Всемирный Русский Народный Собор

Хранилища сокровищ мысли

27 мая у нас в стране отмечается новый хороший праздник — Всероссийский день библиотек.

Сведения о первых собраниях книг на Руси встречаются в источниках древнейших времен русской истории. С принятием христианства появились у нас сначала оригинальные, а затем и переведенные с греческого книги богослужебные, Святое Писание, творения Отцов церкви, наставления учителей церковных и другие. О князе Ярославе в «Повести временных лет» (около 1037 г.) сказано: «Списав много книг он положи их в церкви св. Софии»; о книгах Печерского монастыря упоминает Нестор в житии Феодосия. В Лаврентьевской летописи (примерно 1204 г.) говорится о книгах, захваченных в Киеве из церквей и монастырей половцами и воями Рюрика и Ольговичей; о книгах ростовского епископа Кирилла упоминает Суздальский летописец (две книги из его собрания дошли до нас); в «Повести о прихождении Тохтамышеве в Москву», в рассказе о разорении Москвы упоминается о многом множестве книг, которые собраны были со всего города и из сел в соборных церквах, и все сгорели во время осады. Из древних книжных собраний до нас, конечно, мало что дошло.

Только в XVII в. на Руси при монастырях и храмах возникли большие «книжницы», часть из них дошла и до нас. Монастырские библиотеки были благоустроенными, ими управлял келарь. До развития книгопечатного дела фонды составлялись за счет рукописных книг, в обителях имелись «книгописные келии»; много книг жертвовали и завещали монастырям благочестивые люди, высокие духовные особы, великие князья и цари; изредка особо ценные раритеты покупали. Была популярна практика обмена книгами, которых у одних имелось «вдвое или втрое» — дублетами и триплетами. Не только при больших монастырях и соборах создавались библиотеки, но даже при храмах маленьких городков: в соборах восьми провинциальных городов Древней Руси имелось около 1500 книг.

Собрания книг государей того времени, увы, пропали бесследно, как замечательная библиотека Василия Иоанновича и Ивана IV. Вся Греция не обладала тогда такими книжными богатствами, по словам Максима Грека! Все попытки найти ее не имели успеха, скорее всего, она погибла в Смутное время. До нас дошли описи библиотек царя Михаила Феодоровича, царевича Алексея Михайловича; особенно славились собрания рано умершего царевича Алексея Алексеевича и царя Феодора: кроме духовных, там было много книг светского содержания — грамматики, лексиконы, сочинения по философии («книгу Аристотелеву»), «Описания земель», труды по космографии и т. д. Не менее ценными были книготеки патриархов Филарета и Никона, митрополита Ростовского Димитрия, Симеона Полоцкого и одна из богатейших библиотек своего времени — Сильвестра Медведева. Он оставил ее опись — первый русский подробный библиографический труд «Оглавление книг, кто их сложил».

С приходом Петра Великого наступила новая эпоха. Библиотеки Древней Руси служили делу веры, петровской — делу науки. За указом Петра о собирании «древних лет на хартиях и на бумаге церковных и гражданских летописцев, степенных, хронографов и других» следуют и другие, подобные. С этого времени в русских библиотеках светский элемент возобладал над духовным. Петр I свозил книги из западноевропейских государств, и уже в первой четверти XVIII в. зародилась первая русская библиотека, организованная по типу современных — Библиотека Академии наук. «Царское дело» продолжила Екатерина II, которая приобретала и за границей, и в России библиотеки целиком, она же заложила основы Эрмитажной Библиотеки.

Тогда же начался бум частного собирательства: первый русский историк Татищев искал за границей книги на немецком, французском, латинском, польском и других языках по всевозможным наукам — военным, математике, истории и т. д., а позже увлекся материалами исторического и историко-юридического характера. Свою библиотеку Татищев перед смертью подарил Горной школе в Екатеринбурге, рукописи же, им собранные, разбросаны по разным местам, в том числе — в Академии наук и в частных руках. Не менее замечательна была библиотека Феофана Прокоповича — ею пользовались все ученые России того времени. Печатные книги ее впоследствии переданы были в новгородскую семинарию, рукописи — в Академию наук. Число частных книжных собраний увеличилось к концу XVIII и началу XIX вв., и отличались они таким богатством, что изумляли иностранцев, посещавших Россию. Наиболее известны библиотеки графа Бутурлина, Разумовских, Головина, Демидова, Мусина-Пушкина, князя Щербатова, графов Шереметьевых и другие. К сожалению, большинство этих книг погибло во время войны 1812 г. Но дело собирания библиотек уже твердо взяло в свои руки правительство российской державы, были созданы и до нашего времени бережно сохранялись, пополнялись и обогащались многие легендарные библиотеки — от Императорской в Санкт-Петербурге до московской Румянцевской.

