Всемирный Русский Народный Собор

Первые русские писатели: Лука Новгородский

Эпоха Ярослава Мудрого — время, когда древнерусская культура и книжность вступили в полосу расцвета. И это же была пора расцвета русской христианской духовности. В это время по всей Руси строятся храмы, возникают новые монастыри — теперь уже не только княжеской волей. Новокрещеная страна начинает давать собственных подвижников благочестия. И одним из признаков этого становится выдвижение уроженцев Руси в ряды высшего духовенства. Митрополит Киевский Иларион, ближайший соратник Ярослава в церковных делах и первый русский на митрополичьем престоле, был не одинок.

Изначально духовенство на Руси было греческим — как минимум, в подавляющем большинстве. Владимир привез для крещения киевлян священников из греческого Херсонеса. Среди них были настоятель построенной князем Десятинной церкви Анастас и креститель новгородцев, первый епископ Новгорода Иоаким. Из Византии прибывали первые митрополиты и прочие епископы Руси. Но уже к концу правления Владимира отношения Руси с Византией охладели, а при Ярославе не раз случались конфликты, вылившиеся в войну 1043 года. К тому же некоторые греческие духовные лица смотрели на Русь и русское христианство свысока. Особенно подозрительно относились они к нарождавшемуся почитанию первых русских святых — Бориса и Глеба, Ольги, Владимира.

С другой стороны, уже выросло первое поколение собственно русского духовенства. Среди русских священников были уже свои ученые и подвижники, наподобие Илариона. Гораздо лучше зная, разумеется, свою страну, они были не хуже, а даже лучше греков подготовлены к пастырскому служению на Руси. Не удивительно, что Ярослав и по этой причине, а не в одной заботе о распространении просвещения, приближает к себе священников-уроженцев Руси. Тех, кого он считал лучшими, князь выдвигал на епископские кафедры. Одним из таких был Лука, епископ Новгородский.

Во многих источниках святитель Лука упоминается с прозвищем «Жидята». Естественно, ничего недостойного в таком именовании не было — оно просто указывало на происхождение носившего его лица. В Киеве уже в Х веке существовала большая еврейско-хазарская община. Известно, что и до, и после крещения Руси между иудеями и христианами происходили споры о вере. Владимиру предлагалось в своё время принять не только христианство и ислам, но также, по примеру степной Хазарии, иудаизм. Однако и некоторые киевские хазары и евреи, в свою очередь, уже с Х века принимают крещение. В XI веке таких уже, должно быть, было не так уж мало. Хотя, чтобы выломиться из своей довольно замкнутой родной среды, изменить жизненный путь сообразно духовному выбору, требовались искренняя вера и немалое мужество. Таким, насколько можно судить, и был будущий епископ Новгорода.

Лука, очевидно, был человеком весьма образованным. По единственному дошедшему до нас его сочинению очевидно не только неудивительное свободное владение древнерусским литературным языком, но и знание греческого. Лука использовал и переводил греческих церковных авторов. Насколько хорошо он изучил святоотеческую литературу, судить трудно. Однако то, что Луку заметил и приблизил Ярослав, свидетельствует скорее в пользу «книжности» будущего епископа. Постриг Лука принял, как можно предполагать, в одном из киевских монастырей.

В 1030 г. умер новгородский епископ Иоаким Корсунянин. Он сам назначил себе преемника — грека Ефрема, своего ученика и соратника. Ефрем «учил» новгородцев на протяжении нескольких лет, не будучи утвержден ни митрополитом (которого ввиду осложнений с Византией тогда на Руси не было), ни князем. Ярослав, судя по дальнейшим событиям, остался недоволен выбором Иоакима. Однако, занятый разнообразными внешними делами и памятуя об Иоакиме, общем наставнике для обоих, на время князь позволил Ефрему занять епископский престол.

В 1036 г., когда Ярослав объединил под своей властью все русские земли, окончательно став «самовластцем», он решил укрепить свою власть и в Новгороде. Ярослав посадил в городе на княжение своего старшего сына Владимира и свел Ефрема с епископии. На его место князь поставил Луку. Акт этот, по-прежнему в отсутствие митрополита, можно было бы счесть самовольным — но не более самовольным, чем наследование епархии Ефремом. В любом случае, позднее, когда митрополитом Руси стал грек Феопемпт, Лука получил утверждение высшей церковной власти.

