Всемирный Русский Народный Собор

Объект воздействия — Православие

Реакция на принятие российскими властями решения о существенном ограничении деятельности НКО с иностранным финансированием и полном сворачивании работы USAID не заставила себя долго ждать. НКО торжественно пообещали игнорировать законы Российской Федерации во имя своей общечеловеческой деятельности, а источники иностранного финансирования российского правозащитного движения сообщили о ведущейся работе по поиску альтернативных методов его снабжения деньгами. В конце сентября государственный секретарь США Хиллари Клинтон отправила в российский МИД официальное письмо с просьбой продолжить работу USAID на территории РФ. Видимо потому, что положительного ответа на письмо не воспоследовало, основные усилия в дальнейшем были сосредоточены на поиске альтернативных схем финансирования. Уверенность в успехе существовала изначально — во всяком случае, госсекретарь Клинтон сразу после ужесточения российского законодательства по отношению к иностранным агентам влияния пообещала, что США найдут способ обойти возникшие препоны. Благо найти альтернативные схемы было не очень сложно.

Известно, что USAID являлся самым крупным и давним источником финансирования «неправительственных организаций» в России, но отнюдь не был уникален. Масса отечественных структур финансируется по линии The National Democratic Institute (NDI), National Endowment for Democracy (NED), International Republican Institute (IRI) и множеством иных способов. Поэтому задача поиска преемника USAID была решена быстро. И теперь забота США о России транслируется через структуру под названием USRF — Американо-Российский фонд развития экономики и права.

Это сравнительно молодая структура. В США фонд USRF зарегистрирован в 2008 г., а на территории России в 2009 г. Но он уже успел добыть себе громкую, хотя и не очень положительную славу. Взлом корпоративной почты USRF неизвестными хакерами и ]]>публикация]]> переписки 2011-2012 годов открыли немало интересных деталей. В частности, источники финансирования USRF выражали недовольство тем, что агентство тратит целых 30% выделяемых средств на деятельность, указанную официально, а не на фактические задачи. Последние, как легко догадаться, куда более интересны: вроде формирования базы данных «потенциальных лидеров», «налаживания партнёрских отношений» с ВУЗами и студенческими организациями, обучение журналистов «правильному освещению» резонансных судебных дел и других интересных практик.

Причём USRF не скромничает, описывая собственную роль в «становлении российского общества», главным критерием которого являются попытки устроить массовые протесты год назад. Из переписки за декабрь 2011 можно узнать, что главный управляющий USRF Марк Помар чувствует себя «на подъеме», поскольку «массовая мирная демонстрация в Москве» красноречиво говорит о становлении настоящего гражданского общества. Основа протеста, по USRF — «молодые профессионалы, в большинстве своем работающие в частном секторе, бывавшие на Западе или даже учившиеся там, знающие из первых рук, как функционирует западное общество, сытые по горло фальсификациями режима Путина-Медведева».

Рост количества «молодых профессионалов» и их выход на Болотную площадь USRF объясняет как собственной работой, так и помощью другой структуры, Американо-российского инвестиционного фонда (TUSRIF). «4 марта нынешнее правительство может одержать победу и держать оборону еще шесть лет. Однако видимость непобедимости утрачена. По мере того, как будет развиваться частный сектор, и все больше молодых россиян будут воспитываться на западных ценностях, вероятность того, что мы увидим Россию открытой, демократической страной, станет реальностью. Молодое поколение и представители частного сектора требуют права голоса в определении будущего России. Следовательно, нам необходимо ориентировать финансируемые США программы на партнерство с российскими организациями, разделяющими наши ценности. Русские действительно могут изменить свою страну, а мы — Америка — можем поддержать их благородные стремления», — говорится в письме от 13 декабря 2011 года.

Марк Помар в интервью «Голосу Америки» признал переписку подлинной и тут же заявил, что его организация никак не влияет на социально-политическую атмосферу в России. Несмотря на очевидно сквозящее в заявлениях и действиях USRF лицемерие, вряд ли его деятельность можно считать очень уж новаторской. Это привычная уже стратегия дестабилизации обстановки в государстве изнутри, с использованием благовидных предлогов и лозунгов о свободе и демократии в качестве прикрытия. Однако крайне интересными являются другие заявления USRF. Если цели организации очевидны, то озвучивание препятствий на пути к ним произошло, кажется, впервые.

12 июня на территории Московской школы политических исследований (МШПИ), одной из партнёрских с USRF организаций, господин Помар провёл ознакомительную лекцию для 150 слушателей из России, Белоруссии и Украины. Полная запись лекции стала доступной для ознакомления благодаря изданию «Комсомольская правда», и с ней в самом деле стоит ознакомиться.

Представляя высокого гостя, руководство МШПИ упомянуло его заслуги. Марк Помар являлся руководителем русской службы «Голос Америки». Было заявлено, что радио «Голос Америки», оказывается, сообщало гражданам СССР даже не западную точку зрения, а в принципе истинную, универсальную, «нормальную» точку зрения, с которой нужно оценивать историю собственной страны. Без «Голоса Америки», видимо, эта задача была в принципе неразрешима. Представитель принимающей стороны добавила: согласно известному высказыванию Ницше, иметь собственное мнение недостаточно, необходимы собственные мысли, которые и появлялись благодаря передачам «Голоса Америки» и личным трудам господина Помара. Удивительно, но такое странное понимание процесса формирования самобытных собственных мыслей не вызвало протестов. И даже многозначительное заявление о том, что «сознание» диссидентов Советского Союза было прерывистым, сообразно перерывам в передачах «Голоса Америки», не насторожило адептов формирования собственной системы ценностей по предоставленным шаблонам.

