Всемирный Русский Народный Собор

Фундаментальные традиции российской государственности

11 ноября с. г. в Зале Церковных Соборов Храма Христа Спасителя состоится XVIII Всемирный Русский Народный Собор «Единство истории, единство народа, единство России».

Эта проблема стала сегодня ключевой для сохранения российской государственности, поскольку мировая финансовая элита усиливает атаки на Русский мир. Объявив ислам разновидностью экстремизма и терроризма, она рассматривает и Россию как одно из основных препятствий на пути к своей мировой гегемонии.

Ещё совсем недавно мы были свидетелями парада суверенитетов, когда национальные республики выдавали себя за субъекты международного права и претендовали на проведение независимой от России внешней политики, провозглашали на своих территориях государственным английский, а не русский язык, а господствовавшие в то время либеральные мифы отрицали даже сам факт существования русской нации. Во «внутреннем зарубежье» оказалось на бесправном положении около 15 млн. русских, которые подвергались моральному и психологическому террору и насильственному вытеснению с их традиционных мест проживания. В таких условиях многонациональная Россия, как государство, «разделившееся в себе» и без государствообразующей русской нации, не имела перспектив на выживание.

С самого начала своей деятельности ВРНС последовательно отстаивал право России на национальный суверенитет и сохранение традиций её цивилизационного выбора, который она сделала ещё в конце X века. Ещё на II ВРНС (1-3 февраля 1995 года) митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл как заместитель Главы Собора так определил цивилизационный выбор России: «В прошлом наш народ сделал должный выбор. Он сделал выбор в пользу духовного идеала, который был им усвоен через православную веру... Это духовно-нравственный идеал, который включал в себя приоритет духовного над материальным». А на XVII ВРНС Святейший Патриарх Кирилл заявил: «Россия — это страна-цивилизация со своим собственным набором ценностей, своими закономерностями общественного развития, своей моделью социума и государства, своей системой исторических и духовных координат». К этому можно было бы добавить и мнение В. И. Даля: «Россия погибнет только тогда, когда иссякнет в ней православие».

Всемирный Русский Народный Собор всегда придерживался традиционного для русских философов и историков понимания национальной идеи России как упрочения её государственности, сбережения территории, благополучия и процветания всех её народов при сплачивающей роли русской нации. В трудные времена Россию спасал патриотизм, под которым всегда подразумевалось отстаивание российской государственности, территориальной целостности страны, её экономических интересов, социальной справедливости, содействие укреплению национального самосознания народа, сбережению его духовных ценностей, культуры и традиций.

Определение понятию «нации» давали многие крупнейшие исследователи этой проблемы. П. И. Ковалевский, например, в работе «Русский национализм и национальное воспитание в России» (1912 г.) говорил, что нация — это «группа людей, занимающих определенную территорию на земном шаре, объединенных одним разговорным языком, исповедующих одну и ту же веру, переживших одни и те же исторические судьбы, отличающиеся одними и теми же физическими и душевными качествами и создавшие известную культуру».

Сегодня в общественном сознании России усиливается критический подход к призывам безоглядной интеграции с цивилизованным сообществом, где комплекс христианских ценностей постепенно трансформировался сначала в протестантскую мораль рационализма и индивидуализма, а затем и в культ воинствующего атеизма. Сама жизнь ежедневно опровергает заимствованные российскими либералами на Западе модные теории о человеке без национального облика, лишь как о гражданине мира и мировом кочевнике. Но совсем недавно особенно модным был тезис о приоритете прав человека и общечеловеческих ценностей над национальными интересами. «Борцы за демократию» предпочитали тогда вообще не говорить о правах наций на свою самобытность, культуру и традиции, на социальную справедливость.

Ущербность либеральной идеологемы сейчас убедительно доказана в трудах Шпенглера, Бьюкенена, Тойнби, Хантингена и других авторитетных западных учёных. Но в годы правления «молодых реформаторов» тезис об отсутствии каких-либо общих корней у либеральной идеологемы с вековыми традициями России, воспринимался как явная крамола. Напомним, что Конституция РФ 1993 года была провозглашена от имени многонационального народа России, в соответствии с которой (ст. 5) каждая «республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство», а РФ состоит из равноправных субъектов.

