Всемирный Русский Народный Собор

Отчёты о религиозных свободах: американская дипломатия в действии?

Доклады Госдепа США — хоть об экономике, хоть о религии, всегда выглядят как изложенное в мифически-былинном тоне и ничем не подкреплённое мнение о персональной порочности президента или правительства рассматриваемого в них государства.

Как известно, одним из наиболее регулярных видов деятельности разнообразных международных организаций, занятых защитой каких-нибудь прав и свобод, является написание и публикация обширных меморандумов, претендующих на звание аналитических. Также нельзя отрицать, что долгое время подобные многостраничные сочинения было принято воспринимать всерьёз, порой психологический от них эффект даже становился реальным фактором мировой политики.

К счастью, говоря словами мудрого царя Соломона, «всё проходит», и документы подобного рода уже не становятся поводом для общенационального самобичевания и неотвратимо занимают информационную «нишу», которая им соответствует куда более. Хотя эта ниша весьма далека от аналитики и относится, скорее, к жанру альтернативной социальной фантастики, из которой, впрочем, проистекают весьма недвусмысленные выводы.

Чтобы понять, какой уровень объективности имеют отчёты из области экономики, порой, приходится исследовать методологию основательно. Потраченного на такие изыскания времени не жалко — процесс творческого поиска вполне компенсирует временные издержки за счёт обнаружения уникальных способов оценки того или иного критерия. Например, по мнению целого ряда «аналитических агентств», технический и индустриальный потенциал государства зависит исключительно от количества проживающих в нём представителей сексуальных меньшинств и пропорции оппозиционных СМИ на душу населения.

С правами и свободами дело обстоит проще, изучать критерии оценки, которыми руководствуются авторы и на этом основании делать выводы либо о верности, либо ошибочности их аналитики в целом, обычно не требуется. Достаточно просто прочесть отчёт или аналитическую записку, чтобы получить яркие, хотя и неоднозначные эмоции.

Несколько дней назад, Государственный департамент США, девизом которого является «Дипломатия в действии», опубликовал отчёт профильной комиссии по международным религиозным свободам за 2012 год. Точнее, хотя отчёт опубликован совсем недавно, он явно был составлен с опорой на опубликованный ещё в марте 2012 документ, составленный под руководством некоего Леонарда А. Лео, охватывающий период с 1 апреля 2011 по 29 февраля 2012.

Нельзя не отметить, что доклады Государственного департамента, хоть об экономике, хоть о религии, всегда выглядят как изложенное в мифически-былинном тоне и ничем не подкреплённое мнение о персональной порочности президента или правительства рассматриваемого государства. От чего и проистекают все беды, которые безо всякой логики увязываются в единую нить. Например, в посвящённом Беларуси разделе сообщается о том, что «правительство Беларуси, посредством навязанных законов и политики, продолжает нарушать свободу мысли, совести, религии и убеждений по всей стране. Политическая власть в республике сосредоточена в руках президента Александра Лукашенко, режим которого продолжает нарушать права человека. Правительство рассматривает любые независимые группы, включая религиозные общины, как потенциальный вызов его власти. После декабрьских президентских выборов 2010 года, которые многими были сочтены как сфальсифицированные, силы безопасности разогнали 30 тысяч мирных демонстрантов, арестовали 600, избили сотни. Семь из девяти кандидатов в президенты были арестованы. Есть многочисленные сообщения о том, что политические заключенные не имеют доступа к духовенству, особенно в предварительном заключении».

Трудно отделаться от впечатления, что коллектив Леонарда А. Лео неплохо проштудировал отдельные книги нашего Юлиана Семёнова, и томящиеся без духовенства узники специально были поставлены в конце, дабы убедить читателей в том, что доклад всё-таки о религии, а не о выборах 2010 года или о личности президента Лукашенко.

Что касается России, то главным врагом религиозных свобод, ситуация с которыми якобы продолжает ухудшаться, оказывается, является глава Чечни Рамзан Кадыров. Без комментариев общего, федерального плана, разумеется, не обходится тоже: «Россия сейчас полицейское государство», «плохие законы 2012 года», «арсенал законов против гражданского общества» — таких эпитетов в тексте немало. Однако Рамзан Кадыров, который «назначен Кремлём, обвиняется в причастности к убийствам, пыткам и исчезновениям политических оппонентов и активистов по защите прав человека в России и за рубежом», однозначно является врагом свобод №1. Его главным злодеянием, по мнению Государственного департамента, является то, что он «исказил чеченские суфийские традиции с целью оправдания своего правления, созданного им репрессивного государства, основанного на его религиозных взглядах, и приказал носить хиджаб». Хотя с хиджабом, видимо, у авторов доклада произошла небольшая нестыковка: ношение хиджаба в Чечне — плохо, а запрет хиджаба в Ставрополе, как ни странно, тоже плохо.

