Всемирный Русский Народный Собор

Как на масленой неделе

Масленица — один из самых веселых народных праздников в России. В эти дни природа радуется — солнце, как блин со сковородки, дразнит слепящими весенними лучами, сугробы снега уже подтаивают и нависают хрустальной бахромой, воздух свеж и целебен.

Идет Весна-красна, а за ней потянулся и народец отмечать Масленую неделю: кто поспешает к теще на блины, кто лихо, чтоб памяти до следующей зимы хватило, несется с горки, а кто поджигает в сторонке соломенное чучело, символ зимы, и знобкий еще ветер доносит до гуляющих острый запах сырого дымка. Впереди Великий пост, строгие каноны и нужно настроиться душой, размять ноги, проститься с Зимушкой-зимой.

Была она в этом году снежной и морозной. Никто не упрекнет Деда Мороза, что тот отлежал бока на печи, нет, он потрудился на славу, заставил нас позабыть молву о глобальном потеплении. Но вот и ему пора на покой, пенсионный стаж за три зимних месяца выработал.

Да, русский народ всегда весело гуляет... В Масленицу все участники, а не зрители. Даже начальство в толпе людей. Катания на тройках, молодецкие забавы, качели, ярмарки... В Вологде, откуда летят в Интернет эти строки, соорудили самую высокую в стране горку, тут же прозванную «Эйфелевой» (а почему не «Останкинской», думаю, понятно, не в праздник будь сказано): высотой в 9 метров, разгоном в 53 метра и торможением еще 45 метров. В прошлом году вологжане удивили мир самой высокой Масленицей, не выше, конечно, городской колокольни, но, глядя на нее, многие шапки роняли. Теперь решили поставить сразу семь Маслениц поменьше — по дням Масленой недели. Каких, если кто не знает?

Первый день, понедельник, называется «встреча». Навещают родных, опробуют спуски с гор, раскачиваются на поставленных качелях. А начальный блин, если он не комом, выносят на улицу для птах, которые не сеют, не пашут, на Бога уповают и нас своими песнями услаждают. Второй день Масленицы прозывается «заигрыши». Самое время молодым парням и девчатам крутить-вязать из соломы Масленицу или Кострому, чтобы, значит, не в последний момент. В среду-«лакомку» мужской пол отправляется, наконец, к «теще на блины». Ну, кто, как не она, спечет их лучше, кружевные да тонкие, не подложит любимому зятьку малосольную рыбку, тающую во рту, ну и стопку, без оговора, нальет?.. В четверг, носящий название «широкий разгул», само собой случается самый пик веселья, пиры на весь мир, уличные забавы, в том числе и кулачные бои. Как там у Лермонтова:

Как сходилися, собиралися
Удалые бойцы московские
На Москву-реку, на кулачный бой,
Разгуляться для праздника, потешиться.


В пятницу «на тещиных вечёрках» уже зятья угощают родню, отдаривают гостеприимство. Раньше мужей спрашивали: что милее — жена или теща? Умный зять отвечал: «Жена молодая — для привета, а теща дорогая — для совета». Разве не так?..

В субботу (не устали еще?) — «золовкины посиделки». Снова шли в гости, невестки зазывали мужнину родню, в первую голову, золовок (кто не знает — сестер мужа). Снова угощенья-соленья, маринады-варенья, обязательные блинцы, наливки, но уже по нисходящей, пора и честь знать. Наконец, «Прощеное воскресенье». Все шли в церковь, где совершается чин прощения, а днем расставались с Масленицей, сжигая ее. На поздний вечер не забывали натопить баню, чтобы начать первый день Великого поста чистыми душой и телом. Как видим, всё имеет своё начало и переход в новое качество. Вечный круговорот народной жизни. Тем-то он для нас и ценен, что не нами так заведено, и не нам этот солярный круг останавливать.

Поскольку наша Масленица еще в разгаре, то спишем для совета у рукодельного повара Максима Павловича Сырникова рецепт самых наилучших русских блинов, которые и называются по-старинному — «красные». Итак, тещам, зятьям и невесткам нужно иметь 2 стакана молока, полтора стакана гречневой муки (найдите в магазинах, без нее блины не будут «красными»!) и полстакана пшеничной муки, 3 яичных желтка и 2 яичных белка, 2 столовые ложки топленого сливочного масла, 2 столовые ложки сахарного песка и соль на кончике ножа, плюс 20 грамм дрожжей. Теперь главное, поэтому цитирую: «Сперва надобно приготовить опару: в стакане теплого молока развести дрожжи, добавить пшеничную муку и 3 ст. ложки гречневой, всё тщательно вымесить деревянной лопаткой. Когда опара подойдет, добавить в нее оставшееся молоко, масло, муку, растертые с солью и с сахаром до белого цвета желтки. Снова вымесить. Как тесто снова поднимется — взбить белки, добавить их в тесто и аккуратно перемешать лопаткой сверху вниз. Выпекать блины поочередно на одной и другой стороне на чугунной сковородке». Максим добавляет: «Если у вас нет русской печи» (а надо бы! — от себя скажу).