Суверенизация наций в России — это дань памяти интернационалистам первых лет советской власти, которые использовали этот лозунг для вовлечения малых российских этносов в борьбу с «великодержавным русским шовинизмом». Лозунг большевиков о праве наций на самоопределение, вплоть до отделения, расколол Россию как унитарное государство. Великий русский философ И. А. Ильин называл такой федерализм антинациональным и антигосударственным, «единством без Родины». Нигде в мире разные нации в одном государстве не имеют право объединяться по этническим признакам и создавать национально-территориальные государственные объединения. В США, которые российские либералы и правозащитники выдают за образец демократии, нации не имеют права на статус субъектов федерации. Отсутствуют национально-территориальные объединения и в Германии, и в триязычной Швейцарии.

После прихода к власти нацистов в Германии стала очевидной и для интернационалистов актуальность национального аспекта мировой политики. По этой причине с середины 30-х годов антирусские мотивы в советской пропаганде были заменены на национал-большевизм. Было, в частности, прекращено огульное охаивание всей русской истории. В годы войны появился лозунг: «Убей немца!», изменилось отношение и к Русской Православной Церкви.

ВРНС всегда придерживался традиционного для русских философов и историков понимания национальной идеи и не забывал уроков нашей истории, которые убедительно свидетельствуют, что Россия может быть крепким государством только через своё внутреннее единство, в том числе и единство власти с народом. Вопрос о том, продолжать ли нам копировать западный опыт и «ехать по чужим рельсам», не снят и сегодня с повестки дня. Более того, в наши дни острая борьба с либералами за умы людей только усиливается, а процесс целенаправленного подключения Русского мира к экономике Запада в качестве сырьевого придатка сопровождается массированной обработкой общественного сознания, которая имеет своей целью подрыв духовной основы нашего цивилизационного кода с последующей его подменой на заимствованные идеи.

Продолжаются дискуссии о сексуальном просвещении школьников и ювенальной юстиции. По словам Святейшего Патриарха, «сексуальное просвещение в школе неприемлемо». РПЦ не поддерживает и идеи ювенальной юстиции. По-прежнему активны сторонники гендера, который провозглашает право выбора пола и сексуальной ориентации. Этот взгляд вдалбливается в умы детей уже с младенческих лет. Он игнорирует все научные исследования, которые свидетельствуют о различиях в идентичности мужчины и женщины и о характерной для каждого пола структуре мозга, гормонального баланса, психики и социального поведения.

Гендерный проект автоматически влечёт за собой право на аборт, разрушает семью, игнорирует супружество, обесценивает материнский инстинкт, поощряет беспорядочную половую жизнь, то есть отрицает все те понятия, которые святы в православии. Его суть — подменить понятие «равенства» понятием «тождества», разрушить многообразие и уникальность человека во всех его проявлениях. Гендерная идеология представляет собой своего рода новое иконоборчество, «крестовый поход» против православия, ибо сказано в Библии на первой её странице: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его, мужчину и женщину сотворил их» (Быт.: 27).

Нам сегодня жизненно необходимо провести тщательную экспертизу пригодности для России таких программ, как «Планирование семьи», «Улучшение репродуктивного здоровья молодёжи», «Половое воспитание школьников» и подобных им либеральных затей цивилизованного сообщества, нацеленных на сокращение населения нецивилизованных народов. Россия должна придерживаться традиционных для неё семейных ценностей, развивать их, а не слепо следовать либеральной моде. Ведь у нас до 1917 года не было детских домов и брошенных детей, которых брали на воспитание родственники или соседи, если у них не было родителей.

Нам надо активнее восстанавливать традиционные для России семейные ценности. Главной целью гуманитарного воспитания должно стать содействие созданию здорового нравственного климата во взаимоотношениях юношей и девушек. Именно этим обязана заниматься российская школа, а не пропагандировать безопасный секс для несовершеннолетних на зарубежные гранты, которые никогда не даются просто так и бескорыстно. К окончанию школы юноша должен осознавать долг мужчины обеспечивать семью и детей, а девушка — понимать, что высшее предназначение женщины — материнство. Детей в школе надо учить не технике занятий любовью и не толерантности к извращенцам, а «Основам духовной культуры», в том числе и православной, чему активно продолжает противодействовать вся наша так называемая прогрессивная общественность.

