Всемирный Русский Народный Собор

Бренд «Давайте забудем!»

На государственном уровне сейчас ведётся подготовка к масштабным торжествам в честь 70-летия Сталинградской битвы. В ходе противостояния, продолжавшегося с 17 июля 1942 г. по 3 февраля 1943 г., советские войска разгромили стратегическую немецкую группировку и переломили ход Великой Отечественной войны. Значение Сталинграда в истории России огромно и неоспоримо. И таким же оно, фактически, является и для мировой истории. Примеров солдатского подвига в Сталинграде совершенно безбрежное количество, а потому весь город представляет собой большое напоминание о силе наших предков, которые смогли сделать то, что до них не удавалось никому. Следы и знаки везде: от страшно искорёженного, но пережившего войну тополя, растущего и поныне на центральной аллее города, до дома Павлова, через «остров Людникова» — участок земли размером 700 на 400 метров, простреливавшийся немцами со всех сторон, на котором 100 дней до перехода в наступление оборонялись солдаты 138-й дивизии.

Не будет большим преувеличением сказать, что в Сталинграде-Волгограде есть что рассказать о каждом квадратном метре земной поверхности. И это ощущается. Трудно передать словами чувства при виде статуи Родины-матери на Мамаевом кургане, которая видна задолго до того, как поезд подойдёт к волгоградскому вокзалу. И невозможно словами выразить все ощущения, возникающие, когда совершаешь одиночную прогулку по Мамаеву кургану и мемориальному комплексу...

27 ноября стало известно о родившемся в стенах администрации Волгограда без преувеличения диком начинании. Оно, пользуясь обтекаемыми формулировками, предполагает вывести всё вышесказанное «за скобки», предложив взамен некий иной образ. Оказывается, ещё в октябре комитет молодежной политики и туризма администрации Волгограда, департамент зарубежных, региональных и внешнеэкономических связей администрации Волгограда и ГКУ ВО «Агентство развития туризма» объявили конкурс на лучший вариант нового бренда Волгограда.

Необходимость отказа от позиционирования Волгограда как грозного символа победы над фашизмом объяснялась задачей развития туризма и (не поверите!) «неприятными ассоциациями», которые вызывает у иностранных туристов тема военного Сталинграда. Причём речь идёт не о создании бренда сугубо туристического направления, а, исходя из озвученных условий конкурса, участники должны были разработать символ, позиционирующий Волгоград и Волгоградскую область как единый территориальный комплекс, который в дальнейшем может быть использован в качестве символики самого города и всего региона, в целях продвижения Волгоградской области как центра туризма, культуры, промышленности, спорта, а также способствовать узнаваемости Волгограда и региона в целом.

Как пояснило информационному агентству V1.RU ГКУ ВО «Агентство развития туризма», статуя Евгения Вучетича «Родина-мать зовет!» является «наследием советских времен». И, «к сожалению, у многих она ассоциируется с чем-то таким тяжелым, трагическим и траурным. Тем более, у иностранцев. А нам бы все-таки хотелось, чтобы наш регион воспринимался как приятная территория для отдыха». Поэтому новый бренд, по мнению агентства, должен «сочетать то богатое наследие, которое мы получили, в том числе по патриотическому направлению, и все другие ресурсы, которые мы можем использовать для развития в регионе других направлений туризма: богатые природные ресурсы, богатые этнографические возможности». Потому-то инициативная группа в стенах Волгоградской администрации и решила «изменить «кровавый» ракурс на мирный патриотизм».

Важное обстоятельство: прием работ давно завершился. Более того, 19 октября этого года должно было пройти подведение итогов конкурса, но оно не состоялось по весьма красноречивой причине — на конкурс не было подано ни одной заявки. То есть, бредовость и совершеннейшая оторванность не то что от народа, но от самого здравого смысла описанной выше идеи ясна абсолютно всем и каждому. И. о. главы администрации Волгограда Владимир Собакарь заявил, что подобный поиск «нового бренда» — бесперспективное и бесполезное занятие, так как ничего более значимого, чем Сталинградская битва и ее символ Родина-Мать, в Волгограде нет и быть не может. И придумать что-то другое, более важное, просто невозможно.

