Всемирный Русский Народный Собор

«Закон Димы Яковлева»: от символизма к практичности

Как известно, в ответ на принятый в США закон под названием «список Магнитского» или «список Кардина», который вводит разнообразные санкции против российских граждан, Государственная Дума разработала собственный законопроект. Он был назван именем Димы Яковлева — двухлетнего ребёнка из России, который погиб в результате халатности своих приёмных американских родителей. Законодательный ответ выглядит почти симметричным. Как сообщил один из его инициаторов, Вячеслав Никонов, задача российской меры — ограничить въезд на территории России тех американцев, которые нарушают права граждан РФ и человека вообще, в особенности права российских детей, которые, несмотря на усыновление за границей, остаются гражданами России. В частности, закон будет применён в отношении сотрудников спецслужб, которые незаконно похищали российских граждан за рубежом, как Виктора Бута, а также представителей юстиции США, причастных к вынесению несоразмерных приговоров. Министр иностранных дел России Сергей Лавров отдельно предложил включить в список американских чиновников, связанных с тюрьмой Гуантанамо или секретными тюрьмами ЦРУ на территории Европы.

Несмотря на очевидный политический мессидж правительству США, «законопроект Димы Яковлева» — или, официально, закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению прав граждан РФ» — вряд ли бы мог существенно изменить статистику посещения России американскими гражданами и повлиять на что-либо фактически. Как правило, попадающие под его действие люди не так часто посещают наши пределы. Критики закона успели по этому поводу сделать массу достаточно ехидных комментариев. Однако «закон Димы Яковлева» ещё до своего окончательного принятия начинает «обрастать» поправками, которые способны превратить его в действительно ощутимый для американской дипломатии и стратегии общественно-политический ход.

17 декабря комитет Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству рекомендовал принять поправку к «закону Димы Яковлева» о запрете усыновления или удочерения гражданами США российских детей с 1 января 2013 года, а также запретить в России деятельность агентств, занятых подбором детей на усыновление в США. Также поддержано предложение «прекратить от имени РФ действие соглашения между РФ и США о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей», подписанное главами внешнеполитических ведомств России и США 13 июля прошлого года.

Нельзя сказать, что идея этой поправки является новой. Ввести временный или постоянный мораторий на усыновление детей гражданами тех странах, где были допущены нарушения и злоупотребления в отношении приемных детей из РФ, глава комитета Госдумы по делам женщин, семьи и детей Екатерина Лахова призывала ещё в 2005 году. Впрочем, тогда — как и сейчас — такая мера не вызывает единодушия. В 2005 году оппоненты указывали на то, что количество детей, находящих приёмных родителей в США, чуть ли не в два раза превосходит количество усыновлённых на Родине, а условия проживания в американской семье в сравнении с российской или детским домом даже некорректно сравнивать.

Доля истины в том, безусловно, есть. Однако после 1991 года американцы усыновили около 100 000 российских детей, в основном в период с 2000 по 2011 год. И это на фоне звучащей в России на самом высоком уровне озабоченности демографической ситуацией. Хотя, если верить статистике, количество российских детей, усыновляемых в США, сокращается с каждым годом.

Кроме того, после усыновления российского ребёнка гражданами США, Россия фактически теряет все возможности по контролю за соблюдением прав этого ребёнка. Информацией такого рода американские партнёры делятся весьма неохотно. Так, о большинстве шокирующих инцидентов с российскими детьми становилось известно не благодаря органам социальной опеки или госструктур, а через СМИ. Известно о 19 случаях смертей российских детей, а также многочисленных случаях издевательств и членовредительства со стороны приёмных родителей. Их деяния если и доходят до судебного разбирательства, то как правило заканчиваются лишь лёгким испугом.

Например, история усыновлённого Даниила Бухарова, ставшая известной в ноябре 2010 года. Тогда на популярное американское телешоу «Доктор Фил» (Doctor Phil), дающее советы по воспитанию детей, пришла некая Джессика Бигли, которая продемонстрировала шокированной аудитории собственные «ноу-хау» педагогики. Бигли заставляла сына полоскать рот острым соусом, а также подолгу держала под холодным душем. Такие методы воспитания Бигли записывала на видео, что и было продемонстрировано на шоу. И, кажется, была искренне удивлена реакцией зала, последовавшей после просмотра.

Воспитание детей в таком ключе закончилось для Бигли сущими пустяками: она была приговорена к 180 дням условного заключения и условному штрафу в 2,5 тыс. долларов. Председательствовавший на процессе судья Дэвид Уоллес не был согласен с позицией обвинения, требовавшего лишь 30 суток и 1500 долларов штрафа, и добавил остальное от себя. Дополнительно назначив Бигли трехлетний испытательный срок, в течение которого она должна будет посещать занятия с психотерапевтом или специалистом по методике воспитания детей. Насколько это помогло — как уже говорилось, сказать трудно, ибо контроль отсутствует.