Общенациональная демографическая программа поддержки российских семей должна стать приоритетной в политике нашего государства. Уместно напомнить в связи с этим слова М. В. Ломоносова: «Величие, могущество и богатство всего государства состоит в сохранении и размножении русского народа, а не в территории — тщетной без обитателей». Великий русский учёный ещё в самом начале XVIII века понимал, что без населения любые задачи — ничто.

В массовом молодёжном сознании пока ещё нет стойкого убеждения, что семья — главная жизненная ценность. Российские семейные традиции восстанавливаются крайне медленно, как бы преодолевая скрытое, но упорное сопротивление сторонников пресловутой толерантности, которая в трактовке российских либералов означает отказ от сохранения собственных национальных традиций и подмену их чуждыми для России ложными целями, в том числе признанием равноправия однополых и традиционных браков.

Как известно, в начале 90-х годов в Министерство образования РФ была спущена сверху установка отделить воспитательные функции от образовательных. Преподавателям в приказном порядке предлагалось отказаться от воспитания молодого поколения. В постановлении коллегии Министерства образования и науки от 16.12.2004 г. прямо говорилось, что «интеграция в мировую систему высшего образования системы высшего профессионального образования Российской Федерации является одним из принципов государственной политики в сфере образования, зафиксированным Федеральным законом «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 22 августа 1996 г. №125-ФЗ» (ст. 2, п. 1, п/п 3).

Одновременно с отказом от воспитательной функции образования отечественные либералы стали внедрять идею о том, что средняя и высшая школа должны соответствовать нуждам рыночной экономики. В результате мы получили систему, при которой диплом можно было просто купить в какой-нибудь подворотне. После присоединения к Болонскому соглашению в сентябре 2003 года Министерство образования и науки РФ взяло курс на внедрение принятых в нём принципов в систему высшего образования России. В результате система высшего образования перешла фактически на обслуживание потребностей западной науки и экономики, а выпускники и специалисты российских вузов, сотрудники НИИ по ряду специальностей, особенно технического и естественнонаучного профиля, стали более востребованы в США, чем у себя на Родине.

По различным подсчетам, ущерб, который понесла Россия только за период 1991-2001 годов от утечки умов, оценивается приблизительно в 500 млрд. долларов. Стоимость подготовки одного высококвалифицированного специалиста достигает на Западе 300-700 тысяч долларов. Потенциальная прибыль от вклада ученого или специалиста-эмигранта в научно-технический прогресс США многократно превышает стоимость его обучения, профессиональной подготовки и стажировки. Достаточно сказать, что одна треть компьютерных программ «Microsoft» разработана российскими программистами, составляющими значительную часть сотрудников компьютерных фирм в Силиконовой долине.

На XVII Международных Рождественских образовательных чтениях во второй половине февраля 2009 года в Москве, которые были посвящены проблемам современного образования, науки и информационных технологий, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл особо подчеркнул: «Глубоко убеждён, что национальная образовательная система не может устраняться от духовного и нравственного воспитания личности». В его Слове на открытии Рождественских чтений было сказано также: «Творческое развитие образования, науки и культуры возможно лишь на основе духовной преемственности... возвращения к историческим корням, к подлинной культуре».

Русская Православная Церковь предложила в 2007 году Министерству образования и науки ввести в школьный учебный план образовательную программу «Духовно-нравственная культура», которая включала бы в себя предмет «Основы православной культуры» и соответствующие предметы по другим религиям — «неиссякаемых источников мудрости и силы». Со своей стороны Министерство образования и науки под разными предлогами всячески противилось обучению школьников этому предмету. Сначала оно предусматривало преподавание «Основ православной культуры» только в рамках национально-регионального компонента. Затем оно намеревалось провести опрос школьников о целесообразности преподавания этого курса.

