Всемирный Русский Народный Собор

Посполитый юбилей

Среди множества памятных дат, которые будут отмечаться в Польше и Литве в течение 2013 года, присутствует и такая — 150-летие польского восстания 1863 года, которая используется определенными кругами для активизации застарелых претензий и надежд на достижение новых горизонтов геополитики.

Польша широко отмечает юбилей «январского восстания» — 150 лет назад, 22 января 1863 года, когда часть дворянства Царства Польского выступила за отделение от Российской Империи. По этому поводу на протяжении всего года будет реализовываться комплекс торжественных мероприятий под личным патронажем президента Польши Бронислава Коморовского.

Сейм Литвы также специальным законом объявил 2013 год годом юбилея «национально-освободительного восстания» 1863 года и утвердил перечень торжеств. В рамках празднования юбилея властями Литвы будет организована образовательная программа, которая включает тематические встречи с молодежью, показы фильмов и концертов. Началом программы стала выставка посвящённых восстанию работ польского художника конца XIX века Артура Гроттгера, которая была организована Польским институтом в Вильнюсе при поддержке литовских музеев изобразительного искусства.

Во время открытия выставки премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс сообщил: «Январское восстание распространилось по всей Европе. Литовцы боролись за свободу бок о бок с поляками, белорусами и даже украинцами. Это была борьба за демократию».

С таким мнением был солидарен и посол Польши в Литве Януш Сколимовски, который уточнил, что следствием антироссийского восстания 1863 года является «процветание и нынешнее социальное благополучие». Закрывалась выставка не менее вдохновляюще. «Мы сражались бок о бок: поляки, литовцы, белорусы и украинцы. Мы вели борьбу за свою независимость, за право на существование и самоопределение. Наша общая история напоминает нам о том, о чём мы склонны забывать в повседневной жизни. Если бы не наше единство, наши совместные подвиги, то мы бы не имели возможности строить наше процветание и социальное благополучие сегодня», — заявил посол Сколимовски. А премьер-министр Литвы подчеркнул исторические связи между двумя странами, сообщив: «Во время этого восстания литовские и польские повстанцы последний раз сражались бок о бок, стремясь восстановить своё содружество». И пообещал приложить все усилия для организации беседы с премьер-министром Польши Дональдом Туском, в ходе которой можно было бы затронуть перспективы развития отношений двух держав. «Отсутствие такой перспективы было бы предательством духа 1863 года», — добавил премьер-министр Литвы.

Разумеется, есть смысл вспомнить — что же за восстание случилось 150 лет назад и насколько «демократическим» оно было? Потому что из речей представителей польской и литовской сторон недвусмысленно вытекает — мятеж 1863 года был одним из эпизодов вековечной борьбы угнетённых, но очень демократических народов против русской тирании — за национальную свободу, социальное благополучие и процветание сегодня. Хотя даже сводки новостей, сопутствующих открытию торжеств, слегка подмывают тезис о процветании — особенно примечательны обнародованные результаты переписи населения Великобритании, прошедшей в 2011 году. Данные национального управления статистики таковы — вторым после английского языком в Англии стал польский. Перепись выявила 572 тыс. проживающих в Англии и Уэльсе поляков. Количество поляков превосходит коренных жителей Британии — валлийцев, которых в 2011 году было 562 тыс. человек. С 2001 года количество поляков в Англии выросло в 10 раз, и поляки стали крупнейшим национальным меньшинством Великобритании.

После поляков в списке мигрантов идут... правильно, литовцы. Которых, согласно переписи, насчитывается в Соединённом Королевстве около 100 000. Учитывая то, что население Литвы составляет 3 300 000 человек, получается, что с момента вступления в ЕС в одну Британию эмигрировало 3% населения. Что заставляет усомниться в цветущем благополучии и социальном изобилии, начало которому было дано в 1863 году.

История восстания мало чем отличается от других аналогичных мятежей. После поражения России в Крымской войне у многих появился повод считать, что империя уже не настолько сильна и самое время попробовать отделиться с целью суверенного правления в куске империи. Как это обычно бывает, инициатива исходила не из широких народных масс, а представляла собой детище достаточно узкого круга лиц, представляющих интеллигенцию и местные власти, которых столь же традиционно поддерживали иноземные державы.

Сказалась и реформа по отмене крепостного права 1861 года, которая была противоречивой и недостаточно просчитанной — что обеспечило волнения и брожения по всей территории империи, не исключая и Польшу. Решающим фактором стало то, что в 1856 году скончался решительный и жёсткий князь И. Ф. Паскевич, не допускавший серьёзных осложнений. После его смерти наместниками становились князь М. Д. Горчаков, Н. О. Сухозанет, граф К. К. Ламберт и граф А. Н. Лидерс, придерживавшиеся либеральных подходов. Шляхта, католическое духовенство, представители польской эмиграции за рубежом и преподаватели университетов использовали все доступные ресурсы для антирусской агитации. Поскольку полякам не чинилось никаких препон для жизни в Российской Империи, доходило до абсурда — шляхтич Сераковский, закончивший курс Академии Генерального штаба в 1859 г. вместе со своим товарищем по университету Огрызко, бывшим крупным чиновником министерства финансов в российской столице, стал организовывать польские кружки и вербовал в них не только поляков, но даже и русских. В самой Академии Генштаба преподаватель законоведения Спасович читал лекции о том, что огромная Российская Империя не может существовать в своем нынешнем виде и должна быть разделена на «естественные» составные части, которые создадут союз независимых государств.

