Всемирный Русский Народный Собор

Всё ещё мировой кризис: опасности и возможности

Финансовый кризис, хотя и оказался вытесненным на периферию информационных обзоров более красочными и злободневными новостями, вроде очередной войны в Мали или столь же регулярными известиями об очередном расстреле мирных обывателей человеком, реализующим своё конституционное право на владение оружием, объективно никуда не исчез.

Просто, начиная с определённого момента, изменилось восприятие кризиса. С чего-то небывалого на повседневность, и, отчасти, с осознанием того, что мир прежним уже не будет. Что означает изменение действующего до сих пор мирового порядка с одним фактическим гегемоном финансов, войны и торговли и качественное усиление так называемых «развивающихся экономик». В том, что Китай в самые ближайшие, уже видимые, годы сместит США с позиций лидера, сомнений практически не осталось.

В одном из опубликованных недавно прогнозов компании PricewaterhouseСoopers приводится следующий прогноз относительно «удельного веса» государств в 2050 году с точки зрения ВВП: Китай займет первое место в мире с объёмом в $54 трлн, США — с $38 трлн займёт второе место, обладающая $15 трлн Индия будет занимать третью позицию, на четвёртом обоснуется Бразилия с $8,82 трлн. Япония опустится на одну позицию и займет пятое место — с $8,06 трлн, на шестом месте окажется Россия — с $8 трлн, а прочих участников современных G7 и G20 ожидают ещё более впечатляющие перемены. Так, Великобритания к 2050 году выйдет из десятки крупнейших экономик, а её место займет Индонезия, которая поднимется с 16-го на восьмое место.

Согласно одному из самых распространённых мифов кризисной эпохи, в китайском якобы языке существует скрытая мудрость, выраженная в том, что слово «кризис» состоит из двух иероглифов — «опасность» и «счастливая возможность». На этом основании выстроено немало оптимистических прогнозов. Несмотря на то, что понятие «вейцзи» — «кризис», действительно выражается двумя иероглифами, но спектр смыслов, которые даёт эта пара, простирается от «момент, после которого смерть неотвратима» до «неопределённой опасности», «откровенной, без притворства, тяги в выживанию любой ценой» и «машины смерти». Единственное, что бесспорно, это постоянно присутствующий мотив необходимости активных усилий, которые не гарантируют сами по себе результата, но без них плачевный финал неизбежен.

Такие усилия, разумеется, прилагают все стороны — как те, для которых кризис действительно является фактором, позволяющим занять более высокий уровень в иерархии, так и те, кто занимает эти самые иерархические позиции сейчас. Разумеется, не обходят стороной подобные вопросы и Россию. Так, президент России Владимир Путин поручил президенту РАН Юрию Осипову подготовить доклад о том, как Россия может обеспечить себе устойчивое развитие в условиях мирового кризиса, с учётом объективных факторов — доминирующего в области пополнения бюджета и поддержания стабильности финансовой системы нефтегазового сектора и находящихся в процессе развёртывания, или вовсе формирования с нуля иных «точек роста». Пока что неизвестно, к каким выводам пришла российская академия наук, но академик РАН, советник президента РФ Сергей Глазьев, направил главе государства письмо, в котором изложил собственное видение ситуации.

По мнению академика, финансовое противостояние Россия проиграет, если не вмешается в ведущуюся другими державами борьбу за обладание реальными активами и ресурсами, потому что именно это, а не различные операции с «финансовыми пузырями», является главной целью и средством преодоления кризиса. Как сообщает Глазьев, США, Япония, Великобритания и страны Евросоюза последовательно наращивают денежную эмиссию, за счёт чего скупают реальные активы. Согласно информации академика, за последние два года в мировую экономику было «влито» полтора триллиона долларов, 1,2 триллиона евро, эквивалентные суммы в иенах и фунтах стерлингов.

Неудивительно, что самый большой объём эмиссии приходится на США. Американская финансовая система вообще является весьма странным объектом, который сам себе устанавливает объёмы печатанья денег, без оглядки на писаные правила. Стабильность в данном случае обеспечивается не экономическими средствами, что очевидно — растущий по экспоненте долг в 16 триллионов отдать, если что, просто нереально. Однако, эти самые неэкономические средства пока что позволяют проводить торговые операции, хотя со стороны США, фактически, активом выступает куча бумаги. Возможность бесконтрольного печатанья денег существенно расширяет и возможности экспансии капитала, что приводит к преобладанию внешних источников финансирования. Поэтому Глазьев предлагает «сместить» фокус предложения денег с целью долгосрочного кредитования на внутренние возможности собственного банковского сектора. Необходимо нарастить норму накопления, инновационную активность и вложения в науку и технологии, которые должны вырасти до четырех процентов ВВП.

Таким образом, главная идея сводится к тому, чтобы стать максимально автономными в кредитовании собственных граждан и банковской системе вообще, экономить реальные ресурсы, диверсифицировать статьи доходов. И по возможности выйти на внешние рынки с предложением, аналогичным по уровню практичности, — обменивать бумагу на реальные ресурсы. Что вряд ли, отметим, будет сравнимо по эффективности с политикой тех же США, поскольку печатный станок российского Монетного двора не обладает американским отсутствием лимита на темп работы.

