Всемирный Русский Народный Собор

Россия, Запад и инстинкт болгар

Большинство болгар инстинктивно на стороне России, потому что считают Крым русским, а Украину — искусственным государством. Украинцы для них — как македонцы для Болгарии, — заявил в интервью немецкому телеканалу «Дойче Велле» известный болгарский социолог Андрей Райчев.

Русские огорчены и обижены на то, что их считают проигравшими в «холодной войне». Запад, однако, не понимает такого огорчения. Так возникают две различные интерпретации происходящего сегодня. А болгарское общественное мнение колеблется между ними. В интервью «Дойче Велле» социолог Андрей Райчев пытается определить место Евросоюза и Болгарии между этими двумя позициями.

Райчев: Если копнем поглубже, полностью проигнорировав Путина и характер его управления страной, то неизбежно придем к вопросу: что произошло в 1989 году? Тогда никто не говорил о побежденных и победителях в «холодной войне». Горбачев допустил распад Советского Союза, распустил Варшавский договор, ввел демократию в стране и прекратил противостояние между Востоком и Западом. Это не было «предательством». Это было одностороннее прекращение «холодной войны», которое прошло под аплодисменты всего человечества.

Но постепенно та интерпретация, которая устраивала две стороны, исчезла — и Запад провозгласил себя победителем в «холодной войне». Сейчас это уже его глубокое убеждение и вопрос к другой стороне звучит так: «С чего это вы считаете себя великими? Знайте свое место «проигравшей страны» и благодарите бога, что мы вас не трогаем и не разжигаем ваши внутренние конфликты, дабы развалить ваше государство на части». Это вполне искреннее возмущение Запада тем фактом, что Россия, скажем так, забыла.

А русская версия — искренняя версия, а не та, что используется пропагандой, выглядит так: «Когда мы разваливали Варшавский договор, вы нас уверяли, что НАТО ни на шаг не приблизится к Латвии и Литве, не говоря уже про Украину или Грузию, что вполне реально ныне. Нет, вы говорили, что натовские войска не ступят даже на территорию бывшей ГДР!»

«ДВ»: Но такого договора нет...

Райчев: Я не говорю про формальную сторону вопроса: кто и что точно сказал или подписал. По глубокому убеждению русских, Запад многократно нарушил свои обещания: «Вы продолжаете третировать Россию как враждебный фактор, а сами шаг за шагом позволяете себе такие вещи, что дошли до того, что вовлекаете Украину в НАТО, а это поставит ваши вооружения в непосредственной близости от Москвы». Так выглядят две версии — Запада и России. И именно они — главное недоразумение между ними.

«ДВ»: Хорошо, но ведь не существует реальной опасности, что кто-то нападет на Москву, даже если НАТО появится в Грузии и на Украине?

Райчев: Я не верю, что НАТО может атаковать Россию, но это совсем другой вопрос. Я говорю про ощущения русских, которые считают себя обманутыми. Между прочим, немцы тоже чувствовали себя примерно также после Первой мировой войны. Тогда Германия в одностороннем порядке остановила военные действия и приняла план американского президента Вильсона, который до этого отвергала. Но заметьте, что немцы тогда находились еще на французской территории, и вообще еще не проиграли войны, скажем так. Но потом с ними расправились так, словно они потерпели настоящее поражение в той войне. Их подвергли чудовищным санкциям, контрибуциям, репарациям, условиям и унижениям — таков был Версальский мирный договор. И последовала глубокая реакция на это всего немецкого народа. Я ни по каким причинам не оправдываю немцев, просто пытаюсь объяснить ситуацию.

«ДВ»: Мы говорим всегда несколько обобщенно о так называемом «Западе». Но имеет ли он сейчас единую позицию? Едино ли мнение США и Евросоюза, да и едины ли во мнении и сами европейцы?

Райчев: С Европой сложно, потому что нет ни то что одной, а наоборот — есть сразу три европейские позиции. Это самое тяжелое, что случилось с Европой: она вернулась примерно к тому режиму, который в свое время пострадал от сговора Сталина и Рузвельта. Тогда она оказалась неспособна на единые действия и попросту была разделена на прорусскую и проамериканскую части. Сейчас происходит нечто похожее, разумеется, в несколько иной форме.

