Всемирный Русский Народный Собор

Запреты во имя свободы

Характерной чертой навязываемой России системы ценностей и поведенческих шаблонов под названием «толерантность» или «либеральные ценности» является отсутствие чётко очерченной сферы применимости этих ценностей, что превращается в прямую угрозу обществу.

Как сообщает авторитетная The Daily Mail в публикации от 7 ноября, структурное подразделение Еврокомиссии — комитет по правам женщин — проделало основательную работу по изучению литературы, итогом которой стал вывод: книги, которые европейцы читают своим детям, формируют неправильный подход к жизни. В рассказах и повестях, которые составляют золотой фонд детской европейской литературы, очень часто фигурируют взрослые, обязанности которых четко расписаны: папа работает, мама сидит дома и воспитывает детей. Такая структура, по мнению сотрудников Еврокомиссии, ущербна. Ведь у детей после прочтения такой книги формируется так называемый гендерный стереотип. В качестве меры противодействия, предлагается «неправильную» литературу из обихода, во всяком случае из школьной программы, изъять. И ввести специальные курсы, где детям будут объяснять, что все — и мальчики, и девочки — наделены равными правами и могут делать свою карьеру без учёта пола.

Правда, непонятно, как подобные заявления о равенстве сочетаются с ранее озвученными инициативами Брюсселя, согласно которым к 2020 году все компании ЕС под угрозой штрафов и взысканий должны зарезервировать 40% должностей для женщин. То есть, создаётся квотирование на основе той самой половой дискриминации, против которой, якобы, борется Еврокомиссия. Такая идея была выдвинута не кем-нибудь, а еврокомиссаром по вопросам юстиции Вивиан Рединг. И снова дилемма о пределах: с таким прецедентом квота на должности для, например, транссексуалов становится лишь вопросом времени. Ведь при желании, меньшинство можно отыскать на любой вкус — сексуальное, религиозное, расовое или языковое. Игнорировать требования данных «меньшинств» в рамках установленной парадигмы, когда нет традиций и основ, а есть лишь безусловное равенство, не получится.

Среди самых ярких примеров, во что вырождаются благие намерения, можно привести случай с жизнерадостным австрийцем по имени Нико Альм. Альм, после трех лет судебных тяжб, получил право сфотографироваться на водительские права с дуршлагом на голове. Возмущенный тем, что австрийские законы разрешают мусульманкам фотографироваться на документы с покрытой головой, Альм объявил себя «пастафарианцем», поклоняющимся Летающему Макаронному Монстру, и заявил, что его религия требует ношения дуршлага. Власти были вынуждены пойти ему навстречу.

Опубликованный доклад Еврокомиссии не ограничивается доступной школьникам литературой, хотя и видит её в качестве главного объекта для реформ. Дети, по мнению исследователей, сталкиваются с «гендерными стереотипами» уже в юном возрасте посредством телесериалов, рекламных роликов, учебных материалов и образовательных программ, влияющих на детское восприятие того, как должны себя вести мужчина и женщина. «Неконтролируемый просмотр» продукции такого рода и создаваемые им «негативные гендерные стереотипы» якобы могут оказывать значительное влияние на уверенность и чувство собственного достоинства молодых женщин, особенно подростков, в результате чего их стремления, выбор и возможности для карьеры оказываются ограниченными.

Пока что впечатляющие идеи Еврокомиссии единодушия не вызывают. Тим Эйкер, видный «евроскептик», пресс-секретарь выступающего за выход Великобритании из ЕС движения «Get Britain Out», заявил, что если ЕС воспримет намерения комитета по правам женщин всерьёз, миллионы детей будут лишены удовольствия от чтения детских классиков, даже таких, как «Питер Пэн», потому что эти книги показывают мам и пап в так называемых «традиционных ролях». «Еврозона рушится, миллионы людей без работы и поколения молодых европейцев стоят перед лицом мрачного будущего. Тем не менее, ЕС тратит свое время, сосредоточившись на подобных вопросах», — добавил Эйкер. К его мнению присоединились другие организации, выступающие за уменьшение участия Британии в Евросоюзе. Другими словами, сомнительные попытки осуществить некую «гендерную справедливость» буквально на глазах превратились в политическое противостояние, угрожающее очередным ударом по европейскому единству.

Представитель ЕС в Лондоне, для которого здравый смысл оказался важнее корпоративной солидарности, назвал затею «бредом». Но добавил, что если комиссия оформит своё предложение в виде сигнала в парламент, который примет его большинством голосов, то этот «бред» может стать реальностью.

И это действительно не выглядит невозможным. Кто мог представить несколько лет назад, что в Великобритании 2012 года, а также в США и Франции прорабатывается вопрос об официальном упразднении понятий «мать» и «отец» и их замене на «родитель №1» и «родитель №2»? МВД Соединенного королевства решило изменить форму заявлений на оформление паспорта и ввести туда термины «родитель номер один» и «номер два» под давлением лобби представителей сексуальных меньшинств, которые заявляли, что слова «мать» и «отец» в документах являются дискриминационными для геев и лесбиянок.

