Всемирный Русский Народный Собор

Чехия и Словакия могут показать восточным славянам пример воссоединения

Всю вторую половину 2012 года Чехия и Словакия отмечали череду дат, связанных с 20-летием распада их общей страны. Последняя из таких дат придётся на новогоднюю ночь. Именно с ударом новогодних курантов 1 января 1993 года Чехо-Словакия прекратила своё существование, а на её месте возникли независимые Чешская и Словацкая республики. В течение долгих месяцев политики обеих стран пытались объяснить, почему нужно было разойтись. И тут в октябре грянула сенсация...

Впервые за 20 лет правительства Чехии и Словакии провели совместное заседание. И чешский премьер Петр Нечас поставил перед словацким коллегой Робертом Фицо вопрос об объединении двух армий, учитывая близость двух языков и традиций. Кроме того, Нечас считает необходимым объединить энергетические системы двух государств. Фицо взял время на раздумье, но категорически отказываться не стал.

Тем временем первые практические шаги в направлении воссоединения сделали министры обороны Чехии и Словакии, подписав соглашение об обеспечении военного сообщения. Так, впредь два государства станут совместно приобретать радиолокационную технику и сообща управлять радарными установками. В недалёком будущем предполагается проводить многочисленные совместные учения и интегрировать военно-транспортную систему.

Что ж, пример хороший. Если учесть, что Чехия и Словакия вместе входят практически во все организации, включая Евросоюз и НАТО, региональные организации вроде «Вышеградской группы», степень интеграции между ними и так была на значительном уровне. Теперь же объединение действий двух государств выходит на новые высоты. И, как представляется, это ещё не предел.

Следует признать, что Чехия и Словакия продвигаются по пути воссоединения явно быстрее, чем Россия, Белоруссия и Украина. Как ни относись к ЕС и НАТО, но они, увы, представляют собой более прочные образования, чем СНГ, Таможенный союз, ОДКБ, даже Союз России и Белоруссии. Войдя в евроатлантические и европейские организации порознь, чехи и словаки заново прочувствовали свою близость и своё родство. Чем не пример славянам восточным от славян западных?

Но теперь стоит посмотреть, в чём же ситуация Чехии и Словакии схожа с нашей, а в чём различна. Сходство заключается в том, что распад Чехо-Словакии отчасти напоминал собрание Бориса Ельцина, Леонида Кравчука и Станислава Шушкевича в Беловежской пуще. Это было решение отдельных политиков, а не народов. Конечно, можно вспомнить референдум на Украине 1 декабря 1991 года, однако в нём не было прямого вопроса о выходе из состава СССР. А колеблющимся объясняли, что речь идёт о новом союзном договоре, а не о полном разрыве с другими республиками — прежде всего с Россией и Белоруссией.

В случае с Чехо-Словакией поступили проще — мнение народов не спросил никто. Между тем опросы показывали, что против разделения государства выступали более 60% населения как в Чехии, так и в Словакии. До трети словаков настаивали на превращении федерации в конфедерацию, но конфедерация — это всё-таки единая страна. Швейцария и вовсе официально зовётся конфедерацией, и распадаться совершенно не думает.

Другое дело, что в июне 1992 года чешский и словацкий народы проголосовали за разных политиков. В Чехии победила правоцентристская Гражданско-демократическая партия во главе с Вацлавом Клаусом. Она выступала за проведение либеральных реформ и за федерацию. В Словакии верх взяло левоцентристское «Движение за Демократическую Словакию» Владимира Мечьяра. В его программе была корректировка курса реформ с учётом интересов Словакии, курс на конфедерацию.

Став премьерами своих республик, Клаус и Мечьяр долго искали точки соприкосновения, но так найти их и не удалось. И в итоге большинство политиков двух республик сочли за лучшее начать контролируемый распад страны. Чехия и Словакия согласовали все вопросы, связанные с будущей границей и разделом государственного имущества.

Однако факторы, способствовавшие в своё время созданию Чехословакии, никуда не делись. Чешский и словацкий языки как были, так и остаются близкими и взаимопонимаемыми. Культурное пространство осталось в целом единым. Два государства остаются друг для друга важнейшими экономическими партнёрами. Крупных конфликтов между Чехией и Словакией не было никогда. И правые, и левые политики в обеих странах неоднократно подчёркивали, что чешско-словацкие отношения остаются особыми. Так что неудивительно, что два государства сделали первые шаги к воссоединению.