Наблюдаются три принципиально различные позиции. Первая: польско-балтийская, которая близка к истерии и твердит немыслимые заявления о непосредственной опасности нападения на них России. Другая позиция — венгерско-чешская, и отчасти — австрийская, итальянская и кипрская (Грецию оставим в стороне), которую можно обобщить так: «Чего мы хотим? Крым — русский. Эта искусственная страна (Украина) создает только проблемы для всей Европы. И почему мы спорим с Россией о том, как ей жить?»

И наконец, позиция остальных стран Европы (без учета Великобритании, которая сама по себе), которые хотят мира, а остальное им безразлично. Большинство из этих стран ощущает некоторую угрозу со стороны России, но больше по инерции и в целом.
То есть перед Европой впервые за многие годы встал вопрос, на который она не может ответить инстинктивно одинаково. Инстинкт европейцев срабатывал раньше хорошо, и их реакцию всегда можно было легко предсказать — она была либерально-толерантной. К сожалению, сейчас Европа не может ответить единогласно.

И вновь возникает любимая «игра» США, которые получают, перво-наперво, главного врага — Россию, потому как нет ничего проще в Америке сказать, что враг — это Россия, а во-вторых, трудную, разъединенную и неуверенную Европу. Если бы не решительная реакция Меркель и Олланда, мы, как Европа, точно оказались бы участниками этой игры и опять стали бы заложниками отношений между двумя большими державами. Независимо от того — заметьте — что общее население этих двух стран меньше населения ЕС! В итоге имеем 600-миллионное «нечто», которое можно уже почти сравнить с Китаем, но не имеем ни своей армии, ни своего премьер-министра, и не можем хотя бы минимально защитить себя — даже дипломатически.

«ДВ»: А как все это укладывается в общественном сознании Болгарии? Согласно последним исследованиям, болгары довольно критично относятся к НАТО.

Райчев: Они не отвергают НАТО, но отвергают возможный конфликт с Россией — это многовековой инстинкт болгар. Для болгар немыслимо, что они могут воевать с Россией. Это настолько глубоко, что даже когда Болгария была союзником гитлеровской Германии и участвовала на ее стороне во Второй мировой войне, она объявила войну Америке и Англии, но не России. В исследовании, на которое вы ссылаетесь, задавался вопрос: «Хотите ли вы, чтобы с вашей территории начались военные действия?» Люди вполне естественно ответили «Нет!» Да, в Болгарии есть противники НАТО, но их даже не одна треть, несколько меньше.

Что касается позиции Болгарии, как государства, то мы имеем удивительную для Европы, но неудивительную для Болгарии ситуацию — с двумя официальными взглядами. Сказано в шутку: есть мнение, что мы не согласны с ним. С одной стороны президент и министр иностранных дел держатся как «ястребы», а Борисов (премьер-министр) и другие политики — более умеренные, «подмигивают», скажем так, России: эй, мы ваши потенциальные приятели!

«ДВ»: Такая разница в политических взглядах отражается и в обществе...

Райчев: В обществе мы отчетливо видим 2:1 в пользу России, потому что большинство болгар считают Крым русским, а Украину искусственным государством, которое еще вчера значилось в категории «русского». Эта часть болгар представляет украинцев относительно России, как македонцев относительно Болгарии.

«ДВ»: Откуда эти данные о таком общественном настроении?

Райчев: Из исследования, согласно которому соотношение «за» и «против» России — 36 на 18. Подобная реакция большинства в Болгарии — это реакция убежденного человека, которого не информируют о реальной ситуации, а он заранее знает, что это именно так.

«ДВ»: А не результат ли это информационной и пропагандистской войны, о которой мы все чаще говорим? Да и есть ли такая война?

Райчев: В мировом масштабе — да, и она полностью выиграна Западом. Весь мир убежден в западной точке зрения.

«ДВ»: Включая и убийство Немцова?

Райчев: Я глубоко убежден, что господин Путин не имеет ничего общего с убийством Немцова. Но когда один конфликт продолжается около года, возникают и случайности. Это одна из них. Потому мне не верится и в то, что противники Путина организовали это убийство, чтобы дискредитировать его.

Наша справка: Андрей Райчев родился в 1955 году в Софии. Окончил Софийский университет, известный болгарский социолог. С 1991 года — руководитель социологического агентства «Геллап» в Болгарии. Владеет английским и русским языками.