После такого угощенья — скорее на воздух, на простор, чтоб продышаться да отгуляться. Наш президент только что гостил в Вологде и на прямой вопрос ткачих: а как сохранить здоровье и стать молодецкую, какую-такую кремлевскую диету соблюдать, ответил, что нужно есть в меру, больше двигаться и иметь в душе позитивный настрой. Ну, на Масленой неделе мера в питании вроде бы возбраняется, так что гулянье на мартовском солнце, от которого, верю, придет и позитивный настрой, уравновесит наши слабости.

Объедаться, кстати, на Масленицу вовсе не обязательно. И кто сказал, что это праздник гурмана Собакевича?.. Вот и ученые-этнологи И. А. Морозов и И. С. Слепцова, рисуя деревенские гулянья, совсем не упирают на обильные столы в прежние времена. Блинов поели и... поехали. Обязателен был «круг Масленицы», то есть многодневное катание на лошадях, которое начиналось с четверга и до Прощеного воскресенья или Чистого понедельника, по всем деревням церковного прихода. «В больших волостях, — пишут исследователи, — караван насчитывал тысячу и более лошадей», а в моем родном селе Кубенское на «съездки» собиралось «на кругу» до 600-800 лошадей. Поверить сегодня трудно! «Много катается и баб, которые из желания похвастать, подвертывают сзади шубы, чтобы показать дорогой мех, и никогда не надевают перчаток, чтобы все видели, сколько у них колец». И ладно бы катались по огромному кругу, но была и еще одна забава — «морозить» гостей. Первые сани перегораживают дорогу остальным, их не обойти и не объехать, и часами вся процессия стояла. Парни костры разжигают, на гармониках играют, пляшут, а девки, как рассказывали очевидцы, в это время «сидят в санях и мерзнут». После таких молодецких забав и аппетит становился волчьим. Скорее бы в домашнее тепло, да к печи, да к блинам! «Как на Масленой неделе из трубы блины летели». Не все, много и на шестке оставалось.

Сколько и каких только игрищ не напридумывал русский народ на Масленицу! У каждой деревни был свой неповторимый обычай-норов, а у сел свои давние традиции. Катилась по русской земле широкая Масленица, как тройка удалая, только снежная пыль завихрялась клубами. Но и в городах не отставали. Там главное увеселенье — масленичная горка (Вологда и здесь восстанавливает лучшее). «В субботу после блинов, — вспоминал Иван Шмелев в голодной эмиграции, — едем кататься с гор. Высоченные горы на прудах. Над свежими тесовыми беседками на горах пестро играют флаги... Черно на горах народом... Масленица погожая».

И разве этот праздник чисто языческий? У нас как-то смещаются понятия. Никто, ведь, не молится давно Яриле. Сырная седмица (неделя) перед Великим постом трансформировалась в масленую (сыр-творог — традиционное русское кушанье, а потом таковым стало масло, и последнее мясное заговенье в воскресенье перед Масленицей). А уж кто наивно думает, что поститься — это только голодать или, еще хуже, «очищать организм от шлаков» (свят, свят, свят!), то вот им совет из «Книги на весь год, какие на стол яства подавать» XVI века, которую любит цитировать Максим Сырников: «В Великий пост к столу подаются: хрен, редька, капуста квашеная, рыжики студеныя, хлебцы постные, грузди холодные. Среди мучного постные блюда: блины да луковники, да левашники, да пироги подовые с маком, да кисели, и сладкие и пресные... После Федоровой недели до Страстной недели к столу яства подают: каравай с грибами, пироги с рыжиками, каравай с винными ягодами, кисель сладкий, горох тертый... По субботам и по воскресеньям на Великий пост подают: икру паюсную, икру осетровую осеннюю да икру осетровую свежую, икру стерляжью, печень щучью простую, кашку с белорыбицей, печень лосося, кашку с судаком, кашку стерляжью, кашку с севрюгой...». Дальше и не буду перечислять, постных «яств» на Руси было очень много, от них нам по усам натекло и в рот всё равно ничего не попало.

Поэтому наш народ так задорно, с выдумкой, от души и веселился всю Масленую неделю. Впрочем, и работал в страду до седьмого пота. Увалень, лежебока, дармоед и, как писал Шукшин, друг игрищ и забав, никогда бы не прошел десять тысяч верст до Тихого моря-океана, мало того, не обустроил бы весь свой путь, не посеял рожь-пшеницу и не взял с собой девицу, ставшую его судьбой, а кому-то потом и тещей с красными блинами.

И напоследок пост-скриптум: в этом году догадались вывести нашу распрекрасную Масленицу за границу, русское гулянье пройдет в самом городе Лондоне. Расширяться нам надо, братья и сестры, завоевывать нашими блинами весь мир, скушают их за милую душу в кризис и, может быть, нам еще спасибо скажут.

Вадим Дементьев