С усыновлением на территории России таких проблем по понятным причинам меньше. По информации омбудсмена Павла Астахова, в 2010 году от разных форм насилия в США пострадали 3,6 миллиона детей, 3,5 тыс. человек из общего числа виновных в этих преступлениях — приемные родители. При этом в самой России с 2007-го по 2011 год только 375 приемных родителей стали преступниками по отношению к приемным детям.

Однако столь радикальная мера — полный запрет на усыновление российских детей гражданами США — многими расценивается как неэффективная и опасно затрагивающая моральную сторону, вмешательство в право детей на получение хорошей семьи, пускай и за рубежом. С критикой выступили министр образования РФ Дмитрий Ливанов, а также уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. К возражениям присоединился и МИД России. Сергей Лавров заявил, что его ведомство считает неправильным введение запрета, и подчеркнул, что Москва намерена добиваться, чтобы ответственность за усыновление детей из России осознало правительство США. По словам Лаврова, любой ребенок, если он страдает, имеет право на защиту. И «судьи, которые выносят абсолютно отвратительные приговоры, по сути либо оправдывая, либо освобождая в зале суда, либо давая условные сроки тем, кто насиловал, убивал, пытал, издевался над детьми, эти судьи заслуживают всяческого порицания». Сергей Лавров выразил убеждение, что Государственная Дума сможет вынести сбалансированное решение.

Также существует точка зрения, согласно которой говорить о безусловном соответствии интересам детей поправки о полном запрете их усыновления гражданами США можно будет лишь в том случае, если за её принятием последуют комплексные выводы внутри России. А именно — увеличение внимания к детям-сиротам и принятие мер для того, чтобы усыновление детей внутри России приводило к очевидной пользе как ребёнка, так и его новых родителей.

Вторая же поправка к «закону Димы Яковлева» выглядит куда интереснее. Комитет Госдумы по конституционному законодательству рекомендовал ввести прямой запрет на деятельность в России финансируемых из США политических НКО, а также на деятельность некоммерческих организаций, которая представляет угрозу интересам России. Говоря словами первоисточника, прекращению подлежит деятельность тех НКО, которые «участвуют в политической деятельности РФ и безвозмездно получают денежные средства и иное имущество от граждан (организаций) США или реализуют на территории РФ проекты, программы либо осуществляют иную деятельность, которая представляет угрозу интересам РФ». В случае исправления — прекращения иностранного финансирования либо вредящих интересам России проектов — по решению Министерства юстиции деятельность НКО возобновляется.

И можно не сомневаться, что бурю негодования в отдельных кругах вызовет ещё одно дополнение к закону, согласно которому человек, имеющий двойное гражданство России и США, не может быть членом или руководителем НКО, осуществляющей политическую деятельность в России, или ее структурных подразделений. Нарушение этого запрета, согласно поправке, влечет за собой прекращение деятельности НКО и наложение ареста на все её деньги и имущество.

Чтобы совсем соответствовать предложенной практике, 18 декабря возникла ещё одна поправка, также вызвавшая одобрение комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству. Предложение депутата-единоросса Михаила Старшинова распространяет «закон Димы Яковлева» не только на США, а на все государства, нарушающие права россиян. Точнее, «на граждан тех государств, которые приняли решение о запрете въезда граждан РФ и аресте активов граждан РФ по мотиву причастности граждан РФ к нарушениям прав человека».

Государственный департамент США, внимательно следящий за процессом российского законотворчества, призвал российские власти, вместо того чтобы разрабатывать ответные меры на закон о «списке Магнитского», найти и наказать виновных в гибели аудитора. Понятно, что с тем же успехом можно призвать власти США не разрабатывать «списки Магнитского», а сконцентрироваться на решении проблем с правами человека в собственной стране. Список известен: Гуантанамо, тюрьмы ЦРУ, и многое другое.

Можно со сдержанной радостью констатировать: российские парламентарии и дипломаты, кажется, вполне усвоили прогрессивные зарубежные методы законодательства, вроде запрещённых решением американских властей сделок с российскими компаниями на том основании, что Россия «косвенно способствует удержанию власти режимом Башара Асада». И в этом смысле, закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению прав граждан РФ» действительно является первым, в стратегическом значении этих слов, полностью симметричным ответом на действия наших заокеанских партнёров. Защита прав граждан РФ в итоге отнюдь не будет ограничена правами наших похищенных или усыновлённых граждан. А меры воздействия, соответственно, будут применены к очень широкому кругу лиц, которые данные права нарушают.

Александр Вишняков