Всемирный Русский Народный Собор

Для силы России необходим византизм

На рубеже XX-XXI веков сложные политико-экономические и социальные процессы, происходящие в мире, выдвинули в центр современной геополитики проблемы формирования Восточносредиземноморской Неовизантийской Цивилизации (ВСНВЦ). Сама по себе идея не новая и отнюдь не забытая, а, скорее, в силу ряда вполне понятных причин сознательно замалчиваемая.

Русский историк Димитрий Оболенский, например, рассматривал византизм как концепцию, вбирающую в себя комплекс геокультурных, геополитических и геоэкономических факторов, определяющих развитие обширного региона, который он называет «Византийское Содружество Наций». По его мнению, «к 1000 году сложилось сообщество государств и народов, простиравшееся от Финского залива до Южного Пелопоннеса и от Адриатического моря до Кавказа. (...) К этому моменту восточноевропейское сообщество достигло невиданного до того времени культурного и политического единства». Оболенский констатирует, что в начале XI века появилось Византийское Содружество Наций как четко оформленная культурная и политическая сущность.

Сразу замечу, что попытки некоторых историков и политиков преуменьшить влияние византийского наследия и даже найти в нем черты отсталости и реакционности основываются исключительно на конъюнктурных соображениях. Как писал в середине XIX века один из видных русских мыслителей А. С. Хомяков, «по нашему мнению говорить о Византии с пренебрежением — значит, расписываться в невежестве».

Здесь особенно важно подчеркнуть, что концепция американского политолога С. Хантингтона, в основе которой лежит тезис о том, что цивилизация определяется исключительно и только религиозным фактором, не соответствует научным критериям. Необходимо отметить, что большинство конфликтов в мире не могут быть объяснены, если их рассматривать с позиций концепции Хантингтона. На самом деле, цивилизация — это способ производства общественной жизни в целом. Французский социолог Н. Элиас говорит, что цивилизация — это «Всё». Таким образом, одним из важнейших оснований ВСНВЦ является византийское наследие.

С нашей точки зрения, наиболее перспективным, эффективным и естественным является объединение и интеграция народов ВСНВЦ в рамках Восточносредиземноморского Союза. Ряд историков и политологов предлагают другие названия — «Поствизантийское Сообщество», «Византийское Содружество Наций». Но как бы ни называлось это геополитическое образование, идея его создания соответствует стратегическим и национальным интересам народов, населяющих эти обширные земли. И, отметим особо, именно стремление к взаимовыгодному сотрудничеству и реальному единству имеет наибольшую историческую устойчивость.

Тенденция усиления интеграционных процессов в современном мире отчетливо проявилась в XXI веке. Началась эра, в которой глобальная политика и международные отношения складываются под влиянием цивилизационных факторов. Истинными субъектами истории и политики являются цивилизации. Активно развивается Европейский Союз, формируется Африканский Союз, интегрируется Азиатско-Тихоокеанский регион, создается Восточноазиатское сообщество, создаются другие региональные объединения. В этих условиях изоляционистская парадигма обрекает страны ВСНВЦ на стратегию догоняющего развития, стагнации и отставания. Негативные последствия разобщенности, изоляционизма очевидны. Можно утверждать, что интеграция стран ВСНВЦ — это императив времени даже при том, что Восточносредиземноморская Неовизантийская Цивилизация состоит из христианских и исламских стран. Но их сосуществование в Восточносредиземноморский цивилизации снимает искусственную проблему противопоставления и несовместимости христианства и ислама.

Именно в Восточносредиземноморской цивилизации произошла встреча и взаимопроникновение общехристианской и общеисламской цивилизаций. Восточносредиземноморская цивилизация, в отличие от некоторых других цивилизаций, основана на взаимодействии различных этнонациональных и конфессиональных сообществ в рамках особой цивилизации. Доминирующим фактором современной ВСНВЦ традиционно является не религиозный признак, а духовный, цивилизационно-культурный, исторический и геополитический.