Сам же господин Помар оперировал следующими тезисами: либерализм экономики менее важен, чем либерализм персональных воззрений, поскольку личное мироощущение в конечном итоге определяет электоральные предпочтения, результаты на выборах, и, соответственно, политику. Констатировав отсталость российского общества по сравнению с обществами либеральными, сообщив слушателям о том, что российское общество глубоко иерархично и подчинено диссонансной идеалам либерализма вертикали, Марк Помар перешёл к... теме Православия.

Мистер Помар заявил, что наиболее отличным от либерализма образом мыслей, поведения и жизни является Православие. Так, по его словам, на Западе полностью исчезло понятие святости — и это, по его мнению, есть прогресс. В качестве забавного примера Помар привёл святой источник в «красивом парке Покровское-Стрешнево», куда люди ходят за водой в любую погоду. В рамках либеральной системы такое поведение выглядит совершенно антисоциальным. «Поясница Божьей Матери, которую возили по России» — это, по Помару, «немыслимое», явление, которое в принципе невозможно объяснить либеральному западному человеку. Потому что либеральное общество «ставит колоссальный упор на разум, на рационализм». И из этого выстраивается «рациональный» подход к политике и общественной жизни.

Таким образом, согласно мнению директора USRF, Православие, как символ традиционного российского общества, идёт непримиримо вразрез с либеральными ценностями, популяризация которых является одной из задач USRF. Православная церковь именуется «византийским влиянием» и противопоставляется прогрессивному Западу, где демократия зародилась в реформаторстве.

Также весьма забавляет господина Помара монашество, которое он по какой-то причине воспринимает как сугубо православную тоталитарную черту, признак невозможного на Западе средневековья. Несмотря на его, как он сам утверждает, сорокалетний опыт изучения России и Православия, в компетентности Помара не могут не возникнуть сомнения. Не нужно быть специалистом в делах церкви, чтобы знать: монашество есть практически повсеместно — от Японии до Южной Америки, нет его разве что в протестантизме и связанных с ним течениях. Но католические монахи передовых Франции и Италии почему-то не вызывают у Помара ощущения диссонанса с приятной ему системой либеральных ценностей. Об уровне познаний Помара не только религии, но и российских реалий вообще говорит его заявление о том, что в России вечерние новости государственных телеканалов начинаются с проповеди Патриарха...

Демократия в Северной Европе может быть и родилась из реформаторства, однако в России гражданских войн из-за веры не случалось. Да и чем, в итоге, обернулось реформаторство, если место традиционных верований, которые так неприятны господину Помару, весьма эффективно занимают нетрадиционные для данной местности? В городах возле датского Копенгагена уже запрещают устанавливать рождественские ёлки, мотивируя тем, что подобное мероприятие обходится слишком дорого, и лучше затратить средства на Курбан-байрам. Либерализм и демократия: в результате процедуры честных выборов пять из девяти членов городского совета являются мусульманами, столь же демократически проголосовавшими за отмену Рождества. Однако жители Дании почему-то протестуют против осуществления демократии... И тут с Помаром можно согласиться: речь идёт о единении всего общества на основе системы ценностей. Стоит ли считать это негативом? Зависит от точки зрения, но Россия свою идентичность сохраняет, а вот Европа, отказавшись от сохранения контроля над духовной сферой, испытывает серьёзные трудности.

Впрочем, некомпетентность Помара отнюдь не означает того, что он не планирует реализовать на практике некомпетентные схемы. Тем более, что и некомпетентность может оказаться передёргиванием и подменой понятий. Фактически, русским предлагается новый концепт эрзац-религии — либерализм. И определённая доля общества готова ей внимать, раз уж пассажи о свободнейшем — но синхронном с радио — мышлении никого не настораживают. Но его лекция в Московской школе политических исследований даёт представление как минимум об одном направлении, в котором будут расходоваться переориентированные с линии USAID средства.

Ещё в 2005 году видный социолог Питер Л. Бергер опубликовал статью «Религиозный плюрализм в эпоху плюрализма», в которой говорится следующее: «Вопрос отношений божественного и мирского разжигает яростные дебаты во всем исламском мире и в Израиле, но православная идея симфонии — гармоничного единства общества, государства и религии — представляет явную проблему для принятия либеральной демократии. А православная идея общественной солидарности (соборности) осложняет принятие капитализма, потому что конкуренция и индивидуальное предпринимательство считаются морально отталкивающим проявлением жестокости и алчности». Ему вторит одиозный Збигнев Бжезинский, в работе «Выбор» указывающий на три главные угрозы американскому доминированию: антиглобализм, марксизм и христианский гуманизм.

После несложных обобщений легко добраться до сути: установление в России либеральных ценностей, которые являются не слишком глубоким прикрытием для задачи встроить Россию в систему мирового, подконтрольного США капитализма, и полностью перевести её в режим внешнего управления, сталкивается с трудностями. В числе которых не последнее место занимают Православие и Церковь, неожиданно превратившиеся из отстранённого общественного института в субъект геополитики. Стоит ли надеяться на то, что с такими влиятельными идеологами и мотиваторами, не будет попыток превратить субъект в объект?

Александр Вишняков