Лет 30 назад даже постановка вопроса, что основная угроза национальной безопасности России переместится в духовную сферу, казалась нелепой. Сегодня центр борьбы за Россию и перспективы сохранения её государственности находится именно в этой сфере. Технологии информационно-психологического воздействия на государства, их лидеров и на население в целом являются сейчас самыми эффективными средствами ведения современных «холодных войн» и стали своего рода оружием массового поражения.

Если в «горячей войне» территория противника должна быть занята армией победителя для закрепления полной победы, то в «холодной войне» необходимо, прежде всего, сломить духовное сопротивление народа. Поражение в политической, экономической областях и даже при непосредственном военном противоборстве государств не считается окончательным, пока не сломлен духовно-нравственный и культурный потенциал народа. Приоритетность национальных интересов над всеми остальными приоритетами становится в наши дни не только актуальной, но и насущной проблемой. Именно поэтому так называемое цивилизованное сообщество сосредоточивает усилия на том, чтобы лишить наше молодое поколение исторической памяти, привить русским людям ощущение национальной неполноценности. Именно поэтому в Слове после интронизации Патриарха Московского и всея Руси Кирилла ясно заявлено, что его особой заботой и в дальнейшем «станет церковная проповедь духовно-нравственных идеалов применительно к реалиям современной жизни».

Российские либералы исходят из того, что «Россия как страна русских не имеет перспектив». Отечественные реформаторы попытались в 90-е годы вообще изъять из лексикона понятие «русские», запретили упоминать об этом в паспортах, а тех, кто пытался сохранить свою национальную идентичность стали называть фашистами. Смысл этой антирусской кампании очевиден: ведь дом без хозяина — ничейный, а, значит, можно тащить всё, что есть в нём.

Любая нация уходит своими корнями в пережитый исторический опыт и традиции. Без них она перестаёт быть нацией. Особенность русской нации как самобытной историко-культурной цивилизации метко определил ещё полтора века назад Н. Я. Данилевский, который полагал, что «русский, перестав быть русским, обращается в ничто» («Различия в психическом строе»). В свою очередь другой выдающийся русский философ И. А. Ильин определил понятие национализма как «естественную заботу нации о самой себе, физическом, нравственном, духовном здоровье. Это здоровая, крепкая, естественная реакция нации на давление чужих и чуждых противных ей сил... Об угрозе национализма может кричать лишь чужак для нации, кому противны, ненавистны и крепость нации, и её дух».

Современные теории глобализации понимают под этим термином интернационализацию и интеграцию экономической и всей общественной жизни с акцентом на признание универсальности западного общества и его пригодности в качестве образца для всех народов. В конечном счёте, под глобализацией подразумевается установление нового миропорядка. Она остро ставит вопрос о судьбе Российского государства, поскольку ему отводится в планах Запада роль источника сырья и могильника отходов для западных стран

Глобализация не является безальтернативной для России. Мы должны определиться, на чьей стороне нам было бы выгодно выступать с точки зрения наших национальных интересов: на стороне США или стран, противодействующих американской гегемонии в мире. Очевидно, что национальным интересам России соответствует, несомненно, ориентация на поддержку структуры многополярного мира, поскольку глобализация под контролем спекулятивного финансового капитала несёт в себе непосредственную угрозу территориальной целостности России. Наше подключение к процессам глобализации не должно быть подчинено абстрактным общечеловеческим ценностям, а преследовать собственные национальные интересы. Приоритетность национальных интересов над всеми остальными целями становится не только актуальной, но и насущной проблемой. Только национальные интересы крепят общество в монолит.

Международное взаимодействие, набирающее темпы в различных сферах, ставит перед каждым человеком и каждым народом вопрос о сохранении своей самобытности в рамках общечеловеческой семьи. Консолидация западной и исламской цивилизаций, переустройство миропорядка, происходящие в разных регионах конфликты, угрозы терроризма и экстремизма, не говоря уже о санкциях Запада против России, — всё это заставляет нас вновь подумать о нашем месте в раскладе геополитических интересов, как о центре Русского мира.

Н. Б. Жукова, Член Бюро Президиума ВРНС, Сопредседатель МОО «Союз православных женщин», кандидат исторических наук