Всемирный Русский Народный Собор

Арабская весна — от революции к бандитизму

Два года назад противостояние в Сирии разворачивалось по классическому шаблону, согласно которому на отрицательном полюсе социума находится немногочисленный и глубоко порочный «режим», а на положительном — абстрактный «народ». В лице отдельных своих представителей, которые, внезапно заручившись поддержкой глобальных СМИ, не уставали сообщать о своей приверженности демократическим ценностям и призывали всех неравнодушных к таковым идти на митинги протеста. Столь же неожиданным образом информационную поддержку таким инициативам бескорыстно начинали оказывать крупнейшие корпорации, вроде Google, и достаточно быстро собиралась внушительных размеров толпа. Которая, не обладая внятной политической программой, имела зато решительность и громко требовала смены власти. Данные требования сопровождались крайне недружелюбным внешнеполитическим фоном, который мгновенно возникал вокруг представителей «режима».

Иногда этого хватало, и власть уходила в отставку или назначала дополнительный тур выборов — без дополнительных намёков. Что было потом — интереса вызывало немного. Внимание всех мировых СМИ исчезало столь же стремительно, как и появлялось, а «народ» со своими полномочными представителями оставался один на один с полностью дезорганизованной и переполненной противоречиями и амбициями страной.

Например, после сопровождаемого оглушительным ликованием свержения президента Мубарака весной 2011 года, Египет находится в перманентном политическом и религиозном кризисе, который понемногу трансформируется в экономический. Уже новый президент, Мохаммед Мурси, обвиняется в узурпации власти, масштаб протестов сравним с тем, который сопровождал свергнутую власть, демонстранты захватывают правительственные здания, устраивают голодовки, есть жертвы в столкновениях с полицией, в обществе огромный вес приобретают религиозные радикалы.

Однако, «голоса всего мира», «мировое сообщество» и прочие собирательные образы отнюдь не стремятся не то что вводить против Египта и его новых властей санкции, но и не делают сколько-нибудь грозных порицаний.

В аналогичном ключе развивалась ситуация и в Ливии. Которая, как известно, оказалась куда более твёрдым «орешком», митингами устроить переворот не получилось и пришлось прибегать к массированным авиаударам. Тот самый «народ», который с готовностью позировал перед камерами на митингах, получил также возможность выразить недовольство при помощи полноводного потока оружия, неиссякаемость которого была щедро обеспечена монархиями Залива и странами Запада. И если в Египте служащие витриной зарождающегося гражданского общества «революционеры» во время митингов не успели раскрыться во всей полноте, то в Ливии времени было достаточно. Как результат — геноцид черного населения Ливии, межплеменная вражда, частично перекрытые границы, иллюзорность центральной власти. Самая благоприятная среда как для безыдейных бандформирований, так и для террористов, имеющих разной степени агрессивность доктрины.

Координатор госдепартамента по вопросам борьбы с терроризмом Дэниел Бенджамин 18 декабря представил очередной отчет госдепартамента об угрозе терроризма в странах мира. В котором, в частности, сообщалось, что в «Ливии революция создала предпосылки и большие возможности для деятельности экстремистских групп. Ослабление институтов, обеспечивающих правопорядок и, в особенности, занимающихся охраной общественного порядка, создало условия для роста терроризма. Ситуация в Ливии такова, что террористы могут использовать все трудности переходного периода для своей деятельности». «Другим таким примером» Дэниел Бенджамин назвал Сирию. Несмотря на использование обтекаемой формулировки «переходный период» оценка выглядит весьма убедительно.

Сирия до сих пор сопротивляется попыткам своей «демократизации». Единственным средством, которое против неё до сих пор не применили — в дополнение к осуществлённым митингам, терроризму, разжиганию гражданской войны, тайной заброске спецподразделений и всеохватной поддержке мятежников — остаётся военная операция, планы которой регулярно ветируют Россия и Китай. Имидж благородных «революционеров» не удержать уже никакими средствами — поэтому описание противостояния населения страны и групп террористов как — то незаметно переместилось в плоскость «гражданской войны» — вместо «революции». Заниматься обелением бандформирований попросту бессмысленно — видео, где мятежники учат подростков отрубать головы пленным или зафиксированная на фото и видео расправа над четырёхлетним ребёнком, который «рассердил» борцов за демократию, тому неопровержимое свидетельство.

Более того, самих «борцов с режимом» уже изрядно утомила необходимость сражаться с вооружёнными противниками — и они сочли удобным перейти к более безопасному грабежу и похищению людей. В октябре неким подразделением Сирийской освободительной армии, которая недавно признана на Западе легитимным выразителем желаний сирийского народа, была похищена Анхар Кочнева, живущая в Сирии гражданка Украины. В качестве журналиста Анхар сотрудничала со многими изданиями, являясь одним из немногих каналов поставки информации с места событий. И, как правило, её сведения резко отличались от принятой в качестве официальной на Западе версии о всенародном противостоянии тирании Асада. После некоторого молчания, похитители опубликовали классическое видео, в котором обвинили журналистку в работе на спецслужбы Украины и России, сообщили о своей непримиримой «антиасадовской» позиции, и предложили отпустить Кочневу за 50 миллионов долларов. Сложно сказать, что тут более удивляет — то, что благородные революционеры, которых опекает «мировое сообщество», на деле оказываются банальными бандитами, похищающими женщин, или то, что у революционных настроений есть вполне конкретная цена. Понятно, что вести переговоры с похитителями и тем более платить им огромные деньги в мировой практике не принято. Впрочем, судьба журналистки волнует и Россию, и Украину, и международные организации, и даже США — и очень хочется верить, что судьба похищенной сложится благоприятно.

