Всемирный Русский Народный Собор

Миссия русского языка и русской культуры на Северном Кавказе

Вопрос сохранения русского языка и русской культуры на Северном Кавказе — это, по существу, вопрос о сохранении целостности Российской Федерации как государства хотя бы в её нынешнем виде, поскольку русский язык является связующим звеном для всех этносов, проживающих на территории России.

Уместно напомнить о недавнем заявлении Учёного Совета филфака МГУ имени М. В. Ломоносова, которое подписали 11 докторов и 3 кандидата наук. В нём, в частности, говорится: «современной политической и экономической элите, а также той части «среднего класса», которая ориентирована на обслуживание этой элиты..., чужда русская классическая культура... Из сферы общественного сознания постепенно, но последовательно вытесняется представление о культурообразующей роли филологии, которая все чаще третируется как нечто незначительное и необязательное».

К настоящему времени население бывших республик СССР насчитывает свыше 140 миллионов человек (равно по численности населению России), однако русским там активно владеют (постоянно используют на работе, в процессе обучения, в быту) лишь 63,6 млн. человек, ещё 39,5 млн. владеют пассивно — в той или иной мере понимают его, но не используют как средство коммуникации и постепенно утрачивают языковые навыки, а почти 38 млн. уже не владеют русским языком.

Негативное отношение к русскому языку — это не просто злая воля политиканов 90-х годов и их последователей в наши дни. Вопрос о поддержке статуса русского языка, как в самой России, так и за рубежом имеет сегодня наиважнейшее государственное и политическое значение. Попытки искоренить русский язык следует рассматривать как борьбу наших недругов по изоляции России и её ослаблению как государства.

После 1991 года национальный фундамент российского образования целенаправленно разрушался «реформами» под модными лозунгами о необходимости для России влиться в «цивилизованное сообщество», как будто наша страна никогда не имела собственных богатых культурных традиций. Реформаторский зуд не прошёл бесследно для национального образования России. Стремясь поскорее влиться в «цивилизованное сообщество», либералы попытались заменить отечественную систему образования на западную модель. «Интеграция в мировую систему высшего образования системы высшего профессионального образования Российской Федерации является одним из принципов государственной политики в сфере образования, зафиксированным Федеральным законом «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 22 августа 1996 г. №125-ФЗ» — говорится в постановлении Коллегии Министерства образования и науки от 16.12.2004 года /ст. 2, п. 1, п/п 3/.

В результате национальная система подготовки специалистов перешла фактически на обслуживание потребностей западной науки и экономики. Такая политика не могла быть просто глупостью. Это был целевой и осмысленный курс на подрыв национальных корней отечественного образования и культуры и их замену расслабляющей вакханалией мультикультурализма«. Настало время пересмотреть идеологию и политику государства по отношению к молодому поколению, в том числе и к преподаванию русского языка и литературы на всей территории России. Это сейчас — первейший долг государства.

Пример должного отношения к русскому языку даёт наш сосед Финляндия, где русская диаспора насчитывает всего около 40 тысяч человек. В этом государстве существуют Центры преподавания русского языка и с официальным статусом — университет г. Хельсинки, Финско-русская школа, Финляндская ассоциация русскоязычных обществ, Русский культурный демократический союз, Библиотека русского купеческого общества, Магазин русской книги, Национальное управление образования Финляндии. Детские творческие студии, ансамбли, танцевальные и театральные коллективы, помимо столичного региона, существуют в Турку, Тампере, Ювяскюля. С детьми и для детей работают там профессионалы высокого класса. Создано Объединение русскоязычных литераторов, которое выпускает альманах «Иные берега» на средства финского бюджета. В г. Тампере выходит журнал «Русский свет». При государственной поддержке издается литературный журнал на русском языке «Literarus» («Литературное слово»). Одна из целей журнала — поддержка в Финляндии творчества на русском языке. Почему бы этот зарубежный опыт не перенести в Россию? Почему мы продолжаем цепляться за отжившие либеральные догмы по отношению к русскому языку?

Если мы не хотим больше мириться с проявлениями экстремизма в межэтнических отношениях в молодёжной среде, мы просто обязаны восстановить полноценную систему образования и воспитания молодёжи в лучших исторических традициях, обеспечить подбор качественных преподавателей для молодёжи. Нам надо признать, что «поколение пива» появилось не само по себе. Оно — дитя 90-х годов, от вредоносного воздействия которых мы пока так и не сумели избавиться. У нас ещё свежи в памяти громкие судебные процессы по делам экстремистов. К взрывам в Москве оказался причастным русский парень Павел Косолапов — террорист по кличке Саид Бурятский, наполовину русский, наполовину бурят. Его пример — наглядная иллюстрация негативных последствий пренебрежения национально-культурными корнями в системе подготовки и воспитания молодёжи. Заместитель директора одной из дагестанских школ, например, становится террористской-смертницей, взрывает московское метро. Её семью поздравляют родственники, как национальную героиню. Излишне было бы задаваться здесь вопросом, чему она учила ребят в своей школе. Это и есть разрушительные последствия подмены складывавшихся веками реальных национальных, культурных и религиозных идентичностей народов нашей страны фантомными проектами.

