького Триумфальную арку разобрали. Все детали тщательно обмерили, сфотографировали и поместили на хранение в филиал Музея архитектуры им. А. В. Щусева на территории Донского монастыря, где они пролежали тридцать лет и три года. Когда было принято решение о восстановлении Триумфальных ворот, возникли споры: куда их ставить? На прежнем месте, на площади Белорусского вокзала — нельзя, это вызвало бы серьезные транспортные проблемы. Решили установить на Кутузовском проспекте, вблизи мемориального комплекса, в который входят музей-панорама «Бородинская битва», Кутузовская изба в Филях,

Поклонная гора, на которой Наполеон напрасно ждал, когда москвичи принесут ему символические ключи от города. К сожалению, за время хранения многие детали и целые скульптуры погибли от коррозии. Из 12 чугунных колонн сохранилась лишь одна, 150 деталей пришлось отлить заново. Но в 1968 г. грандиозная арка, увенчанная Триумфальной колесницей, встала, наконец, на бывшей Смоленской дороге, которая навсегда связана в памяти народной с Отечественной войной 1812 г.

Ворота удивительные — такие ворота поставил себе грозный царь Иван Васильевич опричь Кремля. Москвичи приходили к крепким воротам Опричного двора: с резных, дубовых плах глядели страшные львиные морды, у которых на месте глаз сверкали зеркала...

Богатые москвичи во все времена заботились о въезде в свои городские усадьбы — ведущие в них ворота становились всё великолепнее. Гораздо более поздний Третьяковский проезд был проделан в стене Китай-города братьями Павлом и Сергеем Третьяковыми. Он украшен высокими арочными воротами и не несет каких-либо прикладных функций, ибо создан для любования, в дар столице, на память о двух замечательных ее жителях. Горожане украшали ворота шатрами, часами, скульптурами, резными узорами.

Ворота — это и символ хлебосольности, широты характера: «Гости на порог — ворота на замок», значит, не выпустят радушные хозяева гостей, пока не накормят-напоят от всего сердца, не одарят подарками и вниманием. Но есть у русского народа и другая пословица: «Не бей в наши ворота плетью, не ломанем в твои дубиной!». И это тоже стоит помнить — недоброжелателям.

Наталья Лясковская

Открой свои ворота в Москве | Всемирный Русский Народный Собор
Открой свои ворота в Москве | Всемирный Русский Народный Собор