Всемирный Русский Народный Собор

Европа присудила России... Приднестровье?

19 октября Европейский суд по правам человека вынес вердикт по так называемому делу «Катан и другие против Молдавии и России». По итогам рассмотрения дела виновной была признана лишь Россия из большого числа тех, к кому выдвигались претензии. По мнению ЕСПЧ, Российская Федерация «нарушила права» 170 учащихся и преподавателей приднестровских школ с обучением на молдавском языке на основе латинской графики. Суд обязал Россию выплатить истцам в общей сложности 1,02 миллионов евро, а также покрыть судебные издержки в размере 50 тыс. евро.

Россия стабильно занимает первое место по количеству претензий, направленных в ЕСПЧ. Если в 1999 году против России была выдвинута 971 жалоба, то за 2011 год — 40 225. При таком изобилии информационных поводов, на первый взгляд, не совсем очевидно, зачем уделять внимание именно этому иску и судебному решению. Однако при ближайшем рассмотрении именно это дело может считаться своеобразным индикатором того, сколь причудливо выглядит международное право наших дней.

Известно, что одной из причин Приднестровского конфликта была попытка властей Молдавской ССР реформировать алфавит «по западному». 31 августа 1989 год Верховный Совет МССР принял закон «О возврате молдавскому языку латинской графики», понимая под этим термином алфавит соседней Румынии. Это вызвало новый виток гражданского противостояния в республике. На территории Приднестровья, самоопределившегося в том числе по языковым критериям, молдавское письмо по-прежнему кириллическое.

Нельзя быть уверенным в том, что термин «возврат» был уместен в законе от 31 августа 1989 года. Ведь исторически молдавской письменностью со времён Молдавского княжества, как минимум с XVI века, была именно кириллица. Правда, попытки «румынизировать» молдаван через алфавит были регулярными. Так, с 1932 по 1938 год на территории современной Молдавии, при румынском влиянии, было введено официальное употребление латиницы. Последняя, заметим, не является исконной даже в самой Румынии. В ней, до замены на латиницу в 1862 году, использовалась так называемая «румынская кириллица».

Шесть находящихся на территории Приднестровья «румынских школ», подчиняющихся напрямую Кишиневу и используемых Молдавией и Румынией для давления на Приднестровье, настаивают на латинском варианте в преподавании молдавского языка. С подачи Кишинева они принципиально отказываются получать регистрацию в ПМР, несмотря на то, что властями республики была специально для них создана система упрощенной регистрации.

Рассмотренное 19 октября дело касалось трёх школ из шести. «Права» учащихся этих школ были «ущемлены» тем, что они не имели достаточного количества учебников с латинской версией молдавского. И ответственность за это, по мнению ЕСПЧ, лежит исключительно на России. Страсбургский суд постановил, что Молдавия не виновна, поскольку Кишинев не контролирует территорию Приднестровья и не мог в данном случае воспрепятствовать «нарушениям».

Такое решение, при всей его странности как с точки зрения юриспруденции, так и обычной логики, способно стать весьма интересным прецедентом. Ведь, как учат будущих юристов, в том числе и в Страсбурге, обязанности неразрывно связаны с правами. И если Россия, по мнению судей ЕСПЧ, обязана следить за правами человека на некоей территории, то вполне логично, что данная территория должна попадать под юрисдикцию РФ и во всём остальном. Своим вердиктом, ЕСПЧ признал Приднестровье российской территорией де-факто.

Помимо удивительных перспектив, которые открывает подобная трактовка, есть и другие. Например, в современной Ливии так называемое правительство этой страны не контролирует вообще ничего. И, поскольку все военные преступления революционеров в Ливии не могли быть осуществлены без финансовой и ресурсной поддержки Катара, Саудовской Аравии и США, то эти государства можно официально признавать истинными виновниками этих преступлений. Ведь вина России в Страсбурге кажется бесспорной на том основании, что вопрос стиля преподавания молдавского языка в приднестровских школах прямо связан с российской политической, военной и экономической поддержкой Тирасполя последних 20 лет.

Примечательно, что ЕСПЧ прямо говорит о том, что его решение не имеет с законом ничего общего. В решении содержится такая формулировка: «Суд согласился, что в деле не было доказательств прямого участия либо согласия России как на меры, предпринятые против заявителей и их школ, так и языковой политики в целом. Однако, в соответствии с ранее выработанными принципами своей практики, Суд, уже установив, что Россия осуществляла эффективный контроль над «ПМР» в течение соответствующего периода, посчитал, что нет необходимости в определении того, осуществлялся ли Россией детальный контроль над политикой и действиями нижестоящей местной администрации».

То есть, доказательств нет и не было. Но вместо международного права, которому нужны доказательства, у ЕСПЧ есть «выработанные принципы своей практики». Речь идёт о имевшем уже место вердикте ЕСПЧ 2004 года, когда суд обязал Россию выплатить компенсацию морального вреда (187 тыс. евро) Илие Илашку за то, что его и четырёх его соучастников содержали в приднестровской тюрьме по обвинению в убийствах. Суд постановил, что Россия, фактически контролирующая силовые органы Приднестровья, должна освободить оставшихся в тюрьме Александра Лешко, Андрея Иванцока и Тудора Петрова-Попу. Доказательств такому контролю России не нашлось и тогда, но прецедент был создан.

Но раз бесспорным выглядит «контроль» России над Приднестровьем, так что нет нужды разбираться в том, был ли этот «контроль» в конкретных случаях, то не желает ли ЕСПЧ, например, вынести приговор странам-членам НАТО, чьи советники контролировали все ведущие к огромным жертвам революционные процессы в Ливии и осуществляют эту же практику в Сирии? Ведь в приговоре ЕСПЧ по делу Илашку говорится следующее: «Во время молдавского конфликта 1991-1992 силы бывшей 14-й Армии (которая подчинялась последовательно СССР, СНГ и Российской Федерации), размещенные в Приднестровье, сражались вместе и от имени Приднестровских сепаратистских сил... Помимо этого, во время столкновений между молдавскими властями и приднестровскими сепаратистами российские руководители поддерживали последних своими политическими заявлениями. Действуя таким образом, российские власти содействовали как военным, так и политическим путем созданию сепаратистского режима в Приднестровском регионе, являющемся частью территории Республики Молдова...

По мнению Суда, все действия российских солдат в отношении заявителей, включая передачу их в руки сепаратистского режима, в контексте сотрудничества российских властей с этим незаконным режимом, могут повлечь наступление ответственности за действия этого режима... Все вышеизложенное доказывает, что «ПМР» остается под эффективным руководством, или, по меньшей мере, под решающим влиянием России, и что, в любом случае, она выжила благодаря военной, экономической, финансовой и политической поддержке, которую Россия ей оказывает».

Вынесенное 19 октября решение Европейского суда по правам человека имеет все шансы войти в историю мирового права и даже открыть его новую страницу. Фактически «присудив» Приднестровье Российской Федерации, оно показало возможность завалить Вашингтон и Брюссель исками с весьма обширной территории, охватывающей страны Магриба, бывшего СССР и отдельных регионов Азии.

Александр Вишняков