Принято считать, что широкая сеть публичных библиотек в России развилась после 1917 г. На самом деле все началось еще в 1830 г. по воле президента Вольного экономического общества П. С. Мордвинова. Радея о народном образовании, он предложил учредить библиотеки, в которых все без исключения жители России могли бы пользоваться книгами и периодическими изданиями. ВЭО обязалось передать по два экземпляра всех изданных им сочинений и препровождать в библиотеки впредь все свои издания. МВД с ведомствами, печатавшими периодические издания на казенный счет, и с литературными и учеными обществами относительно доставки ими своих изданий. В губернских городах губернаторы с предводителями дворянства, директорами гимназий и ревнителями просвещения, дворян и купечества изыскивали средства, необходимые для учреждения библиотек.

Далеко не сразу, но библиотечная система в России сложилась в функциональную сеть. На сегодняшний день в России эксперты насчитывают около 150 тыс. библиотек. Большинство из них — структурные подразделения заводов и больниц, университетов и музеев, воинских частей, кораблей, железнодорожных станций, тюрем и исправительных колоний. Примерно 67 тыс. — школьные библиотеки, подведомственные Министерству образования. Более 50 тыс. — самостоятельные библиотеки разного статуса: федеральные, региональные, муниципальные, которые зачастую являются филиалами городских и районных централизованных библиотечных систем (ЦБС). Подавляющее большинство самостоятельных библиотек относится к ведению Министерства культуры и массовых коммуникаций. Примерно 75% этих библиотек (около 38 тыс.) — сельские.

В библиотечной среде все чаще употребляется слово «пользователь», а не прежнее милое «читатель». Разумеется, связь библиотеки с чтением не исчезла, но она перестала быть единственной. Модернизация библиотек в России (как и во всем мире) связана, прежде всего, с новыми технологиями, которые должны обеспечить «свободный и оперативный доступ населения к информации». Рядом с печатными все большее место в фондах занимают электронные документы. Библиотековеды, культурологи, представители информационных наук уже давно не считают библиотеку собранием книг или печатных документов, рассматривая ее как информационную систему, как социальный институт, собирающий, хранящий и распространяющий информацию, зачастую даже физически не присутствующую в зале или запасниках.

В Москве библиотеки — настоящие очаги культуры, в некоторых есть фонтаны, ветряные мельницы, компьютерные залы, игровые и концертные студии — на радость и детям, и взрослым. Для посетителей День библиотек в России, безусловно, станет настоящим праздником. Но будут ли весело отмечать этот день сотрудники библиотек, есть ли у них для этого повод и средства?

В 2008 г. премьер-министр Путин нашел резервы для повышения зарплат федеральным бюджетникам на 30% по новой, ступенчатой системе. Он признал необходимость обратить внимание на эту сферу культуры, подчеркнув, что следует «не просто профинансировать их возрождение — а придать им совершенно новое качество, поставить эту работу на современный технологический уровень». По подсчетам Минэкономразвития, бюджетников, зависящих от центра, у нас около трех миллионов. Планировалось увеличить их годовой оклад на 45 тыс. рублей, то есть на 3,75 тыс. рублей в месяц. Минздравсоцразвития РФ настойчиво проводит в жизнь план, согласно которому государство отказывается от единой тарифной сетки — по ней прежде рассчитывался оклад федерального бюджетника. Все надбавки закладываются теперь в зарплаты бюджетников, премии получают особо отличившиеся по решению руководителей учреждений, получающих деньги из федерального бюджета. Сотрудники районных библиотек Москвы сегодня получают от 10 до 20 тыс. рублей, завотделами — 25 тыс., директора — до 45 тыс. рублей. По России, конечно, цифры эти колеблются: в отдельных случаях нижняя планка — 4,5 тысячи, верхняя — свыше 50-ти. Но у всех имеются возможности значительно увеличить этот заработок — широкое распространение получила практика президентских и правительственных грантов на проекты, реализуемые библиотеками.

В начале 2013 г. в столице появилась новая структура — Московский городской библиотечный центр. Заместитель директора Московского городского библиотечного центра Борис Куприянов, издатель, соучредитель книжного магазина «Москва», член экспертного жюри книжной премии, идеолог и руководитель Альянса независимых издателей и книготорговцев, программный директор книжной выставки, сказал корреспонденту «Университетской книги»: «Пять лет назад я думал, что ситуацию можно разрешить простым способом: создать условия для открытия книжных магазинов. Мы помогали разным людям в Москве и регионах словом и делом, причём нам было совершенно не важно, где находится магазин. Старались делиться опытом, энергией, не брали за это денег, считая, что чем больше будет разнообразных магазинов, тем быстрее мы решим проблему недоступности книги для читателя. Потом я понял: кризис не только в торговле, но и в литературной критике, интернете, издательствах, логистике и в библиотеках, как сегментах этого огромного механизма, занимающегося пропагандой и возможностью доступа к чтению. Поэтому когда я получил от Департамента культуры Правительства Москвы предложение попытаться найти новые стандарты и формы работы библиотек и помочь им выйти со своими проблемами и возможностями на свет Божий, я не смог отказаться. Я убеждён, что у библиотек в этом направлении — огромный нереализованный потенциал, и надо отдать должное Департаменту культуры Москвы и лично его руководителю С. Капкову, который действительно хочет изменений для читателей-москвичей».

