Всемирный Русский Народный Собор

И. А. Ильин о русском национальном самостоянии

На взгляд И. А. Ильина, глубочайшие представления о духовном самостоянии человека утвердились благодаря христианской традиции.

Призывая к раскрытию личной духовности, христианство связывало ее с персональным самообладанием и самоуправлением, формированием суверенного духовно-нравственного субъекта. Творческая реализация последнего осуществляется в пространстве нации — этом «большом субъекте», призванном к величию в духовном самостоянии как суверенном развитии. Отметим: для И. Ильина национальное самостояние подразумевает взгляд на нацию как систему самоутверждения и самопомощи. Это означает, что нация развивается при опоре на собственные духовно-творческие силы.

Нация — «большой суверенный субъект», сообщество, обладающее фундаментальным ценностно окрашенным целеполаганием. Утверждение национального суверенитета восходит к идее суверенной личности, образу творца, возвышающегося через обладание даром свободы над миром природы. Нация, будучи носителем суверенитета и независимым субъектом истории, есть сообщество свободных персон, личностное сообщество. Речь идет о личностном сообществе, регулирующем собственную природу через пронизанную культурой свободу.

С позиции мыслителя, православная традиция призывает к личному ответственному духовному строительству, личному духовному самостоянию наиболее глубоко и полно в сравнении с другими формами христианства. Православие сформировало в русской душе возвышенную этику достоинства, утвердило в ней самую высокую степень представлений о достоинстве персоны.

В сущности, христианская антропология основана на отождествлении личности и достоинства. Человек как образ и подобие Бога призван к актуализации богоподобия, что выделяет человека из вселенной, наделяет человеческую персону ценностью. Особенно отчетливо это раскрывается в православной традиции, где человеческая личность выступает как преображающее начало вселенной, призванное привести ее к Богу. Православный идеал обожения указывает на возвышенное призвание личности, утверждая тем самым достоинство человека.

На взгляд И. А. Ильина Россия созидалась духом свободы. Он отмечает, что русскому народу присуще органическое свободолюбие. Именно посредством свободного духовного самостояния Россия обрела себя подлинным субъектом истории. И в этом велика роль русского народа, который усвоил, пронизанную свободой православную традицию и реализовал призвание к духовному самостоянию. Следуя И. А. Ильину, своей многовековой историей Россия доказала способность к государственному самостоянию. Тем не менее, политическое самостояние видится ему зиждущимся на национально-культурном стратегическом самостоянии. Национально-духовная независимость — опорой независимости государственного бытия.

Русское самостояние, на взгляд И. А. Ильина выражается в русской культурной самобытности (связанной с раскрытием русской идеи как идеи свободно и предметно созерцающего сердца), вырабатывании общероссийской светской культуры, созидании гражданской нации, свободном подвиге государственного строительства, формировании России как единого организма, творчески-посредническом, духовно-объединяющем служении России миру.

Русское самостояние выражается в вырабатывании светской культуры России. Русская культура несет иоанновский дух. Иоанновский дух стал сродни русскому естеству. Иоанновский дух русской культуры — итог творческого восприятия греческого Православия. Посредством творческого усвоения греческого православия дух иоанновского христианства был влит в душу русского народа. Он связан с созерцающей любовью, с влечением личности к нравственному совершенству и стремлением к нравственному преображению всего мира.

Иоанновский дух «незаметно был впитан и инокровными и инославными русскими народами: и русскими лютеранами, и русскими реформаторами, и русскими магометанами, и русскими иудеями так, что они уже нередко чувствуют себя ближе к нам, чем к своим единокровным и единоверным братьям» (1). «И русские реформаторы иные, чем на Западе. Они дышат иоанновским духом православия. И русские лютеране сами знают это о себе; и русские магометане, и иудеи смутно чувствуют это. Дух иной», — писал И. А. Ильин (2).

Иоанновский творческий акт был утвержден во всех областях светской культуры России, в ее правосознании, правопорядке и государственности, укладе хозяйства. Русское самостояние связывается И. А. Ильиным и с формированием гражданской нации. Мыслитель определял Россию как «многонародную нацию» и «многонародное братство». Определение России как «многонародной нации» было предложено им в 1920-е годы. В это время он развивает учение о России как «великом народе». В своих трудах И. А. Ильин говорит о «национально-исторической, духовно самобытной и культурно-творческой России», о «единой национальной России». Рассматривая исторически сложившуюся «российскую многонародную нацию», мыслитель, несомненно, выступает теоретиком гражданской нации, соединяющей все народы России.

Гражданская нация рассматривается мыслителем как общенациональное братство, всенациональное сотрудничество народов страны в русской культуре, их соучастие в общей гражданско-политической жизни. И. А. Ильин блестяще описывает процесс российского гражданского нациестроительства: «Славяно-русское племя, проведшее Россию через все эти испытания, не отгораживалось от замиренных и присоединенных им племен, даже тогда, когда они были совершенно чуждыми ему в расовом отношении, но принимало их постепенно — гражданственно, кровно, культурно и правительственно — в свой состав. Различия не исчезли, но равноправие и душевно-бытовое общение вызывали к жизни духовно-братское единение» (3). Анализируя различные исторические формы государств с многонациональным составом населения, И. А. Ильин видит в России тот случай, когда многонародное единство зиждется «религиозно-культурным преобладанием и успешным политическим водительством численно сильнейшего племени, если оно отличается настоящей уживчивостью и добротой (Россия)» (4).