Вряд ли удастся предложить аргументированную версию — с чего бы внешнеполитическое ведомство США так обеспокоилось сохранением «чеченских суфийских традиций»? Странно, что по состоянию на 2012 год на том же основании не критикуется Великобритания, и не звучат призывы к английскому народу вернуться в исконное лоно католической церкви и покаяться перед Ватиканом, отказавшись от тиранического наследия Генриха VIII, который создал еретическую англиканскую церковь во имя укрепления собственной абсолютной власти.

Помимо сохранности чеченских традиций, Госдепартамент обеспокоен тем, что для того, чтобы быть сочтённым экстремистским, в России тексту достаточно содержать пропаганду превосходства либо неполноценности граждан по религиозным соображениям. А почитателям таких текстов «не требуется прибегать к угрозам или применению насилия», чтобы привлечь внимание правоохранительных органов. Неизвестно почему, Госдепартамент сетует на запрещение в России сайентологии — хотя сами сайентологи настаивают на том, что их «учение» вовсе не является псевдорелигиозным культом, основанным на среднего пошиба фантастике, а представляет новую линию познания психологии, будучи целиком научной концепцией.

Также Госдепартамент встревожен тем, что на «два миллиона мусульман в Москве» приходится всего четыре мечети. Мечеть отсутствует и в Сочи, где мусульман, по мнению США, двадцать тысяч, а необходимость сооружения мечети почему-то связывается с Олимпийскими играми 2014 года? Также, по какой- то причине, к религии относятся закон об НПО, клевете и государственной тайне, попытки регламентировать работу Интернет.

Кроме того, «русские чиновники и полиция упоминают в негативном ключе протестантов, кришнаитов и свидетелей Иеговы, усугубляя атмосферу нетерпимости, что приводит к дискриминации, вандализму и насильственным преступлениям на почве ненависти в отношении религиозных и других меньшинств. Кризис прав человека отражает все более авторитарную политику правительства России и растущее влияние экстремистских групп. Русские журналисты, юристы и защитники прав человека подвергаются нападениям и гибнут, нападавшие обычно остаются безнаказанными».

Видимо, так же, как бывают «плохие» теракты, в которых гибнут граждане демократических государств, бывают, по логике авторов доклада, и теракты «хорошие», в которых убивают государственных сирийских служащих, бывают и разные экстремисты. «Растущее влияние экстремистских групп» в отчёте сочетается с беспокойством о других экстремистах — например, салафитах, которым российские власти нетолерантно отказывают в площадках для работы. Также с неодобрением воспринимается отношение России к наследию Саида Нурси, которое, как известно, является идеологическим стержнем религиозной секты «Нурджулар», базирующейся в Турции и пропагандирующей построение шариатских государств с пантурецким уклоном, обладающей широчайшей агентурной сетью и финансовыми возможностями.

Но самое забавное в отчёте — это рекомендации по внешней политике США, которые делают авторы. Они предлагают, буквально, «надавить на российское правительство» с целью изменения закона об экстремистской литературе, передав право на запрещение идеологически-деструктивной продукции Верховному Суду. Рекомендуют заморозить активы Рамзана Кадырова и включить его во всевозможные «плохие» списки. Интенсифицировать программы по обмену с представителями мусульманских регионов и инициировать программы обучения толерантности для российских чиновников. Направить оставшиеся от прекратившего свою деятельность в России USAID 50 миллионов долларов на интернет — проекты в области истории и культуры.

Примечательно, что в документе от марта 2012 года его авторы ничуть уже не сомневались в том, что Барак Обама подпишет «закон Магнитского», и уже тогда рекомендовали включить главу Чечни в непринятый ещё закон. Что, разумеется, позволяет лишний раз убедиться в том, что «закон Магнитского» никакого отношения к Магнитскому не имеет, а также сделать ряд предположений относительно стратегии и задач, которым он служит. Внушительная же сумма в 50 000 000 долларов «на интернет-проекты» интригует ещё больше. Особенно в связи с анонсированной программой культурного обмена с мусульманскими регионами и ярко выраженными симпатиями авторов итогового доклада Госдепартамента к ваххабитам, салафитам и разного рода религиозным пробуждениям.

Андрей Полевой