Неудивительно, что немедленно последовали соответствующие выводы. Вице-спикер Госдумы Сергей Неверов заявил, что прежде, чем затевать подобные конкурсы, городским чиновникам нужно было подумать и вспомнить, что означает для миллионов россиян — тех, кто прошел войну, кто потерял на ней отцов и дедов — нынешний символ «Родина-Мать». Координатор патриотической платформы партии «Единая Россия», глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая высказалась жёстче. По её мнению, причастные к этой инициативе чиновники должны уйти со своих постов. Сама идея такого «ребрендинга» свидетельствует о полной профнепригодности к государственной службе людей, которые её выдвинули. А замглавы администрации Волгограда Александр Маслов принёс официальные извинения «жителями Волгограда, перед ветеранами, перед всей страной за дубиноголовость, глупость чиновничьего аппарата, который допускает такие вещи». И добавил, что четыре чиновника, причастные к конкурсу, наказаны, один из них уволен.

Хочется отметить, что столь недвусмысленная реакция вряд ли может восприниматься как чрезмерная. Потому что, даже абстрагировавшись от кощунственной компоненты, решительно непонятно, чем возможно затмить образ Родины-матери в Сталинграде-Волгограде. Слово «Сталинград» стало нарицательным. И уж так сложилось, что этот город и вправду принёс массу негативных переживаний «иностранным туристам». Как непосредственно тем, кто в составе армии Паулюса в Сталинграде мёрз, умирал и капитулировал, так и их потомкам, а также государствам, гражданами которых они являлись. Однако это они к нам пришли, а не наоборот. И совершенно неясно, зачем бы народу-победителю переживать из-за того, что он победил более сильного агрессора, явившегося к нам отнюдь не с пряниками, и в угоду неизвестно чему прятать свои подвиги в дальний угол. И этот «мирный патриотизм» на чём-то же основан? Не в последнюю очередь на том, что наша страна и наши предки оказались сильнее всех, и этой заданной планке необходимо соответствовать. Иначе о каком патриотизме может идти речь? А в данном случае, предлагается существенную, базисную часть патриотизма спрятать подальше...

Кроме того, совершенно непонятно, чем предполагалось наполнить чаемый «ребрендинг»? Устойчивых туристических маршрутов иностранных граждан в глубину России не так уж много. Их нужно создавать с нуля и проводить крайне грамотную и целеустремлённую политику. А те, которые существуют, как правило, связаны не с этнографией, которой довольно по всей планете, а как раз с уникальными вещами. Такими, например, как Победа в Великой Отечественной войне. «Внутренний» туризм в Волгоград также высок исключительно благодаря действующему образу.

Авторы идеи о «ребрендинге» города не предложили внятной концепции — в какую сторону он должен состояться конкретно? Превратить Волгоград в спа-курорт или создать в степях области сафари-парк не проблема, раз даже в Аравии устраивают крытые «горнолыжные» спуски с фантастической системой охлаждения. Но сколько будет стоить превращение Волгограда в туристическую Мекку, каковы будут репутационные и финансовые издержки? Этого, по видимому, никто не считал.

Репутационные издержки были бы самыми большими. Как по этому поводу высказался ректор Брестского государственного университета имени А. С. Пушкина Мечислав Чесновский (вести об инициативах отдельных волгоградских чиновников докатились и до Белоруссии): «Я не представляю ничего подобного в Бресте. Чтобы вдруг у нас сказали: «Ах, знаете, миру и зарубежным туристам надоела Брестская крепость, эта тема их нервирует. Давайте заменим ее на что-то нейтральное, цветочно-морковное». Такие ультрасмельчаки у нас вряд ли найдутся. Потому что отказываться от исторической памяти неразумно. И на этом точка!».

Тему ребрендинга Волгограда можно было бы на этом счесть завершённой. Если бы не одно «но». Такие попытки задвинуть в угол историческую память не единичны. Правда, произошли они вне территории Российской Федерации и потому не были освещены с должным резонансом.

Летом 2011 года в Севастополе состоялся Крымский международный студенческий фестиваль рекламы. Это мероприятие вряд ли кто обозвал бы недобрым словом, если бы не отдельные «приглашённые звёзды», которым коммерческой рекламы показалось мало, и они решили попытать счастья с символикой Севастополя.

