Всемирный Русский Народный Собор

Найти пути жить вместе в мире

Обсуждение проекта Cтратегии государственной национальной политики Российской Федерации подтолкнуло многие общественные силы и людей, не первый год рассуждающих о сложностях межнациональных отношений, вновь вернуться к серьезной дискуссии о проблемах, которые отягощают эту сферу жизни России.

Проект стратегии, с моей точки зрения, достаточно неплохой. Радует, что в нем говорится о системообразующей роли русского народа, всерьез ставятся проблемы, связанные с интеграцией мигрантов, говорится о необходимости объективного и гласного расследования резонансных инцидентов, чреватых межэтническими осложнениями. Не случайно Комиссия по вопросам гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений, созданная в рамках работы Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте России, много раз призывала органы власти крайне серьезно относиться ко всем инцидентам подобного рода, ко всем ситуациям, когда бытовой или экономический конфликт (драка в ресторане или спор из-за торговых площадок) могут заканчиваться межнациональными столкновениями в силу того, что одна из сторон конфликта, а иногда и обе стороны пытаются подтягивать своих сородичей или людей, объединенных по принципу принадлежности к определенной молодежной, политической или фанатской группировке. Такие случаи нужно расследовать быстро и по справедливости, предупреждать их. В противном случае страна может оказаться перед угрозой серьезного межнационального противостояния, а такая угроза, как мы знаем из истории, может стоить России будущего.

Документ реагирует на многие проблемы, которые люди ставили за последние 3-4 года. Ранее эти проблемы были подняты в одной из статей тогдашнего кандидата в Президенты Владимира Путина. Словом, очевидно, что власть слышит народ, пытается ответить на реально существующие трудности межнациональных отношений, разрешить их.

Впрочем, возникает серьезный вопрос: почему составлением проекта стратегии руководили те же люди, которые были творцами национальной политики в 90-е годы, политики, которая явным образом зашла в тупик, которая породила или по крайней мере не заметила те проблемы, которые нарастали в области межнациональных отношений все 90-е и 2000-е годы? Боюсь, что одна из причин этой близорукости в том, что попытку понять реальность подменили попыткой подогнать ее под некую идеологическую схему. Суть ее проста: этничность отмирает, национальная культура уходит в прошлое, религия уж тем более не должна больше никак влиять на жизнь общества, возникает новая общность людей. Не получилось с многонациональным советским народом? Давайте построим многонациональный российский, а на самом деле будем ориентироваться на американский плавильный котел, в котором якобы успешно растворились все вроде как не нужные в современном мире национальные особенности.

Идея эта была утопична с самого начала и на самом деле будет всегда обречена на провал. В той же Америке развернута мощная патриотическая и интернациональная пропаганда, но она не снимает межэтнических и межрелигиозных проблем — наоборот, они даже усиливаются. Так, белое протестантское население, привыкшее чувствовать себя в стране хозяином, вовсе не хочет примириться с необходимостью уступить центральную роль в жизни страны, и из-за этого противоречия становятся все более жесткими.

На самом деле никакого плавильного котла нет и быть не может. Люди продолжают быть разными. Ничего мы не поделаем с тем фактом, что среди евреев больше чемпионов по шахматам, а среди людей африканского происхождения — больше чемпионов по баскетболу. И настоящая мудрость национальной политики всегда заключалась и всегда будет заключаться не в том, чтобы втиснуть эту политику в рамки той или иной идеологии, а в том, чтобы понять настоящую жизнь такой, какая она есть, и постараться на основе этого понимания построить адекватный путь в будущее.

Да, в России при мощной роли русского народа — который, кстати, нуждается в поддержке, в развитии форм своей самоорганизации, в создании национальных культурных центров, — есть и другие народы, которые имеют отличные от московских, питерских или саратовских привычки, культуру, образ жизни, религиозно-общественные установки. Меняться эти народы вряд ли собираются, да их и не нужно менять. Нужно признать наличие в обществе разных укладов жизни, оценить это как данность и как богатство, а дальше постараться сделать все для того, чтобы разные народы учились не навязывать силой или вызовом свой образ жизни другим, учились уважать друг друга, грамотно разграничивать сферы влияния своей и чужих культур, уважать разные представления о семье, о хозяйстве, о религиозной общине и о ее месте в жизни.

Люди на самом деле умеют это делать. Достаточно посмотреть на студенческие землячества в московских вузах, которые научились договариваться друг с другом, а не решать проблемы через драку и поножовщину. Что уж говорить о многовековом опыте совместной жизни в России людей разных народов и религий! Этому опыту может позавидовать и растерявшийся ныне Запад, который никогда на самом деле и не жил в условиях реального присутствия в своем обществе другого как социальной силы со своими законами, со своими представлениями, со своей культурой, со своим поведением. Только начиная учиться жить с этим другим в одном доме, Запад пока делает ошибки, давно пройденные нами. В этих условиях он вряд ли вправе нас чему-то учить. Нам же самим нужно не наступать вновь и вновь на одни и те же грабли, уверяя, что через 10, 20, 50 или 100 лет мы здесь создадим некую новую невиданную прежде общность людей, а примириться с тем, что мы разные. Но при этом нельзя уступать вражде и насилию, помня о том, что народы, по-настоящему верные своей культурной и духовной традиции, всегда смогут найти пути жить вместе в мире.

Заместитель Главы Всемирного Русского Народного Собора, протоиерей Всеволод Чаплин

Опубликовано в газете «]]>Русь Державная]]>», №12 (220), декабрь 2012 г.