Всемирный Русский Народный Собор

Возвращение казачества

В XX веке, полном трагических событий, возникло несколько волн русской эмиграции, непосредственно с этими событиями связанных. Одним из пунктов, куда стремились русские переселенцы, была Австралия.

Первые русские эмигранты появились в Австралии ещё в первой половине XIX века. Как правило, это были люди с непростой историей. До 1868 года прирост населения Австралии осуществлялся в основном за счёт ссыльных каторжников, которых всего насчитывалось 162 000 человек. Среди них были и наши соотечественники. Например, Джон Потэски (Иван Потоцкий), который во времена царствования императрицы Екатерины Великой был пехотным офицером, перебрался в Англию, откуда его за провинность выслали на Тасманию. Там он, после отбытия семилетнего срока, остался жить вместе с женой-ирландкой и сыновьями.

Самым же известным русским эмигрантом XIX века стал некий моряк по прозвищу Русский Джек. Настоящее имя его было утрачено, нет ясности и в англицированном варианте — то ли Джек Фредерикс, то ли Джеймс Фред Киркос. Моряк русского речного флота, неизвестным путём оказавшийся на британском корабле, с которого сбежал во время стоянки в Ньюкасле, быстро пошёл в гору. Занимался перевозкой грузов и пассажиров по рекам, после начала австралийской «золотой лихорадки» в 1886 году отправился на прииски. Там он совершил поразивший всю Австралию поступок, мало соответствовавший нравам населения, представлявшего собой каторжников и их потомков. Вместо того, чтобы застолбить очередной золотоносный участок, он на ручной тачке отвёз больного товарища за 300 километров (!) к ближайшему доктору. Через 100 лет, на частные пожертвования и средства штата Западная Австралия, в поселке Холлс-Крик ему был установлен памятник.

На рубеже XIX-XX веков эмиграция приняла массовый характер. Первая волна состояла преимущественно из евреев юго-западных и прибалтийских областей Российской Империи. Вторая волна, которую составили представители политической оппозиции царскому режиму, а также дезертиры, спасавшиеся от воинской повинности, началась после революции 1905 года. Первая русская колония этой волны, «Маленькая Сибирь», была основана в джунглях на севере Квинсленда семьей Ильиных.

Третья волна была следствием Гражданской войны. Эта волна началась 4 ноября 1923 года, когда с японского корабля «Ёсино-мару» высадилось 78 русских. Среди них около шестидесяти мужчин, женщин и детей составляли отдельную группу уральских и забайкальских казаков во главе с атаманом Толстовым. Именно с прибытием этих эмигрантов в Австралии стали появляться русские православные храмы. Казаки прибыли с развёрнутым полковым знаменем, церковными ценностями и книгами.

В Брисбене, куда приплыли казаки, главою русской общины стал протоиерей Александр Шабашев. 13 октября 1925 года в канун праздника Покрова Пресвятой Богородицы около тридцати членов прихода собрались в англиканской церкви Св. Фомы, где каноник Давид Гарланд прочитал указ архиепископа Брисбенского о разрешении русской общине проводить здесь свои богослужения. Вскоре в Брисбен приехали еще три русских православных священника. Православная община за большие по тем временам деньги купила участок, из стоявшего на нём домика был создан храм и библиотека.

Строительство храмов было для этой волны эмигрантов приоритетом. Например, в Лидкомбе, пригороде Сиднея, стоит уникальный в своем роде старообрядческий Храм Успения Пресвятой Богородицы. Несмотря на то, что далеко не все его прихожане говорят по-русски, в нём собирается по нескольку тысяч человек.

Четвертая волна, возникшая после окончания Второй Мировой, была продолжением предшествующей эмиграции русских с Дальнего Востока, пополненная прибывшими из Европы перемещенными лицами. Пятая волна российских иммигрантов нахлынула после распада Советского Союза.

В настоящее время русскоговорящих в Австралии порядка 80-100 тысяч человек, из них примерно по 30 000 в Сиднее и Мельбурне. В Сиднее находится 9 православных храмов, церкви существуют в Брисбене, Канберре, Мельбурне, Аделаиде, Перте, Ньюкасле, Данденонге, Джилонге. Несмотря на то, что по численности русская диаспора занимает в Австралии позицию в третьем десятке, она — во всяком случае, представители третьей волны, казаков — является весьма сплочённой. Вера, любовь к Родине, соблюдение уклада и традиций позволили не только не ассимилироваться, но и окрепнуть.

И вот, кажется, наступает момент, символизирующий прекращение волн массовой русской эмиграции в Австралию и начало обратного процесса. В начале октября 2012 года делегация казаков Забайкальского казачьего войска (ЗКВ) из Австралии посетила земли предков. Во время встречи с главным федеральным инспектором по Забайкальскому краю Баиром Жамсуевым было озвучено намерение казаков получить двойное гражданство и влиться в российское Забайкальское казачье войско. По словам руководителя делегации атамана Симеона Бойкова, хотя казаки появились в Австралии более 90 лет назад, полноценное возрождение казачества произошло лишь в 2011 году. Поскольку все казаки родом из Забайкалья, то они образовали собственное Забайкальское казачье войско. «Мы понимаем, что для нас будет большая польза и для России, если мы будем едины, поэтому австралийская станица вошла в состав забайкальского казачества. Пока нам никто не препятствует, и мы стараемся по максимуму использовать эти возможности», — сообщил атаман австралийских станичников.

Одно из направлений работы австралийских казаков — подготовка возможности возвращения на родину семей. В настоящий момент у русских в Австралии есть желание работать на благо России, заниматься сельским хозяйством, строительством, развивать те села и поселки, откуда уехали их предки 90 лет назад. Также среди австралийских казаков есть желающие поступать в российские вузы, прежде всего в военные училища. Кроме того, по признанию представителей старшего поколения казаков, сейчас большую обеспокоенность вызывает проблема сохранения русского языка в среде русскоязычных эмигрантов Австралии. И решение этой проблемы австралийские казаки видят в тесном сотрудничестве и последующем переезде на территорию России. При этом переехать на историческую родину и стать гражданами России хотят в основном те, кто родился уже в Австралии, в 40-50-х годах.

По итогам переговоров было принято решение о проработке этого вопроса в рамках реализации программы по содействию добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом.

Инициатива австралийских казаков вполне может положить начало новой, положительной тенденции, когда Россия будет принимать своих детей обратно. И вдвойне приятно то, что, кажется, в лучшую сторону меняется восприятие России в среде эмигрантов. Атаман Бойков отметил, что желание вернуться было и в 1990-е годы, но потенциальных переселенцев отпугивала нестабильность в стране. Теперь, как видно, ситуация значительно улучшилась.

Андрей Полевой