Россия воспринималась И. А. Ильиным «единым живым организмом», «организмом природы и духа». На его взгляд, Россию невозможно свести к механической сумме территорий и народностей. Территория страны является неотъемлемой составляющей целостного российского духовного организма. Она видится мыслителю священным достоянием нации, национальным наследием. Она — продолжение и выражение характера российского сообщества. Россия — великий и единый хозяйственный организм. Говоря современным научным языком, Россия есть единая хозяйственная мир-система, где все части связаны друг с другом взаимным хозяйственным обменом. С позиции И. А. Ильина, наша Родина есть единство духовно-культурное, территориально-политическое, хозяйственно-производительное, правовое и государственное, географическое. Россия — живой духовный организм, служащий своей духовностью всем народам мира.

И. А. Ильин считает, что живой организм России, Россия как система духовного единства сформировалась под историческим водительством русского народа. Русский народ, проявляя на протяжении тысячелетнего развития братскую терпимость, «оказался естественно ведущим и правящим народом, «культуртрегером», народом защитником, а не угнетателем» (5). В силу этого Россия есть «система духовного единства, созидаемая единым, русско-национальным духовным актом» (6). Мыслитель проникновенно отмечает: «Этот единый акт есть, по глубине и гибкости своей, национальный акт для всех племен России: все они найдут себе в нем творческий исход и родную стихию» (7).

Русское самостояние связано и с утверждением мирового значения России. Исторически Россия проводила неуклонную политику миролюбия и человеколюбия, создавая условия для расцвета творческих сил стран и народов, став оплотом вселенского равновесия и мира. Она стала великим и вседоступным культурным простором, творческим посредником между народами и культурами — посредником объединяющим, а не замыкающим и разлучающим. Всемирное служение России связывается И. А. Ильиным со священной традицией мироприятия, имеющей русские православные корни и ставшей неотъемлемой частью общероссийской духовной жизни. Россия способна поделиться со странами и народам «началом духовной очевидности, сердечного видения, зрячей любви, которой им недостает и которая составляет как бы самый воздух, или самую ткань, или самую животворящую энергию России, русского духа и русской культуры».

Концепция русского национального самостояния И. А. Ильина представляется чрезвычайно актуальной в настоящее время. Она убедительно демонстрирует, что русская нация выступает субъектом сложнейших и возвышенных культуротворческих и миротворческих процессов. Русские предстают как народ, обладающий огромным культуротворческим и миротворчекским потенциалом.

Следуя логике И. А. Ильина, русская нация предлагает культурные практики, которые могут быть усвоены многими народами. На наш взгляд, мыслитель убедительно раскрывает цивилизационную проекцию русского самостояния. Русские видятся ему глобальной нацией, обладающей достаточными культурными ресурсами для инспирирования инклюзивного цивилизационного пространства, осуществления универсалистского цивилизационного проекта. Россия, следуя логике И. А. Ильина, это страна-цивилизация, духовное служение которой обретает всемирное значение.

Концепция И. А. Ильина дает основания для органического соединения идеи нации и идеи цивилизации. Она демонстрирует возможность осмысления российской идентичности одновременно в национальных и цивилизационных категориях. Отечественная история предстает соответствующей идентификационным моделям, заданным идеей нации и идеей цивилизации.

Опираясь на мысли И. А. Ильина, можно подвергнуть критическому анализу неолиберальные и постмодернистские подходы, необоснованно утверждающие «неорганичность», искусственный характер российской идентичности, которая «воображается по смешанным лекалам». В контексте данных подходов, претензии России на выражение цивилизационной идентичности пребывают в непрерывном конфликте с «альтернативной» идеей идентичности национальной. При этом неаргументировано утверждается, что неорганическое переплетение разных оснований идентификации в представлениях о России приводит к конструированию «гибридной» модели национально-цивилизационного сообщества, что якобы отражает «слабость» русского национального самосознания. В действительности же, русское национальное самостояние в силу грандиозного культуротворческого потенциала русского народа, связано с созиданием многоуровневой, творчески насыщенной, сложной модели идентичности, где национальная идея органически интегрируется с цивилизационной.

Посадский А. В., член Экспертного центра ВРНС


1. Ильин И. А. О национальном призвании России (ответ на книгу Шубарга) // Собрание сочинений. Том седьмой. Москва, 1998. С. 401
2. Ильин И. А. О национальном призвании России (ответ на книгу Шубарга) // Собрание сочинений. Том седьмой. Москва, 1998. С. 401
3. Ильин И. А. За национальную Россию // Слово. 1991. №4. С. 53
4. Иван Александрович Ильин. О государственной форме // О грядущей России. Избранные статьи. под ред. Н. П. Полторацкого. Н.-Й. США, 1991.
5. Русская идея. М.: Республика. 1992. С. 433-434
6, 7 Ильин И. А. За национальную Россию. Манифест русского движения // Слово. Москва, 1991. — №4. — С. 51-55; №5. — С. 82-85; №6. — С. 80-85; №7. — С. 83-85; №8. — С. 79-85.