А теперь посмотрим, кто же ближе друг к другу: чехи со словаками или восточные славяне? Возьмём языковой фактор. Чешский и словацкий языки близки друг другу, но словаки никогда не говорили по-чешски, а чехи — по-словацки. А вот большинство белорусов и до половины украинцев говорят на русском, как на родном языке, и все понимают его и способны на нем общаться. Мало того — украинцы и белорусы принимали деятельное участие в формировании русского языка. Так что в этом смысле восточные славяне друг другу ближе, чем чехи и словаки.

Посмотрим на историю. Общим государством чехов и словаков можно считать Великую Моравию, существовавшую в IX веке. Но уже с начала Х века и вплоть до 1918 года чехи и словаки вместе не жили. Словаки тысячу лет входили в состав Венгрии, Чехия была самостоятельным королевством. Да, были три века в составе Австрийской империи и Австро-Венгрии, но и в её рамках чехи и словаки были разделены. Словакия входила в венгерскую часть монархии, а области, населённые чехами, — в австрийскую. Пребывание в составе Австрии и Австро-Венгрии позволило чехам и словакам осознать свою близость, но это не было совместным проживанием.

Восточные славяне вместе создали Киевскую Русь, которая существовала в IX-XII вв. Потом были распад, татаро-монгольское иго, вхождение будущих Украины и Белоруссии в Великое Княжество Литовское и (отчасти) Польши. В XVII-XVIII вв. украинские и белорусские земли вернулись в состав России. Затем было совместное проживание в Российской империи, в Советском Союзе. Так что вместе мы жили явно дольше. Как итог — три восточнославянских народа перемешались сильнее, чем чехи и словаки.

В социально-экономическом плане нынешние Чехия и Словакия отличаются не так сильно. Обе они признаны развитыми странами, но Чехия всё же богаче, и уровень доходов в ней примерно на 20% выше. Оно и понятно: Чехия исторически была промышленно развитой областью, Словакия же даже во второй половине ХХ века долго оставалась преимущественно сельской, хотя кое-какая промышленность там всегда была. Между Россией, Украиной и Белоруссией разница в этом плане существенно меньше.

Посмотрим на религию. Число верующих в Словакии существенно выше, чем в Чехии, — и этим две страны отличаются. Однако и там, и там большинство верующих составляют католики, меньшинство — протестанты. Тем не менее, там нет и никогда не было единой церкви, на протяжении веков объединявшей русских, украинцев и белорусов, и объединяющей их до сих пор. Так что и в этом плане у восточных славян есть преимущество.

Но принципиально важно то, что в Чехии и Словакии нет регионов, где компактно проживает население, яростно противопоставляющее себя соседней братской стране. В Чехии и Словакии просто не может появиться партии, подобной украинской «Свободе», идеология которой основывалась бы на ненависти к России. Словацкие националисты, отделяющие себя от чехов, всё равно не считают Чехию врагом — тем более главным. И не считали никогда — даже в конце 1930-х гг., когда их отношения с Прагой накалились.

К преимуществам чешско-словацкой интеграции следует отнести то, что чехи и словаки даже в виде отдельных частей своих народов никогда не воевали друг с другом. Словацкие националисты не помогали нацистам оккупировать Чехию в 1939-м. В Словакии не было гетмана Ивана Мазепы, вождей ОУН Евгения Коновальца и Степана Бандеры. Украинские и (в куда меньшей степени) белорусские националисты воевали против Российской армии бок о бок с Басаевым и Хаттабом, а в годы Великой Отечественной войны стреляли в бойцов Красной армии.

Тем не менее, по большинству параметров восточные славяне ближе друг к другу, нежели чехи и словаки. Даже Галиция в своё время была частью Киевской Руси, а ещё 100 лет назад в ней жило немало москвофилов. И если уж Чехия и Словакия открыто заявляют о своих особых отношениях и делают шаги к новому воссоединению (пусть пока малые), то Россия, Белоруссия и Украина имеют для того же куда больше оснований. А чехи и словаки могут служить нам положительным примером.

Вадим Трухачёв