Во всяком случае, в выборе князь не ошибся. Лука оставил после себя в Новгороде добрую память. Он стал таким же надежным сподвижником молодого князя Владимира в духовном украшении Новгорода, как Иларион — надежным сподвижником самого Ярослава в Киеве. Между тем, Владимир немало сделал для процветания духовной жизни в столице Северной Руси. Князь построил в Новгороде великолепный Софийский собор — в благодарное подражание Софии Киевской. Этот храм, возведение которого завершилось в 1050 г., освящал Лука в присутствии обоих князей. В Новгороде, как и в Киеве, работали переписчики священных и богослужебных книг — по заказу князя, но под руководством, конечно, епископа.

В отсутствие митрополита, вновь наступившее после войны 1043 г., когда Русь покинул Феопемпт, Лука остался главой русского духовенства — старшим епископом на Руси. На соборе в Софии Киевской 1051 г., где митрополитом был поставлен Иларион, Лука должен был выступать как второе лицо после князя.

Об учительных трудах Луки в Новгороде мы можем судить по единственному сохранившемуся его сочинению — «Поучению к братии». Это небольшое наставление в христианской нравственности составлено по греческим образцам, и многое из них черпает. Однако отражает оно, конечно, и реалии тогдашней русской жизни. Текст действительно очень невелик, и может быть приведен целиком: «Се, братия, прежде всего вот эту заповедь должны, как известно, все христиане хранить: веровать во Единого Бога, в Троице прославляемого, в Отца и Сына и Святого Духа, как научили апостолы святые и отцы утвердили: «Верую в Единого Бога...» — до конца. Веруйте в воскресение, в жизнь вечную и в муки грешников вечные. Не ленитесь в церковь ходить: и на заутреню, и на обедню, и на вечерню. И в своей клети, желая спать, Богу поклонившись, только с тем в постель ложись. В церкви предстоите со страхом Божьим; не говори речей, и не размышляй, но всей мыслью моли Бога, да отпустит грехи. Любовь питайте ко всякому человеку, а больше всего к братии. И да не будет одно на сердце, а иное на устах; «под братом, — сказано, — ямы не копай», чтобы Бог тебя потом не низринул в горшее томление, но правдив будь настолько, чтобы не каяться ради правды и закона Божьего, и когда сложишь главу, причтет тебя Бог со святыми. Терпите брат брата и человек всякого человека, а не воздавайте злом за зло. Друг друга хвали — и Господь похвалит. Не смей ссорить, чтоб не наречься сыном дьявола, но смирись, и да будешь сыном Богу. Не осуди брата ни мыслью, поминая свои грехи, — и тебя Бог не осудит. Помните и милуйте странников, и убогих, и темничных сидельцев, и к своим сиротам милостивы будьте. Подлость, братия, вас недостойна — не молвите срамного слова, не держите гнева ни в какой день. Не глумитесь и не смейтесь ни над кем, в напасти же терпи, на Богу уповая. Буйности и гордости не имейте, и иным в том не потакай — помни, что утром будем смрадом, и гноем, и червями. Будьте смиренны и кротки, — и послушники будете Божьим заповедям, ведь у гордого в сердце дьявол сидит, и Божье слово не доходит до него. Чтите старцев ваших и родителей своих; ни клянитесь Божьим именем, ни другого не заклинайте и не проклинайте; судите по правде, мзды не берите, под лихву не давайте. Бога боитесь, а князя чтите; прежде всего вы рабы Бога, так что Господа чтите от всего сердца; иерея Божьего чтите и слуг церковных. Не убивай, не кради, не лги, лжесвидетелем не будь, не ненавидь, не завидуй, не клевещи, блуда не твори ни с рабой, ни с кем, пей не без предела, но вдоволь, без пьянства; не будь ни гневлив, ни обидчив. Будь таким — с радующимися радуйся, с печальными печалься; не ешьте скверны, святые дни чтите. Бог же мира со всеми вами, аминь».

Лука пережил князя Ярослава, и последние годы его собственной жизни были омрачены гонением. После сведенного при новых князьях Иларионе митрополитом стал присланный из Константинополя высокопоставленный придворный грек Ефрем — скорее всего, тот самый, который некогда «учил» новгородцев. Луке ничего хорошего в этом случае ждать не приходилось. Князь Владимир, к несчастью, умер ещё до отца. В 1055 г., всего через год после смерти Ярослава, Лука был вызван в Киев. Епископа оклеветал собственный холоп Дудика, Лука был лишен сана и заточен в митрополичью тюрьму.

В 1058 г., однако, Дудику разоблачили как клеветника, и Ефрем должен был сменить гнев на милость. Луку выпустили из темницы и возвратили ему епископскую кафедру. Доносчика же сурово наказали. Лука отправился в Новгород, но испытания подорвали его здоровье. Прожил он после этого недолго: 15 октября 1059 г. святитель скончался. Память его чтится Русской Православной Церковью в Соборах Новгородских святых.

Сергей Алексеев, историк