В России должно быть единое образовательное пространство, которое сплачивает людей идеологически и политически, формирует их как единый народ. Это является задачей №1 обеспечения безопасности России. В каждой российской школе, вне зависимости от ее места расположения, должен быть обязательный предмет — изучение русской культуры. Абсолютно всем российским школам нужен русский этнокультурный компонент. Но даже в Москве таких школ всего 400 из нескольких тысяч. Представители национальных меньшинств в нашей многонациональной стране, сохраняя свои обычаи и традиции, не должны получать образование в отрыве от того культурного контекста, в котором они каждодневно живут в России.

Не может не вызывать удивления тот факт, что Россия, даже не являясь членом Евросоюза, стремится «бежать впереди западного паровоза». Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл неоднократно объяснял, почему «русская тема» имеет право на публичное обсуждение, почему об этом надо говорить вслух, а не шепотом. Потому что мы — русские — живем в многонациональном мире, а сам «русский мир» вырастает из проживающего в России всего её многонационального состава населения. Когда мы говорим о «русском мире», то относим к нему известных поэтов, писателей, художников, которые по своей национальности хотя и не являются русскими, но по праву занимают в нём почётное место. Находясь в «русском мире», представители других национальностей становятся его членами. И если человек считает себя частью этого мира, то он должен знать нашу историю и традиции, не нарушать их. Это правило обязательно и для тех, кто родился в бывших союзных республиках, приобрёл наше гражданство, а теперь стал гражданином Российской Федерации. Конечно, люди другой веры и других национальностей, другой культуры, живя в «русском мире», имеют право на свои культурные центры, право изучать свой язык. Но они должны жить по традициям нашей многонациональной России.

Молодёжь надо учить не толерантности в западном понимании этого термина, а уважительному отношению к своеобразию других людей, что и было заложено в основу нашей культуры, нашей духовности и национальной ментальности. Не надо их учить терпимости к гомосексуалистам, зоофилам и педофилам. Учить надо истинным ценностям, истории нашей страны, которыми можно было бы гордиться. Русский человек может и должен гордиться тем, что он русский и что вокруг него сплотились многие народы и никому из них не стало тесно.

На Северном Кавказе сложилась специфическая цивилизация, где каждый народ нашел свое место. С начала 90-х годов возрос интерес к проблемам возрождения национальных культур и языков, были разработаны программы «этнизации» школ. Эта новая ситуация с особой остротой ставит проблему смысла и допустимых границ регионализации образования — определение роли и места национальных языков в системе образования, а шире — проблему двуязычия, а иногда и трехъязычия, в полиэтнических регионах. Все языки титульных народов Северного Кавказа в законодательном порядке получили статус государственных, а право получать образование на родном языке стало всеобщим. В современной школе Северокавказского региона изучение родного языка обычно осуществляется на всех ступенях.

Доля населения в национальных республиках Северного Кавказа с родным русским языком составила в среднем 32,0%, в т. ч. 29,7% русских. При этом среди населения нерусской национальности указывают в качестве родного русский язык в среднем 4,35%. В качестве второго языка общения 80,6% кавказцев указали русский язык. На основании статистических данных можно говорить о высоком уровне двуязычия в национальных республиках. Вместе с тем, в результате изменений, происшедших в системе образования и средствах массовой информации в последние годы, можно констатировать снижение уровня владения русским языком, как в количественном, так и в качественном аспектах.

Нам необходимо сегодня реализовать ряд мер по исправлению ситуации, сложившейся с изучением русского языка и уровнем владения им. Для этого необходимо разработать и утвердить типологию национальных школ на основе существующих моделей, что позволит систематизировать региональные учебные планы; дифференцированно обеспечить необходимый объем школьных часов обучения русскому и родному языкам в зависимости от характера языковой ситуации и типа национальной школы в целях достижения единого образовательного стандарта. Необходимо разработать и внедрить уровневые стандарты русского языка в 1-ом, 5-ом, 9-ом и 11-ом классах национальных школ всех типов; разработать концепцию учебника русского языка нового поколения с учетом интеграции этнокультурного компонента для 1-11 классов, а также создать координационный центр, возможно, в рамках федеральной программы «Русский язык», ответственный за реализацию указанных мероприятий.

