Всемирный Русский Народный Собор

Наш ответ Западу должен соответствовать уровню его конфронтации с нами

Накал конфронтации США с Россией продолжает нарастать, встречая адекватный в целом ответ с нашей стороны.

На примерах не только БРИКС, но и нашей позиции по Сирии, Крыму, Новороссии, в отношениях с государствами Азии, Африки, Ближнего Востока и Латинской Америки нам удалось убедительно доказать саму возможность противостояния диктату приверженцев идеи однополярного мира. Адекватным ответом на действия НАТО в Европе стала новая военная доктрина РФ, подписанная В. Путиным в конце декабря прошлого года, которая предусматривает, в частности, дальнейшее укрепление нашей обороноспособности на стратегически важных рубежах — в Арктике, Калининградской области и в Крыму.

Но «ахиллесовой пятой» в противостоянии с США выглядит пока российская экономика, которая за последние четверть века существенно интегрировалась в общемировой бизнес. Американцы стремятся использовать этот фактор для углубления раскола внутри российской элиты, которая влияет на принятие тактических и стратегических решений. По данным американского журнала «Time», у российских миллиардеров имеются на Западе солидные активы. Только в спортивном бизнесе, например, они связаны с футбольными клубами «Челси», «Арсенал», «Монако», «Бруклин» и др. При этом такого социального расслоения, как в России, нет даже на Западе, где 1% населения владеет 48% от ВВП.

Если судить по публичным заявлениям участников гайдаровского форума в январе с. г., то может сложиться двойственное впечатление о сути экономической политики российского правительства. Так, в своём выступлении на нём Д. Медведев ратовал за принципиальный отказ от мобилизационной экономики, свободу трансграничного движения капитала, за неукоснительное выполнение Россией и её экономическими субъектами международных обязательств. По его словам, «наши сегодняшние проблемы не являются результатом ошибок прошлого, а, напротив, являются скорее следствием достаточно успешной реализации экономической политики последних 10-12 лет».

Складывается впечатление, что правительство по-прежнему выступает за дальнейшее разгосударствление российского бизнеса и его интеграцию в международную экономику, стимулирование частного предпринимательства и «последовательную приватизацию». Но было бы ошибкой не заметить и тот очевидный факт, что премьер-министр однозначно высказался за инновационную, а не «стандартную» экономику, сославшись на известный китайский афоризм: «Чтобы почувствовать ветер перемен, надо строить ветряную мельницу, а не укрываться от ветра».

«Ветер перемен» и санкции Запада вынуждают российское руководство пересматривать своё отношение к США, которые в недавнем прошлом считались едва ли не идеалом экономики и образцом демократии для всего «цивилизованного мира». Под финансовые и технологические санкции попали «Роснефть», «Газпром нефть», «Транснефть», НОВАТЭК, ЛУКОЙЛ и «Сургутнефтегаз». Ограничения коснулись поставок товаров и услуг, а также технологий по разведке и добыче на глубоководном шельфе, в морях Арктики и некоторых других проектов. Ставка на роль России в качестве сырьевого придатка Запада оказалась несостоятельной, что побуждает сейчас правительство озаботиться инновациями в космической отрасли, фармацевтике, самолётостроении, IT-технологиях, в аграрном секторе.

О новых веяниях в экономической политике российского правительства даёт представление публикация министра экономического развития РФ А. Улюкаева и ректора Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ В. Мау «Контуры новой экономической политики» («Ведомости», 26 января 2015 г.). По их мнению, «по мере развития ситуации все отчетливее проступают контуры многополярного мира», а глобальный кризис требует новых подходов к экономике. Кризис, в частности, поставил в повестку дня вопрос «о пределах либерализации денежной политики, включая возможность введения в определенных обстоятельствах валютного контроля». Обострилась и проблема ответственности государства в регулировании финансового сектора. С ростом благосостояния развивающихся стран их внутренний рынок становится важнее для их роста, чем рынки развитых стран. И, наконец, «придется всерьез заниматься неравенством».