Никакой встречной работы не велось — руководство империи проводило крайне мягкую стратегию, избегая любых конфронтаций. Начало широкой подготовки к восстанию принято соотносить с 1859 годом, когда война Франции с Австрией заставила некоторых шляхтичей считать, что после Италии Наполеон III захочет освободить и Польшу — Наполеон III объявил идею нации ведущим принципом международных отношений. Однако первые попытки сформировать мятеж относятся к 1857 году и личности графа Анджея Замойского, основавшего «Сельскохозяйственное общество», задачи которого, как легко догадаться, категорически не совпадали с названием. В конце 1862 года в рядах мятежников было от 20 до 25 тысяч членов.

Первое серьёзное выступление произошло в 1860-м. Состоявшиеся 10 июля 1860 года торжественные похороны вдовы генерала Ю. Совинского, погибшего при защите Варшавы во время восстания 1830-1831 годов, закончились массовым походом студентов и нищих на православное кладбище, где они начали осквернять могилы и памятники. Эскалация происходила достаточно быстро — вывески на русском языке обрывались, русские жители получали письма с угрозами. Осенью оскорблениям подвергся сам император Александр II — в императорской ложе театра был испорчен бархат, а во время торжественного представления разлили вонючую жидкость, по некоторым сведениям — серную кислоту. Александр II потребовал ужесточить меры и ввести военное положение, но Горчаков уговорил его этого не делать, думая успокоить поляков уступками.

После череды реформ Царству Польскому была предоставлена полная автономия. Но бунтовщики вели себя в полном соответствии с известным высказыванием, которое задолго до описываемых событий сделал польский просветитель Гуго Коллонтай: «Воевать поляки не умеют. Но бунтовать!». К тому времени оппозиция чётко разделилась на так называемых «белых», полагавших, что уже получили более чем достаточно — и «красных», перешедших к террору во имя новых горизонтов. С лета 1862 года подготовкой к восстанию руководил Центральный национальный комитет под руководством Ярослава Домбровского. Подготовкой восстания на белорусских и литовских территориях руководил Литовский провинциальный комитет под началом Константина Калиновского. За последующие месяцы произошло более 5000 политических убийств, в июне 1862 года было совершено покушение на наместника Лидерса. Во время прогулки в парке неизвестный выстрелил в него сзади из пистолета — пуля пробила генералу шею и челюсть, но он выжил. Назначенный вместо Лидерса великий князь Константин Николаевич, человек, пользовавшийся доверием императора и либерально настроенный, также не избежал выстрелов. Портной-подмастерье Людовик Ярошинский выстрелил в него в упор из пистолета вечером 21 июня (4 июля) 1862, когда он выходил из театра, однако великий князь отделался лёгким ранением.

Глава администрации Царства Польского маркиз Александр Велёпольский решил изолировать молодёжь и ликвидировать кадры повстанческой организации при помощи объявления о рекрутском наборе в январе 1863 года. Изоляции подлежало 12 тысяч человек, подозреваемых в принадлежности к тайным организациям. Фактически этот указ и стал «сигналом» к началу восстания, первые отряды мятежников были сформированы из тех, кто не явился на мобилизационный пункт.

10 (22) января Временное народное правительство издало воззвание, в котором призвало поляков поднять оружие. Восстание началось с нападения отдельных отрядов на русские гарнизоны и принесли минимальные результаты — так, при нападении на один из русских гарнизонов, насчитывавший 150 солдат, в плен ухитрилось угодить 250 мятежников. Однако, как в Сирии наших дней, заграничная пресса сообщала о победоносной борьбе с «русскими оккупантами». Только после этого царское правительство начало воспринимать ситуацию всерьёз.

Главной проблемой мятежников стала полная оторванность от населения. Численность «повстанцев» составляла около 30 тысяч человек — шляхта, студенты, ксендзы и городская беднота. Подавляющее большинство населения отнеслось к очередному бунту, которыми богата польская земля, в лучшем случае безразлично. Мятежники требовали у населения подати за два года вперёд «на войну», отбирали провиант и имущество. Достаточно быстро перешли к грабежам банков, касс и почт, вымогательству у состоятельных граждан. Всего было награблено около 4 миллионов рублей, что в то время составляло головокружительную сумму. Был развёрнут широчайший террор против православного населения и духовенства. Крестьян старались привлечь, сначала обещая предоставить землю, затем — насильно заставляя входить в состав бандформирований. После распространения такой практики польские крестьяне перестали относиться к мятежникам равнодушно, начали своими силами бунтовщиков ловить, вязать и сдавать имперским войскам. Мятежники в ответ перешли к привычному террору, истребляя крестьян целыми семьями и сжигая деревни.