Вряд ли стоит обосновывать тезис о том, что мало найдётся русских городов вне пределов России, которые бы так трепетно относились к собственной истории, как это делает Севастополь. Всё его существование — это форпост флота России на Чёрном море. И потому неизменным и узнаваемым во всём мире символом города более века остается Памятник затопленным кораблям. Монумент сооружён в 1905 году к 50-летию Первой обороны Севастополя, во время которой приказом адмирала Нахимова были затоплены русские парусные корабли, «чтобы заградить вход неприятельским судам на рейд и тем самым спасти Севастополь».

Однако прибывший из Киева рекламщик по фамилии Хохолкин сообщил жителям и гостям Севастополя о том, что главный символ города устарел и не соответствует эстетическому вкусу прибывшего гостя. Так как, по его просвещённому мнению, «ни флот, ни исторические памятники не должны присутствовать в рекламной эмблеме Севастополя. Что покажут севастопольцы приезжему туристу? Возьмём для примера среднестатистического поляка в возрасте 40-45 лет с энным количеством денег. Он приезжает в Севастополь и получает узенькую полоску пляжа, непонятные заведения и Памятник затопленным кораблям. Он потратил кучу денег на билет до Севастополя, и единственное, что получил — возможность посмотреть на памятник. Для жителя Киева Севастополь — это море и не всегда хороший сервис. Знаете, киевлянину безразлично, есть ли в Севастополе флот или нет. Памятник затопленным кораблям не привлечёт туристов».

Сказать, что эта позиция вызвала в окологородской блогосфере и форумных сообществах эффект разорвавшейся бомбы — не сказать ничего. К официальному Киеву у большинства жителей города отношение и без того остаётся, мягко говоря, прохладным с самого 1991 года, а уж подобные заявления непрошенного «эксперта» цензурных и печатных комментариев не имели, кажется, вовсе. В скандал был вынужден вмешаться севастопольский градоначальник В. Яцуба, заявивший, что «вся эта возня похожа на неудавшуюся провокацию. Некто выдает откровенную глупость, видимо, в надежде на какую-то реакцию севастопольцев... Реакция однозначная — недоумение и возмущение...». Точнее и не скажешь.

Киевские гости не смогли предложить особого богатства новых брендов для привлечения туристов. Как будто Севастополь когда-то мог пожаловаться на их отсутствие... Поляков и правда в городе не бывает много, хотя консульство Польши в Севастополе расположено в крайне привлекательном для туристов районе — в непосредственном соседстве с клубом, выразимся обтекаемо, «экзотических танцев». А вот представители более далёкой Европы представлены в изобилии. Особенно граждане Франции и Великобритании, которые проявляют большой интерес к Севастополю и Балаклаве, прославившейся знаменитой — и также нарицательной — атакой английской лёгкой кавалерии в описанной поэтом Теннисоном «долине смерти», где сейчас вольготно раскинулись виноградники. То есть, компетенция специалистов по ребрендингу, как и в Волгограде, оставляет желать лучшего. Единственной заменой Памятнику затопленным кораблям стал некий рисунок, изображавший, по мнению приглашённых в Севастополь «экспертов», морской узел, который означал «завяжем дружбу». Он был представлен населению и вызвал новую ажитацию, поскольку такой узел очевидным образом не мог существовать в реальном мире...

Но на этом история брендов, опять-таки, не заканчивается. По инициативе американской компании «Кимоникс Интернешнл», действующей совместно со знаменитым USAID, проводится работа по созданию «нового коммерческого бренда для продвижения инвестиционного потенциала города Севастополя и его визуальных атрибутов, которые будут представлять этот бренд иностранным и отечественным инвесторам, международным корпорациям, крупному и среднему бизнесу и межгосударственным организациям в рамках Стратегического плана привлечения инвестиций, разработанном с помощью проекта USAID». Наиболее продвигаемым образом является стилизованный маяк, бросающий в стороны лучи жёлто-голубого света.

Если в одном месте возникает группа лиц, которая по собственному ли недомыслию или во имя иных целей пытается заслонить историю и героизм, это можно счесть досадным инцидентом. Если же такая политика проводится в отношении не просто знаменитых, а знаковых городов, к тому же при бескорыстной помощи ставших притчей во языцех фондов, то есть повод задуматься о том, кому и насколько мешает наше прошлое.

Андрей Полевой