Сексуальная ориентация — личное дело каждого. Но почему это «личное» меньшинства должно выливаться в «общественную», фактическую дискриминацию большинства, ломать устоявшуюся и доказавшую свою эффективность структуру общества? Решительно непонятно. Логически рассуждая, требования пастафарианцев с дуршлагами на головах, пожелай они внедрить на официальном уровне свои собственные варианты социальных ячеек, — ничуть не хуже тех, которые уже были реализованы. В существующих определениях юриспруденции США и Европы, семья — это альянс двух лиц, без указания пола. Но почему, например, всего двух лиц? Есть куда двигаться...

Попытки осуществить некое «уравнение» населения по критерию — одному из миллиона возможных — сексуальной ориентации, приводят к сложно предсказуемым последствиям. Что до работы с детьми, которая сформирует у них «верный взгляд», то она ведётся. Детской литературы, которая наделяет традиционную семью негативом, а альтернативные варианты таковой всячески поощряет, более чем достаточно. Вопросы сексуальной ориентации неожиданным образом перерастают в политику и даже экономику.

Ричард Флорида, один из отцов-основателей теории существования некоего «креативного класса», в апреле 2012 года сформулировал новую прорывную концепцию. Оказывается, потенциал государства можно оценить на основе так называемого «гей-индекса». Значение данного термина вряд ли следует объяснять. «Гей-индекс» тесно связан с теорией креативного класса и фактически представляет собой её развитие. Её суть в том, что основой развития городов и регионов является творческая, интеллектуальная элита. Но один из важнейших факторов — это толерантность, точнее, её уровень в отдельно взятой административной единице. Речь идет о числе геев и творческих людей среди интеллектуальной прослойки. По мнению автора, открытая и толерантная среда привлекает большее количество креативных и успешных людей. То есть они могут свободно самовыражаться, не боясь, что их подвергнут насилию «нетолерантные юноши с рабочих окраин». Если верить результатам исследований Флориды — в инновационных центрах развития экономики больше всего представителей гей-сообщества.

Россия, как нетрудно догадаться, обладает весьма невысоким «индексом». Хотя «креативный класс» России по Флориде — это 40% (!) всего трудоспособного населения. Однако, 40% общества неоднородны, «Первая часть — профессионалы, представители классических интеллектуальных специальностей: работники таких секторов, как здравоохранение, образование, право, бизнес и финансы. Вторая — суперкреативная сердцевина: ученые, инженеры, изобретатели, исследователи, также художники, дизайнеры, писатели, музыканты. Данная общность — это ключевая движущая сила экономики будущего», — рассказывает Флорида.

Передёргивания заметны невооружённым взглядом: и тождественность искусства с нетрадиционной ориентацией, и смешивание в одном флаконе музыкантов и практиков-исследователей. Не говоря уже о том, что художники и музыканты пока что ни одной экономики не построили, и представить себе ориентированную на музыку или изобразительное искусство систему производства достаточно сложно. Однако есть прецедент — экономика государства оценивается исходя из количества сексуальных девиаций на душу населения.

В Древней Греции с правами и возможностями меньшинств всё было в полном порядке. Однако передовые греческие города-государства не смогли ничего противопоставить вызовам как со стороны собственного общества, так и извне, в виде атак «нетолерантных» кочевников и завоевателей. Пропагандируя разрушение традиционной семьи и формирование как можно большего количества ячеек общества, по определению не дающих потомства и пагубным образом сказывающихся на демографии, стоит ли удивляться тому, что коренное население понемногу вымирает, а обеспеченные глобализацией миграционные волны, имеющие свои традиции и устраивающие ячейки общества в соответствии с собственными понятиями, самым естественным образом заменяют собой коренное население?

Ричард Флорида утверждает, что для успешности атмосфера города должна быть дружелюбной, открытой и толерантной. По мнению ученого, все населенные пункты, обладающие враждебными и нетерпимыми настроениями, «проиграют». Правда, и им можно помочь, утверждает автор: «Поселения независимо от их размера могут создавать живые креативные центры. При этом проекты должны, во-первых, быть индивидуальными, во-вторых, соответствовать характеру города. Я полагаю, что таланты будут предъявлять все более высокие требования к качеству среды обитания: это глобальный тренд. Люди будут менять города, руководствуясь различными соображениями. Для одних важны возможности экономического роста, для других — экологические характеристики, для третьих — рестораны, возможности для ночной жизни, для кого-то — институты культуры и образования. Каким бы ни был конкретный мотив, в любом случае речь идет о качественной среде, в которой возможна полноценная, содержательная, творческая жизнь».

Если оценивать известный петербургский закон о запрете пропаганды гомосексуализма и педофилии с точки зрения теории Флориды, то картина получается печальная. Выходит, что на законодательном уровне «тот самый» класс пытаются ограничить, загнать в рамки и создать недружелюбную, нетерпимую атмосферу. То есть повысить градус вражды и закрытости искусственно.

Александр Вишняков