Куприянов начал исследование «с позиции независимого обывателя»: какое место библиотека занимает в городе ныне, и какое могла бы занимать, как она живёт, что происходит с комплектованием, с бюджетами, с персоналом, с читателями, кто пользуется библиотеками, как можно библиотеку сделать интересной. И получил сенсационные результаты: на одного читателя в Амстердаме тратится денег в 10 раз меньше, чем в Москве (4,5 евро в Голландии и 43 евро в Москве), но голландские библиотеки при этом — лучшие в Европе. Во всём мире существуют стандарты, связанные с комплектованием, 10% фонда за год обновляется, и в бюджете европейских библиотек примерно 10% идёт на покупку книг. У нас этот показатель составляет чуть больше 1%, т. е. комплектование неэкономично. Библиотеки покупают книги у посреднических организаций, и средняя цена оказывается очень высокой, на десятки процентов выше, чем, например, розничная цена в магазине «Москва». Московская библиотечная система работает с 3-4 поставщиками, очень мало кто имеет дело с производителями напрямую. Библиотеки в итоге зачастую комплектуются неактуальными изданиями, книги попадают в библиотеки с задержкой в годы.

Библиотекарь — не работник сферы услуг, приёма-выдачи. Библиотекарь — это, прежде всего, эксперт. Он должен делиться своим знанием, советовать, общаться с читателем, создавать для него условия, рассказывать о новинках, тенденциях и т. д. Все вроде бы очевидно, и в Москве есть энтузиасты и подвижники, особенно в детских библиотеках. Но есть и немало библиотекарей, которые ничего не читают, ничем не интересуются, сводя свою работу до функции «взял-отдал». Это серьёзная проблема: современное образование библиотечных специалистов. Откуда брать молодых, активных профессионалов? Куприянов категоричен: «Если библиотекарь не читает, ему не место в библиотеке! К сожалению, у нас количество сотрудников библиотек с высшим и специальным образованием не так велико, как хотелось бы. Что касается молодёжи, думаю, студенты-филологи педагогических вузов должны проходить практику и в детских библиотеках. А с финансовой стороной мотивации в Москве всё более чем нормально! Просто некоторым «интереснее» взять не студента на полставки, а своего родственника-пенсионера на полную. Критерии отбора сотрудников должны быть пересмотрены».

ЦБС «Киевская», например, берёт студентов на работу. Специалисты опросили московских студентов: почему они не ходят заниматься в библиотеку, которая находится прямо под общежитием? Одна девушка объяснила: она уехала в Москву учиться от дедушки и бабушки, какой смысл ходить в библиотеку, если там неинтересно и всё напоминает о давно прошедших временах? Но если библиотека современна, молодёжь охотно занимается в ее стенах, как, например, в Центральной библиотеке №139 им. А. Ахматовой. Молодому поколению станет интересно не только учиться, но и работать в библиотеке, если они будут ассоциироваться не с нафталином, а с прогрессом, знаниями, активностью, новыми технологиями.

В общем, библиотечная сфера возрождается, книги ищут новые пути к читателям, сотрудники библиотек получают достойную зарплату и, если будут проявлять инициативу, повышать свою квалификацию, — могут и существенно увеличить свой доход. Государство также прилагает усилия, специалисты МГБЦ прямо сейчас, в эти дни, проводят эксперимент: они подобрали пять библиотек различного уровня — по размеру, типу района и т. п. 70% площади этих центров будут разбиты на зоны, соответствующие разным практикам чтения, работы с книгой, работы с людьми и т. д. Наряду с бумажными в медиацентрах будут представлены книги в электронном виде, в каждой библиотеке будет доступ к порядка 200 тыс. текстов. Задействованы партнёрские программы: музыка, журналы, фильмы, обучающие программы и т. д. По итогам эксперимента, с сентября этого года и далее, в 2014 г., будут аккумулированы знания и практики, наработанные в этих медиацентрах, а в конце 2013 г. будет объявлен конкурс на ребрендинг следующих библиотек, которые будут перестроены уже в 2014 г.

Так что мы можем поздравить сотрудников библиотек с профессиональным праздником и пожелать им попасть в ребрендинг, как бы дико ни звучало для нас это слово — оно значит: успешного развития, новых технологий, увеличения количества читателей и дальнейшего повышения заработной платы!

Наталья Лясковская