Похитители не прочь выйти на международный уровень. «Пусть русский и украинский народы знают, что политики в их государствах не действуют в интересах своего народа, а действуют в своих собственных определенных интересах, они лгут вам. А мы, в свою очередь, осуществим казнь после того, как все способы были испробованы», — говорится в другом сообщении бандитов, подписанном какими-то «капитаном Мухаммедом Абу Джандалем» и «лейтенантом Фаридом Абу Хусейном». Также похитители заявили о том, что «посольство Украины, посольство России, граждане этих стран, а также иранцы отныне будут добычей и целью для всех наших сил. Мы призываем не выпускать ни украинца, ни русского, ни иранца живыми из Сирии».

Достаточно быстро оказалось, что слово «добыча» всё же имеет больший вес, нежели «цель». Как сообщает МИД России, 17 декабря по дороге из города Хомса в Тартус на западе Сирии неизвестными лицами были похищены следовавшие на автомобиле российские граждане В. В. Горелов и Абдессаттар Хассун, имеющий также сирийское гражданство, вместе с ними был захвачен гражданин Италии Марио Беллуомо. Все трое являлись сотрудниками сталелитейного производства компании «Хмишо и Ко», находящегося в промышленной зоне Хасия близ Хомса.

«Похитители россиян и итальянского гражданина по телефону выдвинули указанной компании требование об уплате выкупа в качестве условия их освобождения. Посольство России в Дамаске сразу же начало предпринимать необходимые активные действия в контакте с сирийской стороной с тем, чтобы добиться скорейшего вызволения похищенных граждан. Эти энергичные усилия и в Дамаске, и в других столицах будут нами продолжены, в том числе со всеми, кто может оказать содействие скорейшему освобождению граждан России и Италии», — отмечается в сообщении. Также в Сирии пропали ведущий иностранный корреспондент британских NBC News Ричард Энджел и его коллега из Турции, работавший на телеканале NTV, Азиз Акиаваш. Об этом сообщает турецкое издание Hurriyet, по его сведениям пропавшие не выходили на связь с 13 декабря.

Таким образом, будучи предоставлено само себе, революционное движение выродилось в банальный бандитизм, а борцы с режимом — в грабителей и похитителей, «охотничьими угодьями» которых являются обширные регионы и у которых нет недостатка в оружии и боеприпасах. Но, судя по всему есть трудности с финансами, однако, попытки исправить такое положение дел предпринимаются.

А самое противное то, что даже такая метаморфоза — закономерная, впрочем, — вполне может быть частью циничной стратегии, только более высокого порядка. 11 декабря, газета The Independent со ссылкой на информированные источники в британском руководстве опубликовала информацию о том, что страны Запада пришли к заключению — конфликт достиг своей кульминации, поэтому мятежникам необходимо помочь, чтобы будущие власти Сирии воспринимали США и Европу в качестве своих союзников. Поэтому решающее наступление на Дамаск должно пройти при огневой поддержке со стороны иностранных государств. По словам издания, особую озабоченность Запада и его союзников вызывают две проблемы: растущее число беженцев и увеличивающееся влияние радикальных исламистских группировок, которые сражаются против режима Башара Асада. Как пишет издание, руководство западных стран разделяет опасения России по поводу возможного хаоса в Сирии после ухода Асада и надеется на помощь Москвы в стабилизации ситуации там после свержения режима. На этой почве может быть достигнуто определенное взаимопонимание. «Мы понимаем, как много для России значит Сирия. Это их стратегический союзник. Но мы не можем сидеть сложа руки, понимая, что на смену Асаду придут религиозные экстремисты», — пояснил источник The Independent.

Как говорится, «следите за руками» — сначала максимально ослабить Сирию наёмниками и терроризмом, после чего удивиться тому, что радикалы и террористические группировки на сирийской территории прижились — и призвать к внешней операции, поскольку «нельзя сидеть сложа руки», глядя за расцветом радикалов. Будет грустной иронией, если запланированная по информации The Independent вторжение в Сирию обзовут «антитеррористической операцией». Как можно назвать «революционеров», которые похищают беззащитных женщин и угрожают казнями невинных, если им не дадут денег? Ответ понятен — бандиты и убийцы! А как можно назвать тех, кто сначала формирует условия для развития бандитизма и террора, а потом использует хаос как предлог для продвижения собственных интересов?

Вряд ли эпитеты будут скромнее. Особенно, если вспомнить ряд деталей из недавнего прошлого. Например, 150 миллиардов евро, конфискованных у Каддафи и Ливии, из которых на родину не вернулось ни цента. Звучали лишь сдержанные обещания о возвращении некоторой части средств. Ливию ограбили на круглую сумму под весьма благовидным предлогом. И существует явное стремление к расширению запросов. Так, летом 2011 года член комитета Палаты представителей конгресса США Дэйна Рорабахер призвал Ирак выплатить часть средств, которые Вашингтон потратил на «установление демократии на иракской территории», подразумевая войну, которую ]]>Джордж Буш-младший]]> развязал в 2003 г. Конгрессмен выразил надежду на то, что в Ираке «некоторое внимание будет уделено вопросу о выплате США тех мега-долларов, которые мы потратили здесь в последние восемь лет». То есть, Ирак не только ограбили и разрушили, но ещё и попросят за эту работу заплатить.

Александр Вишняков