Всемирный Русский Народный Собор

Можно ли победить сепаратизм переименованием?

В середине ноября многие новостные издания опубликовали, со ссылкой на газету «Известия», информацию о том, что в самое ближайшее время в Дагестане намерены инициировать замену названий национальных республик географическими. И депутаты законодательного собрания республики якобы намерены внести в Государственную думу РФ соответствующее предложение, суть которого сводится к тому, что субъекты Федерации не могут носить название одного из этносов.

В качестве примера аргументации приводились слова ректора Дагестанского института экономики и политики Абдул-Насир Дибирова. Господин Дибиров обращал внимание на то, что в настоящее время все республики, не исключая северокавказских, являются полиэтничными. Это делает этническое название региона неправомерным и даже дискриминирующим по отношению к значительному количеству населения. Так, в Татарстане только 53% жителей — казанские. Господин Дибиров доказывал, что тем самым определяется установка, согласно которой остальные 47% жителей республики — второсортные люди, проживающие в регионе на правах гостей.

В качестве решения Абдул-Насир Дибиров предложил поменять названия на географические. Например, Кабардино-Балкарию предлагается переименовать в Приэльбрусскую Республику, Татарстан — в Казанскую, а Башкортостан — в Уфимскую Республику. Причину внимания к названиям субъектов РФ господин Дибиров назвал прямо: сохранение элемента этничности в названии оправдано лишь в том случае, когда в планы республики входит отделение от России, во всех остальных случаях от этничности надо уходить.

Такую точку зрения поддержал представитель Чеченской Республики в Госдуме Магомед Вахаев. Он добавил, что в Чеченской республике кроме чеченцев проживают еще ногайцы, кумыки, табасараны и другие этносы. И было бы правильно, если бы каждый чувствовал себя полноценным гражданином и отсутствовала этническая привилегированность. В качестве примера оптимальной системы наименований господин Вахаев назвал губернии и их названия. Например, Горская губерния или Северо-Кавказская.

Впрочем, были и контраргументы. Депутат Государственной думы от Карачаево-Черкесии Ахмат Эркенов указал на то, что когда огромная страна содержит субъекты, представляющие отдельные этносы, в этом нет ничего плохого. А чтобы на территории «этнического» региона могли самоидентифицироваться представители других народов, достаточно института культурных автономий. В качестве примера он назвал созданные в 2007 году два района — Абазинский и Ногайский, что, по словам господина Эркенова, позволило снять этническую напряжённость.

Однако буквально через несколько дней выяснилось, что дагестанские власти не готовят никаких предложений по переименованию российских республик, о чём официально заявил представитель главы Дагестана Расул Хайбулаев. А ректор Дагестанского института экономики и политики Абдул-Насир Дибиров сообщил, что средства массовой информации переврали его слова, выдав его инициативу за идею властей республики. И хотя он по-прежнему придерживается мнения о необходимости реформ такого рода и намерен продвигать эту идею дальше, но говорить о том, что его позиция разделяется руководством республики, пока преждевременно.

Несмотря на то, что информация о фундаментальном изменении административной карты Российской Федерации и фактическом возврате к нормам Российской Империи оказалась «уткой», актуальность вопроса вполне реальна. Более того, она в последнее время переживает своеобразный ренессанс, сочетаясь с высказыванием идей о параллельном уменьшении количества краёв, республик и областей за счет их слияния. На протяжении многих лет тезис об отмене национальных субъектов федерации отстаивает лидер ЛДПР Владимир Жириновский.

Насколько можно судить, вопрос размежевания субъектов федерации будет одним из центральных в политической деятельности бизнесмена Михаила Прохорова. Во всяком случае, 27 октября, на съезде основанной Прохоровым партии «Гражданская платформа», бизнесмен заявил о том, что считает разделение на национальные округа и национальные республики нецелесообразным с экономической точки зрения. По мнению политика, внутренние границы формируют «национальное гетто», где местная коррумпированная власть угнетает и грабит людей всех национальностей, при этом дополнительно создаются предпосылки для разыгрывания «национальной карты» при соответствующих условиях. Михаил Прохоров признал, что вопрос административно-территориального деления является фундаментальным и приведёт к изменению Конституции РФ, однако решать его придётся.