Поскольку одним из лозунгов восстания было восстановление Речи Посполитой, включающей территории Белоруссии и Правобережной Украины, отдельные отряды мятежников просочились в Галицию и дальше. Чешский историк Палацкий писал: «Те малороссы, которые, может быть, теперь вместе с поляками сражаются против русских, воюют не под знаменами малороссийскими за политическую самостоятельность Малой Руси, но, как и поляки, за восстановление старой Польши». «Может быть» было неслучайным — поддержки населения бунтовщики не нашли и тут.

На северо-востоке, в Белоруссии и Литве, происходило то же самое. Каких-нибудь впечатляющих сражений не происходило. Например, возле местечка Оникшты столкнулись силы русских под руководством генерала Ганецкого — 5 с половиной роты, эскадрон и 120 казаков, с польским отрядом Сераковского, насчитывавшим до полутора тысяч человек. Отряд Сераковского был наголову разбит, избежать плена смогли лишь 300 мятежников. Потери русских — 5 убитых, 28 раненых. Военные успехи мятежников можно пересчитать по пальцам одной руки — в бою у Жиржина на русский обоз под охраной двух рот при двух орудиях (500 солдат) напал отряд Крука в 4000 человек. Обоз был уничтожен, но пушки охрана успела вывести из строя. Погибшие были похоронены на месте боя, у шоссе. В 1888 году на его месте был поставлен постоянный памятник с надписью «Воинам, павшим за царя и родину в Жиржинской битве 1863 г. июля 27». В независимой Польше монумент был разрушен.

По войсковым послужным спискам начало кампании указано как 5 января 1863 г., окончание — 1 мая 1864 г. По официальным данным мятежники потеряли около 30 тысяч человек. Потери русских оцениваются в 3343 человек, из них 2169 чел. раненых.

Очевидно, что назвать мятеж 1863 года национально-освободительной войной никак нельзя. Точнее, ровно в той же степени, что и восстание Емельяна Пугачёва и Степана Разина. В методах польских революционеров века XIX и ближневосточных повстанцев века XXI обнаруживается пугающее сходство. Увязать мятеж с национальным подъёмом можно разве что косвенно — так, белорусские историки отмечают, что возникновение «белорусского» течения в среде шляхты Северо-Западного края стало одним из результатов восстания и было порождено кризисом польской идентичности и упадком «польской идеи» на бывших восточных окраинах Речи Посполитой.

Очень подробно весь спектр вопросов был освещён на прошедшей недавно в минском филиале РГСУ конференции «Польское шляхетское восстание 1863 г. Взгляд на события 150 лет спустя». В частности, была детально изучена личность возглавлявшего восстание в Белоруссии Калиновского и доказана полная несостоятельность попыток «вылепить» из него белорусского националиста и свидетельство исторической вражды русских и белорусов.

Примечательно, что список погибших во время повстанческого террора до сих пор не составлен. Единственный сохранившийся памятник русским солдатам, погибшим во время усмирения польского восстания 1863-1864 гг. в Северо-Западном крае Российской империи, в деревне Миловиды (Барановичский район Брестской области Белоруссии). Он настоятельно требует реставрации, но до сих пор не привлекает внимания властей. Возможно, тут есть простор для гражданской инициативы.

Интересно, что широкое освещение и яркие торжества в честь восстания 1863 года проходят под абсолютно теми же лозунгами о восстановлении Великой Польши, что и само восстание. И сопровождаются событиями, которые подтверждают такую линию. 26 января в Доме польской культуры в Вильнюсе выступали группы из Польши: Karat Napalm Grupa, Zjednoczony Ursynów и Irydion. Группа Zjednoczony Ursynów спела о том, что «в будущем Вильнюс, Львов и Гродно будут польскими, а не чужими». Негативной реакции властей не последовало.

Глава Верховной рады Украины Владимир Рыбак 28 января провел встречу с послом Польши на Украине Генриком Литвиным. Рыбак заявил о важности продолжения конструктивного сотрудничества с польским парламентом на всех уровнях, высоко оценив результаты работы межпарламентской ассамблеи «Украина — Польша — Литва». Посол Польши также высоко оценил уровень двусторонних отношений и выразил надежду на то, что заседание трехсторонней межпарламентской ассамблеи «Украина — Польша — Литва» состоится как можно скорее.

Празднование юбилея восстания 1863 года очевидно нацелено в будущее и несёт недвусмысленные намёки. Правда, какое будущее можно построить, используя в качестве фундамента достаточно бесславную и странную инициативу отдельных романтичных личностей, не нашедшей поддержки ни у населения Польши, ни тем более в Белоруссии и на Украине — сказать довольно сложно.

Андрей Полевой