Некоторые действия в этой области совершаются. Не только Россией, разумеется. То, что Китай активнейшим образом скупает технологии, целые предприятия с многолетней историей, кредитует испытывающие трудности с финансами страны, вроде Украины — общеизвестно. Насколько это позволяют ресурсы, по тому же пути идёт и Россия. Как опосредованно — Россия в известной степени финансирует МВФ, так и непосредственно — Россия активно кредитует Кипр, и речь идёт о суммах, равных 10% ВВП этого государства. «Свободные» и «дешёвые» деньги сейчас присутствуют в считанных местах, собственно, только благодаря дешевизне кредитования России удаётся проникнуть на рынки, куда чужих пускать не принято. Потому приходится идти на уступки — 18 января Кипр официально обратился к России с просьбой отсрочить на пять лет выплаты по льготному кредиту на 2,5 миллиарда евро, который был выдан островной республике в 2011 году, и, скорее всего, эта просьба будет выполнена.

Кое-что есть и по поводу скупки реальных активов. Известно, что одним из центров формирования нынешнего кризиса является Греция. Которая, после нескольких циклов затягивания поясов, не ощутила сколько-нибудь заметного облегчения — не так давно совет МВФ решил выплатить очередную порцию средств Афинам в размере 3,24 млрд евро, которые должна спасти страну от дефолта. В такой ситуации Греция вынуждена перманентно изыскивать разнообразные способы пополнения бюджета, например, использовать наработки Прибалтики и требовать компенсаций от различных держав. Член греческого национального совета по немецким репарациям Аристоменис Сиггелакис объявил, что Берлин должен выплатить Афинам 108 миллиардов евро за разрушенную инфраструктуру, без учёта процентов, и ещё 54 миллиарда евро за оккупацию в годы Второй мировой войны. Сиггелакис выражает, в том числе, и позицию министерства финансов Греции, которое ещё в сентябре прошлого года сообщило о планах подсчитать сумму репараций, которые Германия должна выплатить за нацистские преступления. Греческие власти связали действия нацистов, которые вывезли из страны золотой запас и вынудили местные власти дать им крупный заем, с нынешним упадком национальной экономики. Как и в случае с Прибалтикой, шансы на успех подобных требований равны нулю. Немецкая сторона отвечает, что все долги исчерпаны после того, как по договору 1960 года Греции было выплачено 115 миллионов немецких марок, а также выданы компенсации бывшим узникам нацистских концлагерей.

Более перспективным способом является приватизация, которая в Греции сейчас повсеместна, и эта участь не обходит даже стратегические предприятия. Правительство Греции объявило конкурс на покупку компании DEPA — национальной газовой корпорации, в которой 65% принадлежит государству и дочерней, созданной в 2005 году с целью либерализации рынка, компании DESFA — эксклюзивного оператора греческой национальной газотранспортной системы. И, судя по всему, крайне неприятным сюрпризом для многих стало то, что наиболее вероятным покупателем греческих газовых активов является Россия. Точнее, компания «Газпром», заинтересованная в покупке «профильной» DEPA, отказавшись в соответствии с «Третьим энергопакетом» ЕС, по которому компании-производители и поставщики не могут контролировать национальные сети и трубопроводы, от DESFA. Однако, на DESFA претендует другая российская компания — «Негуснефть». Приобретение греческих активов является стратегически выгодным и логичным развитием того, что уже имеется — «Газпром» и DESFA являются соучредителями компании South Stream Greece AE, зарегистрированной в Афинах, где каждый участник владеет долей в 50%. Всё в рамках мировой политики и схемы, которую описал академик Глазьев, Россия старается усиливать свои позиции там, где это возможно за счёт реальных активов. Но, как уже говорилось в начале данной статьи, всегда есть и другая сторона, которая видит в росте возможностей «развивающихся» экономик непосредственную угрозу себе. Тем более, что эта угроза велика, раз уж стабильность гегемона обеспечена только тем, что он — гегемон.

Стремительно отреагировав, Вашингтон немедленно направил в Грецию полное тревоги письмо, текст которого приводит греческое деловое издание «Imerisia». «Вашингтон не скрывает обеспокоенности перспективой перехода DEPA под российский контроль. Россияне подняли планку очень высоко, говоря о суммах порядка €1,9 млрд, что подчеркивает их серьезный геополитический интерес», — пишет издание.

«Вашингтон сообщил греческому правительству, что выбор инвестора для DEPA не должен сделать страну энергетическим «заложником», и, тем самым, ясно указал в направлении «Газпрома», который уже покрывает более 80% потребности греческого рынка в газе», — сообщает «Imerisia», по информации которого предложенная «Газпромом» сумма за покупку DEPA намного превышает предложения других потенциальных инвесторов.

Случай с Грецией не единственный. Государственный секретарь Хиллари Клинтон лично призывает Болгарию отказаться от выгодного для Софии контракта на постройку АЭС силами России. Специальный представитель Госдепартамента по энергетике прилагает большие усилия для максимального торможения «Южного потока», лоббируя альтернативные «Набукко» и другие варианты. Некоторые представители ЕС прямым, совершенно неприемлемым с точки зрения дипломатических норм текстом убеждают бывшие советские республики держаться подальше от Таможенного Союза.

Мировой кризис не закончен. Он только подбирается к своему пику. Но весьма приятно ощутить достаточно «неполиткорректную» радость от того, что действия России всё больше приобретают характер сбалансированной внутри и снаружи стратегии, которая позволит выйти из кризиса в соответствии с оптимистичными толкованиями этого слова в языках мира.

Андрей Полевой