То, что «этническая» территория в государстве позволяет при желании использовать её положение для разжигания сепаратизма — очевидно. И совсем не обязательно приводить в качестве примеров историю Российской Империи, а потом СССР. Достаточно посмотреть на историю новейшую и отстранённо-европейскую: Каталония и страна Басков, демонстративно «этнические» политические партии Бельгии, отстаивающие интересы валлонов и фламандцев, готовящаяся к референдуму о независимости Шотландия. И это в сравнительно стабильных условиях, когда из угроз налицо лишь финансовый кризис.

Бывает и хуже — как в разделившейся даже не на региональные, а на районо-племенные составляющие Ливии, или в соседней Сирии, курдское население которой вовсю решает задачи собственной автономии, параллельно с противодействием боевикам из «Сирийской освободительной армии». Конфликты в Грузии, приведшие к существенному уменьшению территории этого государства за счёт получивших независимость Южной Осетии и Абхазии, также не в последнюю очередь стали возможны благодаря подчёркнутому этническому разделению. Время от времени звучит информация о том, что «этническая» карта может быть разыграна и в отношении Ирана, некоторые северные области которого заселены этническими азербайджанцами.

Предложение депутата Ахмата Эркенова о нейтрализации сепаратистского потенциала путём создания не республик, а культурных районов, связанных с тем или иным этносом, не выглядит панацеей. В небольшом Косово уже давно существует имеющийся де-факто раскол, где «анклавом анклава» является территория, населённая сербами. Масштаб имеет значение, но только в смысле того, сколько понадобится усилий для превращения одного небольшого «этнического» прецедента в «парад суверенитетов». Кому-кому, а жителям России вряд ли стоит объяснять, насколько стремительно данный процесс может протекать. Даже опереточные «поморы» русского Севера, которые при поддержке ряда государств формируют симулякр исконности и самобытности, могут стать фактором геополитической игры. Тем более, что страна у нас действительно большая, и добрая половина субъектов вполне равна европейским странам по территории и потенциалу. Это превращает сепаратизм из курьёза районного масштаба во вполне перспективное мероприятие, как для не в меру амбициозных региональных лидеров, так и для тех внешних игроков, кому подобное самоопределение частей России будет на руку.

C другой стороны, отсутствие «этнических» границ между регионами отнюдь не является гарантией отсутствия угрозы сепаратизма вообще. Самой громкой новостью из Америки после переизбрания Барака Обамы на пост президента стало известие о том, что штаты массово подают петиции о мирном выходе из состава США. И как минимум на две, от Луизианы и Техаса, правительству придётся официально реагировать.

Таким образом, озвученное ректором Дагестанского института экономики и политики предложение является условием, может быть, необходимым, но, к сожалению, недостаточным. Вряд ли получится построить несокрушимый барьер против попыток разыграть карту сепаратизма только путём смены названия. Ведь, как показывает практика других областей внутренней политики России, переименование без смены наполнения к качественно отличным результатам приводит не всегда. Поэтому, как минимум, нужна соответствующая педагогическая и воспитательная работа, результатом которой станет патриотизм государственный, в котором любовь к собственному краю будет гармоничным и, самое главное, синергичным компонентом. К счастью, последние действия структур, в компетенции которых находится подобная активность, дают повод для оптимизма.

И уж, конечно, не стоит замыкаться на одной стороне проблемы. Наряду с «этническими» факторами, угрожающими целостности государства, существуют более глобальные, в первую очередь — исламский фундаментализм. Он, как известно, не замкнут в рамках одного этноса, а носит более «облачный» характер. Это даёт ему ряд преимуществ, не ограничивая рамками одного конкретного региона. Так, руководитель центра по противодействию экстремизму УМВД Ямало-Ненецкого АО Сергей Савин во время выступления на консультативном совете по вопросам этноконфессиональных отношений при окружном правительстве сообщил о том, что в последнее время на Ямале развернули деятельность ячейки международных экстремистских организаций, таких, как «Имарат Кавказ», «Хизб-ут-Тахрир», а также религиозные группы ваххабитского толка. Понятно, что их деятельность имеет малое отношение к народностям Ямало-Ненецкого автономного округа, что отнюдь не делает данную угрозу менее реальной.

Андрей Полевой