Всемирный Русский Народный Собор

Клятва русского воина. Открытое письмо

«И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой...»
М. Ю. Лермонтов, «Бородино»

Глава комиссии по национальной безопасности Общественной палаты при Президенте РФ Александр Каньшин выступил с инициативой о внесении изменений в текст Военной присяги. Он предлагает торжественное и обязующее слово «клянусь» заменить на другое — «обещаю» (Известия, 24 декабря 2012 г., статья авторов Дениса Тельманова и Владимира Порошина), которое несет, на наш взгляд, необязательный и размытый смысл.

А. Каньшин объясняет необходимость внесения изменений в текст Военной присяги тем, что «служба в армии и защита Отечества не должны противоречить внутренним убеждениям личности солдата». Им также поясняется, что предложение Общественной палаты сделано «с учетом религиозных взглядов и национальных особенностей».

При этом в средствах массовой информации, обсуждающих этот посыл, говорится о том, что Русская Православная Церковь в лице Главы Синодального отдела по взаимодействию с ВС и другими правоохранительными учреждениями протоирея Димитрия Смирнова поддерживает эту инициативу.

Так, Интерфакс утверждают, что о. Димитрий Смирнов заявил: «...идея замены клятвы обещанием позитивна, поскольку в Евангелии сказано: «Не клянись вовсе». (]]>Интерфакс-Религия]]>, статья Елены Фоминой от 25 декабря 2012 г.).

Однако, на наш взгляд, слово «Клянусь» неразделимо с торжественным принятием Присяги, оно подчеркивает исключительность и важность момента, усиливает патриотический настрой военнослужащего. Вполне очевидно, что в жизни это слово используется гораздо реже, чем расхожее — «обещаю». Обещание с нас требуют в семье, детском саде, школе: обещай больше не шалить, обещай хорошо учиться, обещай не обижать младших, и т. д. А немного постарше можно услышать: «Обещай жениться», «Обещаю к утру вернуться».

Хорошее слово «Обещай», но оно для других случаев. Обещания, к сожалению, часто не исполняются, причем людьми независимо от общественного положения, возраста и пола. Чего только стоят предвыборные обещания многих политиков, которые забывают о них, как только пробьются к власти. За обещание нельзя привлечь к ответственности, можно только пожурить или обидеться.

А. Каньшин ссылается на некую национальную особенность, не поясняя ее характера. Какие такие в нашем обществе национальные особенности, что слово «клянусь» «...противоречит внутренним убеждениям личности солдата»?

Клятва верности Отчизне имеет древние корни, применяется в большинстве стран, тексты Присяги которых начинаются именно со слов «Я ... клянусь». Например:
— Военная Присяга в Украине: «Я, (фамилия, имя и отчество), поступаю на военную службу и торжественно клянусь народу Украины всегда быть верным и...».
— Военная присяга в Германии: «Я клянусь служить Федеративной Республике Германия и добросовестно отстаивать права и свободу немецкого народа...».
— Военная присяга рядового в Австралии: «Я (фамилия, имя) клянусь, что буду в качестве (звание и род войск) хорошо и верно служить в соответствии с законом...»
— Военная присяга в США (общая): «Я (имя, фамилия) торжественно клянусь сохранять верность Соединенным Штатам Америки, верно служить им против любых врагов...»
— Военная присяга в Турции: «Настоящим клянусь своей честью, что в мире и войне, на земле, на море и в небе, всегда и везде я буду служить своей нации и своей республике...».

Список текстов военной присяги со словами «Клянусь» достаточно велик. В некоторых единичных странах в тексте присяги применяется слово «обещаю. Так в Финляндии текст присяги начинается со слов: «Я (фамилия, имя) обещаю перед Богом всемогущим и всеведущим быть достойным гражданином, преданным финляндскому государству. Я буду честно служить моей стране...»

Даже в тесте Присяги гражданина США при принятии гражданства слова «клянусь» нет, но применяется не менее торжественное и значимое словосочетание «клятвенно заверяю». Может быть пресловутая «национальная особенность...», которая мешает клясться в верности Отечеству, хранится в истории России?

Тоже нет. Так, например. Присяга в Русской императорской армии: «Я, нижеименованный, обещаюсь и клянусь пред Всемогущим Богом, пред Святым Его Евангелием, в том, что хочу и должен его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю Императору [Имя и отчество]». Необходимо напомнить, что Император в царской России был Помазанником Божьим.

Даже религиозные лица приносили присягу со словами «клянусь». Например, Присяга для членов Святейшего Синода царской России: «Азъ, нижеименованный, обещаюся и клянуся предъ Всемогущимъ Богомъ, предъ святымъ Его Евангеліемъ, что долженъ есмь, и по долженству хощу, и всячески тщатися буду, въ советахъ и судахъ, и всехъ делахъ сего Духовнаго Правительствующаго Собранія, искать всегда самыя сущія истины и самыя сущія правды, и действовать вся по написаннымъ въ Духовномъ Регламенте уставомъ...».

И только члены Государственной Думы не «клялись», а «обещали»: «Мы, нижепоименованные, обещаем пред Всемогущим Богом исполнять возложенные на нас обязанности Членов Государственной Думы по крайнему нашему разумению и силам, храня верность Его Императорскому Величеству Государю Императору...» И к чему это привело? К предательству России!

В современной истории Президент Российской Федерации при вступлении в должность приносит своему народу следующую присягу: «Клянусь при осуществлении полномочий Президента Российской Федерации уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации, защищать суверенитет и независимость, безопасность и целостность государства, верно служить народу». (Конституция РФ, Статья 82.) Президент может быть отрешен от должности в случае нарушения им Конституции и законов России, а также данной им присяги.

Протоирей Димитрий Смирнов при оценке предложения Общественной палаты ссылается на Евангелие. Однако суть слов Евангелия, по нашему мнению, в том, что клятва не может произноситься всуе и по любому поводу, а клятва дается человеком в самые важные моменты его жизни и он становится ответственным за ее выполнение.

Военнослужащий, принимая военную присягу, в ее нынешнем содержании со словами «клянусь», в этом мы уверены, выполняет требования Евангелия! А свидетелем тому — Бог! Клятва для русского воина во все времена была духовно-нравственным рубежом, мерилом своей доли ответственности перед Родиной.

Тот, кто нарушил клятву, является клятвопреступником. В военное время за это его ждет суровое наказание. Военнослужащий, нарушивший обещание, преступником по определению не является, а вот клятвой люди не бросаются. Есть в этом слове глубинный смысл соответствующий защитнику Отечества.

Военнослужащие Вооруженных Сил и других силовых ведомств, сотрудники правоохранительных органов, принимая присягу, дают клятву верности своему слову перед Всевышним!

Вполне очевидно, что предложения по замене слова «клятва» на слово «обещание», изменят сам смысл служения Отечеству, приведут к подрыву боевой готовности наших Вооруженных Сил и к снижению ответственности военнослужащих во время военной службы и защите своего Отечества.

Президент Объединения Высших офицеров России, генерал-лейтенант Е. Д. Макоклюев, Первый Вице-Президент Объединения Высших офицеров России, член Бюро Президиума ВРНС, генерал-лейтенант, профессор В. Я. Шатохин