Культурная система ВСНВЦ вобрала в себя многочисленные пласты: эллинистический, византийский, армянский, славянский, иранский, арабский, кавказский, христианский, исламский и другие. Естественно, в России ведется дискуссия по новым интеграционным проектам. Для России, как важнейшей части Восточносредиземноморской Неовизантийской Цивилизации, средиземноморское направление является одним из серьезных и традиционных приоритетов. Еще в 2000 году Владимир Чижов, директор департамента общеевропейского сотрудничества МИД России, отмечал, что «на протяжении всей своей истории Россия прочно связана со Средиземноморьем, и в настоящее время эта взаимосвязь лишь усиливается». Нельзя не согласиться и с политологом А. С. Панариным, считающим, что Россия сегодня нуждается в «особо мощной цивилизационной идее», чтобы справиться со своими проблемами, в том числе давлением извне.

Православный русский мыслитель и писатель К. Н. Леонтьев отмечал: «Для силы России необходим византизм. Тот, кто потрясает авторитет византизма, подкапывается сам, быть может, и, не понимая того, под основы русского государства». Доктрина Восточносредиземноморской Неовизантийской Цивилизации — есть наиболее перспективная форма выражения российского национально-государственного сознания и механизм духовно-политического самоопределения России в мире, ее идентификации. В значительной степени эта доктрина может определять и методологию возрождения России. Следовательно, активное участие в Восточносредиземноморском региональном сообществе должно стать для России одним из приоритетов внешней политики, что, несомненно, обеспечит сохранение государственного единства России и ее роли как великой державы.

Вместе с тем, цивилизации возвышаются в ответ на некие вызовы, подчеркивал британский историк Арнольд Тойнби. Серьезным фактором, побуждающим народы ВСНВЦ к объединению, является угроза турецкого экспансионизма. Существенным элементом дестабилизации современного мира, фактором разжигания войн в разных точках планеты стала идеология и практика пантюркизма, направленная на создание «Великой Турции» за счет расчленения и аннексии территорий большинства государств от Адриатики до Китая с одновременным геноцидом населяющих их коренных народов.

Угрозу турецкого «нового мирового порядка» хорошо осознают народы многих государств. Пантюркистские устремления Турции — это еще и провокация против древних и самобытных тюркских народов. В настоящее время в Турции идет процесс возрождение самосознания автохтонного населения — греков и армян. И сегодня для самого турецкого народа является жизненно важным осознать, что его подлинные национальные интересы имеют мало общего с политикой правящих элит. Формирование единой воли восточносредиземноморских народов для противостояния турецкой экспансии объективно будет влиять на переориентацию Турции к проведению ответственной цивилизованной политики, что в будущем может способствовать ее интеграции в Восточносредиземноморское Сообщество.

Турецкие политологи все чаще пишут, что Азербайджан не сможет никогда захватить Нагорный Карабах, что Турция должна безоговорочно открыть границу с Арменией и не вмешиваться в азербайджано-карабахский конфликт, а независимость Нагорного Карабаха неоспорима. Успешное развитие карабахского государства — один из системообразующих факторов развития и стабильности Восточносредиземноморской Неовизантийской Цивилизации. Все больше мировое сообщество понимает, что без признания независимости Нагорно-Карабахской Республики (Республики Арцах) и справедливого урегулирования азербайджано-карабахского конфликта добиться спокойствия в потенциально взрывоопасном регионе не удастся. Признание Россией независимости Республики Южная Осетия и Республики Абхазия положило начало стабилизации ситуации на Южном Кавказе, но прочная стабильность в регионе возможна лишь после скорого и окончательного признания независимости Нагорно-Карабахской Республики. В России растет понимание того, что чем сильнее будет единый и неделимый Нагорный Карабах, тем сильнее будет Россия.

Для Восточносредиземноморский Неовизантийской Цивилизации выход из противоречий и конфликтов находится в духовном и организационном единстве. Перед ВСНВЦ, как и перед всем миром, тоже стоит задача модернизации, но, подчеркнем, на основе традиционной культуры и при сохранении духовного наследия в условиях обезличивающей нации и народы глобализации.

Прежде всего, необходимо разработать модель устойчивого развития Восточносредиземноморского цивилизационного пространства как региона безопасности и сотрудничества. С целью координации внешней, экономической, научной и оборонной политики уже сейчас нужно создавать организационные структуры будущего Восточносредиземноморского Союза.

Рубен Заргарян — советник министра
иностранных дел Нагорно-Карабахской республики

Опубликовано на сайте «]]>Столетие]]>»