Распад СССР и системный кризис, охвативший Российскую Федерацию, привели, среди прочего, к скачкообразной утрате русской культурой в массовом сознании на Северном Кавказе своего универсального характера и авторитета. В результате деятельности СМИ, особенно электронных, было утрачено доверие ко всему, что было связано с Российской империей и СССР, в том числе к российской культурной доминанте. Кризис российской идентичности актуализировал этническую, религиозную, северокавказскую и кавказскую самоидентификацию горских народов, причем в цивилизационно-культурной оппозиции к собственно России и русским.

Хотелось бы особо подчеркнуть, что в наши дни Северный Кавказ переживает один из самых сложных периодов в своей истории. При этом одной из главных причин того, что Кавказ был и остается в геополитическом пространстве России, является сохранение единого с Россией общего культурного пространства. Русский язык как фактор закрепления России на Кавказе был не менее значим, чем военно-политический и экономический факторы. Он сделал возможным межнациональное общение во всем регионе, способствовал межнациональной консолидации (особенно в Дагестане), увеличению доли городского населения, миграции и освоению новых земель. Возникновение у горских народов Северного Кавказа традиции светского образования — заслуга русского языка. В настоящее время даже самые отчаянные национал-радикалы (в «независимой Ичкерии» при Джохаре Дудаеве попытка ввести латинскую графику оказалась в очередной раз безуспешной) не пытаются покушаться на построенную на основе русской грамматики структуру письменности на национальных языках.

К настоящему времени ситуация на Северном Кавказе пока далека от стабильной. Продолжается коррозия духовно-нравственной сферы. Современный кризис северокавказского общества связан с ситуацией общего социокультурного кризиса в России, однако имеет в силу национально-исторической и культурной специфики региона более острый и многоуровневый характер. Культурно-ценностные ориентиры советской эпохи все более теряют свою значимость. Наблюдается также деградация и размывание норм традиционной культурно-этической системы, существовавшей столетиями и сохранявшейся, несмотря на сильнейшее (порой агрессивно антитрадиционалистское) преобразовательное воздействие советского периода. Советские духовные идеалы и нормы почти утратили позиции, традиционные нормы размыты и слабо оформлены. Попытки разрыва с русской духовной традицией, мифологизация в антироссийском ключе национальной истории, скрытая и явная пропаганда русофобии — все эти явления имеют многоуровневый характер.

Духовно-культурная деградация имеет как свою неразрывную часть и языковую проблему. В последние годы практически произошло разрушение выстроенной в советское время системы образования, что привело к массовому снижению культурного уровня населения. Система высшего образования стала коррумпировано-формальной, получение знаний заменяется получением дипломов с помощью финансового или кланово-родственного ресурса. Значительная часть молодежи (русская практически вся) выезжает для получения реального (и дешевого) образования в другие регионы и назад уже не возвращается. Разрушение системы высшего образования порождает кризис среднего и начального образования: полноценно образованных учительских кадров становится все меньше. Если в городских школах обучение русскому языку еще хоть как-то ведется, то в сельских — зачастую сам русист не может говорить и читать по-русски. Недостаточное владение горцами русским языком приводит к ситуации «духовного голода»: русские книги, телевидение и радио становятся малодоступны, а культурный продукт на национальных языках недостаточен, создавался в советское время и устарел. На Кавказе стремительно растет разрыв в уровне культурного развития между сельским и городским населением.

Исход русского населения из региона привел к ситуации, при которой русскому языку стало не на кого опереться, что, в свою очередь, приводит к углублению и разрастанию общекультурного и социального кризиса. Без полноценных носителей русский язык на Северном Кавказе будет либо мертв, либо будет выполнять сугубо функциональную роль. Паразитирование на культурно-просветительском заделе советской эпохи рано или поздно (хотя бы в силу естественного ухода людей старшего возраста — главных хранителей общей с Россией культуры и языка) закончится, и что тогда произойдет с Северным Кавказом, предсказать сложно. Для того, чтобы хоть как-то переломить ситуацию, необходимо, прежде всего, осознать потребность в поддержке русской культуры и русского языка как стратегическую задачу геополитического характера. Нам остро необходим государственный подход к решению всего комплекса проблем Северного Кавказа, в том числе касающихся миссии русского языка и литературы.

Нина Борисовна Жукова, член Бюро Президиума ВРНС, сопредседатель МОО «Союз православных женщин»