Очевидно, что эти выводы, как, впрочем, и предпринимаемые правительством меры по выводу российской экономики из тяжёлого кризиса не вписываются, мягко говоря, в официальные заявления гайдаровского форума. Так, в декабре прошлого года ЦБ назначил своих уполномоченных представителей в 119 российских банках с задачей отслеживать банковские операции с валютой. По данным СМИ, государство у нас уже владеет контрольным пакетом акций в нефтегазовой и финансовой сферах, а его доля в ВВП составляет около 50%.

Не все российские компании в состоянии оплачивать внешние долги, которые в банковском секторе превышают $170 миллиардов, а в других секторах приближаются к $400 миллиардам. В этих условиях вполне возможна их санация посредством предоставления им государственных кредитов. Если верить публикации сербского издания «InSerbia», Россия вернула под свой контроль большие стратегические активы крупнейших российских корпораций за рубежом при резком падении курса рубля к доллару.

Иными словами, мобилизационная по своей сути экономика может работать и в формате рыночных механизмов. Похоже, именно на этот формат ориентирует правительство и В. Путин, подчёркивая необходимость «неизменяемых условий» для работы российских предпринимателей на достаточно длительный срок. Этот формат предполагает, в частности, опору на внутренние резервы и возможности, ставку на импортозамещение. В. Путин неоднократно говорил в своих Посланиях Федеральному Собранию и о необходимости запуска рублевой экономики. Принципиально важным для понимания его стратегической позиции является признание И. Шувалова на форуме в Давосе, что «позиционирование России в мире Путин ставит выше, чем цена, которую за это, возможно, придётся заплатить».

Одним словом, у нас пока сохраняется достаточный потенциал для адекватного ответа США в рамках и нынешней модели экономики. Американцы уже проигрывают нам в борьбе за стратегические перспективы и, прежде всего, в схватке за доллар как мировую резервную валюту. Они не могут печатать доллары в прежних объёмах из-за неподъёмных долговых обязательств, утраты конкурентоспособности американских товаров при сильном долларе и других не менее важных причин. Растёт диспропорция между ВВП США и неустойчивостью доллара. Уровень внешнего долга Вашингтона составил к августу прошлого года 107% ВВП, на обслуживание которого приходится тратить существенную часть доходов США. Только у Китая золотовалютные резервы превышают $4 триллиона и, как минимум, треть из них — в бумажных долларах.

Неблестяще обстоят дела с внешними долгами и у союзников США. Государственный долг Франции к концу прошлого года преодолел отметку в 2 трлн. евро. Тревожным сигналом для экономики Старого Света стали результаты недавних выборов в Греции, которая намерена потребовать от ЕС списания её долгов на сумму в 300 млрд. евро.

В то же время Россия наращивает сотрудничество с другими странами по поддержке национальных валют. Только за последний квартал 2014 года такое сотрудничество с Китаем увеличило взаиморасчёты в рублях и юанях более чем на 2000%. В 2015 году мы будем работать в национальных валютах с Индией, Монголией, Египтом, Ираном, странами БРИКС, опираясь на пул резервных валют и Новый банк развития. Наконец, сама возможность моратория на выплату внешних российских долгов может обрушить всю долларовую финансовую систему.

Россия в наши дни начинает всё более претендовать на ключевую роль в мировой политике и без её участия сейчас нельзя решить ни одну из важных для всего мира задач. Запущенный Западом против России бумеранг санкций должен вернуться к самим США. Нам незачем излишне эмоционально реагировать на все провокации Запада, цепляться за участие в ПАСЕ или присутствие в «Большой восьмёрке», когда есть «Большая двадцатка», бояться падения суверенного рейтинга России в S&P или Moody`s, отключения от международной системы банковских переводов SWIFT и т. п. Ведь война есть война, даже если она и не объявлена официально.

Главное для нас сейчас — обеспечить стабильность в мире и в самой России. Что касается США, то им, в отличие от России, выгодна дестабилизация и хаос для удержания доллара в качестве мировой резервной валюты. В этих условиях важно помнить об уроках нашей отечественной истории, когда многообещающие лозунги политиков вовлекали Россию в хаос «смутных времён», а потом требовали драматических жертв народа для ликвидации их последствий.

Е. Комиссарчук, член Правления Клуба «Реалисты», вице-президент Коллегии военных экспертов